Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1342 просмотра

В Казахстане резко вырос рынок «облачных» сервисов

Как это произошло

Фото: Shutterstock.com

В 2018 году объем рынка «облачных» сервисов в Казахстане резко возрос – на 32%. Разбираемся, что стало драйверами рынка.

По оценке компании iKS-Consulting, 2018 год оказался крайне удачным для отечественного «облачного» рынка: в ушедшем году он вырос на 32%, достигнув $8 млн (рынок «облачных» услуг с 2015 года вырос почти вдвое). Ни один сегмент отечественного рынка ИТ не показывает столь высокие темпы роста. Справедливости ради нужно отметить, что емкость «облачного» рынка пока не высока, особенно на фоне всего ИТ-рынка, который исчисляется $1,6 млрд. Впрочем, ничего экстраординарного здесь нет – отечественный рынок всегда имел очень сильный «железный» акцент: услуги в нем составляют лишь около 12%.

«Облакам» поверили

К тенденциям, которые стали заметны в 2018 году в Казахстане, эксперты относят рост доверия к «облакам» – потребители осознали экономические выгоды от аутсорсинга ИТ-инфраструктуры. Это касается не только частного бизнеса – в «облака» пошел и госсектор. Здесь речь идет о т.н. сервисной модели, когда вместо «ИТ-зоопарка» организации выстраивают эффективные процессы и выводят бэк-энд, то есть инфраструктурную ИТ-часть, в «облака». 

Второй драйвер – осознание того, что «облака» – это экономически выгодно. В среднесрочной и долгосрочной перспективах «облачный» подход может помочь сэкономить до 50% (в сравнении с подходом on premis). Если добавить к этому, что расходы из капитальных переходят в операционные, то идея становится еще более привлекательной.
 
Светлана Черненко, директор представительства iKS-Consulting в Казахстане, согласна, что у бизнеса нет задачи уйти в «облако», но есть задача оптимизировать затраты. «С этой точки зрения понимание эффективности «облака», особенно для решения тривиальных задач и размещения не очень ценной информации, безусловно, есть. Безусловно, есть инерция мышления, особенно у руководителей. Я всегда говорю, что перед местными поставщиками «облачных» решений стоит огромная задача по просветительской работе», – делится она, добавляя, что с инфраструктурой ЦОДов, как и с телеком-инфраструктурой вообще, в Казахстане дела обстоят отлично – предложение пока опережает спрос.

С другой стороны, Рустэм Нысанбаев, коммерческий директор Дирекции информационных систем «Казахтелекома», считает, что в последнее время в облако идут не только крупный бизнес и госсектор: «Наши клиенты, помимо традиционных – телекома и госсектора, все чаще прирастают бизнесом, в том числе представителями малого и среднего бизнеса! Это очень важное замечание, своего рода сигнал, что нам доверяют».  

Особенность казахстанского рынка дата-центров заключается в его высокой концентрации. Лет пять-семь назад «Казахтелеком» поставил задачу создать развитую сеть дата-центров. И, судя по всему, это у него получилось – сегодня доля оператора на этом рынке 54% (15 ЦОДов в 11 областных центрах Казахстана). 

«Казахтелеком» остается ключевым игроком, имеющим основную долю в общей рыночной инфраструктуре ЦОД. Его стратегическая роль всегда будет ключевой при выполнении государственных проектов. И я бы не сказала, что «Казахтелеком» не дает развиваться другим игрокам. Ведь в отличие от рынка телефонии и рынка ШПД, где ключевой фактор успеха – наличие инфраструктуры, на рынке ЦОД огромную роль играет клиентоориентированность, скорость реакции и т.д. И на этом поле конкурировать с лидером рынка можно вполне успешно», – говорит директор представительства iKS-Consulting.

Структура казахстанского рынка

По словам Рустэма Нысанбаева, такие услуги, как аренда программного обеспечения (SaaS), услуги виртуального дата-центра (IaaS) и аренда физического оборудования, пользуются уверенным спросом в Казахстане. «В целом на сегодня на IaaS приходится подавляющая доля казахстанского «облачного» рынка, но, думаю, структура спроса будет меняться в сторону SaaS. Это общемировой тренд», – считает он. Действительно, на «чистые» «облачные» услуги приходится 36% от всего рынка. Рост есть – с 2015 года доля выросла на 7% – с 29%, но он несколько отстает от того, что мы видим в качестве «средней температуры по больнице» в мировом масштабе: по данным Gartner, в 2018 году на SaaS пришлось почти 44% мирового рынка «облачных» сервисов. То есть можно ожидать, что именно здесь у казахстанского рынка есть хороший потенциал. И не только.  

Взгляд в будущее

«Разработчикам местных «облачных» решений будет непросто: слишком сильна мощь мировых поставщиков – Google, Amazon и т.д. Вполне возможно, что казахстанские разработки будут идти в направлении развития государственных услуг и правительства для граждан. Такой диалог (открытые API) между разработчиками и идеологами электронного правительства уже имеется. Это очень перспективное направление для локальных компаний, ибо компетенций и «рыночности» государственной компании, реализующей сейчас электронное правительство, явно недостаточно», – акцентирует Светлана Черненко. Рустэм Нысанбаев считает, что вокруг «облачных» сервисов складывается неплохая конъюнктура в целом. 

«Например, сервисная модель, и в ее основе ЦОДы. В эту сторону сейчас активно идут госорганы и здесь будут происходить интересные события для дата-центров», – добавляет он. 

В пользу этого оптимизма говорят и цифры: казахстанским игрокам есть куда расти – отечественные поставщики удовлетворяют лишь 27% существующего платежеспособного спроса на «облачные» услуги. Второе – если посмотреть дальше, то очевидно, что дата-центры – это не только базис для Индустрии 4.0 и цифровой экономики в самом широком ее понимании – 5G, IoT, Big Data, VR, AI и Smart City. Мировой рынок пока подыгрывает – к 2022 году, по оценке Gartner, он вырастет почти вдвое – до $331 млрд.


5049 просмотров

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций