Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2748 просмотров

Инвесторы в люксовые товары получили тревожный сигнал из Китая

Высокоценные акции европейских дизайнерских брендов только начали ощущать на себе опасения за самый важный рынок отрасли

Фото: Shutterstock

Ослабление китайского юаня недвусмысленно угрожает надеждам на рост топовых люксовых брендов Европы. Оно вынудит инвесторов более серьезно отнестись к чрезмерной зависимости данного сектора от Китая.

Акции европейских люксовых товаров упали на 7,5% с утра пятницы, согласно индексу 10 люксовых брендов, который составили в Heard on the Street, аналитической колонке The Wall Street Journal. При этом более общий индекс Stoxx Europe снизился всего лишь на 4%. Но до этих падений предметы роскоши демонстрировали выдающуюся стойкость: индекс люкса от Heard on the Street в целом вырос на 24% с начала года, несмотря на напряжение между США и Китаем.

В понедельник валюта Китая ослабела в отношении доллара на 7 юаней – впервые с 2008 года Центральный банк Китайской Народной Республики позволил юаню упасть до этого уровня. Решение не поддерживать курс нацвалюты было принято спустя всего несколько дней после того, как президент США Дональд Трамп объявил о введении новых 10%-ных торговых пошлин на китайские товары на сумму $300 млрд. В то же время Китай рассматривает вопрос о том, как ответить на бурные протесты в Гонконге, одном из самых важных городов мира для рынка люксовых товаров.

До сих пор инвесторам не составляло труда игнорировать ухудшающиеся отношения между США и Китаем. Большинство дизайнерских брендов Европы осуществляют производство в своем же регионе. Это защищает их от прямых тарифов, которые ударили по автопроизводителям, таким как BMW. Экспорт сумочек в Китай также не несет тех угроз национальной безопасности, которые повредили полупроводниковой промышленности США. Да и сами компании – производители люкса в прошлом месяце постарались успокоить инвесторов, отчитавшись о высоком спросе у китайских потребителей по итогам квартала.

Но слабеющий юань – это совсем иное дело. Он напрямую бьет по покупательной способности китайских потребителей, которые несут треть мировых расходов на товары класса люкс и отвечают за огромную долю роста в данном сегменте. Туристы из Китая будут меньше тратить за рубежом, а брендам, вероятно, придется решать, повышать ли цены в материковом Китае. Когда юань ослаб в 2015 году, рост индустрии замер.
Беспорядки в Гонконге также не способствуют бизнесу компаний, которые платят за аренду местных площадей бешеные деньги. Особенно уязвимы ценные бумаги производителей часов Richemont и Swatch, учитывая, что Гонконг был крупнейшим мировым рынком для швейцарских часов в первой половине 2019 года.

Так называемые безопасные активы сектора люкс оказались не такими стойкими, как считали инвесторы – возможно, именно потому, что до этого они показывали такие хорошие результаты. Группа компаний LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton, в которую входят бренды Christian Dior и Celine, а также одноименные бренды Mоёt Hennessy и Louis Vuitton, оказалась одними из самых крупных неудачников, когда в понедельник обвалился индекс Euro Stoxx 50. Акции Hermѐs, производителя роскошных сумочек Birkin, упали сильнее, чем акции итальянского лейбла Salvatore Ferragamo.

Даже после недавнего обвала рынков европейские люксовые бренды в среднем имеют 26-кратную прогнозируемую прибыль, что значительно выше их усредненного пятилетнего показателя (22-кратная прибыль). Инвесторам необходимо особенно пристально следить за юанем.

Учитывая, насколько высоко ценятся бумаги люксового сегмента, эти компании выглядят уязвимыми к потрясениям.

Безымянный_52.png

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


965 просмотров

Поборется ли Казахстан за долю рынка судового топлива?

Международная морская организация ООН (IMO) ужесточила требования к качеству топлива для морских судов

Фото: VladSV / Shutterstock.com

Международная морская организация ООН (IMO), движимая заботой об экологии планеты, ужесточила требования к качеству топлива для морских судов. Считается, что оксид серы – один из основных загрязнителей атмосферы.

С 1 января 2020 года содержание серы в сжигаемом на кораб­лях судовом топливе должно быть снижено до 0,5% с нынешних 3,5%. А в отдельных, особо чувствительных акваториях, так называемых зонах эмиссионного контроля (к ним относятся, в частности, порты на Балтике и Северном море, на Ла-Манше, в прибрежных водах США и Канады и др.), требования еще жестче: суда, заходящие в эти порты, не должны использовать топливо с показателем выше, чем 0,1% содержания серы. Нарушителей – и судовладельцев, и портовые власти – ожидают внушительные штрафы.

Новые жесткие требования IMO напрямую задевают интересы сразу нескольких групп стейкхолдеров – владельцев судоходных компаний, нефтепереработчиков, нефтетрейдеров и производителей присадок. И, как это ни парадоксально, простых казахстанцев.

Цена новых правил

Перевозка морем – самый популярный (а иногда и единственно возможный) способ доставки сырья, товаров и продовольствия из одной точки земного шара в другую. В мировой торговле судоходство обеспечивает транспортировку 90% всех перевозимых грузов. При этом, по оценкам S&PGlobalPlatts, в стоимости перевозки до 70-80% составляют затраты на топливо.

Чтобы исполнить новые требования IMO, судовладельцам придется устанавливать на кораблях дорогостоящие очистные установки, так называемые скрубберы, абсорбирующие серу оксидами цинка. Помимо высокой цены (от $5 млн до $8 млн) установка имеет еще один минус: она может занимать до четверти полезной площади судна, что делает невозможной ее использование на судах небольшого водоизмещения. Остается вариант покупки судового топлива с меньшим содержанием серы. А оно стоит гораздо дороже – уже сейчас контрактная цена на поставку в 2020 году топлива с высоким содержанием серы снижается, обессеренного – растет. По оценкам экспертов консалтинговой компании WoodMackenzie, из-за новых требований к содержанию серы затраты судоходных компаний на топливо вырастут в следующем году вполовину. 
И это значит, что забота об экологии обернется дополнительными расходами судовладельцев, которые они, без сомнения, заложат в цену перевозимого товара. А уж владелец этого товара переложит их на кошелек конечного потребителя. Так что не стоит удивляться в следующем году удорожанию товаров, попадающих в наши магазины морским путем из Азии, Америки или Японии.

Качественный раздел

На сегодняшний день большинство морских судов в мире используют высокосернистый мазут или специальное дизельное топливо. Серьезный игрок этого рынка – Россия, наш партнер по ЕАЭС. К примеру, одну десятую часть всех своих потребностей в топливе компания Maersk, мировой лидер в сфере контейнерных перевозок, закрывает за счет закупки продукции российских НПЗ. Однако стоит принять во внимание, что основной сорт добываемой в России нефти – Urals, и его главная особенность – высокое содержание серы. Поэтому российские нетеперерабатывающие заводы производят в основном мазут с высоким содержанием серы. Генеральный директор Maersk Серен Скоу уже заявил о намерении перевести к новому году большую часть своих судов на использование топлива с низким содержанием серы.

Это снизит спрос на российское топливо и заставит нефтепереработчиков изыскивать средства на модернизацию заводов и строительство дополнительных установок обессеривания.

Говорить о каких-то тенденциях в этой связи в Казахстане и вовсе не приходится: в 2018 году все три казахстанских НПЗ, только завершившие модернизацию, увеличившую их глубину переработки, произвели суммарно немногим больше 2,8 млн т мазу­та. Для сравнения: в целом по России этот показатель составил 46,4 млн т, из которых больше половины ушло на экспорт. Так что тут мы россиянам явно не конкуренты.

Впрочем, специалисты утверж­дают, что у Казахстана был шанс стать игроком на всемирном рынке судового топлива. В 2016 году в Актобе, на небольшом частном НПЗ «Актобе нефтепереработка», была выпущена первая промышленная партия остаточного судового топлива по международному стандарту ISO 8217. У владельцев завода, одним из которых был бывший акционер Атырауского НПЗ Алмаз Кужагалиев, были амбициозные планы по наращиванию объемов переработки судового топлива и завоеванию доли мирового рынка. 

По словам Кужагалиева, казахстанская нефть, добываемая на месторождениях на западе страны, в частности в Макатском районе Атырауской области, отличается низким, а иногда ультранизким уровнем серы и меркаптанов, а также бензиновой фракции, и является идеальным сырьем для производства судового топлива. Сегодня эта нефть поставляется в сыром виде в нефтепровод «Атырау – Самара», где по пути смешивается с нефтью других поставщиков, ухудшающей ее качество.

«Чтобы получить справедливую премиальную цену за качество, необходимо весь объем казахстанской нефти, закачиваемый в нефтепровод «Атырау – Самара», уже на территории Казахстана разделить на три потока: 1) с содержанием серы до 0,1% – это не более
2 млн т; 2) с содержанием серы до 0,25% – это около 12 млн т; 3) с содержанием серы до 1,0% – это около 6 млн т», – написал Кужагалиев в своем открытом письме на имя президента страны Нурсултана Назарбаева 14 марта 2019 года, за пять дней до его отставки.

Дополнительные доходы

По мнению опытного нефтепереработчика, нефть с содержанием серы до 0,1% «должна перерабатываться в судовое топливо на территории Казахстана, так как сохранить такое качество в системе ПАО «Транснефть» на территории России практически невозможно. Это принесет дополнительный доход в размере $100 на каждой тонне ультранизкосернистой нефти, из которых $30 достанутся России за транзит судовых топлив на мировой рынок, остальное останется в нашем государстве. Таким образом, данное мероприятие принесет Казахстану около $140 млн дополнительных доходов. Нефть с содержанием серы до 0,25% должна прокачиваться отдельно от российской нефти в порт Усть-Луга Ленинградской области и реализовываться как минимум по паритету с Brent (полагаем, будет премия на уровне азербайджанской легкой). Даже в этом случае дополнительный доход Казахстана составит $33 на тонне, или $400 млн в год», – резюмирует Алмаз Кужагалиев.

По его мнению, выгода для Казахстана будет на порядок выше, если Казахстан обзаведется собственным НПЗ в Усть-Луге, подобно тому, как Россия пользуется сейчас космодромом Байконур в Казахстане. Для реализации подобного проекта, по мнению автора обращения, нужна политическая воля высшего руководства. 

Письмо авторитетного нефтяника было отправлено им из-за решетки. 7 декабря 2016 года на НПЗ «Актобе нефтепереработка» прошла спецоперация КНБ. Силовики обвинили руководство предприятия в хищениях и контрабанде нефти, а также в занижении ее таможенной стоимости. Спустя два года, 12 декабря 2018 года, соучредитель ТОО «Актобе нефтепродукт» Алмаз Кужагалиев и гражданин Беларуси Сергей Кунцевич за продажу в Кыргызстан 13 тыс. т сырой нефти под видом нефтепродуктов были приговорены к 19 и 17 годам лишения свободы соответственно.

Пока непонятно, дойдет ли обращение осужденного Кужагалиева до нового президента Республики Казахстан. И будет ли Казахстан бороться за долю мирового рынка судового топлива, воспользовавшись жесткой позицией Международной морской организации.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций