Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1867 просмотров

Что происходит на рынке аренды коммерческой недвижимости Атырау

«Курсив» подготовил краткий обзор

Фото: Shutterstock

Спрос на аренду коммерческих помещений в Атырау превышает предложение, что сказывается на стоимости и качестве сдаваемых квадратных метров. Что кроется за нюансами рынка аренды нефтяной столицы Казахстана, выяснял «Курсив».

Как отмечают предприниматели, цена на недвижимость в Атырау так высока, что не только начинающие, но и довольно крепко стоящие на ногах бизнесмены не могут себе позволить накопить или изъять из оборота нужную для покупки собственного помещения сумму. Поэтому вопрос аренды коммерческих помещений для МСБ весьма актуален. 

Когда спрос не рождает предложение

Общие критерии, по которым предприниматели выбирают помещение, – это расположение в деловом центре города, удобный подъездной путь, парковка, адекватная цена. 

По мнению директора риелторского агентства Regul Atyrau Алины Маккензи, для одних приоритетом является безопасность, другие смотрят на цену. Если бюджет позволяет, то предприниматели чаще выбирают европейскую часть города, где сегодня располагается большая часть офисов. МСБ в Атырау, по мнению г-жи Маккензи, сложно найти офис, поскольку в областном центре много больших помещений, которые строятся специально для последующей сдачи в аренду крупным компаниям. Иметь и сдавать небольшие по площади офисы не так выгодно. 

Впрочем, альтернатива есть всегда – многие офисы сдаются небольшими кабинетами. Но за небольшую сумму в престижном районе их не найти, уверена руководитель риелторского агентства.

С точки зрения директора риелторского агентства «Экспресс-Атырау» Андрея Бурова, подобная ситуация обусловлена тем, что предложений на рынке аренды коммерческих помещений меньше, чем того требует постоянно растущий спрос. А стремление арендодателей сдать все здание целиком или хотя бы целый этаж одному клиенту и вовсе сводит шансы малого бизнеса арендовать кабинет в престижном месте к нулю. 
Компании, конечно же, выгодно сдавать всю площадь целиком одному арендатору, так как это избавляет от проблем со сбором оплаты от разных лиц. Поэтому они отказывают мелким арендаторам – ждут крупного клиента.

«Ждать могут годами. По их мнению, пустующее здание держать более выгодно, чем делать ремонт после череды мелких клиентов», – делится своими наблюдениями с «Курсивом» Андрей Буров.

Стоимость аренды помещения под бизнес площадью 100 кв. м на первом этаже в жилых домах, расположенных в деловом районе Атырау, колеблется от 250 тыс. до 400 тыс. тенге в месяц. 

Цена диктует условия

Офисы класса «А», построенные и оборудованные в соответствии с международными стандартами, которые отличает выгодное расположение, наличие системы кондиционирования, автоматизированных систем жизнеобеспечения, нескольких высокоскоростных лифтов, собственной службы охраны, системы контроля доступа в здание и просторная парковка, в Атырау редкость. Они пользуются повышенным спросом у крупных компаний, несмотря на высокую стоимость аренды. В среднем 1 кв. м в бизнес-центрах такого класса обходится арендаторам в 8–10 тыс. тенге и дороже. В некоторых случаях к стоимости аренды помещения добавляется коэффициент за пользование общим коридором, коферумом.

Несмотря на высокую стоимость, там никогда не бывает свободных площадей. Клиентов привлекает входная группа здания с автоматизированной пропускной системой и ресепшен, в обязанности которого входит встреча гостей и клиентов, надежная охрана зданий.
Если подобная цена не устраивает клиента, но ему, тем не менее, хотелось бы иметь представительный офис, риелторы могут предложить офисные помещения в бизнес-центрах класса «Б». По многим характеристикам они близки к помещениям класса «А», но обычно не настолько престижны, не так удачно расположены, и спектр предлагаемых услуг скромнее. Аренда офиса класса «B» в среднем обходится в пределах 4–6 тыс. тенге за квадратный метр. В эту стоимость входят НДС, эксплуатационные и коммунальные расходы, хороший ремонт, видеонаблюдение, парковка, круглосуточная охрана. 

Подводные камни договоров

Андрей Буров настоятельно рекомендует арендаторам внимательно читать договор аренды перед подписанием.

«Владельцы помещений в стандартный договор часто включают условие, что арендатор должен проплатить им вперед за первый и последний месяцы аренды. Вторая сумма идет в качестве залога на тот случай, если вдруг в процессе аренды клиенты испортят какое-то имущество арендодателя. И, как правило, арендодатели благополучно забывают вернуть ее», – делится своими наблюдениями руководитель риелторского агентства.

По его словам, бывают случаи, когда арендаторы могут при выезде захватить с собой не принадлежащую им офисную технику. Во избежание таких проблем риелторы досконально фиксируют и описывают все имущество до и после окончания аренды. 

Также в договоре может быть хитрый пункт, согласно которому если хозяин помещения просит арендатора покинуть помещение, то последний месяц аренды не оплачивается. В случае расторжения договора по инициа­тиве арендатора он должен оплатить арендодателю плату за месяц, следующий после его выезда. 

В практике одного из риелторских агентств был случай, когда арендатор снял помещение, открыл в нем детский сад, бизнес развивался весьма успешно. Через некоторое время хозяин помещения расторг договор и сам продолжил заниматься детским садом, переманив к себе всех клиентов арендатора.


5279 просмотров

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций