Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1340 просмотров

Почему в Казахстане необходим Центр учета ставок

Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке

Фото: Shutterstock

Идея появления в Казахстане Центра учета ставок (ЦУС) не у всех участников этого рынка вызвала оптимизм. Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке.

Противники ЦУС отнеслись к этой идее, как к попытке излишнего административного давления на бизнес. Они мотивируют свою позицию тем, что их доходы и так полностью контролируются с помощью аппаратно-программного комплекса (АПК), к которому подключены контрольно-кассовые машины букмекеров. При этом в последнее время в выступлениях противников появления ЦУС в стране появились ссылки  на представителей региональных фискальных органов, которые считают, что действующий аппаратно-программный комплекс позволяет полностью  учитывать доходы участников букмекерского рынка. 

17 мая этого года в ходе круглого стола, организованного Национальной палатой предпринимателей «Атамекен», где обсуждалась идея введения в стране Центра учета ставок как элемента надсистемного контроля, представители Министерства финансов высказывали совершенно иную точку зрения по поводу и возможностей аппаратно-программного комплекса, и необходимости появления в стране Центра учета ставок. В частности, открыто признали: действующая система не позволяет охватить электронные платежи, сделанные по онлайн-ставкам через мобильные приложения и через систему платежных кошельков. Более того, аппаратно-программный комплекс, по их словам, не позволяет отслеживать информацию по выигрышам физических лиц – а значит, нет возможности объективно оценивать те суммы, которые букмекеры направляют на оплату выигрышей физлиц. 

«В тех сведениях, которые предоставляет [АПК. – прим. ред.], не имеется детализации по игрокам, и мы действительно не видим информации по выигрышам физических лиц, – сообщил, в частности, представитель Минфина в ходе вышеуказанного круглого стола (здесь и далее цитируется аудиозапись, имеющаяся в распоряжении редакции). Кроме того, с аппаратно-программного комплекса к нам не поступает та информация, которая касается онлайн-ставок с мобильных приложений, если эта ставка сразу идет на счет, или если платежной карточкой рассчитывались в онлайн-режиме через платежные кошельки, через кошельки банков, через пост-терминалы, этого мы не видим. То есть аппаратно-программный комплекс дает ту сумму, которую физически внесли в букмекерскую контору. Поэтому предложение о создании ЦУС нами было поддержано, такая у нас была позиция», – добавил представитель Минфина.

Чтобы масштабы проблемы были понятнее, напомним, что сейчас количество пользователей систем электронных платежей увеличивается, а потоки расплачивающихся наличными уменьшается во всех отраслях экономики. По информации Национального банка, в июне 2019 года объемы транзакций с использованием платежных карточек казахстанских эмитентов составили 2 502,3 млрд тенге (рост по сравнению с июнем 2018 года на 51,7%). И эта быстрорастущая часть рынка, которая (по признанию представителей Минфина) фактически находится вне учета существующей фискальной системы. О том, к чему может привести на практике нахождение этой части рынка вне контроля в режиме онлайн, легко догадаться – охватить весь этот поток контролем постфактум у налоговиков не всегда получается, но иногда этот постконтроль дает весьма печальные результаты. 

К примеру, только за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года через платежную систему QIWI в пользу букмекерской конторы OLIMP KZ было принято от физических лиц платежей на общую сумму в размере 8,288 млрд тенге. Отсутствие фискализации и бухгалтерский «лайфхак» (ведение обобщенного учета без разделения на логины конкретных физических лиц) позволило этой организации укрыть от налогообложения существенные доходы (сумма доначислений по налогу на игорный бизнес составила 1,5 млрд тенге), а также не исполнять обязанность по удержанию при выплате выигрышей индивидуального подоходного налога. 

Согласно вступившему в законную силу приговору Ауэзовского районного суда города Алматы, 28 мая 2014 года бывший в то время генеральным директором этой конторы Петр Давыденко был признан судом виновным в совершении уголовного преступления, а именно в уклонении от уплаты налогов в крупном размере на сумму 77,6 млн тенге. При этом в судебном заседании Давыденко свою вину признал и показал, что вносил искаженные данные в декларациях в налоговые органы, чтобы сэкономить полученный доход, в том числе извлеченный и с помощью отсутствия механизма контроля за поступлениями через электронные платежные системы. 

В марте же 2018 года та же букмекерская контора «Олимп» дошла до Верховного суда в попытке оспорить еще одно решение налоговых органов о доначислении крупной суммы налогов, в том числе за счет начисления компании со стороны ТОО «QIWI Kazakhstan» 8,2 млрд тенге. Букмекеры уверяли, что 7,5 млрд тенге из этой суммы пошли на оплату выигрышей, однако, как следует из постановления Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда от 27 марта 2018 года, сведения о суммах выплаченных выигрышей по интернет-ставкам объективно ничем не были подтверждены. Более того, в ходе налоговой проверки установлено, что фактически за проверяемый период участникам пари было выплачено 672 млн тенге.

Верховный суд тогда согласился с доводами протеста органов прокуратуры о том, что представленные «Олимпом» сведения о суммах интернет-ставок вызывают сомнение в их достоверности, поскольку компанией не было доказано их соответствие показаниям сервера аппаратно-программного комплекса, посредством которого ведется учет ставок, расчет выигрышей и выплат по ним.

«Согласно заключению IТ-специалиста от 23 февраля 2016 года, сделанному в присутствии проверяющего Департамента и сотрудников Товарищества, в сервере аппаратно-программного комплекса отсутствуют сведения о суммах ставок и выплат за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года. А 5 декабря 2016 года Товарищество представило ответ противоположного содержания, в котором этот же специалист подтвердил наличие в системе данных, в том числе и за проверяемый период. К этому письму судам следовало отнестись критически, поскольку в первоначальном заключении Тюгай И.О. буквально указал, что сервер содержит сведения начиная лишь с 19 ноября 2015 года», – объяснили в Верховном суде республики свое решение.

Иными словами, в феврале 2016 года сведений о поступлениях суммы двухлетней (на тот момент) давности в размере более 8 млрд тенге на аппаратно-программном комплексе не было физически, а в декабре того же года эти сведения на нем вдруг появились – причем появились именно тогда, когда фискалы взялись за букмекера всерьез.

Можно, конечно, списать все на погрешности техники – и букмекеры заявляют о своей готовности нести расходы по модернизации аппаратно-программного комплекса, который сейчас контролирует их доходы. Однако приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что в стране есть необходимость внедрения незаинтересованного надсистемного элемента контроля, который будет обеспечивать полную прозрачность как поступающих в букмекерские конторы денежных средств, так и выплат ими выигрышей физическим лицам.

ЦУС, в отличие от существующей системы АПК, способен стать единым шлюзом, аккумулирующим всю информацию о денежных движениях в пользу букмекерских контор, вне зависимости от того, рассчитывается человек наличными, платежной картой или пополняет свой счет через одну из платежных систем. Он же позволяет в режиме онлайн ставить на вычет те расходы букмекеров, которые они несут при выплате выигрышей своим клиентам. И, в принципе, способен снять все вопросы государства и букмекеров друг к другу. 
 


575 просмотров

Рынок печатной периферии находится в депрессии

Рассказываем, почему так происходит

Фото: Shutterstock

Рынок печатных устройств – это небольшая, но важная составляющая часть рынка IT. И было бы удивительно, если бы этот небольшой рынок жил своей отдельной жизнью. Он подвержен общим тенденциям, характерным для большого рынка IT. 

Общий тренд

Казахстанский IT-рынок уже несколько лет не может компенсировать потери, которые стали итогом девальвации 2014-го. Тогда он упал на 8%. В 2015 году, «отработав» негатив по девальвации, рынок упал еще на 30%. В 2016 году по инерции – еще на 8% (все приведенные данные – оценка аналитической компании IDC). В 2017 году наметилось робкое восстановление – по оценкам участников рынка (данные IDC по итогам 2017–2018 годов недоступны), рост составил до 10%. Это означает, что его емкость достигла примерно $1,4 млрд. Опираясь на ту же экспертную оценку, можно утверждать, что темпы роста IT-рынка Казахстана в 2018-м также вряд ли превысили 10%, несмотря на неплохую конъюнктуру. Таким образом, емкость рынка составила примерно $1,6 млрд (в 2013 году, на пике «славы», его емкость составляла около $2,2 млрд). 

Говоря о неплохой конъюнк­туре, следует понимать, что на внутреннем рынке все оказалось не так однозначно – тенге продолжил обесцениваться по отношению к доллару (2018 год начали на отметке 327 тенге за доллар, а закончили на отметке 372). 

Здесь следует пояснить, что структура IT-рынка в Казахстане имеет ощутимый «железный» акцент. То есть на аппаратное обеспечение приходится почти 80%, а на программное обеспечение и IT-услуги – плюс-минус по 10%. Этот дисбаланс является очень болезненной темой. По сути, низкая доля IT-услуг в структуре рынка – это признак его незрелости с точки зрения наличия массы компетенций. Еще один вывод из вышесказанного – высокий уровень импортозависимости (почти 90%). Иными словами, любой валютный шок – это большая проблема для IT-рынка. Понятно, эта стартовая позиция для рынка печатной периферии была изначально невыгодной.

Вывод бумаги

Даже в крайне негативных для отрасли 2014–2015 годах печатная периферия смогла «выделиться». По данным IDC, емкость рынка «печатки» в Казахстане в 2014 году составила $53 млн. В 2015 году рухнула сильнее рынка – до $30 млн, а в 2017-м – до $27 млн. В этой ситуации единственный способ не сорвать большие проекты – уходить в сторону бюджетных конфигураций. Об этом в свое время говорил и региональный директор IDC в Центральной Азии, Монголии и Азербайджане Андрей Беклемишев: с одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой – появился целый ряд проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл.

Иван Гончаров, директор департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, комментируя «принтерные» итоги 2018 года, отмечает рост продаж, а вот с объемом не все так просто – в штучном выражении рынок многофункциональных устройств (МФУ) несколько снизился. В то же время монофункциональные принтеры существенно подросли – на 61%. К этим цифрам следует относиться с осторожностью: несмотря на то что рынок фрагментирован и фактически контролируется несколькими игроками, рост продаж у одного крупного игрока не может быть причиной, чтобы повысить общий градус оптимизма по отношению к печатной периферии. Впрочем, здесь, пожалуй, наиболее интересно даже не это, а наблюдения эксперта в части структуры рынка.

«Из достаточно свежих трендов рынка назвал бы желание крупных игроков на рынке развить аутсорсинг печати. С другой стороны, хотя новые продукты есть на рынке и появляются ресурсы для управления таким бизнесом, сдвиги незначительные. Запущены проекты исключительно только для компаний с иностранным участием. В госсекторе и квазигоссекторе такие проекты не работают ввиду законодательных ограничений (контракты заключаются на период не более чем один год). Здесь же еще одна зона риска – валютные риски», – комментирует он.

Следует отметить еще одну тенденцию – струйная печать имеет серьезные виды на офис: по ряду эксплуатационных параметров она опережает лазерную печать. Исход битвы уже сейчас видится предрешенным: эволюция лазерной печати почти остановилась, чего не скажешь о «струе» – она оказалась не только быстрее и энергоэффективнее, но и экологичнее и дешевле.

Наконец, электронный документооборот. Здесь риски для печатной периферии также очевидны и не нуждаются в дополнительных комментариях. 

Встречный ветер

В противовес оптимизму, который прозвучал от директора департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, – новости из России. По итогам II квартала 2019 года на российский рынок было поставлено на 9,3% меньше (к аналогичному периоду прошлого года) устройств печати, включая принтеры, копиры и многофункциональные устройства. В IDC, которая анонсировала эти данные, оценивают рынок печатной периферии России по итогам 2018 года в $190 млн. Причем наиболее тревожная динамика наблюдается именно в потребительском сегменте: принтеры в домашнем интерьере – это уже лишнее.

Не исключено, что эти тренды, как было уже не раз, мигрируют и в Казахстан. Если этого уже не произошло.

Хотя в целом тренды для печатной периферии видятся в негативном ключе, есть сегменты, где спрос, как ожидается, будет расти. Например, это большие, «тяжелые» решения, ориентированные в том числе и на проекты в области аутсорсинга печати. Сюда же можно отнести упомянутое смещение спроса в сторону струйной печати, причем этот тренд замечен уже даже в наиболее консервативном сегменте – корпоративном.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций