Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1675 просмотров

Очередная госпрограмма льготного кредитования бизнеса не приживается

В Павлодарской области стабильные компании не торопятся занять очередь за кредитами «Экономикиа простых вещей»

фото: uralskweek.kz / Петр Своик

В Павлодарской области крепко стоящие на ногах компании не торопятся занять очередь за кредитами по направлению «Экономика простых вещей». Слабым предприятиям такая помощь недоступна.

Воспользоваться программой не спешат

В Павлодарской области одобрено семь проектов на сумму 802 млн тенге в рамках разрекламированной и направленной на развитие «экономики простых вещей» государственной программы. Еще пять находятся на рассмотрении в БВУ. Об этом в ходе совещания в областном акимате сообщил руководитель управления предпринимательства и торговли Жайык Хасанов.

В акимате подсчитали, что около 4 тыс. предприятий бизнеса области соответствуют заявленным требованиям и могли бы использовать шанс, чтобы расширить производство или освоить новые направления деятельности. Но бизнесмены не торопятся подавать заявки на получение льготного кредита. Например, в Экибастузе одобрен один проект, в Павлодаре – два, а в Аксу – ни одного. При этом проявившие инициативу предлагают проекты в основном в сфере сельского хозяйства. Речь идет о развитии молочного скотоводства и выращивании овощей.

Такая ситуация наблюдается практически во всех районах области. Например, в Актогайском местное ТОО «Агро-Терра» планирует взять по программе 100 млн тенге на складские помещения.

«Вот он возьмет эти деньги, построит себе очередной склад. Ни одного рабочего места не создаст. Будет просто хранить овощи. Это разве проект?», – задался вопросом аким области Булат Бакауов.

Другие хозяйства хотят заняться приобретением скота в то время, как в стране действуют программы, разработанные специально под развитие животноводства. «У нас же есть ресурсы по программе «Сыбага», чтобы выдавать займы на приобретение поголовья скота на 15 лет, тогда как по

«Экономике простых вещей» максимальный срок займа – 7 лет. Пересмотрите все проекты агропромышленного комплекса отдельно, и, если нужно, направим предпринимателей по наилучшему для них пути», – дал указание глава региона подчиненным в районах.

Удачей считается, если деньги на развитие по госпрограмме «Экономика простых вещей» желает получить крупное, солидное предприятие, кредит которому не прочь предложить любой банк.

Возникают и перекосы. Например, районные и сельские власти включают в список участников и тех, кто стремится получить 1 млн тенге в рамках льготного кредитования. На такую сумму можно открыть разве что мини швейный цех или торговую точку.

В акимате ожидают, что в результате ревизии будут исключены проекты, приписанные для галочки, и появятся те, которые региону действительно нужны. По словам Булата Бакауова, нет, например, заявок по развитию придорожного бизнеса. Ни в привлекательном для туристов Баянаульском районе, ни в Железинском, расположенном вдоль трансграничной трассы.

Кому «удочку»?

По мнению экономиста Алмаса Чукина, помощь бизнесу со стороны государства присутствует и в развитых европейских странах. Но там есть конкретика.

«Либо это стартапы, то есть средства направляются на новые идеи, разработки и прочее. Или кредиты предназначаются тем, кто добился определенного успеха, но нуждается в резком росте для выхода на новые рынки, и для этого необходимы средства. При этом поддержка малого и среднего бизнеса организуется потому, что именно они кормилицы экономики. Например, один средний ресторан дает больше рабочих мест, чем средний завод», – отметил в комментариях «Курсиву» Алмас Чукин.

По его словам, так как в Казахстане 70% всех доходов бюджета составляют нефтедоходы, возникает перекос.

«Вроде деньги есть, и они куда-то поступили, но их нельзя просто раздать населению. Как поделиться с населением этим? Да, есть различные социальные выплаты, поддержка здравоохранения и прочее. А вот как помочь бизнесу? Отсюда и появляется бесконечное число программ, – говорит собеседник. – Те сильные предприниматели, которых я знаю, говорят, если взять этот кредит, проверками замучают: как использованы деньги, что на них сделано. Те, кто послабее, им или не дают эти кредиты, либо они их не возвращают».

За стеклом

Под «экономикой простых вещей» подразумевается развитие производства продуктов питания и промышленных товаров ежедневного использования. Цель программы – создание продукции для обеспечения нужд населения и импортозамещение. В текущем году в Казахстане на это выделено 600 млрд тенге. Определены 365 товарных позиций из 65 видов экономической деятельности. По кредитам в сфере переработки сельхозпродукции и обрабатывающей промышленности ставка финансирования составляет не более 15% годовых, из которых 6% годовых оплачивает предприниматель, а разницу субсидирует государство через фонд «Даму».

Одним из участников программы «Экономика простых вещей» надеется стать павлодарская компания «Стекломир», занимающаяся изготовлением стеклопакетов. По словам ее руководителя Владимира Высоцкого, сумму займа планируется направить на создание архитектурного кластера стеклопакетов. Уже сегодня в новую площадку вложено порядка 5 млн евро – осуществлен закуп оборудования. При этом он заметил, что его проект банками должен быть поддержан, так как у него хорошая кредитная история.

«У нас открытые контракты со всеми крупными мировыми производителями стекла. Многие из европейских компаний построили свои заводы в РФ, мы сотрудничаем и с ними», – отметил предприниматель.

Спикер пояснил необходимость создания кластера.

«Если раньше наша стратегия состояла в том, чтобы в каждом из своих филиалов поставить производство, теперь иначе. Причина в дорогах. Прежде возить по ним нашу хрупкую продукцию было накладно. Сегодня ситуация изменилась. А держать производство и специалистов в одном месте практичнее», – считает Владимир Высоцкий.

Мнение эксперта

Петр Своик, экономист:

– Для развития «экономики простых вещей», которая является неотъемлемой частью внутренней экономики, необходим комплексный план.

Он должен учитывать межотраслевые балансы, ставить реальные задачи по созданию полноценной инфраструктуры, обеспечению трудовой занятости населения. Сейчас этого нет.

Но я считаю, что в стране сделан правильный вывод о необходимости заниматься внутренней экономикой. Но ее развитие противоречит внешней модели.

Чтобы она развивалась, необходимые соответствующие институты и процедуры. Это было сделано только наполовину. В результате серьезных успехов нет, хотя печатаются красивые отчеты и разрезаются ленточки.


575 просмотров

Рынок печатной периферии находится в депрессии

Рассказываем, почему так происходит

Фото: Shutterstock

Рынок печатных устройств – это небольшая, но важная составляющая часть рынка IT. И было бы удивительно, если бы этот небольшой рынок жил своей отдельной жизнью. Он подвержен общим тенденциям, характерным для большого рынка IT. 

Общий тренд

Казахстанский IT-рынок уже несколько лет не может компенсировать потери, которые стали итогом девальвации 2014-го. Тогда он упал на 8%. В 2015 году, «отработав» негатив по девальвации, рынок упал еще на 30%. В 2016 году по инерции – еще на 8% (все приведенные данные – оценка аналитической компании IDC). В 2017 году наметилось робкое восстановление – по оценкам участников рынка (данные IDC по итогам 2017–2018 годов недоступны), рост составил до 10%. Это означает, что его емкость достигла примерно $1,4 млрд. Опираясь на ту же экспертную оценку, можно утверждать, что темпы роста IT-рынка Казахстана в 2018-м также вряд ли превысили 10%, несмотря на неплохую конъюнктуру. Таким образом, емкость рынка составила примерно $1,6 млрд (в 2013 году, на пике «славы», его емкость составляла около $2,2 млрд). 

Говоря о неплохой конъюнк­туре, следует понимать, что на внутреннем рынке все оказалось не так однозначно – тенге продолжил обесцениваться по отношению к доллару (2018 год начали на отметке 327 тенге за доллар, а закончили на отметке 372). 

Здесь следует пояснить, что структура IT-рынка в Казахстане имеет ощутимый «железный» акцент. То есть на аппаратное обеспечение приходится почти 80%, а на программное обеспечение и IT-услуги – плюс-минус по 10%. Этот дисбаланс является очень болезненной темой. По сути, низкая доля IT-услуг в структуре рынка – это признак его незрелости с точки зрения наличия массы компетенций. Еще один вывод из вышесказанного – высокий уровень импортозависимости (почти 90%). Иными словами, любой валютный шок – это большая проблема для IT-рынка. Понятно, эта стартовая позиция для рынка печатной периферии была изначально невыгодной.

Вывод бумаги

Даже в крайне негативных для отрасли 2014–2015 годах печатная периферия смогла «выделиться». По данным IDC, емкость рынка «печатки» в Казахстане в 2014 году составила $53 млн. В 2015 году рухнула сильнее рынка – до $30 млн, а в 2017-м – до $27 млн. В этой ситуации единственный способ не сорвать большие проекты – уходить в сторону бюджетных конфигураций. Об этом в свое время говорил и региональный директор IDC в Центральной Азии, Монголии и Азербайджане Андрей Беклемишев: с одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой – появился целый ряд проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл.

Иван Гончаров, директор департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, комментируя «принтерные» итоги 2018 года, отмечает рост продаж, а вот с объемом не все так просто – в штучном выражении рынок многофункциональных устройств (МФУ) несколько снизился. В то же время монофункциональные принтеры существенно подросли – на 61%. К этим цифрам следует относиться с осторожностью: несмотря на то что рынок фрагментирован и фактически контролируется несколькими игроками, рост продаж у одного крупного игрока не может быть причиной, чтобы повысить общий градус оптимизма по отношению к печатной периферии. Впрочем, здесь, пожалуй, наиболее интересно даже не это, а наблюдения эксперта в части структуры рынка.

«Из достаточно свежих трендов рынка назвал бы желание крупных игроков на рынке развить аутсорсинг печати. С другой стороны, хотя новые продукты есть на рынке и появляются ресурсы для управления таким бизнесом, сдвиги незначительные. Запущены проекты исключительно только для компаний с иностранным участием. В госсекторе и квазигоссекторе такие проекты не работают ввиду законодательных ограничений (контракты заключаются на период не более чем один год). Здесь же еще одна зона риска – валютные риски», – комментирует он.

Следует отметить еще одну тенденцию – струйная печать имеет серьезные виды на офис: по ряду эксплуатационных параметров она опережает лазерную печать. Исход битвы уже сейчас видится предрешенным: эволюция лазерной печати почти остановилась, чего не скажешь о «струе» – она оказалась не только быстрее и энергоэффективнее, но и экологичнее и дешевле.

Наконец, электронный документооборот. Здесь риски для печатной периферии также очевидны и не нуждаются в дополнительных комментариях. 

Встречный ветер

В противовес оптимизму, который прозвучал от директора департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, – новости из России. По итогам II квартала 2019 года на российский рынок было поставлено на 9,3% меньше (к аналогичному периоду прошлого года) устройств печати, включая принтеры, копиры и многофункциональные устройства. В IDC, которая анонсировала эти данные, оценивают рынок печатной периферии России по итогам 2018 года в $190 млн. Причем наиболее тревожная динамика наблюдается именно в потребительском сегменте: принтеры в домашнем интерьере – это уже лишнее.

Не исключено, что эти тренды, как было уже не раз, мигрируют и в Казахстан. Если этого уже не произошло.

Хотя в целом тренды для печатной периферии видятся в негативном ключе, есть сегменты, где спрос, как ожидается, будет расти. Например, это большие, «тяжелые» решения, ориентированные в том числе и на проекты в области аутсорсинга печати. Сюда же можно отнести упомянутое смещение спроса в сторону струйной печати, причем этот тренд замечен уже даже в наиболее консервативном сегменте – корпоративном.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций