Перейти к основному содержанию
3047 просмотров

Почему в Казахстане так и не появились IT-гиганты

И что делать, чтобы изменить ситуацию

Фото: Shutterstock/RomanR

IT-рынок принято разбивать на три сегмента: аппаратное обеспечение («железо»), программное обеспечение (ПО) и IT-услуги.

В Казахстане, по данным IDC, на аппаратное обеспечение приходится примерно 78% рынка. На ПО и на IT-услуги, соответственно, 10% и 12%. То есть при емкости казахстанского рынка в $1,6 млрд IT-услуги «зарабатывают» менее $200 млн.

Официальная статистика, кстати, более оптимистично смотрит на емкость казахстанского рынка ПО. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2017 году он равнялся почти 105 млрд тенге (более $271 млн), показав рост свыше 7%.

Для сравнения: в России доля «железа» в структуре IT-рынка составляет 61,5%, ПО – 14,6%, и, наконец, IT-услуг – внушительные 23,9%. Емкость всего российского IT-рынка в 2018 году, по оценке IDC, достигла $22,6 млрд. 

Если взглянуть в масштабе мирового рынка, то тут ситуация такова: по версии Forrester Research, на долю консалтинга и разнообразных интеграционных сервисов приходится 19%, на оборудование – 23,3%, на софт – 21% (остальное – это телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование и т. д.).

Распределение долей в «пироге» рынка можно считать показателем его зрелости. Этот качественный показатель по факту отражает глубину рынка с точки зрения компетенций и наличия спроса на эти самые компетенции. 

Говоря другими словами, можно утверждать, что существует зависимость между спросом на крупные проекты и наличием компетенций для их реализации. Говорить об отсутствии таких проектов в Казахстане было бы неправильно. Они есть, но штучные. А это означает, что взращивать собственные, локальные компетенции для реализации таких проектов просто экономически нецелесообразно: штучный спрос, как правило, удовлетворяется за счет импорта.

Что делать?

Предполагалось, что ситуацию в Казахстане исправит внедрение сервисной модели в госорганах, которые традиционно являются крупными IT-заказчиками. В таком варианте госсектор перестает сам строить дорогие IT-системы и переходит на модель потребления того объема услуг со стороны сервис-провайдеров, который необходим в текущий момент. Использование сервисной модели должно было придать ускорение нужным процессам – взрастить необходимые компетенции, создать компании, которые бы и оказывали эти услуги. В идеале – появилась бы конкурентная среда. Внедрение сервисной модели информатизации госорганов преследовало и другую цель – снизить чрезмерное участие государства в экономике. Кроме того, она должна была решить проблему «зоопарка» IT-решений и систем, расходы на поддержку которых постоянно росли.  

Но сервисная модель информатизации госорганов не пошла и находится в стадии перезагрузки. Теперь поддержать отечественный IT-рынок должна госпрограмма «Цифровой Казахстан». Оптимисты уже создают инфраструктуру с прицелом в том числе на полноценную реализацию документа.

К таким оптимистам, например, относится Серикжан Кунанбаев, гендиректор Intarget Solution – компании, которая построила ЦОД под Нур-Султаном. Этот ЦОД был назван лучшим IT-проектом 2017 года по версии K-Tech Technology Forum 2018. Кунанбаев считает, что госпрограмма «Цифровой Казахстан» должна стать драйвером качественных изменений на IT-рынке Казахстана. А в числе тех, кто начнет заполнять стойки частных ЦОДов своими серверами, будут и госорганы.  

Для справки: инициаторы программы «Цифровой Казахстан» ожидают, что кумулятивный эффект от реализации программы к 2025 году может составить от 1,7 до 2,2 трлн тенге. Общий объем инвестиций запланирован на уровне 310 млрд тенге. 

Объективно мы не можем конкурировать в области аппаратного обеспечения, да и в софте – тоже. Поэтому будущее для отечественного IT рисуется довольно ординарным – без взлетов и восторгов. Но, может, тут как раз и есть вся соль – оставить чрезмерные надежды и стать ближе к реальности.

banner_wsj.gif

725 просмотров

Как казахстанские предприятия реагировали на вызовы пандемии

И на что они переориентировали свои производства

Иллюстрация: Shutterstock/Awesome_art_Creation

Производство дезинфекционных тоннелей запустили в период карантина два казахстанских предприятия – Семипалатинский машиностроительный завод и петропавловская «Радуга». Компания с севера республики отреагировала на специфический спрос, начав изготовление не только дезтоннелей, но и антисептика. Семипалатинский же машиностроительный взялся за непрофильную продукцию по просьбе акима Семея. 

Не основная, но необходимая

«Возможно ли на предприятии изготовить дезинфекционный тоннель?» – этот вопрос от городского акима стал отправной точкой для создания нового продукта, рассказывает гендиректор АО «СМЗ» Нурлан Омаров. До того на заводе даже не знали о существовании такого устройства, как дезтоннели. Выручил интернет. «Мы посмотрели по схемам, которые были в Нур-Султане. Процесс изучения занял сутки. Там такой тоннель – когда в него заходишь, срабатывает датчик, и на человека сверху из распылителя поступает дезраствор. После того, как выходишь из тоннеля, обработка автоматически прекращается. Наши специалисты все это изучили и сразу приступили к работе», – говорит Омаров. 

Конструкция дезтоннеля несложная, можно было сделать ее и за один день, объясняет глава Семипалатинского машиностроительного завода. Но на практике времени понадобилось больше – возникли трудности из-за закрытых магазинов и рынков. Когда необходимые материалы удалось достать, рабочие приступили к делу. «Буквально за три дня сделали. Нормальная вещь получилась, по всем стандартам. Аким приехал, очень удивился, обрадовался и одобрил. Первый комплекс мы отдали городу. Базовая модель обошлась примерно в 420 тыс. тенге. Сейчас к нам уже поступают заказы», – говорит глава предприятия.

Завод уже сделал на заказ шесть комплексов, семейскими дезинфекционными тоннелями заинтересовались в Нур-Султане и Усть-Каменогорске. 

К сборке дезтоннелей на СМЗ привлекли не цеховых рабочих, а электриков предприятия, поэтому выпуск непрофильной продукции никак не отразился на основной деятельности завода. Сейчас у Семипалатинского машиностроительного, который является дочерней компанией НК «Казахстан инжиниринг», два крупных заказа: гражданский заказ на миллиард тенге на выпуск люков и бортов для железнодорожных составов и гособоронзаказ почти на три миллиарда на изготовление прицепов и ремонт инженерной боевой техники. 

Рыночный поворот

Петропавловская «Радуга», один из крупнейших производителей и дистрибьюторов товаров народного потребления, два месяца карантина работала в еще более интенсивном режиме, чем обычно. У компании несколько направлений деятельности – в том числе производство продуктов питания, производство товаров для гигиены и бытовой химии, производство металлических и пластмассовых изделий. 

В середине марта «Радуга» запустила изготовление антисептиков. За два месяца компания произвела 500 тонн такой продукции. Еще одно направление, которое было открыто именно в период пандемии, – линия по производству дезинфекционных тоннелей, здесь смонтировано 20 таких изделий. Стоимость одного тоннеля – 400 тыс. тенге, компания из Петропавловска поставляла их не только в местные магазины, но и в столицу, и в областные центры республики.
 
Многопрофильное предприятие «Радуга» перестроило бизнес так, чтобы удовлетворить спрос на актуальные товары, и этот подход поддержал предприятие в кризисной ситуации. Часть направлений компании в период ЧП заметно просела.
 
По словам генерального директора ТОО Дмитрия Шарапаева, заметно упало производство лапши быстрого приготовления. 200 сотрудников цеха по изготовлению пластиковой посуды пришлось отправить в отпуск без содержания. «Я думаю, что через месяц мы ощутим на себе спад и кризис, – предполагает Шарапаев. – Уже сейчас 60% производственных мощностей не задействовано. У нас в штате 1600 человек, продолжали работать все эти два месяца 1100 из них. 200 человек отправлены в отпуск и еще 300 переведены на дистанционную работу. Это бухгалтеры, торговые представители».
 
На протяжении двух недель жили на предприятии в режиме самоизоляции рабочие трех цехов – жарки семечек, изготовления пластиковых изделий и жидкого мыла. Для них были созданы условия проживания, регулярно подвозили продукты питания. Но уже в мае спрос на эти виды продукции начал падать, и сейчас «Радуга» готовит к запуску новые проекты. Руководитель компании сообщил о строительстве современных теплиц четвертого поколения на три гектара.

Одну из них поставят неподалеку от производственного здания. Там будут выращивать огурцы, помидоры и салатную продукцию. Намечено расширение ассортимента на линии пластиковых изделий и открытие производства туалетной бумаги и бумажных полотенец и платков. В новые цеха наймут 10–15 сотрудников.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png