Перейти к основному содержанию

1 просмотр

На чем держится керамическое производство на севере Казахстана

И можно ли на этом заработать?

Фото с сайта предприятия

Керамический завод Экибастуза вынужден снизить объемы производства и сократить число сотрудников. Чтобы сохранить предприятие, руководству завода приходится идти на эти непопулярные меры. Между тем гончарное дело включили в список перспективных направлений развития казахстанского бизнеса. Участникам программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства «Енбек» предлагают развивать такие проекты.

 В гончарном круге

Декоративная и сувенирная продукция – не из списка товаров первой необходимости. Тем не менее этот сегмент рынка достаточно развит, и на нем казахстанским производителям изделий из глины приходится противостоять засилью недорого пластика. Чаще покупатель делает выбор в пользу более выгодного ценового предложения.

Об этом хорошо знают на экибастузском керамическом заводе, работающем с 1995 года. 

«Сегодня многие используют синтетические материалы, что, конечно, дешевле. Правда, для начала необходимо закупить дорогое оборудование, сырье, а дальше – остается лишь наращивать обороты и снижать себестоимость. С глиной все иначе. Изменился на месторождении пласт – у нас технологический сбой. Приходится переделывать рецепт. А это трудозатраты, время. Но от глины отказываться не собираемся», – говорит директор ТОО «ЭКЕР» Александр Шарипов.

Как он пояснил, ситуация на заводе во многом зависит и от глобальных факторов, например, экономического климата в стране, благосостояния населения. В неблагополучные времена ради спасения производства приходится принимать нелегкие решения. Одно из них – сокращение штата сотрудников.

«После каждого кризиса, начиная с 1998 года, два года отходим, затем вновь принимаем людей – и до следующей встряски», – рассказал «Курсиву» руководитель завода.

Но закрывать производство здесь не намерены ни при каких обстоятельствах.

Дело в руках

Основная часть цветочных горшков разнообразных декора и форм, напольные и настольные вазы, изготавливаются на гончарном круге. В качестве сырья используется глина с местного Карасорского месторождения. В год около 100 тонн. Те, кто покупает продукцию экибастузцев, с другой ее не спутают.

«Мы никого не копируем, скорее, копируют нас. Хотя в керамике определенного подражания не избежать. Ремесло древнее, поэтому изобрести что-то новое сложно», – говорит Александр Шарипов.

Правда, рентабельность производства, по его словам, за последние 10 лет упала вдвое. Только несколько лет назад производство изделий на заводе решили подкрепить методом литья с использованием гипсовых форм. Однако себестоимость продукции кардинально не изменилась. Подскочила цена на гипс, из которого выливаются формы. Сами гончары цену на продукцию поднимают раз в два года и не более чем на 10%.

«Что касается покупателя, ему, конечно, не все равно, в чем выращивать свои любимые растения. Но когда голосуют за продукт своим кошельком, выбирают между качеством и ценой. Чем она ниже, тем выше объем продаж. Потребительская корзина постоянно растет, зарплата за ней не успевает. До горшков ли?» – признает глава ТОО.

Поменять профиль предприятия ради повышения прибыли, например перейти на выпуск керамической плитки, невозможно. Для этого необходимо полностью обновить технологию, закупить новое оборудование. Но на все это средств нет, поэтому здесь всегда в поиске идей в рамках действующего производства.

Декоративное направление

Несколько лет назад одна из сотрудниц экибастузского завода Татьяна Минчукова предложила наладить выпуск сувениров. Сначала их делали вручную. За смену мастер может изготовить до 30 фигурок. Это только лепка, а дальше изделия необходимо зачистить, обжечь, покрыть глазурью, еще раз обжечь, потом раскрасить. Три года назад на заводе перешли на литье, качество изменилось в лучшую сторону. Новинки поначалу пользовались хорошим спросом, особенно накануне праздников. Сегодня спрос сходит на нет.

По мнению директора предприятия, у людей нет свободных денег, которые они бы могли потратить на безделушки. В приоритете коммунальные платежи, медицина, образование.

Налетай – не скупись!

При всех существующих вопросах и проблемах со сбытом гончарное дело включили в список перспективных направлений развития казахстанского бизнеса. Участникам программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства «Енбек» предлагают развивать такие проекты. Если верить разработчикам программы, то найти покупателя на рынке несложно. Но реалии таковы, что приходится конкурировать с дешевой продукцией из Китая, российскими производителями, которые закрепились на казахстанском рынке во время падения курса рубля. Впрочем, ТОО «ЭКЕР» позиции пытается удержать. Сегодня предприятие само доставляет продукцию потребителю, в том числе в другие регионы страны.

Несколько лет назад экибас­тузцы сотрудничали с торговыми точками в Российской Федерации.

«Но выросли таможенные пошлины, и мы потеряли рынок. Пытались его восстановить, пока не получается. Там другая конкуренция: в гипермаркеты стоят очереди из поставщиков. И есть продукция из Польши, прорываются предприятия из Украины, да и в самой России много тех, кто работает с керамикой», – говорят на заводе.

Не сдается наш «Варяг»

Немногочисленным отечественным керамическим заводам приходится делить между собой внутренний рынок. Единственным на сегодня серьезным конкурентом экибастузского предприятия является капшагайский завод. Правда, по мнению мастеров с севера, их коллеги с юга в более выгодной позиции: под боком крупный потребитель – мегаполис Алматы. Александр Шарипов говорит, что время от времени две компании, стараясь выжить, «поджимают» друг друга. Но подстраиваться под обстоятельства, ломая основные принципы работы с керамикой, на экибастузском заводе не готовы. Например, переходить на дешевые компоненты.

«Чтобы делать красивую цветную керамику, необходимо покупать оксиды металла. Цветная глазурь делается на основе кобальта. Это дорого. Можно пойти и другим путем, как это сделали китайцы, используя обычные краски. Да, красиво, но это уже не керамика. Мне претит идти на удешевление продукции за счет отказа от глазури», – подчеркивает Александр Шарипов.

Цена вопроса

За глиняный горшок «made in Ekibastuz» придется выложить минимум 120 тенге. Все, конечно, зависит от размера, декора и прочего. Самый дорогой – емкостью 35 л – обойдется примерно в 10 тыс. тенге. Что касается цены на продукцию конкурентов, она не сильно отличается. Например, кашпо до 25 л стоит от 300 до 8,5 тыс. тенге, вазы до 90 см – от 500 до 8 тыс. тенге. На экибастузском заводе говорят, что перспективы за развитием нового направления в сувенирном сегменте и выпуском оригинальной и интересной посуды. Тягаться в объемах с крупными производителями – напрасная трата сил, нужно использовать главный козырь – уникальность.

1714 просмотров

На чем могли заработать казахстанцы в прошлом году

Подготовили «рейтинг» самых доходных инвестиционных стратегий

Фото: Shutterstock

«Курсив» сравнил доходность различных инвестиционных стратегий, к которым могли прибегнуть казахстанцы год назад. Самое безрисковое решение – долларовый депозит – оказалось и одним из самых неэффективных. Зато вложения в акции отдельных компаний могли бы принести прибыль от 20% и выше. 

Для наших расчетов мы рассмотрели ситуацию с условным инвестором, у которого по состоянию на 1 декабря 2018 года было $10 тыс. свободных средств. Самый недоверчивый человек отказался от инвестирования вообще и предпочел хранить эти деньги дома. Даже пролежав мертвым грузом, этот капитал, переведенный через год в нацвалюту, принес своему владельцу чистую прибыль в размере 170 тыс. тенге. Прибыль сформировалась за счет того, что 1 декабря 2018 года обменники покупали доллары по курсу 370, а 1 декабря 2019 года – по 387. Таким образом, стратегия хранения долларов под матрасом обеспечила человеку тенговую доходность в размере 4,6% годовых (при очевидно нулевой доходности в валюте). 

Человек мог отнести эти деньги в банк и открыть долларовый депозит по действовавшей на тот момент ставке 1% годовых. В этом случае тенговая доходность составила бы 5,7% годовых, и такой инвестор заработал бы на 39 тыс. тенге больше предыдущего. Единственное но: банк, которому доверился человек, не должен был утратить платежеспособность, а такие факты осенью этого года имели место. Вклад, размещенный в проблемном банке, не пропадет, поскольку исходная сумма полностью покрывается госгарантией. Но механизм госгарантии заработает только после начала процедуры ликвидации банка, а по условиям нашей задачи у человека должна быть возможность фиксировать прибыль 1 декабря. 

Человек мог поверить в укреп­ление нацвалюты, продать свои доллары и открыть депозит в тенге. Эта стратегия оказалась бы гораздо выгоднее двух предыдущих.  

Максимальная ставка по тенговым вкладам, размещаемым на год, равнялась на тот момент 13%. Таким образом, инвестор заработал бы 481 тыс. тенге. Если по истечении года он решил снова вернуться в валюту, то его капитал вырос бы до $10 762 (считаем по курсу обменников 388,5 на 01.12.2019). Зафиксированная инвестором долларовая доходность составила бы 7,6% годовых. 

Немного меньшую прибыль принесла бы покупка золотых слитков Нацбанка. Осенью прошлого года ими, в дополнение к банкам, начали торговать и обменные пункты. «Курсив» не нашел исторических котировок, поэтому за дату покупки золота мы приняли 20 января 2019 года, когда драгметалл можно было купить по цене 16,1 тыс. тенге за грамм. При фиксации прибыли 1 декабря доходность золота за этот период (чуть более 10 месяцев) составила 11,9% в тенге и 6,6% – в валюте.  

Но больше всех выиграли инвесторы, рискнувшие вложиться в акции компаний и выбравшие «правильных» эмитентов. Например, покупка акций «Газпрома» принесла бы человеку свыше 3 млн тенге прибыли, на долевых бумагах Халык Банка и Сбербанка России можно было заработать почти по 1,5 млн тенге.

Поскольку 1 декабря в Казахстане является выходным днем, для расчетов доходности по акциям мы использовали даты 30 ноября 2018 года (официальный курс доллара – 372,51) и 2 декабря 2019 года (курс – 386,67). Итоговая прибыль рассчитана как сумма изменения цены акций и размера дивидендов. Например, простые акции Халык Банка за рассматриваемый период выросли с 103,86 до 133,89 тенге за бумагу, при этом банк выплатил дивиденды в размере 10,78 тенге на акцию. Отсюда итоговая прибыль нашего инвестора составила 1,464 млн тенге, что соответствует тенговой доходности в 39,3% годовых. 

Отрицательная доходность KAZ Minerals и «КазТрансОйла», разумеется, разочаровала бы нашего условного инвестора. С другой стороны, не исключено, что именно сейчас котировки этих компаний достигли минимума и настало время покупать. 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance