Перейти к основному содержанию

1772 просмотра

Как казахстанцу запустить успешный бизнес в Камбодже

История бренда Koompi

Фото: Shutterstock

Koompi – камбоджийский бренд ноутбуков, который появился благодаря усилиям казахстанского предпринимателя. За два года компании удалось стать одним из самых популярных производителей лэптопов в Камбодже и наладить экспорт в другие страны Юго-Восточной Азии.

«Степень экономического развития Камбоджи такова, что сейчас практически любой бизнес, связанный с онлайн-сервисами или интернетом, может быть потенциально удачным», – говорит Сакен Нигма, руководитель отдела развития бизнеса компании Koompi. Ему можно верить: в Камбодже он создал несколько бизнесов, но Koompi – самый известный его проект.

Книга знаний

До отъезда в Юго-Восточную Азию (ЮВА) Нигма успел и поработать в казахстанском корпоративном секторе в финансовой сфере, и получить опыт предпринимательской деятельности. Наработанный опыт позволил ему при первом посещении Камбоджи заметить перспективные ниши и направления для развития бизнеса. Через несколько месяцев Сакен Нигма снова прилетел в Камбоджу – теперь уже с билетом только в один конец и первоначальным капиталом в $80 тыс. Шел 2017 год.

У казахстанца была договоренность с местным бизнесменом о запуске платежной платформы, однако в последний момент камбоджиец передумал. С еще одним партнером Нигма собирался открыть в Камбодже банк, но регулятор не выдал им лицензию. На идею собирать и продавать ноутбуки Сакена Нигму натолкнуло чтение местной прессы – он увидел там интервью с камбоджийским предпринимателем, который хотел запустить подобный проект. Казахстанец нашел этого бизнесмена  через Facebook, они встретились, определились с общим видением бизнеса и приступили к работе.

Бизнес-проект по сборке ноутбуков из готовых комплектующих был признан перспективным в первую очередь потому, что лэптопы в Камбодже весьма дороги из-за высоких таможенных пошлин и доступны далеко не каждому местному жителю. Сам Нигма видит связь между ситуацией с доступностью техники и неосуществленным проектом платежной системы. «Когда я озвучил идею платежной системы, одним из основных рисков проекта был ощутимый кадровый дефицит – в Камбодже не хватало квалифицированных разработчиков. И мы увидели некую параллель между тем, что здесь проседает IT-образование, и тем, что ноутбук как инструмент для обучения не все могут себе позволить», – поясняет Сакен Нигма. Повышение доступности IT-образования стало фактически миссией компании, которая решила создавать ноутбуки с собственной операционной системой на базе Linux со специальной встроенной функцией для обучения программированию. Название бренда – Koompi – в переводе с кхмерского означает «книга знаний».

Биткоин для поддержки

Первая команда Koompi была интернациональной – работников искали и в Камбодже, и через LinkedIn. В числе первых сотрудников компании были специалисты из Японии, Сан-Паулу, Зимбабве, Чехии, несколько камбоджийцев и сам герой истории. Договоренности с поставщиками, закупка комплектующих в Тайване и Китае – все было организовано достаточно быстро. Продажи ноутбуков Koompi стартовали через 9 месяцев после того, как Сакен Нигма прилетел в Камбоджу.

Цена Koompi была установлена более чем демократичная – $275. Итог первого месяца продаж – 150 ноутбуков. Сейчас Koompi ежемесячно продает 500 ноутбуков, правда, их цена выросла до $339. Покупателям больших партий техники предоставляется скидка за объем, цена – $270. Налажены поставки Koompi на Филиппины, небольшая партия ушла в Таиланд. Компания участвует в государственных тендерах на комплектацию компьютерных классов в школах. «Для нашего маленького предприятия это хорошие цифры. Это позволяет всем себя комфортно чувствовать и зарабатывать деньги», – говорит Нигма и тут же добавляет, что так было не всегда. Когда проект еще не приносил прибыль, а источники дохода были необходимы, казахстанец создал в Камбодже сервис по покупке и продаже биткоинов. «В какой-то момент у нас был большой кассовый разрыв. И нам нужно был открыть небольшой сервис, который бы генерил деньги», – объясняет предприниматель. Через какое-то время после запуска сервиса Национальный банк Камбоджи заявил, что не рекомендует гражданам страны покупать и продавать криптовалюту. Директора компании с аналогичным бизнесом арестовали в тот же день, а после дали два года тюрьмы. Сакен Нигма, чтобы не повторить судьбу коллеги по рынку, по совету юриста тут же улетел в Бангкок. Сервис по покупке и продаже биткоинов был закрыт, его организаторы принесли руководству страны извинения, и после этого Нигма смог вернуться в Камбоджу к проекту Koompi.

После истории с биткоином команда Koompi пошла по классическому пути стартапа и привлекла в проект инвестора. Более того, это партнерство выросло в создание венчурного фонда, куда помимо инвестора Koompi вошли еще несколько человек, включая самого Сакена Нигму. На сегодня из 30 камбоджийских стартапов, в которые инвестировал этот венчурный фонд, выжили 19, при этом 7 из них – прибыльные. Самой успешной инвестицией фонда стал проект платформы по онлайн-покупке билетов на междугородние автобусы. Этот стартап был успешно реализован и в итоге выкуплен стратегическим инвестором из Камбоджи.

Продавать Koompi в Казахстане Сакен Нигма не планирует: во-первых, отечественный рынок после азиатского кажется слишком маленьким; во-вторых, цены на подобный продукт в Казахстане вполне конкурентные, а в-третьих, казахстанцы привыкли работать на Windows. Для камбоджийцев же Koompi часто первый ноутбук, и операционная система на базе Linux их не смущает.

3439 просмотров

Почему для строительства сети 5G в Казахстане нужен консорциум

По пути шеринга при строительстве нового стандарта уже пошли несколько стран

Фото: Shutterstock.com

Государственная программа «Цифровой Казахстан» предполагает разворачивание в стране мобильной сети 5G в ближайшие несколько лет. Проекты по разворачиванию сетей нового поколения, как правило, в одиночку не реализуются нигде в мире: «kursiv.kz» постарался выяснить, как действующие телекоммуникационные операторы могут решить эту дорогостоящую и технологически сложную задачу оперативно. 

Две основные сложности, связанные с внедрением любого нового продукта на телекоммуникационном рынке – это наличие инфраструктуры для его внедрения, а также стоимость этого внедрения. Беспроводной стандарт широкополосного доступа 5G также требует наличия земной инфраструктуры: сигнал до базовых станций в населенных пунктах республики все равно будет доставляться по проводам. Причем на данный момент сигнал нужного качества, бесперебойности и с необходимой для стандарта пятого поколения скоростью может обеспечить только волоконно-оптическая связь.

Чтобы было понятнее, насколько технически разнятся существующие и новый стандарт, можно сопоставить всего одну характеристику: скорость передачи данных, которая при использовании стандарта 5G должна быть как минимум в 20 раз выше, чем при использовании 4G. Если у последнего пропускная способность составляет 1 Гбит/с, то у сети пятого поколения она вырастает до 20–30 Гбит/с, при этом задержка сигнала не должна быть больше 0,004 секунды. Таким образом, браться за масштабирование нового стандарта в стране может только компания, обладающая необходимой инфраструктурой и финансовыми возможностями. 

Или пул компаний, синергия которых позволит решить все финансовые и инфраструктурные проблемы этого проекта. Собственно, по этому пути – по пути выстраивания шерингового рынка (от англ. «to share» - делиться) намерены пойти при построении сети пятого поколения такие страны, как США, Япония, Южная Корея, а также Китай, где лицензии на построение и эксплуатацию сетей 5G получили сразу три мобильных оператора. Идея шеринга проста: каждый из участников рынка входит в общий проект своими возможностями, закрывая свой участок работы по построению такой сети, а потом дает доступ к этим возможностям другим участникам такого консорциума в обмен на аналогичный доступ с их стороны. 

Построение сети 5G консорциумом компаний для Казахстана привлекательно еще и ввиду стоимости такого проекта – по оценке экспертов компании PwС, проводимых в России, стоимость развертывания готовой к использованию сети 5G, при условии, что волоконно-оптические транзитные линии рентабельны, может составить от $6,8 млн в небольшом городе до $55,5 млн в мегаполисе с высокой плотностью населения. Эти цифры актуальны и для Казахстана, с одной небольшой поправкой: при гораздо меньшей численности населения и при меньшем объеме экономики внедрение нового стандарта обойдется республике дороже: эксперты уже сейчас говорят о том, что затраты на разворачивание сети пятого поколения будут как минимум в пять раз больше, чем при работе над созданием сети 4G. 

А это значит, что дороже, в конечном счете, проект будет обходиться и конечному потребителю услуг 5G, при этом оперативно развернуть сеть покрытия по все стране без консолидации и согласованных действий не удастся: поодиночке компании будут покрывать территорию Казахстана лоскутно – и пока одни регионы будут оставаться вне зоны покрытия, в других операторы будут дублировать друг друга. В результате доходность этого проекта будет падать, а покрытие издержек на него будет ложиться, в конечном счете, на плечи потребителей. Наконец, для того, чтобы сети 5G эффективно работали, нужны принципиально новые масштабы: в частности, покрытие сети должно превысить нынешние ее возможности в шесть раз. Обеспечить такое покрытие поодиночке сейчас не в состоянии ни один из участников рынка. 

Участники казахстанского рынка это понимают: в ноябре прошлого года, в рамках Казахстанско-нидерландского бизнес-форума в Гааге главный исполнительный директор компании «Beeline Казахстан» Евгений Настрадин заявил, что наиболее перспективным вариантом внедрения в Казахстане пятого поколения мобильной связи является совместное строительство. 

«Как показал опыт внедрения 4G, только объединившись, мы сможем развернуть 5G-сеть максимально быстро и с наименьшими затратами. В противном случае внедрение этой дорогой технологии ляжет на плечи государства и, соответственно, налогоплательщиков. А приоритет в распределении частот в пользу одного из операторов, во-первых, создаст дисбаланс на рынке и, во-вторых, оставит без доступа к технологии миллионы абонентов на неопределенный период времени», - считает глава «Beeline Казахстан». 

Абонентская база «Beeline Казахстан» к концу прошлого года исчислялась 10 млн человек, и игнорировать такой сегмент рынка при построении новой сети было бы неразумно. Наземная проводная инфраструктура в стране сейчас сосредоточена в руках двух компаний: АО «Казахтелеком» и АО «Транстелеком». «Казахтелеком» выстроил в свое время Национальную информационную супермагистраль которая включает в себя волоконно-оптические линии связи общей протяженностью более 11 тыс. 500 км и соединяет между собой областные центры республики, а также города Алматы и Нур-Султан. К концу текущего года, после реализации проекта строительства линий ВОЛС в сельских населенных пунктах, самый крупный игрок рынка нарастит протяженность линий ВОЛС еще на 14 тыс. км. 

Но даже после этого «Казахтелеком» не станет монополистом в сфере наземной инфраструктуры: АО «Транстелеком» к 2017 году нарастил протяженность своих волоконно-оптических сетей до 15 тыс. км. При этом если ВОЛС «Казахтелекома» предназначены в первую очередь для обслуживания физических и юридических лиц, дислоцирующихся в населенных пунктах страны, то «Транстелеком» заточен на обслуживание промышленных потребителей. Которые являются первоочередными потребителями нового стандарта в силу масштабного использования проектов IoT (интернет вещей) и больших данных (Big Data). И для которых, в конечном счете, проект внедрения сети пятого поколения в Казахстане и предназначен в первую очередь. 

«С ростом скорости передачи данных инфраструктура, которая обеспечивает сети, растет в цене – и если раньше с этой инфраструктурой каждый оператор мог справиться сам, то сейчас обеспечивать это собственными средствами уже проблематично, - говорит заместитель председателя правления по развитию и инновациям АО «Транстелеком» Кайсар Аманбаев. – Поэтому либо операторы должны как-то взаимодействовать между собой, либо все они будут обращаться за помощью государства для выстраивания своих сегментов сети нового стандарта. Но если государство кого-то начнет поддерживать в построении такой сети, то логично будет, чтобы это оказывалось либо через государственного оператора, который получит средства от государства, но взамен должен будет обеспечивать равномерное развитие сети по все территории страны, либо через консорциум операторов», - добавляет он.

К помощи государства при строительстве новой сети, по мнению эксперта, операторы будут прибегать неизбежно: в силу распределения населения по территории страны коммерческая выгода от проекта будет концентрироваться в крупных городах, что изначально ставит в неравные условия различные регионы. А цифровизация экономики, ради которой и затевается разворачивание нового стандарта, должна идти равномерно повсюду, охватывая не только города, но и сельское хозяйство, и автомобильные трассы, и железные дороги. И только в консорциуме операторы смогут закрыть все эти потребности равномерно и оперативно. 

Ну, и, наконец, есть еще один момент, который говорит о необходимости появления консорциума операторов при построении новой сети уже сейчас: стандарт 5G – далеко не конечный пункт развития мобильного интернета, в будущем появятся сети шестого и седьмого поколения – еще более дорогостоящие, чем нынешний проект. И тогда операторам казахстанского рынка все равно придется объединять свои усилия – но это будет сделать гораздо проще на базе уже обкатанного на внедрении 5G и работающего при ее эксплуатации объединения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif