Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1542 просмотра

Почему в Казахстане так и не появились IT-гиганты

И что делать, чтобы изменить ситуацию

Фото: Shutterstock/RomanR

IT-рынок принято разбивать на три сегмента: аппаратное обеспечение («железо»), программное обеспечение (ПО) и IT-услуги.

В Казахстане, по данным IDC, на аппаратное обеспечение приходится примерно 78% рынка. На ПО и на IT-услуги, соответственно, 10% и 12%. То есть при емкости казахстанского рынка в $1,6 млрд IT-услуги «зарабатывают» менее $200 млн.

Официальная статистика, кстати, более оптимистично смотрит на емкость казахстанского рынка ПО. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2017 году он равнялся почти 105 млрд тенге (более $271 млн), показав рост свыше 7%.

Для сравнения: в России доля «железа» в структуре IT-рынка составляет 61,5%, ПО – 14,6%, и, наконец, IT-услуг – внушительные 23,9%. Емкость всего российского IT-рынка в 2018 году, по оценке IDC, достигла $22,6 млрд. 

Если взглянуть в масштабе мирового рынка, то тут ситуация такова: по версии Forrester Research, на долю консалтинга и разнообразных интеграционных сервисов приходится 19%, на оборудование – 23,3%, на софт – 21% (остальное – это телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование и т. д.).

Распределение долей в «пироге» рынка можно считать показателем его зрелости. Этот качественный показатель по факту отражает глубину рынка с точки зрения компетенций и наличия спроса на эти самые компетенции. 

Говоря другими словами, можно утверждать, что существует зависимость между спросом на крупные проекты и наличием компетенций для их реализации. Говорить об отсутствии таких проектов в Казахстане было бы неправильно. Они есть, но штучные. А это означает, что взращивать собственные, локальные компетенции для реализации таких проектов просто экономически нецелесообразно: штучный спрос, как правило, удовлетворяется за счет импорта.

Что делать?

Предполагалось, что ситуацию в Казахстане исправит внедрение сервисной модели в госорганах, которые традиционно являются крупными IT-заказчиками. В таком варианте госсектор перестает сам строить дорогие IT-системы и переходит на модель потребления того объема услуг со стороны сервис-провайдеров, который необходим в текущий момент. Использование сервисной модели должно было придать ускорение нужным процессам – взрастить необходимые компетенции, создать компании, которые бы и оказывали эти услуги. В идеале – появилась бы конкурентная среда. Внедрение сервисной модели информатизации госорганов преследовало и другую цель – снизить чрезмерное участие государства в экономике. Кроме того, она должна была решить проблему «зоопарка» IT-решений и систем, расходы на поддержку которых постоянно росли.  

Но сервисная модель информатизации госорганов не пошла и находится в стадии перезагрузки. Теперь поддержать отечественный IT-рынок должна госпрограмма «Цифровой Казахстан». Оптимисты уже создают инфраструктуру с прицелом в том числе на полноценную реализацию документа.

К таким оптимистам, например, относится Серикжан Кунанбаев, гендиректор Intarget Solution – компании, которая построила ЦОД под Нур-Султаном. Этот ЦОД был назван лучшим IT-проектом 2017 года по версии K-Tech Technology Forum 2018. Кунанбаев считает, что госпрограмма «Цифровой Казахстан» должна стать драйвером качественных изменений на IT-рынке Казахстана. А в числе тех, кто начнет заполнять стойки частных ЦОДов своими серверами, будут и госорганы.  

Для справки: инициаторы программы «Цифровой Казахстан» ожидают, что кумулятивный эффект от реализации программы к 2025 году может составить от 1,7 до 2,2 трлн тенге. Общий объем инвестиций запланирован на уровне 310 млрд тенге. 

Объективно мы не можем конкурировать в области аппаратного обеспечения, да и в софте – тоже. Поэтому будущее для отечественного IT рисуется довольно ординарным – без взлетов и восторгов. Но, может, тут как раз и есть вся соль – оставить чрезмерные надежды и стать ближе к реальности.


1 просмотр

Бизнес просит привести ставки торгового финансирования к международным показателям

Как проинформировали в «СарыаркаАвтоПром», на сегодняшний день существующая ставка финансирования является неконкурентоспособной

Фото: Shutterstock

Согласно актуальным данным МНЭ РК, по итогам июня внешнеторговый оборот страны составил $8,3 млрд, что на 3,8% ниже по сравнению с маем. В частности, экспорт товаров снизился до $5 млрд. Эксперты негативные показатели объясняют падением цен на добывающие товары и медь. Цифры экспорта могли бы быть более стабильными, если бы Казахстан поставлял на рынки больше товаров с высокой добавленной стоимостью. 

При выходе на внешние рынки отечественный экспортёр обязан поставлять не только качественный товар за конкурентную цену, но и предлагать удобные условия реализации собственной продукции. Одно из них – пакетное финансирование для импортера или экспортное торговое финансирование. Сегодня коммерческие банки в Казахстане кредитуют намного дороже, чем европейские или китайские банки, которые финансируют экспортные операции своих производителей.
 
Напомним, операции по торговому финансированию, как правило, происходят не в тенге, а в долларах США или евро. 

Российские и белорусские банки используют субсидии государства, что позволяет им предлагать кредиты для покупателей товаров, произведенных их «соотечественниками» по ставкам на уровне международных. Поэтому министерство нацэкономики включило нормы в Предпринимательский кодекс РК о введении механизма субсидирования ставки вознаграждения при финансировании экспортных операций с обеспечением страховой защиты.

«На сегодняшний день существующая ставка финансирования является неконкурентоспособной, что затрудняет рост объёма экспорта. К примеру, мы имеем спрос на нашу продукцию из Азербайджана, Грузии, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, но отсутствие возможности дешевых кредитных ресурсов не позволяет нам экспортировать в существенных объёмах. Субсидирование государством ставки вознаграждения по экспортному торговому финансированию позволит увеличить объемы продаж и выйти на новые рынки», – рассказали в пресс-службе отечественного автопроизводителя ТОО «СарыаркаАвтоПром». 

Международный опыт показывает, что один вложенный в субсидии экспортных кредитов доллар США приносит около $15 долларов США экспорта.

«Субсидирование экспортного торгового финансирования может дать дополнительный толчок не только к росту экспорта, но и в целом приведет к росту казахстанской экономики. Такая поддержка может серьезно увеличить возможности отечественных предприятий», – объяснил шеф-аналитик компании ALPHALUX Consulting Сергей Полыгалов.

За рубежом ставки торгового финансирования колеблются от 2% до 5%. Так, с начала года в соседней России начала действовать программа поддержки компаний-экспортёров через субсидирование кредитов. Основная цель проекта — увеличить продажу за рубеж несырьевых товаров в два раза, до $250 млрд. Такая же программа работает в Беларуси, где компании получают торговое финансирование под 3,5% годовых.

«Наши аккумуляторные батареи пользуются спросом во всех странах СНГ. Кроме того, мы поставляем товар в Грузию, Афганистан, Германию. В прошлом году были покупатели из Китая, есть заинтересованность в нашей продукции у стран Персидского залива. Для расширения ассортимента, введения новых технологий и модернизации производства бизнесу необходимы ресурсы. Но часть денег всегда уходит на дорогое торговое финансирование, что повышает себестоимость отечественной продукции», – констатирует финансовый директор ТОО «Кайнар – АКБ» Бахытгуль Кудеринова

Данный факт, по мнению спикера, сдерживает развитие экспорта.

«Безусловно, дорогое торговое финансирование на нас негативно сказывается. Например, в Беларуси поддерживают своих экспортеров. Для того чтобы снизить нагрузку, не изымать из оборота деньги предпринимателям, производящим продукцию с высокой добавленной стоимостью, нужна международная ставка торгового финансирования. Мы предлагали субсидирование давно и рады, что государство нас услышало, возможно, будут внесены», – подчеркнула финансовый директор ТОО «Кайнар – АКБ». 

Государство действительно услышало предпринимателей, но список мер финансовой поддержки бизнеса содержится в Предпринимательском кодексе, поэтому изменения должны вноситься в этот документ. 

«Эффект от субсидирования ожидается в виде роста казахстанского экспорта, поступления налогов и экспортной выручки, создания новых рабочих мест, вовлечения в экспортную цепочку других местных предпринимателей, к примеру, создающих комплектующие элементы к выходящим на экспорт товарам», – объяснили в пресс-службе АО «ЭСК «KazakhExport».

Примером может послужить международный опыт. Например, Южная Корея экспортирует товары по всему миру.

«Страна вывела на мировой уровень такие компании, как Hyundai и Samsung, путем предоставления им всех возможных мер господдержки: от низких льготных кредитов до отмены пошлин и налоговых льгот. На первых этапах, пока компании получали господдержку, они смогли вырасти до уровня корпораций, которые сейчас более чем на 40% формируют ВВП Южной Кореи», – заключил Сергей Полыгалов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций