Перейти к основному содержанию

2393 просмотра

Почему в Казахстане необходим Центр учета ставок

Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке

Фото: Shutterstock

Идея появления в Казахстане Центра учета ставок (ЦУС) не у всех участников этого рынка вызвала оптимизм. Предполагается, что ЦУС позволит отслеживать все денежные потоки на букмекерском рынке.

Противники ЦУС отнеслись к этой идее, как к попытке излишнего административного давления на бизнес. Они мотивируют свою позицию тем, что их доходы и так полностью контролируются с помощью аппаратно-программного комплекса (АПК), к которому подключены контрольно-кассовые машины букмекеров. При этом в последнее время в выступлениях противников появления ЦУС в стране появились ссылки  на представителей региональных фискальных органов, которые считают, что действующий аппаратно-программный комплекс позволяет полностью  учитывать доходы участников букмекерского рынка. 

17 мая этого года в ходе круглого стола, организованного Национальной палатой предпринимателей «Атамекен», где обсуждалась идея введения в стране Центра учета ставок как элемента надсистемного контроля, представители Министерства финансов высказывали совершенно иную точку зрения по поводу и возможностей аппаратно-программного комплекса, и необходимости появления в стране Центра учета ставок. В частности, открыто признали: действующая система не позволяет охватить электронные платежи, сделанные по онлайн-ставкам через мобильные приложения и через систему платежных кошельков. Более того, аппаратно-программный комплекс, по их словам, не позволяет отслеживать информацию по выигрышам физических лиц – а значит, нет возможности объективно оценивать те суммы, которые букмекеры направляют на оплату выигрышей физлиц. 

«В тех сведениях, которые предоставляет [АПК. – прим. ред.], не имеется детализации по игрокам, и мы действительно не видим информации по выигрышам физических лиц, – сообщил, в частности, представитель Минфина в ходе вышеуказанного круглого стола (здесь и далее цитируется аудиозапись, имеющаяся в распоряжении редакции). Кроме того, с аппаратно-программного комплекса к нам не поступает та информация, которая касается онлайн-ставок с мобильных приложений, если эта ставка сразу идет на счет, или если платежной карточкой рассчитывались в онлайн-режиме через платежные кошельки, через кошельки банков, через пост-терминалы, этого мы не видим. То есть аппаратно-программный комплекс дает ту сумму, которую физически внесли в букмекерскую контору. Поэтому предложение о создании ЦУС нами было поддержано, такая у нас была позиция», – добавил представитель Минфина.

Чтобы масштабы проблемы были понятнее, напомним, что сейчас количество пользователей систем электронных платежей увеличивается, а потоки расплачивающихся наличными уменьшается во всех отраслях экономики. По информации Национального банка, в июне 2019 года объемы транзакций с использованием платежных карточек казахстанских эмитентов составили 2 502,3 млрд тенге (рост по сравнению с июнем 2018 года на 51,7%). И эта быстрорастущая часть рынка, которая (по признанию представителей Минфина) фактически находится вне учета существующей фискальной системы. О том, к чему может привести на практике нахождение этой части рынка вне контроля в режиме онлайн, легко догадаться – охватить весь этот поток контролем постфактум у налоговиков не всегда получается, но иногда этот постконтроль дает весьма печальные результаты. 

К примеру, только за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года через платежную систему QIWI в пользу букмекерской конторы OLIMP KZ было принято от физических лиц платежей на общую сумму в размере 8,288 млрд тенге. Отсутствие фискализации и бухгалтерский «лайфхак» (ведение обобщенного учета без разделения на логины конкретных физических лиц) позволило этой организации укрыть от налогообложения существенные доходы (сумма доначислений по налогу на игорный бизнес составила 1,5 млрд тенге), а также не исполнять обязанность по удержанию при выплате выигрышей индивидуального подоходного налога. 

Согласно вступившему в законную силу приговору Ауэзовского районного суда города Алматы, 28 мая 2014 года бывший в то время генеральным директором этой конторы Петр Давыденко был признан судом виновным в совершении уголовного преступления, а именно в уклонении от уплаты налогов в крупном размере на сумму 77,6 млн тенге. При этом в судебном заседании Давыденко свою вину признал и показал, что вносил искаженные данные в декларациях в налоговые органы, чтобы сэкономить полученный доход, в том числе извлеченный и с помощью отсутствия механизма контроля за поступлениями через электронные платежные системы. 

В марте же 2018 года та же букмекерская контора «Олимп» дошла до Верховного суда в попытке оспорить еще одно решение налоговых органов о доначислении крупной суммы налогов, в том числе за счет начисления компании со стороны ТОО «QIWI Kazakhstan» 8,2 млрд тенге. Букмекеры уверяли, что 7,5 млрд тенге из этой суммы пошли на оплату выигрышей, однако, как следует из постановления Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда от 27 марта 2018 года, сведения о суммах выплаченных выигрышей по интернет-ставкам объективно ничем не были подтверждены. Более того, в ходе налоговой проверки установлено, что фактически за проверяемый период участникам пари было выплачено 672 млн тенге.

Верховный суд тогда согласился с доводами протеста органов прокуратуры о том, что представленные «Олимпом» сведения о суммах интернет-ставок вызывают сомнение в их достоверности, поскольку компанией не было доказано их соответствие показаниям сервера аппаратно-программного комплекса, посредством которого ведется учет ставок, расчет выигрышей и выплат по ним.

«Согласно заключению IТ-специалиста от 23 февраля 2016 года, сделанному в присутствии проверяющего Департамента и сотрудников Товарищества, в сервере аппаратно-программного комплекса отсутствуют сведения о суммах ставок и выплат за период с 1 октября 2013 года по 30 июня 2014 года. А 5 декабря 2016 года Товарищество представило ответ противоположного содержания, в котором этот же специалист подтвердил наличие в системе данных, в том числе и за проверяемый период. К этому письму судам следовало отнестись критически, поскольку в первоначальном заключении Тюгай И.О. буквально указал, что сервер содержит сведения начиная лишь с 19 ноября 2015 года», – объяснили в Верховном суде республики свое решение.

Иными словами, в феврале 2016 года сведений о поступлениях суммы двухлетней (на тот момент) давности в размере более 8 млрд тенге на аппаратно-программном комплексе не было физически, а в декабре того же года эти сведения на нем вдруг появились – причем появились именно тогда, когда фискалы взялись за букмекера всерьез.

Можно, конечно, списать все на погрешности техники – и букмекеры заявляют о своей готовности нести расходы по модернизации аппаратно-программного комплекса, который сейчас контролирует их доходы. Однако приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что в стране есть необходимость внедрения незаинтересованного надсистемного элемента контроля, который будет обеспечивать полную прозрачность как поступающих в букмекерские конторы денежных средств, так и выплат ими выигрышей физическим лицам.

ЦУС, в отличие от существующей системы АПК, способен стать единым шлюзом, аккумулирующим всю информацию о денежных движениях в пользу букмекерских контор, вне зависимости от того, рассчитывается человек наличными, платежной картой или пополняет свой счет через одну из платежных систем. Он же позволяет в режиме онлайн ставить на вычет те расходы букмекеров, которые они несут при выплате выигрышей своим клиентам. И, в принципе, способен снять все вопросы государства и букмекеров друг к другу. 
 

3439 просмотров

Почему для строительства сети 5G в Казахстане нужен консорциум

По пути шеринга при строительстве нового стандарта уже пошли несколько стран

Фото: Shutterstock.com

Государственная программа «Цифровой Казахстан» предполагает разворачивание в стране мобильной сети 5G в ближайшие несколько лет. Проекты по разворачиванию сетей нового поколения, как правило, в одиночку не реализуются нигде в мире: «kursiv.kz» постарался выяснить, как действующие телекоммуникационные операторы могут решить эту дорогостоящую и технологически сложную задачу оперативно. 

Две основные сложности, связанные с внедрением любого нового продукта на телекоммуникационном рынке – это наличие инфраструктуры для его внедрения, а также стоимость этого внедрения. Беспроводной стандарт широкополосного доступа 5G также требует наличия земной инфраструктуры: сигнал до базовых станций в населенных пунктах республики все равно будет доставляться по проводам. Причем на данный момент сигнал нужного качества, бесперебойности и с необходимой для стандарта пятого поколения скоростью может обеспечить только волоконно-оптическая связь.

Чтобы было понятнее, насколько технически разнятся существующие и новый стандарт, можно сопоставить всего одну характеристику: скорость передачи данных, которая при использовании стандарта 5G должна быть как минимум в 20 раз выше, чем при использовании 4G. Если у последнего пропускная способность составляет 1 Гбит/с, то у сети пятого поколения она вырастает до 20–30 Гбит/с, при этом задержка сигнала не должна быть больше 0,004 секунды. Таким образом, браться за масштабирование нового стандарта в стране может только компания, обладающая необходимой инфраструктурой и финансовыми возможностями. 

Или пул компаний, синергия которых позволит решить все финансовые и инфраструктурные проблемы этого проекта. Собственно, по этому пути – по пути выстраивания шерингового рынка (от англ. «to share» - делиться) намерены пойти при построении сети пятого поколения такие страны, как США, Япония, Южная Корея, а также Китай, где лицензии на построение и эксплуатацию сетей 5G получили сразу три мобильных оператора. Идея шеринга проста: каждый из участников рынка входит в общий проект своими возможностями, закрывая свой участок работы по построению такой сети, а потом дает доступ к этим возможностям другим участникам такого консорциума в обмен на аналогичный доступ с их стороны. 

Построение сети 5G консорциумом компаний для Казахстана привлекательно еще и ввиду стоимости такого проекта – по оценке экспертов компании PwС, проводимых в России, стоимость развертывания готовой к использованию сети 5G, при условии, что волоконно-оптические транзитные линии рентабельны, может составить от $6,8 млн в небольшом городе до $55,5 млн в мегаполисе с высокой плотностью населения. Эти цифры актуальны и для Казахстана, с одной небольшой поправкой: при гораздо меньшей численности населения и при меньшем объеме экономики внедрение нового стандарта обойдется республике дороже: эксперты уже сейчас говорят о том, что затраты на разворачивание сети пятого поколения будут как минимум в пять раз больше, чем при работе над созданием сети 4G. 

А это значит, что дороже, в конечном счете, проект будет обходиться и конечному потребителю услуг 5G, при этом оперативно развернуть сеть покрытия по все стране без консолидации и согласованных действий не удастся: поодиночке компании будут покрывать территорию Казахстана лоскутно – и пока одни регионы будут оставаться вне зоны покрытия, в других операторы будут дублировать друг друга. В результате доходность этого проекта будет падать, а покрытие издержек на него будет ложиться, в конечном счете, на плечи потребителей. Наконец, для того, чтобы сети 5G эффективно работали, нужны принципиально новые масштабы: в частности, покрытие сети должно превысить нынешние ее возможности в шесть раз. Обеспечить такое покрытие поодиночке сейчас не в состоянии ни один из участников рынка. 

Участники казахстанского рынка это понимают: в ноябре прошлого года, в рамках Казахстанско-нидерландского бизнес-форума в Гааге главный исполнительный директор компании «Beeline Казахстан» Евгений Настрадин заявил, что наиболее перспективным вариантом внедрения в Казахстане пятого поколения мобильной связи является совместное строительство. 

«Как показал опыт внедрения 4G, только объединившись, мы сможем развернуть 5G-сеть максимально быстро и с наименьшими затратами. В противном случае внедрение этой дорогой технологии ляжет на плечи государства и, соответственно, налогоплательщиков. А приоритет в распределении частот в пользу одного из операторов, во-первых, создаст дисбаланс на рынке и, во-вторых, оставит без доступа к технологии миллионы абонентов на неопределенный период времени», - считает глава «Beeline Казахстан». 

Абонентская база «Beeline Казахстан» к концу прошлого года исчислялась 10 млн человек, и игнорировать такой сегмент рынка при построении новой сети было бы неразумно. Наземная проводная инфраструктура в стране сейчас сосредоточена в руках двух компаний: АО «Казахтелеком» и АО «Транстелеком». «Казахтелеком» выстроил в свое время Национальную информационную супермагистраль которая включает в себя волоконно-оптические линии связи общей протяженностью более 11 тыс. 500 км и соединяет между собой областные центры республики, а также города Алматы и Нур-Султан. К концу текущего года, после реализации проекта строительства линий ВОЛС в сельских населенных пунктах, самый крупный игрок рынка нарастит протяженность линий ВОЛС еще на 14 тыс. км. 

Но даже после этого «Казахтелеком» не станет монополистом в сфере наземной инфраструктуры: АО «Транстелеком» к 2017 году нарастил протяженность своих волоконно-оптических сетей до 15 тыс. км. При этом если ВОЛС «Казахтелекома» предназначены в первую очередь для обслуживания физических и юридических лиц, дислоцирующихся в населенных пунктах страны, то «Транстелеком» заточен на обслуживание промышленных потребителей. Которые являются первоочередными потребителями нового стандарта в силу масштабного использования проектов IoT (интернет вещей) и больших данных (Big Data). И для которых, в конечном счете, проект внедрения сети пятого поколения в Казахстане и предназначен в первую очередь. 

«С ростом скорости передачи данных инфраструктура, которая обеспечивает сети, растет в цене – и если раньше с этой инфраструктурой каждый оператор мог справиться сам, то сейчас обеспечивать это собственными средствами уже проблематично, - говорит заместитель председателя правления по развитию и инновациям АО «Транстелеком» Кайсар Аманбаев. – Поэтому либо операторы должны как-то взаимодействовать между собой, либо все они будут обращаться за помощью государства для выстраивания своих сегментов сети нового стандарта. Но если государство кого-то начнет поддерживать в построении такой сети, то логично будет, чтобы это оказывалось либо через государственного оператора, который получит средства от государства, но взамен должен будет обеспечивать равномерное развитие сети по все территории страны, либо через консорциум операторов», - добавляет он.

К помощи государства при строительстве новой сети, по мнению эксперта, операторы будут прибегать неизбежно: в силу распределения населения по территории страны коммерческая выгода от проекта будет концентрироваться в крупных городах, что изначально ставит в неравные условия различные регионы. А цифровизация экономики, ради которой и затевается разворачивание нового стандарта, должна идти равномерно повсюду, охватывая не только города, но и сельское хозяйство, и автомобильные трассы, и железные дороги. И только в консорциуме операторы смогут закрыть все эти потребности равномерно и оперативно. 

Ну, и, наконец, есть еще один момент, который говорит о необходимости появления консорциума операторов при построении новой сети уже сейчас: стандарт 5G – далеко не конечный пункт развития мобильного интернета, в будущем появятся сети шестого и седьмого поколения – еще более дорогостоящие, чем нынешний проект. И тогда операторам казахстанского рынка все равно придется объединять свои усилия – но это будет сделать гораздо проще на базе уже обкатанного на внедрении 5G и работающего при ее эксплуатации объединения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif