Перейти к основному содержанию

2246 просмотров

Почему в Казахстане так и не появились IT-гиганты

И что делать, чтобы изменить ситуацию

Фото: Shutterstock/RomanR

IT-рынок принято разбивать на три сегмента: аппаратное обеспечение («железо»), программное обеспечение (ПО) и IT-услуги.

В Казахстане, по данным IDC, на аппаратное обеспечение приходится примерно 78% рынка. На ПО и на IT-услуги, соответственно, 10% и 12%. То есть при емкости казахстанского рынка в $1,6 млрд IT-услуги «зарабатывают» менее $200 млн.

Официальная статистика, кстати, более оптимистично смотрит на емкость казахстанского рынка ПО. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2017 году он равнялся почти 105 млрд тенге (более $271 млн), показав рост свыше 7%.

Для сравнения: в России доля «железа» в структуре IT-рынка составляет 61,5%, ПО – 14,6%, и, наконец, IT-услуг – внушительные 23,9%. Емкость всего российского IT-рынка в 2018 году, по оценке IDC, достигла $22,6 млрд. 

Если взглянуть в масштабе мирового рынка, то тут ситуация такова: по версии Forrester Research, на долю консалтинга и разнообразных интеграционных сервисов приходится 19%, на оборудование – 23,3%, на софт – 21% (остальное – это телекоммуникационные услуги, телекоммуникационное оборудование и т. д.).

Распределение долей в «пироге» рынка можно считать показателем его зрелости. Этот качественный показатель по факту отражает глубину рынка с точки зрения компетенций и наличия спроса на эти самые компетенции. 

Говоря другими словами, можно утверждать, что существует зависимость между спросом на крупные проекты и наличием компетенций для их реализации. Говорить об отсутствии таких проектов в Казахстане было бы неправильно. Они есть, но штучные. А это означает, что взращивать собственные, локальные компетенции для реализации таких проектов просто экономически нецелесообразно: штучный спрос, как правило, удовлетворяется за счет импорта.

Что делать?

Предполагалось, что ситуацию в Казахстане исправит внедрение сервисной модели в госорганах, которые традиционно являются крупными IT-заказчиками. В таком варианте госсектор перестает сам строить дорогие IT-системы и переходит на модель потребления того объема услуг со стороны сервис-провайдеров, который необходим в текущий момент. Использование сервисной модели должно было придать ускорение нужным процессам – взрастить необходимые компетенции, создать компании, которые бы и оказывали эти услуги. В идеале – появилась бы конкурентная среда. Внедрение сервисной модели информатизации госорганов преследовало и другую цель – снизить чрезмерное участие государства в экономике. Кроме того, она должна была решить проблему «зоопарка» IT-решений и систем, расходы на поддержку которых постоянно росли.  

Но сервисная модель информатизации госорганов не пошла и находится в стадии перезагрузки. Теперь поддержать отечественный IT-рынок должна госпрограмма «Цифровой Казахстан». Оптимисты уже создают инфраструктуру с прицелом в том числе на полноценную реализацию документа.

К таким оптимистам, например, относится Серикжан Кунанбаев, гендиректор Intarget Solution – компании, которая построила ЦОД под Нур-Султаном. Этот ЦОД был назван лучшим IT-проектом 2017 года по версии K-Tech Technology Forum 2018. Кунанбаев считает, что госпрограмма «Цифровой Казахстан» должна стать драйвером качественных изменений на IT-рынке Казахстана. А в числе тех, кто начнет заполнять стойки частных ЦОДов своими серверами, будут и госорганы.  

Для справки: инициаторы программы «Цифровой Казахстан» ожидают, что кумулятивный эффект от реализации программы к 2025 году может составить от 1,7 до 2,2 трлн тенге. Общий объем инвестиций запланирован на уровне 310 млрд тенге. 

Объективно мы не можем конкурировать в области аппаратного обеспечения, да и в софте – тоже. Поэтому будущее для отечественного IT рисуется довольно ординарным – без взлетов и восторгов. Но, может, тут как раз и есть вся соль – оставить чрезмерные надежды и стать ближе к реальности.

724 просмотра

Металлы для аккумуляторов вышли на медвежий тренд

На фоне надежд, что США и Китай сумеют урегулировать торговые разногласия, цены на сырьевые товары – от нефти до сахара – демонстрируют тенденцию к росту

Фото: AFP

Позитивные настроения инвесторов не распространяются на ту группу товаров, которая раньше пользовалась большим спросом. Речь идет о металлах, которые используются в производстве аккумуляторных батарей.

После роста более чем вдвое с 2016 по начало 2018 года цены на литий и кобальт, два ключевых металла, используемых в производстве батарей для смартфонов и электромобилей, снижались в течение целого месяца и в сравнении с прошлогодними пиками упали более чем на 50%.

Несмотря на ожидания аналитиков, что спрос на литий и кобальт превысит предложение, расширение производства и спад продаж электромобилей в Китае оказали негативное воздействие на этот небольшой и нестабильный сектор экономики.

Такой поворот событий отразил­ся на стоимости акций как производителей кобальта Glencore PLC и China Molybdenum Co., так и поставщиков лития Sociedad Química y Minera De Chile S.A. (SQM) и Albemarle Corp. Чтобы стабилизировать цены, некоторые компании теперь сокращают производство. Однако даже на фоне надежды на то, что улучшение мировой конъюнктуры будет способствовать росту спроса на сырье, теперь аналитики скорее считают, что в ближайшие несколько лет на рынке материалов для аккумуляторов предложение будет превышать спрос.

Этот спад свидетельствует о высоких рисках инвестирования в те области рынка, которые связаны с зарождающимися технологиями и сильно подвержены влиянию политики.

«У меня нет проблем с проведением встреч, но никто не покупает», – говорит Крис Берри, основатель нью-йоркской компании House Mountain Partners LLC, которая консультирует инвесторов и производителей металлов для аккумуляторов. - Никто не хочет вкладывать деньги сейчас, чтобы потом видеть, как цены упали еще на 30%», – отмечает он.

Индекс цен на литий, составленный Benchmark Mineral Intelligence, падал на протяжении 19 месяцев подряд, снизившись за год на 29%. По данным Metal Bulletin, даже с учетом некоторого восстановления цены на кобальт в 2019 году упали на 36%. Никель, еще один необходимый для производства аккумуляторов металл, вышел на медвежий тренд в прошлую среду, упав в цене на 20% в сравнении с пиковым уровнем, зафиксированным в начале сентября.

Примечательно, что спад в этом сегменте сопровождался ростом интереса инвесторов к другим рискованным рынкам, способным обеспечить большую прибыль. После того как в середине октября был достигнут прогресс в торговых переговорах между двумя крупнейшими экономиками мира, начали расти цены на ряд товаров и акции компаний, базирующихся на развивающихся рынках.

Но этот тренд не затронул литий и кобальт, именно потому что многие аналитики ожидают избыточного предложения. По прогнозу Citigroup, поставки лития и кобальта будут ежегодно соответствовать спросу либо даже превышать его вплоть до 2023 года.

«Значительный рост цен, который мы наблюдали в 2017 году [и] 2018 году, не был оправдан», – говорит Джордж Хеппел, аналитик фирмы CRU, отслеживающей цены на сырьевые товары. «Инвестиции [в предложение], которые необходимо было сделать на рынке, были сделаны, и я не думаю, что в ближайшее время мы вернемся к этим уровням», – комментирует он.

 

Безымянный_104.png

Сказался и спад продаж электромобилей в Китае – крупнейшем в мире рынке, на долю которого в прошлом году приходилось 60% мирового объема продаж, и это так же повлияло на уменьшение ожиданий роста потребления. Последние месяцы китайское правительство требует от властей городов, которые в начале этого года ввели ограничения на продажу автомобилей с ДВС, чтобы те ослабили давление и стимулировали, таким образом, продажи авто. Также власти КНР сократили размер субсидий на электромобили и предполагается, что вовсе откажутся от них уже в следующем году.

«Изменения, связанные с субсидиями, оказались более ра­дикальным, чем ожидали участники рынка», – говорит Хеппел.

Спад спроса в Китае, по сути, свел на нет оптимизм, возникший на фоне обещаний увеличить производство электромобилей со стороны таких автопроизводителей, как General Motors Co. и Volkswagen AG. И хотя многие аналитики по-прежнему прогнозируют рост потребления металлов для аккумуляторов в долгосрочной перспективе, некоторые из них утверждают, что ближайшие несколько лет ситуацию на рынке будет определять медвежий тренд, что вынудило компании скорректировать свои производственные планы.

В августе сырьевой гигант Glencore заявил, что к концу года приостановит все работы на гигантском медно-кобальтовом месторождении в Демократической Республике Конго. Это решение вызвало кратковременный рост цен, однако недавно они снова начали снижаться. По мнению аналитиков, стабилизировать рынок лития может оказаться сложнее – с учетом того, что в Южной Америке и Австралии имеются значительные запасы этого металла.

В прошлом году акции SQM и Albemarle упали в цене на 44 и 32% соответственно. Пострадали и более мелкие производители.

«Мы столкнулись с непростыми рыночными условиями, и нам придется иметь с этим дело в течение последующих 12–18 месяцев», – заявил генеральный директор Albemarle Люк Киссам в отчете компании о прибыли в начале этого месяца. «На рынке наблюдается избыток предложения», – отметил он.

Ранее в этом году компания, базирующаяся в городе Шарлотт, штат Северная Каролина, заявила, что отложит работы по увеличению своих мощностей по переработке лития на 125 тыс. метрических тонн.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций