Перейти к основному содержанию
3054 просмотра

Почему в Казахстане так и не появились IT-гиганты

И что делать, чтобы изменить ситуацию

Фото: Shutterstock/RomanR

IT-рынок принято разбивать на три сегмента: аппаратное обеспечение («железо»), программное обеспечение (ПО) и IT-услуги.

В Казахстане, по данным IDC, на аппаратное обеспечение приходится примерно 78% рынка. На ПО и на IT-услуги, соответственно, 10% и 12%. То есть при емкости казахстанского рынка в $1,6 млрд IT-услуги «зарабатывают» менее $200 млн.

Официальная статистика, кстати, более оптимистично смотрит на емкость казахстанского рынка ПО. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2017 году он равнялся почти 105 млрд тенге (более $271 млн), показав рост свыше 7%.

Для сравнения: в России доля «железа» в структуре IT-рынка составляет 61,5%, ПО – 14,6%, и, наконец, IT-услуг – внушительные 23,9%. Емкость всего российского IT-рынка в 2018 году, по оценке IDC, достигла $22,6 млрд. 

Если взглянуть в масштабе мирового рынка, то тут ситуация такова: по версии Forrester Research, на долю консалтинга и разнообразных интеграционных сервисов приходится 19%, на оборудование – 23,3%, на софт – 21% (остальное – это телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование и т. д.).

Распределение долей в «пироге» рынка можно считать показателем его зрелости. Этот качественный показатель по факту отражает глубину рынка с точки зрения компетенций и наличия спроса на эти самые компетенции. 

Говоря другими словами, можно утверждать, что существует зависимость между спросом на крупные проекты и наличием компетенций для их реализации. Говорить об отсутствии таких проектов в Казахстане было бы неправильно. Они есть, но штучные. А это означает, что взращивать собственные, локальные компетенции для реализации таких проектов просто экономически нецелесообразно: штучный спрос, как правило, удовлетворяется за счет импорта.

Что делать?

Предполагалось, что ситуацию в Казахстане исправит внедрение сервисной модели в госорганах, которые традиционно являются крупными IT-заказчиками. В таком варианте госсектор перестает сам строить дорогие IT-системы и переходит на модель потребления того объема услуг со стороны сервис-провайдеров, который необходим в текущий момент. Использование сервисной модели должно было придать ускорение нужным процессам – взрастить необходимые компетенции, создать компании, которые бы и оказывали эти услуги. В идеале – появилась бы конкурентная среда. Внедрение сервисной модели информатизации госорганов преследовало и другую цель – снизить чрезмерное участие государства в экономике. Кроме того, она должна была решить проблему «зоопарка» IT-решений и систем, расходы на поддержку которых постоянно росли.  

Но сервисная модель информатизации госорганов не пошла и находится в стадии перезагрузки. Теперь поддержать отечественный IT-рынок должна госпрограмма «Цифровой Казахстан». Оптимисты уже создают инфраструктуру с прицелом в том числе на полноценную реализацию документа.

К таким оптимистам, например, относится Серикжан Кунанбаев, гендиректор Intarget Solution – компании, которая построила ЦОД под Нур-Султаном. Этот ЦОД был назван лучшим IT-проектом 2017 года по версии K-Tech Technology Forum 2018. Кунанбаев считает, что госпрограмма «Цифровой Казахстан» должна стать драйвером качественных изменений на IT-рынке Казахстана. А в числе тех, кто начнет заполнять стойки частных ЦОДов своими серверами, будут и госорганы.  

Для справки: инициаторы программы «Цифровой Казахстан» ожидают, что кумулятивный эффект от реализации программы к 2025 году может составить от 1,7 до 2,2 трлн тенге. Общий объем инвестиций запланирован на уровне 310 млрд тенге. 

Объективно мы не можем конкурировать в области аппаратного обеспечения, да и в софте – тоже. Поэтому будущее для отечественного IT рисуется довольно ординарным – без взлетов и восторгов. Но, может, тут как раз и есть вся соль – оставить чрезмерные надежды и стать ближе к реальности.

banner_wsj.gif

1860 просмотров

Цифровое приложение «Бубука» меняет правила игры на рынке авторских прав

Почему так происходит

Фото: Shutterstock

В Казахстане готовится к запуску платформа, которая обеспечит авторам произведений, звучащих в цифровом пространстве – от телевидения и радио до интернет-трансляций, – справедливое получение роялти. Платформа называется YOGA, и это расширение сервиса «Бубука», который уже два года служит инструментом справедливой монетизации авторских прав на музыкальном рынке страны. Подробности «Курсиву» раскрыл эксперт в области авторского права и соинвестор проекта Темирлан Тулегенов.

Сколько стоит серый музыкальный рынок

По оценке Тулегенова, годовой оборот серого рынка музыкальной индустрии страны составляет как минимум $30 млн. Музыкальная индустрия в Казахстане устроена таким образом, что не обеспечивает справедливого вознаграждения авторам исполняемых произведений.

В США и странах Европы эту работу проводят музыкальные издательства и лейблы. Они прямо заинтересованы в точном учете каждого случая использования произведений и получении вознаграждения за это.

В Казахстане защита авторских прав возложена на так называемые авторские общества, соответствующий закон вышел в 1996 году. Государство наделило эти объединения правом контроля за случаями некоммерческого использования музыки и выплаты справедливого гонорара авторам произведений.

Не имея инструментов оценки рынка музыки и контроля за использованием произведений, авторские общества, по оценке Темирлана Тулегенова, «занялись террором малого и среднего бизнеса». Они добивались от коммерческих заведений заключения договоров, которые обеспечивали ежемесячные сборы за звучание музыкальных фонограмм.

Госаккредитацию в итоге получили девять обществ по авторским и смежным правам. Несмотря на законодательно разработанные тарифы, конкуренция между ними привела к тому, что общества стали демпинговать и это обесценило владение интеллектуальной собственностью в стране.

С перераспределением этих денег в пользу авторов тоже не сложилось – аудит одного из обществ по авторским и смежным правам показал злоупотребления на 1,2 млрд тенге. Есть пример выплаты гонорара в 13 млн тенге за написанную директором книгу. Еще один такой директор получил из авторского фонда 45 млн тенге за посты в соцсетях.

«Цифра» меняет все

В похожей ситуации находится все творческое пространство СНГ. Российский сервис «Бубука» стал попыткой упорядочить отношения на этом рынке.

Суть сервиса, как и в знакомых инструментах воспроизведения музыки Deezer или Яндекс.Музыка, в том, что оплата ежемесячной подписки дает клиенту доступ к десяткам миллионов треков. «Бубука» же предоставляет право использовать музыку в коммерческих заведениях. Соответственно, оплата за пользование выше – в Казахстане ежемесячный платеж составляет минимум 8 тыс. тенге.

Пользователь получает право использования музыкальных произведений, собранных в тематические сборники для торговых залов, кафе, ресторанов, кофеен, салонов красоты, спортивных залов и так далее. Они подбираются в соответствии с данными маркетинговых исследований о влиянии музыки на потребителя.

Клиент вправе собрать плейлист по собственному усмотрению, но только из тех композиций, с авторами которых «Бубука» заключила договор на коммерческое использование. Сейчас легальный контент «Бубуки» состоит более чем из 150 тыс. музыкальных произведений.

Чем больше коммерческих клиентов у приложения, тем выше вероятность воспроизведения отдельного произведения. Авторские роялти, согласно договору с «Бубукой», составляют от 0,1 до 0,15 российского рубля за одно исполнение на одном объекте. Сервис мгновенно посылает автору произведения название трека, геолокацию места звучания и делает перевод денег на его цифровой кошелек.

Первым казахстанским автором, заключившим авторский договор с «Бубукой», стал Айдос Сагат, лидер группы «Уркер». В разговоре с «Курсивом» он отметил оперативность приложения и прозрачность получения вознаграждения.

Платформа YOGA станет следующим шагом в развитии цивилизованного музыкального рынка. Она будет анализировать любые фонограммы, звучащие в онлайн-пространстве и караоке. Сейчас в цифровой потоковый формат переведены даже такие привычные средства общественной коммуникации, как телевидение и радио, что облегчает анализ звучащих программ. Значит, прозрачности в распределении доходов музыкальной индустрии будет больше.

WhatsApp Image 2020-05-20 at 20.37.32.png

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png