Спрос подогревается неопределенностью по поводу плана помощи фермерам в Гане и Кот-д’Ивуар

Новый метод расчета цен на какао делает его еще более ценным товаром

Фото: Shutterstock

Стоимость какао взлетела сразу после того, как трейдеры начали использовать новый метод расчета экспортных цен, разработанный для борьбы с бедностью среди фермеров Кот-д’Ивуар и Ганы – крупнейших в мире поставщиков этого ключевого для изготовления шоколада ингредиента. 

Сегодня какао демонстрирует одну из наилучших динамик на сырьевых рынках, хотя на таких активах, как нефть и промышленные металлы, спад мировой экономики отразился негативно. С 29 августа фьючерсные цены на какао на Лондонской товарной бирже выросли на 20%, достигнув 1,941 фунтов стерлингов ($2369) за тонну. На Нью-Йоркской бирже рост составил 11% – $2458 за тонну. И эти цены были еще выше, снизившись лишь за последнее время.
 
Во многом росту цен способствует неопределенность по поводу нового способа расчета экспортной цены западноафриканского какао, специально разработанного с целью улучшить условия жизни местных фермеров. По данным Всемирного банка, 80% производителей какао, или почти 4 млн человек и членов их семей, живут на сумму менее $3 в день. 

В июле Кот-д’Ивуар и Гана заявили о том, что внедрят коэффициент «разницы в доходах» в размере $400 за тонну к фьючерсной цене на какао на Лондонской товарной бирже. Учитывая, что на эти две граничащие друг с другом страны приходится почти 60% всего выращиваемого в мире какао, они легко смогли раскачать цены на этот товар. Урожай какао в этих странах значительно превосходит объемы аналогичного продукта в Эквадоре и Нигерии – двух других крупных производителях какао-бобов. 

По замыслу, когда по итогам сезона реальные цены на какао, включая транспортные расходы, превысят $2900 за тонну, премия будет направлена в специальные фермерские резервные фонды.
 
Трейдеры утверждают, что рынок деривативов с трудом приспосабливается к этой встряске. Обычно покупатели и продавцы какао-бобов применяют фьючерсы и опционы, чтобы застраховаться от изменения цен. Инвесторы же используют их для ставок на то, будет ли рынок расти или, наоборот, падать. 

«Если вы посмотрите на фундаментальные принципы, по сути это спрос и предложение, то здесь не произошло ничего особенного. Трудность же, с которой столкнулся сейчас практически каждый профессионал, занимающийся какао, заключается в том, как именно интерпретировать эффект [коэффициента разницы в доходах], то есть новой системы ценообразования», – говорит Джонатан Паркман, соруководитель департамента сельского хозяйства брокерской компании Marex Spectron. 

16417.jpg

Надбавка будет применяться к урожаю какао следующего года, который обе страны-экспортера начнут поставлять с октября 2020 года. Однако коэффициент уже применялся в экспортных контрактах, поскольку крупные западные шоколадные компании оказываются связанными контрактами задолго до получения товара. 

Один из факторов, стимулирующих рост цен на фьючерсы, – это то, что компании, которые раньше покупали какао напрямую из Западной Африки, теперь, похоже, берут его со складов. В портах Нью-Йорка и на реке Делавэр, где торговцы фьючерсами могут хранить товар на складах Межконтинентальной биржи, неделю назад было размещено 243 512 мешков какао из Кот-д’Ивуара. С конца августа эти запасы сократились на 44%, что является значительным снижением остатков, которые обычно служат запасом на крайний случай. 

«Каждый раз, когда кто-то хочет купить какао из Западной Африки, условия меняются и переговоры носят индивидуальный характер», – говорит Карлос Мера, аналитик Rabobank. 

Эта неопределенность возникла после того, как была введена надбавка за «бедность», «создавшая огромное количество рисков, которые не подлежат хеджированию». «Сегодня рынок борется за любые какао-бобы хорошего качества, выращенные за пределами Западной Африки», – отмечает Мера. 

Однако цены на какао были бы еще выше, если бы не огромные объемы поставок продукта на рынок. По данным Международной организации по какао, за сезон 2018–2019 годов страны-экспортеры вырастили 4,85 млн тонн какао, что больше прежнего рекорда, зафиксированного в 1960 году.
 
Обильные осадки в Кот-д’Ивуаре и Гане также повлияли на спад опасений по поводу того, что урожай 2019–2020 годов может пострадать от засухи. Также и в Гане – распространение вируса отекших побегов какао считается проблемой, не представляющей непосредственной угрозы для производства продукта. 

В конечном итоге, считают экономисты, новая система ценообразования может побудить фермеров выращивать какао еще больше, что приведет к снижению цен. 

«Механизм ценообразования способен мотивировать фермеров, в том числе в других странах, увеличивать объемы производства, поскольку они получают выгоду от повышения цен», – говорит Жак Мориссет, который до июля занимал пост главного экономиста Всемирного банка в Кот-д’Ивуаре. 

«К сожалению, если это произойдет, то рост поставок какао в конечном счете приведет к снижению мировых цен и мощному давлению на весь этот механизм», – отмечает он. 

Однако пока инвесторы делают ставку на то, что цены на какао продолжат расти. 

По данным Межконтинентальной биржи в Лондоне, хедж-фонды и другие спекулятивные инвесторы на прошлой неделе выступали держателями фьючерсных и опционных контрактов на рост цены в количестве на 45 244 больше, чем контрактов на снижение стоимости какао.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

В республике запускается производство с объемом выпуска в шесть тонн в год к 2023 году

Фото: Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений в 6 тонн в год к 2023 г. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% долей госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись.

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото директор завода Gold Moon Tashkent Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% – это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции. 

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства.

фото 1 (1)_0.jpg

На фото Нодир Мирахмедов

Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации, все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либерализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую – у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на «давальческой» основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 г золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат», в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком, скорее всего, станут Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия», – сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации, только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда Holmuradov Design Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие, на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное», – сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье – это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива», сейчас золото 585-й пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999-й пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге они просто копируют чужие модели», – отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2 тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20–30 ювелиров для повышения квалификации», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова, это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.  

Фотографии предоставлены Ассоциацией ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg