Перейти к основному содержанию

2995 просмотров

Инвесторы в люксовые товары получили тревожный сигнал из Китая

Высокоценные акции европейских дизайнерских брендов только начали ощущать на себе опасения за самый важный рынок отрасли

Фото: Shutterstock

Ослабление китайского юаня недвусмысленно угрожает надеждам на рост топовых люксовых брендов Европы. Оно вынудит инвесторов более серьезно отнестись к чрезмерной зависимости данного сектора от Китая.

Акции европейских люксовых товаров упали на 7,5% с утра пятницы, согласно индексу 10 люксовых брендов, который составили в Heard on the Street, аналитической колонке The Wall Street Journal. При этом более общий индекс Stoxx Europe снизился всего лишь на 4%. Но до этих падений предметы роскоши демонстрировали выдающуюся стойкость: индекс люкса от Heard on the Street в целом вырос на 24% с начала года, несмотря на напряжение между США и Китаем.

В понедельник валюта Китая ослабела в отношении доллара на 7 юаней – впервые с 2008 года Центральный банк Китайской Народной Республики позволил юаню упасть до этого уровня. Решение не поддерживать курс нацвалюты было принято спустя всего несколько дней после того, как президент США Дональд Трамп объявил о введении новых 10%-ных торговых пошлин на китайские товары на сумму $300 млрд. В то же время Китай рассматривает вопрос о том, как ответить на бурные протесты в Гонконге, одном из самых важных городов мира для рынка люксовых товаров.

До сих пор инвесторам не составляло труда игнорировать ухудшающиеся отношения между США и Китаем. Большинство дизайнерских брендов Европы осуществляют производство в своем же регионе. Это защищает их от прямых тарифов, которые ударили по автопроизводителям, таким как BMW. Экспорт сумочек в Китай также не несет тех угроз национальной безопасности, которые повредили полупроводниковой промышленности США. Да и сами компании – производители люкса в прошлом месяце постарались успокоить инвесторов, отчитавшись о высоком спросе у китайских потребителей по итогам квартала.

Но слабеющий юань – это совсем иное дело. Он напрямую бьет по покупательной способности китайских потребителей, которые несут треть мировых расходов на товары класса люкс и отвечают за огромную долю роста в данном сегменте. Туристы из Китая будут меньше тратить за рубежом, а брендам, вероятно, придется решать, повышать ли цены в материковом Китае. Когда юань ослаб в 2015 году, рост индустрии замер.
Беспорядки в Гонконге также не способствуют бизнесу компаний, которые платят за аренду местных площадей бешеные деньги. Особенно уязвимы ценные бумаги производителей часов Richemont и Swatch, учитывая, что Гонконг был крупнейшим мировым рынком для швейцарских часов в первой половине 2019 года.

Так называемые безопасные активы сектора люкс оказались не такими стойкими, как считали инвесторы – возможно, именно потому, что до этого они показывали такие хорошие результаты. Группа компаний LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton, в которую входят бренды Christian Dior и Celine, а также одноименные бренды Mоёt Hennessy и Louis Vuitton, оказалась одними из самых крупных неудачников, когда в понедельник обвалился индекс Euro Stoxx 50. Акции Hermѐs, производителя роскошных сумочек Birkin, упали сильнее, чем акции итальянского лейбла Salvatore Ferragamo.

Даже после недавнего обвала рынков европейские люксовые бренды в среднем имеют 26-кратную прогнозируемую прибыль, что значительно выше их усредненного пятилетнего показателя (22-кратная прибыль). Инвесторам необходимо особенно пристально следить за юанем.

Учитывая, насколько высоко ценятся бумаги люксового сегмента, эти компании выглядят уязвимыми к потрясениям.

Безымянный_52.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

2157 просмотров

Что ждет рынок телекоммуникаций Казахстана в 2020 году

Рассказывает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев

Иллюстрация: Jesus Sanz

Предлагаю уважаемым читателям провести небольшой эксперимент: подсчитать, сколько времени в день вы проводите читая сообщения или просматривая видеоконтент на своем смартфоне и сопоставить это время с аналогичным показателем у телевизора. Для чистоты эксперимента попробуйте сопоставить оба показателя не в рабочий день, когда телевизор недоступен, а в выходные большинство поймают себя на том, что даже сидя на диване у телевизора они продолжают пользоваться смартфоном.

Мобильный интернет незаметно для нас стал самым главным сегментом рынка телекоммуникаций. Абсолютное большинство пользователей услуг этого рынка может прожить без телевизора, большинство пользователей может прожить без персонального компьютера (разумеется, если он не является основным инструментом их работы), но от смартфона, вернее, без возможностей, которые предоставляет смартфон с помощью мобильного интернета, отказаться сейчас смогут единицы.

И если рассматривать основные действия «Казахтелекома» на внутреннем рынке в прошлом году, то легко убедиться в том, что все они были направлены на развитие именно этого мобильного сегмента казахстанского рынка связи. Хронологически эта логическая цепочка начала осуществляться еще в декабре 2018 года, когда оператор приобрел 75% голосующих акций АО «Кселл» у Telia Company и Fintur Holdings BV.

