Почему в Казахстане необходим Центр учета ставок

Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке

Фото: Shutterstock

Идея появления в Казахстане Центра учета ставок (ЦУС) не у всех участников этого рынка вызвала оптимизм. Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке.

Противники ЦУС отнеслись к этой идее, как к попытке излишнего административного давления на бизнес. Они мотивируют свою позицию тем, что их доходы и так полностью контролируются с помощью аппаратно-программного комплекса (АПК), к которому подключены контрольно-кассовые машины букмекеров. При этом в последнее время в выступлениях противников появления ЦУС в стране появились ссылки  на представителей региональных фискальных органов, которые считают, что действующий аппаратно-программный комплекс позволяет полностью  учитывать доходы участников букмекерского рынка. 

17 мая этого года в ходе круглого стола, организованного Национальной палатой предпринимателей «Атамекен», где обсуждалась идея введения в стране Центра учета ставок как элемента надсистемного контроля, представители Министерства финансов высказывали совершенно иную точку зрения по поводу и возможностей аппаратно-программного комплекса, и необходимости появления в стране Центра учета ставок. В частности, открыто признали: действующая система не позволяет охватить электронные платежи, сделанные по онлайн-ставкам через мобильные приложения и через систему платежных кошельков. Более того, аппаратно-программный комплекс, по их словам, не позволяет отслеживать информацию по выигрышам физических лиц – а значит, нет возможности объективно оценивать те суммы, которые букмекеры направляют на оплату выигрышей физлиц. 

«В тех сведениях, которые предоставляет [АПК. – прим. ред.], не имеется детализации по игрокам, и мы действительно не видим информации по выигрышам физических лиц, – сообщил, в частности, представитель Минфина в ходе вышеуказанного круглого стола (здесь и далее цитируется аудиозапись, имеющаяся в распоряжении редакции). Кроме того, с аппаратно-программного комплекса к нам не поступает та информация, которая касается онлайн-ставок с мобильных приложений, если эта ставка сразу идет на счет, или если платежной карточкой рассчитывались в онлайн-режиме через платежные кошельки, через кошельки банков, через пост-терминалы, этого мы не видим. То есть аппаратно-программный комплекс дает ту сумму, которую физически внесли в букмекерскую контору. Поэтому предложение о создании ЦУС нами было поддержано, такая у нас была позиция», – добавил представитель Минфина.

Чтобы масштабы проблемы были понятнее, напомним, что сейчас количество пользователей систем электронных платежей увеличивается, а потоки расплачивающихся наличными уменьшается во всех отраслях экономики. По информации Национального банка, в июне 2019 года объемы транзакций с использованием платежных карточек казахстанских эмитентов составили 2 502,3 млрд тенге (рост по сравнению с июнем 2018 года на 51,7%). И эта быстрорастущая часть рынка, которая (по признанию представителей Минфина) фактически находится вне учета существующей фискальной системы. О том, к чему может привести на практике нахождение этой части рынка вне контроля в режиме онлайн, легко догадаться – охватить весь этот поток контролем постфактум у налоговиков не всегда получается, но иногда этот постконтроль дает весьма печальные результаты. 

К примеру, только за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года через платежную систему QIWI в пользу букмекерской конторы OLIMP KZ было принято от физических лиц платежей на общую сумму в размере 8,288 млрд тенге. Отсутствие фискализации и бухгалтерский «лайфхак» (ведение обобщенного учета без разделения на логины конкретных физических лиц) позволило этой организации укрыть от налогообложения существенные доходы (сумма доначислений по налогу на игорный бизнес составила 1,5 млрд тенге), а также не исполнять обязанность по удержанию при выплате выигрышей индивидуального подоходного налога. 

Согласно вступившему в законную силу приговору Ауэзовского районного суда города Алматы, 28 мая 2014 года бывший в то время генеральным директором этой конторы Петр Давыденко был признан судом виновным в совершении уголовного преступления, а именно в уклонении от уплаты налогов в крупном размере на сумму 77,6 млн тенге. При этом в судебном заседании Давыденко свою вину признал и показал, что вносил искаженные данные в декларациях в налоговые органы, чтобы сэкономить полученный доход, в том числе извлеченный и с помощью отсутствия механизма контроля за поступлениями через электронные платежные системы. 

В марте же 2018 года та же букмекерская контора «Олимп» дошла до Верховного суда в попытке оспорить еще одно решение налоговых органов о доначислении крупной суммы налогов, в том числе за счет начисления компании со стороны ТОО «QIWI Kazakhstan» 8,2 млрд тенге. Букмекеры уверяли, что 7,5 млрд тенге из этой суммы пошли на оплату выигрышей, однако, как следует из постановления Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда от 27 марта 2018 года, сведения о суммах выплаченных выигрышей по интернет-ставкам объективно ничем не были подтверждены. Более того, в ходе налоговой проверки установлено, что фактически за проверяемый период участникам пари было выплачено 672 млн тенге.

Верховный суд тогда согласился с доводами протеста органов прокуратуры о том, что представленные «Олимпом» сведения о суммах интернет-ставок вызывают сомнение в их достоверности, поскольку компанией не было доказано их соответствие показаниям сервера аппаратно-программного комплекса, посредством которого ведется учет ставок, расчет выигрышей и выплат по ним.

«Согласно заключению IТ-специалиста от 23 февраля 2016 года, сделанному в присутствии проверяющего Департамента и сотрудников Товарищества, в сервере аппаратно-программного комплекса отсутствуют сведения о суммах ставок и выплат за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года. А 5 декабря 2016 года Товарищество представило ответ противоположного содержания, в котором этот же специалист подтвердил наличие в системе данных, в том числе и за проверяемый период. К этому письму судам следовало отнестись критически, поскольку в первоначальном заключении Тюгай И.О. буквально указал, что сервер содержит сведения начиная лишь с 19 ноября 2015 года», – объяснили в Верховном суде республики свое решение.

Иными словами, в феврале 2016 года сведений о поступлениях суммы двухлетней (на тот момент) давности в размере более 8 млрд тенге на аппаратно-программном комплексе не было физически, а в декабре того же года эти сведения на нем вдруг появились – причем появились именно тогда, когда фискалы взялись за букмекера всерьез.

Можно, конечно, списать все на погрешности техники – и букмекеры заявляют о своей готовности нести расходы по модернизации аппаратно-программного комплекса, который сейчас контролирует их доходы. Однако приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что в стране есть необходимость внедрения незаинтересованного надсистемного элемента контроля, который будет обеспечивать полную прозрачность как поступающих в букмекерские конторы денежных средств, так и выплат ими выигрышей физическим лицам.

ЦУС, в отличие от существующей системы АПК, способен стать единым шлюзом, аккумулирующим всю информацию о денежных движениях в пользу букмекерских контор, вне зависимости от того, рассчитывается человек наличными, платежной картой или пополняет свой счет через одну из платежных систем. Он же позволяет в режиме онлайн ставить на вычет те расходы букмекеров, которые они несут при выплате выигрышей своим клиентам. И, в принципе, способен снять все вопросы государства и букмекеров друг к другу. 
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Россияне и белорусы теснят казахстанских производителей сахара

Республика кратно нарастила сахарный импорт из этих стран

Фото: Pixabay

Казахстан, заявлявший ранее о планах по замещению за пять лет импорта сахара собственным производством, отошел от импорта бразильского тростникового и украинского свекловичного сахара, но перешел на российский и белорусский. 

Причина перехода – окончание действовавшей в течение 10 лет таможенной льготы на ввоз сахара-сырца и введение на него 5% пошлины. 

Потребление сахара в Казахстане в 2019 году (его ежегодное потребление составляет более 400 тыс. тонн) на 45% обеспечивалось внутренним производством, остальная часть покрывалась импортом. Отечественный сахар в большей степени производился из тростникового сахара-сырца, ввозимого из Бразилии, и в меньшей степени – из отечественной сахарной свеклы. 

Бенефициары – Россия и Беларусь

В январе – мае 2020 года Бразилия не поставила в республику ни одного килограмма сахара, в то время как годом ранее Казахстан за первые пять месяцев импортировал из этой страны 56,9 тыс. тонн на $18,7 млн. Схожая картина наблюдалась и по другим крупным поставщикам, не входящим в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Польша поставила 0,2 тонны против 8,8 тыс. тонн в 2019 году, Украина – 33 тонны против 4,2 тыс. тонн годом ранее. Всего же из стран, не входящих в ЕАЭС, Казахстан ввез 71,5 тонны на $61,9 тыс. – в январе – мае 2019 года импорт составил 70 тыс. тонн на $24,6 млн. 

Импорт сахара из стран Евразийского экономического союза в январе – мае составил 206,7 тыс. тонн на $70,5 млн. Это означает, что Казахстан нарастил импорт сахара год к году в 2,7 раза в количественном выражении и в 1,8 раза в стоимостном.  В частности, из Беларуси было импортировано 50,1 тыс. тонн на $14,4 млн – рост к аналогичному периоду прошлого года в 3,4 и 2,1 раза соответственно. Из России было импортировано 156 тыс. тонн сахара на $55,9 млн – рост год к году составил 2,6 и 1,8 раза соответственно. Рост поставок шел при одновременном снижении стоимости сахара: до 29 центов за килограмм белорусского сахара в 2020 году с 45 центов в 2019 году и до 35,8 цента за килограмм российского сахара с 51 цента в 2019 году. 

 

rossiyane-i-belorusy-tesnyat-kazaxstanskix-proizvoditelej-saxara.jpg

Снижение цен на импортный сахар помогло снизить стоимость сахара в Казахстане. По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики, средние цены на сахар в июне составили 208 тенге за килограмм по сравнению с 240 тенге годом ранее.
 
Однако то, что породило снижение цен на сахар в казахстанских торговых сетях, теперь грозит покончить с ним и задать импульс к росту стоимости сладкого продукта. На 22 июля оптовые цены предприятий-производителей, расположенных в европейской части России, составили 29,5–33 рубля за килограмм, включая НДС, против 20,2–23 рублей на 9 января. При этом удорожание идет на фоне роста производства сахара в соседней стране. По данным Росстата, валовой сбор сахарной свеклы в 2019 году составил 54,4 млн тонн, что выше уровня 2018 года на 29,2%. По данным Союза сахаропроизводителей России, переработка сахарной свеклы по состоянию на 16 марта завершилась – с марта по март было переработано 50,5 млн тонн свеклы и выработано 7,6 млн тонн сахара, что больше уровня 2018–2019 года на 1,7 млн тонн. В январе – мае Россия увеличила экспорт сахара в 6,7 раза – до 598,1 тыс. тонн. Помимо Казахстана крупными покупателями стали Таджикистан, Азербайджан, Турция, Узбекистан и Беларусь. Объем импорта сахара в Россию в январе – мае 2020 года снизился на 27,3% и составил 86,4 тыс. тонн.

Если где-то убыло, значит, где-то и прибыло

В Казахстане ситуация не такая благостная – производство сахара в республике рухнуло в январе – июне до 52 324 тонн, или на 56,3 процентных пункта. В текущем году, по планам Минсельхоза, посевные площади под сахарной свеклой планировалось увеличить до 22 тыс. га по сравнению с 19,6 тыс. га в 2019 году. В конце мая в ведомстве отчитались о том, что 20,4 тыс. га, или 93%, от плана уже засеяны.

Теоретически для полного обеспечения внутреннего рынка только местным свекловичным сахаром в объеме 450–500 тыс. тонн необходимо выращивать 4 млн тонн сахарной свеклы. На начало года в республике действовало лишь три из семи существующих сахарных заводов. Их общая производственная мощность составляет 12,6 тыс. тонн сахарной свеклы в сутки. Таким образом, они могут переработать 4 млн тонн свеклы за 317 суток, но проблема в том, что свекла не подлежит такому длительному хранению. Поэтому стоит вопрос по наращиванию производственных мощностей. Несмотря на отправленные запросы, на момент написания статьи получить официальный комментарий от МСХ не удалось. 

«Велосипед не надо придумывать»

Источник в отрасли сообщил «Курсиву», что выполнить планы по полному импортозамещению будет сложно. Он связывает это с дороговизной процесса: необходимо строить заводы, наращивать посевные площади сахарной свеклы, закупать технику и проводить ирригационные работы. 

Вместе с тем, по его мнению, можно использовать российский опыт развития отрасли. «Все можно сделать. Велосипед не надо придумывать. Надо брать, что россияне делали. Они же буквально за какие-то два года полностью заместили свой импорт и еще начали экспортировать, завалив нас, киргизов и СНГ», – сказал он.

Помимо существенной государственной поддержки, как это делается в РФ, развитие отрасли должно идти в комплексе, отметил собеседник. Сахарная свекла участвует в севообороте с кормовыми культурами, картофелем и другими культурами. Кроме того, при ее переработке получается побочный продукт в виде жома, который идет на корм скоту, то есть развивается мясное животноводство. По его словам, российские вертикально интегрированные компании, занимающиеся производством сахара, получают лишь часть доходов от него, продавая также спирт, дрожжи, мелассу и патоку.

За несколько дней до введения пятипроцентной пошлины на ввоз тростникового сахара-сырца президент Ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиева предлагала принять ряд мер для поддержки отечественных производителей сахара, в том числе введение заградительных таможенных пошлин в размере не менее 5% на сахар белый, ввозимый из стран ЕАЭС, сроком до 5 лет, до 2024 года.
  
Помимо пошлины речь шла и о введении квоты на российский импорт в размере не более 50 тыс. тонн с установлением минимальной цены продажи на казахстанском рынке. Также предлагалось субсидировать закупки местного сахара с одновременным введением запрета на покупку сахара для государственных нужд не у отечественных производителей. 

Вкупе с предоставлением площадей сахарным заводам под выращивание сахарной свеклы, по примеру развитых агропромышленных стран, данные меры должны были существенно повысить уровень конкурентоспособности казахстанских производителей сахара и обеспечить равные условия конкуренции с белорусскими и российскими сахарными заводами. Однако в правительстве такие предложения не поддержали.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg