Перейти к основному содержанию
3047 просмотров

Почему в Казахстане так и не появились IT-гиганты

И что делать, чтобы изменить ситуацию

Фото: Shutterstock/RomanR

IT-рынок принято разбивать на три сегмента: аппаратное обеспечение («железо»), программное обеспечение (ПО) и IT-услуги.

В Казахстане, по данным IDC, на аппаратное обеспечение приходится примерно 78% рынка. На ПО и на IT-услуги, соответственно, 10% и 12%. То есть при емкости казахстанского рынка в $1,6 млрд IT-услуги «зарабатывают» менее $200 млн.

Официальная статистика, кстати, более оптимистично смотрит на емкость казахстанского рынка ПО. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2017 году он равнялся почти 105 млрд тенге (более $271 млн), показав рост свыше 7%.

Для сравнения: в России доля «железа» в структуре IT-рынка составляет 61,5%, ПО – 14,6%, и, наконец, IT-услуг – внушительные 23,9%. Емкость всего российского IT-рынка в 2018 году, по оценке IDC, достигла $22,6 млрд. 

Если взглянуть в масштабе мирового рынка, то тут ситуация такова: по версии Forrester Research, на долю консалтинга и разнообразных интеграционных сервисов приходится 19%, на оборудование – 23,3%, на софт – 21% (остальное – это телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование и т. д.).

Распределение долей в «пироге» рынка можно считать показателем его зрелости. Этот качественный показатель по факту отражает глубину рынка с точки зрения компетенций и наличия спроса на эти самые компетенции. 

Говоря другими словами, можно утверждать, что существует зависимость между спросом на крупные проекты и наличием компетенций для их реализации. Говорить об отсутствии таких проектов в Казахстане было бы неправильно. Они есть, но штучные. А это означает, что взращивать собственные, локальные компетенции для реализации таких проектов просто экономически нецелесообразно: штучный спрос, как правило, удовлетворяется за счет импорта.

Что делать?

Предполагалось, что ситуацию в Казахстане исправит внедрение сервисной модели в госорганах, которые традиционно являются крупными IT-заказчиками. В таком варианте госсектор перестает сам строить дорогие IT-системы и переходит на модель потребления того объема услуг со стороны сервис-провайдеров, который необходим в текущий момент. Использование сервисной модели должно было придать ускорение нужным процессам – взрастить необходимые компетенции, создать компании, которые бы и оказывали эти услуги. В идеале – появилась бы конкурентная среда. Внедрение сервисной модели информатизации госорганов преследовало и другую цель – снизить чрезмерное участие государства в экономике. Кроме того, она должна была решить проблему «зоопарка» IT-решений и систем, расходы на поддержку которых постоянно росли.  

Но сервисная модель информатизации госорганов не пошла и находится в стадии перезагрузки. Теперь поддержать отечественный IT-рынок должна госпрограмма «Цифровой Казахстан». Оптимисты уже создают инфраструктуру с прицелом в том числе на полноценную реализацию документа.

К таким оптимистам, например, относится Серикжан Кунанбаев, гендиректор Intarget Solution – компании, которая построила ЦОД под Нур-Султаном. Этот ЦОД был назван лучшим IT-проектом 2017 года по версии K-Tech Technology Forum 2018. Кунанбаев считает, что госпрограмма «Цифровой Казахстан» должна стать драйвером качественных изменений на IT-рынке Казахстана. А в числе тех, кто начнет заполнять стойки частных ЦОДов своими серверами, будут и госорганы.  

Для справки: инициаторы программы «Цифровой Казахстан» ожидают, что кумулятивный эффект от реализации программы к 2025 году может составить от 1,7 до 2,2 трлн тенге. Общий объем инвестиций запланирован на уровне 310 млрд тенге. 

Объективно мы не можем конкурировать в области аппаратного обеспечения, да и в софте – тоже. Поэтому будущее для отечественного IT рисуется довольно ординарным – без взлетов и восторгов. Но, может, тут как раз и есть вся соль – оставить чрезмерные надежды и стать ближе к реальности.

banner_wsj.gif

26359 просмотров

Казахстанским ресторанам грозит падение до уровня столовых

Общепит накапливает убытки и планирует понижение статуса

Фото: Shutterstock

Отрасль общественного питания – одна из самых пострадавших в условиях карантинных мер. Ее очередь на перезапуск работы – самая последняя. «Курсив» узнал, как оценивают перспективы бизнеса рестораторы и аналитики отрасли.

Закрытие грозит от 30 до 70% рынка

Застывшие за широкими панорамными окнами безжизненные ресторанные интерьеры не дают обмануться: оживление сюда вернется не скоро. Треть заведений не сможет принять посетителей после завершения карантина, считает президент Гильдии шеф-поваров Нур-Султана Рустам Имамниязов. Алматинский ресторатор и глава Ассоциации поваров Казахстана Александр Трегубенко полагает, что вынужденный простой грозит разорением 70% бизнеса.

Для перезапуска работы рестораторам в среднем необходимо около 5 млн тенге, подсчитали эксперты торговой сети «Метро Кэш энд Керри Казахстан». Сумма выведена с учетом того, что у владельцев есть запас алкоголя, круп и других продуктов длительного хранения. «Метро» – главный поставщик продуктов примерно для 70% крупных заведений рынка общепита.

Нет ясности относительно срока начала работы отрасли и возможного санитарного регламента. Если, например, по соображениям безопасности будет наложено серьезное ограничение на число обслуживаемых мест, для ресторанов это будет означать работу в убыток. Это мнение Ирины Лебедевой, основателя Клуба рестораторов Казахстана, в орбите влияния которого около 2,5 тыс. заведений страны.

Ресторанный бизнес в отвратительном положении, констатирует алматинский ресторатор Юрий Пааль. По его мнению, последствия карантина завершат процесс деградации ресторанов до формата дешевого эконом-питания. И это будет логическим завершением процесса упрощения меню и качества обслуживания, который трансформирует рынок последние 10 лет.

Самым популярным меню станет стрит-фуд

Ирина Лебедева прогнозирует два главных тренда отрасли после снятия карантина. Падение доходов населения приведет к упрощению меню до уровня стрит-фуда, а низкие обороты заставят заведения уходить в тень. По словам эксперта, даже в благоприятные периоды число серых игроков превышало число работающих официально более чем в три раза. К примеру, до карантина в Алматы было около 1,5 тыс. официальных заведений, тогда как общее число точек общепита разного формата достигало 5 тыс.

Юрий Пааль также считает вероятным массовый исход рынка в сегмент «черной кухни», для которого характерны работа в формате приготовления и доставки блюд, и без уплаты налогов. По его мнению, главный ущерб понесут заведения сегмента B (средний чек от 3 тыс. до 5 тыс. тенге). Сейчас они составляют примерно 40% рынка. Им придется переориентироваться на менее притязательного потребителя, что, соответственно, значительно увеличит рыночную долю сегмента C (средний чек менее 3 тыс. тенге).

Эксперты согласны с тем, что перемены не затронут только самый дорогой сегмент ресторанов – категории A со средним чеком более 7 тыс. тенге. На данный момент он составляет примерно 7% рынка. Причем, по свидетельству Юрия Пааля, еще 10 лет назад такие заведения занимали до трети рынка. Таким образом, доминирующим на рынке станет формат дешевых забегаловок.

Рабочие места и зарплаты сократятся

Негативный сценарий отразится и на занятости: рабочих мест станет меньше, зарплаты будут сокращены на 30%, считает Ирина Лебедева. Александр Трегубенко согласен с прогнозом, но призывает видеть в этом положительный аспект: будет решена проблема преобладания некомпетентной и безответственной рабочей силы, вызванная низкой конкуренцией на рынке. Юрий Пааль считает важным повысить зарплаты ключевым работникам ради сохранения репутации заведения.

Также опрошенные эксперты разошлись в прогнозной оценке стоимости меню. Большинство полагают, что повышение цены на блюда в условиях ограниченного спроса станет губительным. Юрий Пааль и в этом случае придерживается альтернативной позиции. По его мнению, рестораны не могут и дальше игнорировать падение маржинальности бизнеса, сдерживая цены на блюда на фоне растущей стоимости сырья. Последний тренд наблюдается на казахстанском ресторанном рынке уже около шести лет, как раз с предыдущего кризиса.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png