Цель этого приобретения озвучивалась нами еще на пороге вхождения в компанию – построение в стране высокотехнологичной интегрированной сети, позволяющей оказывать услуги мобильной и фиксированной связи с высоким качеством. Этот шаг позволил нам расширить инструментарий в части пакетных предложений в отношении предоставления новейших и самых востребованных услуг на телекоммуникационном рынке республики. Свою позитивную роль сыграло и приобретение в середине 2019-го 49% доли шведского мобильного оператора Tele2 AB в совместном предприятии Khan Tengri Holding B.V. Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, дали «Казахтелекому» возможность полномасштабно реализовывать в стране множество проектов за счет синергии потенциала двух сотовых компаний. В том числе и по построению первой в регионе сети стандарта 5G.

Напомню, что Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Казахстана, дав разрешение на приобретение пакета акций АО «Кселл», выдвинул ряд требований. В частности, в качестве условий сделки регулятором предусмотрено появление дополнительных услуг для абонентов, расширение покрытия сети 4G в сельских населенных пунктах (с численностью населения 4 тыс. человек и более) до 2021 года, а также внедрение стандартов предоставления услуг 5G не позднее 31 декабря 2021 года.
Отмечу, что эти требования полностью совпадали с теми целями, ради которых телекоммуникационный оператор приобретал доли как в Kcell, так и в Khan Tengri Holding B.V., – для создания той самой высокотехнологичной интегрированной сети. Нужно понимать, что такая сеть – слишком дорогой проект, который не имеет смысла реализовывать в ограниченной абонентской среде. На момент приобретения АО «Кселл» его абонентская база превышала 10 млн абонентов, Khan Tengri Holding B.V. – 7 млн абонентов, притом что в середине прошлого года в стране было зарегистрировано 25,7 млн абонентов сотовой связи. То есть теперь интегрированная сеть охватит свыше 70% рынка, что оправдывает расходы на ее построение.

Почему интегрированная сеть так необходима Казахстану? Потому что все новые технологии в мировой телекоммуникационной сфере завязаны на ее высокие возможности: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей», анализ больших данных с выработкой оптимальных решений, построение умных городов – все это в конечном счете требует высоких пропускных способностей, которые дает стандарт пятого поколения. И если мы хотим цифровизовать нашу экономику и жизнь, то должны разворачивать этот стандарт в нашей стране. А это требует синергии всех игроков рынка – и гораздо проще и оперативнее эта синергия обеспечивается тогда, когда игроки находятся в одной команде. Так что сведение брендов Kcell и Tele2 под одним зонтиком нужно не только «Казахтелекому» – оно нужно было всему рынку. 

Именно эти шаги, предпринятые для интеграции и совместного использования технических возможностей операторов сотовой связи, позволят Казахстану в ближайшем будущем тиражировать проекты Smart City – умных городов, полный прототип которых был представлен в начале прошлого года в Акколе в Акмолинской области. Все развернутые в нем технологии: облачное видеонаблюдение, «интернет вещей» (IoT) и использование больших данных для аналитики – постепенно разворачивались в прошлом году и в других городах Казахстана. Благодаря этим новинкам жизнь горожан в стране стала намного удобнее, комфортнее и, самое главное, безопаснее.

Однако тут возникает другая сторона проблемы: все эти новинки доступны жителям городов республики, но было бы несправедливо ограничивать в возможностях использования этих технологий жителей сельской местности – и поэтому в стране в прошлом году был развернут беспрецедентный проект по строительству волоконно-оптической связи. Широкополосным доступом к интернету было обеспечено в 2019 году почти 470 сельских населенных пунктов, а до конца нынешнего, 2020 года, этот проект охватит более 800 сел с общим количеством жителей почти 2,5 млн человек. Для этого предстоит проложить суммарно более 16 тыс. км волоконно-оптических линий связи.

Всего в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже присоединена к оптоволокну – 1,2 тыс., а после реализации проекта таких сел станет 2 тыс., то есть треть сельских населенных пунктов может быть автоматически вовлечена в построение такой интегрированной сети. Еще 3–3,5 тыс. сел можно будет подключить к этой системе через систему радиодоступа по технологии LTE800. Таким образом, реализуя проект по строительству ВОЛС, «Казахтелеком» одновременно создает инфраструктуру для будущих подключений сельчан к этой единой интегрированной сети. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.

В результате сельчане получат доступ к тем услугам, которые уже стали обыденностью для горожан. Это не только получение государственных услуг в режиме онлайн, дистанционное образование и телемедицина, но и видеонаблюдение за своим домом, которое можно вести с помощью смартфона, получая картинку на экран, и высокоскоростной интернет, позволяющий использовать смартфон в качестве замены телевизору и компьютеру.

Я пока не берусь ответить на вопрос о том, когда эти стандарты мобильного сегмента связи станут обыденностью для казахстанского села, но могу смело утверждать: первый шаг к этому был сделан в 2018 году, когда совет директоров «Казахтелекома» принял решение о приобретении пакета акций АО «Кселл», а правительство выбрало нашу компанию партнером для реализации проекта ВОЛС. Плацдарм для разворачивания нового стандарта в стране уже создается, так что появление новой интегрированной сети в стране – это дело времени. Причем уже ближайшего.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif