Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1159 просмотров

Рынок драгоценных металлов идет в гору

Впервые за последние несколько лет инвесторы проявляют высокий интерес к рынку драгметаллов

Иллюстрация: Emil Lendof/The Wall Street Journal

Сделки по приобретению золота различными игроками, от центральных банков до розничных покупателей, способствовали росту цен на этот металл до шестилетних максимумов. Известные инвесторы считают, что в условиях рыночной не­определенности золото вполне можно рассматривать как тихую гавань. Серебро и платина в III квартале текущего года также пока опережают по росту стоимости все другие классы активов, палладий в этом году вообще вырос на 30%.

Внезапному всплеску интереса к драгоценным металлам предшествовали годы посредственной торговли этими металлами – инвесторы делали ставку на то, что устойчивый экономический рост позволит центральным банкам поднять процентные ставки и завершить таким образом эру низкой доходности облигаций, которые также выступают в роли защитного актива.

Однако усугубившийся торговый конфликт США и Китая отразился на перспективах роста практически каждой крупной экономики мира, и это вынудило многие центральные банки пойти на еще большее снижение ставок, даже в тех случаях, когда они и так были отрицательными.

В четверг, 5 сентября, цены на драгоценные металлы резко упали. Это произошло на фоне надежд, что предстоящие торговые переговоры ослабят давление на мировую экономику, поэтому рынок акций и других высокорисковых инвестиций оживился. Золото, серебро и платина упали на 2% и более, что отрицательно сказалось на их квартальных показателях.

И если при прогнозе, который предполагал стабильный рост развития мировой экономики, эти не приносящие доход активы были вынуждены конкурировать с облигациями, то по мере введения отрицательных ставок в Европе и Японии привлекательность драгметаллов стала возрастать. Кроме того, повысился интерес к акциям, которые будут приносить высокие дивиденды даже при замедлении экономического роста – речь идет об акциях коммунальных компаний и производителей потребительских товаров.

«Сейчас все ищут безопасное для вложений место, и металлы как раз то, куда вкладываются большие деньги», – говорит Боб Габеркорн, старший брокер по сырьевым товарам компании RJO Futures из Чикаго.

«Трейдеры, которые уже давно не проявляли интереса к рынку драгоценных металлов, теперь туда возвращаются. Кроме того, много сделок купли было совершено с новых счетов», – отмечает он.

654526648.jpg

Еще один фактор, способствовавший этим летом росту популярности драгметаллов, – на фоне падения доходности и роста опасений по поводу рецессии длинный перечень мировых валют, от евро и британского фунта до китайского юаня, достиг минимальных значений за последние годы. В отличие от национальных валют золото и другие драгоценные металлы не контролируются ни одним из  мировых центральных банков, что еще больше повышает их привлекательность.

Кроме того, хотя рынок акций по-прежнему стремится к рекордам, недавний всплеск волатильности на рынке обеспокоил инвесторов. К тому же многие из них рассматривают устойчивое снижение доходности облигаций во всем мире в качестве предвестника снижения темпов экономического роста.

Доходность 10-летних облигаций Минфина США в начале прошлой недели упала практически до рекордно низкого уровня, что напрямую связано с публикацией неутешительного отчета о темпах производства, а также с сохраняющейся торговой напряженностью, подтолкнувшей инвесторов вкладываться в государственные облигации и другие безопасные активы. Доходность при этом падает по мере роста цен на облигации.

В Европе и Японии доходность некоторых облигаций была отрицательной в течение многих лет, и инвесторы ожидают, что этот показатель снизится еще больше, поскольку Европейский центральный банк и Банк Японии намерены продолжить монетарное стимулирование экономики. Сегодня в мире общая сумма государственного долга, торгующегося с отрицательной доходностью, превысила $15 трлн. Это означает, что вкладчики, владеющие этими облигациями, платят правительству за хранение своих денег.

Хедж-фонды и другие инвесторы, предпочитающие спекулятивные инвестиции, делают ставку на дальнейший рост. Они подтолкнули чистые «бычьи» позиции на золото к максимуму за период с 2006 года, о чем свидетельствуют данные Комиссии по торговле товарными фьючерсами. По данным сервиса Dow Jones Market Data, они также подняли «бычьи» позиции на платину и серебро, которые вполне могут продемонстрировать лучшие квартальные результаты сразу за несколько лет.

Этот прогресс наступил после нескольких лет весьма прохладного интереса к драгметаллам со стороны инвесторов, особенно к платине, которая используется в качестве одного из компонентов при производстве систем очистки выхлопных газов для автомобилей с дизельными двигателями. И поскольку по экологическим причинам спрос на дизельные автомобили упал по всему миру, рухнули и цены на этот металл.

Впрочем, ралли на рынке драгоценных металлов уже в июле затронуло и платину, что повлекло на позапрошлой неделе рост цен на металл почти на 9% – наибольший еженедельный прирост за последние восемь лет.

Рост спроса на драгметаллы отразился и на акциях добывающих компаний. В частности, NYSE Arca Gold Miners Index увеличился в этом году примерно на 40%, а акции некоторых более мелких производителей драгоценных металлов выросли даже еще больше. Например, акции компании Royal Gold Inc. выросли на 58% за год, в то время как First Majestic Silver Corp. подорожала на 70%.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1 просмотр

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций