Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2437 просмотров

Сколько стоят люксовые отели в Казахстане

И как устроен этот рынок

Фото: Shutterstock

В начале года в южной столице открылся Novotel, в середине лета прошел технический запуск пятизвездочного Double Tree by Hilton, на стадии завершения строительства – тоже пятизвездочный Kempinski.

Эксперты Scot Holland|CBRE напоминают о строящихся в Алматы и Нур-Султане отелях бренда Holyday Inn Express и стройплощадке на месте бывшей гостиницы «Жетысу». Какой бренд будет представлен здесь, пока не сообщается.

Выбирай известное

Более 1 млн посетителей в прошлом году выбрали брендовые отели в категории 3*, 4* и 5* – это данные комитета по статистике. Отели с известным именем традиционно выбирают иностранные гости. В 2018 году в Казахстане в брендовых отелях остановилось более 587 тыс. иностранцев, или 70% от общего количества обслуженных в республике иностранных гостей. Логика этих туристов очевидна: узнаваемый гостиничный бренд воспринимается как знак качества, а сам факт остановки в гостиницах, осуществляющих свою деятельность под известными международными брендами, гарантирует безопасность и привычный уровень сервиса. 

Сегодня 90% всех брендовых гостиниц расположены в Алматы и Нур-Султане. Столица – лидер по числу брендированных гостиниц в Казахстане. Таковы данные исследования аналитической службы ТОО «Оценка собственности» на апрель 2019 года. Сейчас в Нур-Султане действует 12 сетевых отелей от крупнейших гостиничных операторов, таких как Marriot, Hilton, Rixos, Radisson SAS, Accor. Номерной фонд указанных отелей, как указывается в исследовании компании, составляет 2393 номера, или 25% от общего номерного фонда города. Большую часть предложения сетевых отелей занимают 5-звездочные отели – 45%, на 4-звездочные и 3-звездочные приходится 40 и 15% соответственно.

По оценке экспертов, сейчас инвесторы в сегмент брендовых отелей в РК заинтересованы скорее в проектах с тремя или четырьмя звездами на фасаде. «Мы не видим повышенного интереса инвесторов к пятизвездочным отелям, в основном – к трех-четырехзвездочным. Пятизвездочные отели заполняются во время прохождения саммитов, конференций, крупных выставок. Трех-четырехзвездочные отели более доступны и быстрее заполняются», – отмечают представители Scot Holland|CBRE.

Часто стоимость инвестиций в подобные проекты остается коммерческой тайной, а отели одного зонтичного бренда могут иметь разных владельцев, поскольку сотрудничество организовано в формате франшизы: это выходит намного дешевле, чем под международным управлением. Но некоторыми подробностями об условиях и принципах работы в Казахстане представители брендовых отелей с «Курсивом» поделились.

The Ritz-Carlton

Отелей люксового бренда The Ritz-Carlton в Казахстане всего два – в Алматы и Нур-Султане. При этом бренд The Ritz-Carlton не предоставляет франшизы, а сам принимает непосредственное участие в управлении. 

Объем вложенных в алматинский отель инвестиций представители The Ritz-Carlton, Almaty не уточняют, однако из открытых источников известно, что общий объем инвестиций в проект Esentai Park, частью которого является и отель, составили более $1,5 млрд. Инициатором выхода The Ritz-Carlton в Казахстан выступили частные инвесторы. 

Сегодня алматинский The Ritz-Carlton демонстрирует неплохие показатели, его загруженность составляет более 70%. Около 90% гостей приезжают по делам, и только у 10% из них цель – отдых. В то же время количество туристов, у которых отдых в приоритете, растет с каждым годом. Стоимость номеров, судя по данным сайта отеля, варьируется от 100 с лишним тысяч до 3,5 млн тенге за президентский люкс.

«Финансовая модель разнится в зависимости от рынка, на котором тот или иной отель работает. В сегменте люкс стоит говорить не о прямом возврате инвестиций, а о том, что наличие глобального бренда в городе и в определенной локации экономически положительно влияет на многие факторы: цены на недвижимость и землю, потребительское доверие и возможность привлекать публику с высокими доходами», – отметили в The Ritz-Carlton, Almaty. 

The Ritz-Carlton, Astana обошелся инвестору ГК «Верный Капитал» в $430 млн. Стоимость проживания в отеле можно назвать чуть более демократичной по сравнению с таковой в отеле бренда в Алматы. Самый дешевый номер, который удалось найти на сайте гостиницы, обойдется гостю примерно в 77 тыс. тенге. 

По словам представителей гостиницы, конструкция здания столичного The Ritz-Carlton имеет несколько отличительных особенностей. Так, панорамные окна обеспечивают естественным солнечным светом 90% всех площадей, а на крыше торгового центра, ресторана Mökki и SPA-центра выращивают съедобные травы трех видов. Для их полива используют дождевую воду. Она попадает в танкер, где фильтруется и подвергается чистке, и только затем уходит в систему капельного орошения. Выращенные травы использует шеф-повар отеля. Представители отеля комментируют: «Пока это сезонное решение, но мы задумываемся над возведением теплиц в будущем. Кроме зелени, на крыше растут цветы. Стекла на крыше – с подогревом, поэтому выпавший снег быстро тает и попадает в танкер для полива». 

Hilton

Отели одной из крупнейших гостиничных корпораций мира представлены в Казахстане преимущественно в Нур-Султане. В городе действует три гостиницы бренда в разных категориях: Hilton Astana, Hilton Garden Inn Astana и Hampton by Hilton. В июне состоялся технический запуск первого отеля группы в Алматы. Double Tree by Hilton расположен на улице Досмухамедова и уже принимает гостей. 

Строительством объекта занималась компания «Абли-Құрылыс». Объем инвестиций превысил 6 млрд тенге. Государство субсидирует этот проект в рамках программы «Дорожная карта бизнеса – 2020». «Абли-Құрылыс» в конце июля активно набирал персонал отеля на сайтах вакансий. 

Апарт-отель YE’S

В Казахстан заходят не только бренды с громкими именами, но и более молодые сети. В Нур-Султане началось строительство первого отеля российской сети YE’S. Это сеть апарт-отелей, созданная в 2011 году. Апарт-формат представляет собой жилой комплекс с отдельными квартирами, который при этом имеет типичные для гостиницы элементы (стойка обслуживания, система регистрации и т. п.). Финансирует проект компания KazCapital Invest, инвестиции составляют порядка $50 млн. Не исключено, что второй отель сети YE’S в Казахстане будет построен в Алматы. 

Сетевой плюс

Наличие сетевых отелей – хороший показатель инвестиционной привлекательности страны, поэтому в появлении все большего числа таких отелей на территории РК заинтересованы власти. Для инвестора отель под международным брендом – это более низкие риски, преимущество при продаже объекта или получении банковского кредита. И наконец, практика показывает, что в кризисное время сетевые отели более устойчивы. Среди причин этой устойчивости и стабильный спрос со стороны лояльных гостей, и спрос со стороны корпорантов – так в туротрасли называют корпоративных туристов. 

По словам маркетолога Казахстанской ассоциации гостиниц и ресторанов Татьяны Ходоровской, окупаемость проектов в гостиничном бизнесе занимает порядка 15–17 лет. Она резюмирует:

«Гостиницы – это долгосрочные инвестиции. Конечно, иногда мы видим картину, когда инвестор вкладывает средства и хочет побыстрее, лет за пять, их «вытащить». Но это невозможно, нужно учитывать время окупаемости».


5618 просмотров

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций