Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1446 просмотров

Как казахстанцу запустить успешный бизнес в Камбодже

История бренда Koompi

Фото: Shutterstock

Koompi – камбоджийский бренд ноутбуков, который появился благодаря усилиям казахстанского предпринимателя. За два года компании удалось стать одним из самых популярных производителей лэптопов в Камбодже и наладить экспорт в другие страны Юго-Восточной Азии.

«Степень экономического развития Камбоджи такова, что сейчас практически любой бизнес, связанный с онлайн-сервисами или интернетом, может быть потенциально удачным», – говорит Сакен Нигма, руководитель отдела развития бизнеса компании Koompi. Ему можно верить: в Камбодже он создал несколько бизнесов, но Koompi – самый известный его проект.

Книга знаний

До отъезда в Юго-Восточную Азию (ЮВА) Нигма успел и поработать в казахстанском корпоративном секторе в финансовой сфере, и получить опыт предпринимательской деятельности. Наработанный опыт позволил ему при первом посещении Камбоджи заметить перспективные ниши и направления для развития бизнеса. Через несколько месяцев Сакен Нигма снова прилетел в Камбоджу – теперь уже с билетом только в один конец и первоначальным капиталом в $80 тыс. Шел 2017 год.

У казахстанца была договоренность с местным бизнесменом о запуске платежной платформы, однако в последний момент камбоджиец передумал. С еще одним партнером Нигма собирался открыть в Камбодже банк, но регулятор не выдал им лицензию. На идею собирать и продавать ноутбуки Сакена Нигму натолкнуло чтение местной прессы – он увидел там интервью с камбоджийским предпринимателем, который хотел запустить подобный проект. Казахстанец нашел этого бизнесмена  через Facebook, они встретились, определились с общим видением бизнеса и приступили к работе.

Бизнес-проект по сборке ноутбуков из готовых комплектующих был признан перспективным в первую очередь потому, что лэптопы в Камбодже весьма дороги из-за высоких таможенных пошлин и доступны далеко не каждому местному жителю. Сам Нигма видит связь между ситуацией с доступностью техники и неосуществленным проектом платежной системы. «Когда я озвучил идею платежной системы, одним из основных рисков проекта был ощутимый кадровый дефицит – в Камбодже не хватало квалифицированных разработчиков. И мы увидели некую параллель между тем, что здесь проседает IT-образование, и тем, что ноутбук как инструмент для обучения не все могут себе позволить», – поясняет Сакен Нигма. Повышение доступности IT-образования стало фактически миссией компании, которая решила создавать ноутбуки с собственной операционной системой на базе Linux со специальной встроенной функцией для обучения программированию. Название бренда – Koompi – в переводе с кхмерского означает «книга знаний».

Биткоин для поддержки

Первая команда Koompi была интернациональной – работников искали и в Камбодже, и через LinkedIn. В числе первых сотрудников компании были специалисты из Японии, Сан-Паулу, Зимбабве, Чехии, несколько камбоджийцев и сам герой истории. Договоренности с поставщиками, закупка комплектующих в Тайване и Китае – все было организовано достаточно быстро. Продажи ноутбуков Koompi стартовали через 9 месяцев после того, как Сакен Нигма прилетел в Камбоджу.

Цена Koompi была установлена более чем демократичная – $275. Итог первого месяца продаж – 150 ноутбуков. Сейчас Koompi ежемесячно продает 500 ноутбуков, правда, их цена выросла до $339. Покупателям больших партий техники предоставляется скидка за объем, цена – $270. Налажены поставки Koompi на Филиппины, небольшая партия ушла в Таиланд. Компания участвует в государственных тендерах на комплектацию компьютерных классов в школах. «Для нашего маленького предприятия это хорошие цифры. Это позволяет всем себя комфортно чувствовать и зарабатывать деньги», – говорит Нигма и тут же добавляет, что так было не всегда. Когда проект еще не приносил прибыль, а источники дохода были необходимы, казахстанец создал в Камбодже сервис по покупке и продаже биткоинов. «В какой-то момент у нас был большой кассовый разрыв. И нам нужно был открыть небольшой сервис, который бы генерил деньги», – объясняет предприниматель. Через какое-то время после запуска сервиса Национальный банк Камбоджи заявил, что не рекомендует гражданам страны покупать и продавать криптовалюту. Директора компании с аналогичным бизнесом арестовали в тот же день, а после дали два года тюрьмы. Сакен Нигма, чтобы не повторить судьбу коллеги по рынку, по совету юриста тут же улетел в Бангкок. Сервис по покупке и продаже биткоинов был закрыт, его организаторы принесли руководству страны извинения, и после этого Нигма смог вернуться в Камбоджу к проекту Koompi.

После истории с биткоином команда Koompi пошла по классическому пути стартапа и привлекла в проект инвестора. Более того, это партнерство выросло в создание венчурного фонда, куда помимо инвестора Koompi вошли еще несколько человек, включая самого Сакена Нигму. На сегодня из 30 камбоджийских стартапов, в которые инвестировал этот венчурный фонд, выжили 19, при этом 7 из них – прибыльные. Самой успешной инвестицией фонда стал проект платформы по онлайн-покупке билетов на междугородние автобусы. Этот стартап был успешно реализован и в итоге выкуплен стратегическим инвестором из Камбоджи.

Продавать Koompi в Казахстане Сакен Нигма не планирует: во-первых, отечественный рынок после азиатского кажется слишком маленьким; во-вторых, цены на подобный продукт в Казахстане вполне конкурентные, а в-третьих, казахстанцы привыкли работать на Windows. Для камбоджийцев же Koompi часто первый ноутбук, и операционная система на базе Linux их не смущает.


575 просмотров

Рынок печатной периферии находится в депрессии

Рассказываем, почему так происходит

Фото: Shutterstock

Рынок печатных устройств – это небольшая, но важная составляющая часть рынка IT. И было бы удивительно, если бы этот небольшой рынок жил своей отдельной жизнью. Он подвержен общим тенденциям, характерным для большого рынка IT. 

Общий тренд

Казахстанский IT-рынок уже несколько лет не может компенсировать потери, которые стали итогом девальвации 2014-го. Тогда он упал на 8%. В 2015 году, «отработав» негатив по девальвации, рынок упал еще на 30%. В 2016 году по инерции – еще на 8% (все приведенные данные – оценка аналитической компании IDC). В 2017 году наметилось робкое восстановление – по оценкам участников рынка (данные IDC по итогам 2017–2018 годов недоступны), рост составил до 10%. Это означает, что его емкость достигла примерно $1,4 млрд. Опираясь на ту же экспертную оценку, можно утверждать, что темпы роста IT-рынка Казахстана в 2018-м также вряд ли превысили 10%, несмотря на неплохую конъюнктуру. Таким образом, емкость рынка составила примерно $1,6 млрд (в 2013 году, на пике «славы», его емкость составляла около $2,2 млрд). 

Говоря о неплохой конъюнк­туре, следует понимать, что на внутреннем рынке все оказалось не так однозначно – тенге продолжил обесцениваться по отношению к доллару (2018 год начали на отметке 327 тенге за доллар, а закончили на отметке 372). 

Здесь следует пояснить, что структура IT-рынка в Казахстане имеет ощутимый «железный» акцент. То есть на аппаратное обеспечение приходится почти 80%, а на программное обеспечение и IT-услуги – плюс-минус по 10%. Этот дисбаланс является очень болезненной темой. По сути, низкая доля IT-услуг в структуре рынка – это признак его незрелости с точки зрения наличия массы компетенций. Еще один вывод из вышесказанного – высокий уровень импортозависимости (почти 90%). Иными словами, любой валютный шок – это большая проблема для IT-рынка. Понятно, эта стартовая позиция для рынка печатной периферии была изначально невыгодной.

Вывод бумаги

Даже в крайне негативных для отрасли 2014–2015 годах печатная периферия смогла «выделиться». По данным IDC, емкость рынка «печатки» в Казахстане в 2014 году составила $53 млн. В 2015 году рухнула сильнее рынка – до $30 млн, а в 2017-м – до $27 млн. В этой ситуации единственный способ не сорвать большие проекты – уходить в сторону бюджетных конфигураций. Об этом в свое время говорил и региональный директор IDC в Центральной Азии, Монголии и Азербайджане Андрей Беклемишев: с одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой – появился целый ряд проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл.

Иван Гончаров, директор департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, комментируя «принтерные» итоги 2018 года, отмечает рост продаж, а вот с объемом не все так просто – в штучном выражении рынок многофункциональных устройств (МФУ) несколько снизился. В то же время монофункциональные принтеры существенно подросли – на 61%. К этим цифрам следует относиться с осторожностью: несмотря на то что рынок фрагментирован и фактически контролируется несколькими игроками, рост продаж у одного крупного игрока не может быть причиной, чтобы повысить общий градус оптимизма по отношению к печатной периферии. Впрочем, здесь, пожалуй, наиболее интересно даже не это, а наблюдения эксперта в части структуры рынка.

«Из достаточно свежих трендов рынка назвал бы желание крупных игроков на рынке развить аутсорсинг печати. С другой стороны, хотя новые продукты есть на рынке и появляются ресурсы для управления таким бизнесом, сдвиги незначительные. Запущены проекты исключительно только для компаний с иностранным участием. В госсекторе и квазигоссекторе такие проекты не работают ввиду законодательных ограничений (контракты заключаются на период не более чем один год). Здесь же еще одна зона риска – валютные риски», – комментирует он.

Следует отметить еще одну тенденцию – струйная печать имеет серьезные виды на офис: по ряду эксплуатационных параметров она опережает лазерную печать. Исход битвы уже сейчас видится предрешенным: эволюция лазерной печати почти остановилась, чего не скажешь о «струе» – она оказалась не только быстрее и энергоэффективнее, но и экологичнее и дешевле.

Наконец, электронный документооборот. Здесь риски для печатной периферии также очевидны и не нуждаются в дополнительных комментариях. 

Встречный ветер

В противовес оптимизму, который прозвучал от директора департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, – новости из России. По итогам II квартала 2019 года на российский рынок было поставлено на 9,3% меньше (к аналогичному периоду прошлого года) устройств печати, включая принтеры, копиры и многофункциональные устройства. В IDC, которая анонсировала эти данные, оценивают рынок печатной периферии России по итогам 2018 года в $190 млн. Причем наиболее тревожная динамика наблюдается именно в потребительском сегменте: принтеры в домашнем интерьере – это уже лишнее.

Не исключено, что эти тренды, как было уже не раз, мигрируют и в Казахстан. Если этого уже не произошло.

Хотя в целом тренды для печатной периферии видятся в негативном ключе, есть сегменты, где спрос, как ожидается, будет расти. Например, это большие, «тяжелые» решения, ориентированные в том числе и на проекты в области аутсорсинга печати. Сюда же можно отнести упомянутое смещение спроса в сторону струйной печати, причем этот тренд замечен уже даже в наиболее консервативном сегменте – корпоративном.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций