Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1 просмотр

Как искусственный интеллект проникает на рынок ритейла Казахстана

Какие мировые тренды цифровизации находят применение в стране, выяснил «Курсив»

Фото: Shutterstock

Большие торговые сети во всем мире превращаются в центры научного анализа и технологических разработок. Ради покупателя, падкого на мельчайшие нюансы комфорта, в ход идут и психологические приемы, превращающие трату денег в удовольствие, и технологические решения, гарантирующие неизменность качества товара и оптимизирующие общение клиента и магазина.

Искусственный интеллект: мы вас видим

Одна из самых актуальных задач, стоящих перед IT-индустрией, – построение работающей модели распознавания лиц. Обладать такой технологией хотят не только госструктуры, но и банки, торговые сети и отдельные магазины. Все они хотят получить расклад, при котором клиент едва переступает порог, а персонал уже с высокой степенью достоверности знает, каким именно запросом вызван его визит и сколько он готов оставить денег.

Ежегодно в решение этой задачи вкладывают миллиарды долларов. При этом однозначного лидера выбранного направления во всем мире нет. Выстрелить может каждый: и крупный разработчик, и маленький стартап. 

К примеру, в прошлом году один из игроков казахстанского рынка телекома объявил конкурс на разработку технологии распознавания лиц. Несмотря на представительность конкурсантов, контракт получил маленький алматинский стартап Verigram. По мнению Уахата Бастимиева, CEO проекта, главная причина в цене решения: предложенное им было в 70 раз дешевле конкурирующих при качественно сопоставимых решениях.

Сам Бастимиев считает, что наиболее интересная задача для рынка страны сейчас предложена Нацбанком. Регулятор планирует запустить новый сервис для банков второго уровня, который позволил бы их клиентам управлять своими деньгами по визуальной идентификации. Проблема визуальной идентификации, продолжает эксперт, интересна тем, что не имеет универсального решения. Огромная экспертиза в этой области накоплена в Китае, но она неприменима в других частях света, и наоборот. Это открывает возможности для разработчиков разного уровня, которые создают успешные решения в рамках каких-то условий: тип используемой камеры, уровень освещенности и так далее.
 
И еще один пример из казахстанской практики: с начала года сеть банкоматов банка Kaspi пополнилась на тысячу аппаратов, оснащенных технологией визуальной идентификации клиента. Пока это лишь дополнительный инструмент распознания личности, от пользователя по-прежнему требуются традиционные способы доступа к счету. Но параллельно с этим идет наработка компьютерных алгоритмов, которые по мере совершенствования смогут самостоятельно справляться с задачей верификации клиента на основе визуальной оценки.

Оптимизация процессов: плюс 20% на кассу

Оптимизация бизнес-процессов даже в условиях сильно конкурентного рынка способна увеличить маржу на 20%, утверждают участники ритейл-рынка и активно используют для оптимизации технологии. Есть данные, что серьезную внутреннюю реформу проводит Sulpak. Подробности отсутствуют, но известно, что торговая сеть – продавец бытовой техники и электроники, фактически ограниченная ценовыми требованиями вендоров и рынка, надеется в результате реформы серьезно повысить рентабельность. 

Инструмент оптимизации торговли, построенный на основе ИИ и визуальной оценки, применяет Raimbek Group при дистрибуции напитков своего производства. Не секрет, что большую роль в продажах играет мерчандайзинг в целом и расположение товаров на полках в частности. Контролем качества раскладки товаров в торговых точках только в Алматы занимаются около 600 менеджеров. Схема проверки работы этих сотрудников следующая: каждый менеджер обязан фотографировать полки с напитками, а изображение пересылать в центральный офис для анализа. Каково же было удивление управленцев, когда однажды выяснилось, что некоторые менеджеры регулярно высылают старые кадры, а в некоторых случаях обнаружилась корректировка изображения в фотошопе. Теперь, по словам Алексея Жиленко, IT-директора Raimbek Group, качество и аутентичность фотографий оценивает специальная программа. Благодаря ее использованию удалось наладить быструю реакцию центрального офиса компании в случаях неправильной выкладки товара, что положительно отразилось на продажах.

Другой случай – из практики торговой сети Magnum, крупнейшей торговой сети страны. Одна из ее приоритетных задач – стабильный уровень качества товаров, что довольно трудновыполнимо в отношении фруктов. Артур Тополян, зампредседателя правления ТОО «Magnum Cash & Carry», рассказывает, что для оценки качества партии каждого отдельного фрукта и даже его сорта необходимо иметь в штате специального эксперта. 

Если учесть, что сеть включает в себя 50 супермаркетов, то качество оценки сильно зависит от квалификации специалистов, которых еще нужно найти. Процесс оптимизирован следующим образом: на складе делается фотография высокого разрешения пробной партии каждого отдельного фрукта. Далее она автоматически отсылается в экспертный центр, где анализируется специалистом, который дает заключение о пригодности продукта.

Магазин без касс и очередей

Из-за очередей на кассах в час пик в магазинах больших городов отменяется каждая пятая покупка – люди не хотят ждать и просто уходят. Ожидание в очереди на кассе также дает время клиенту подумать, все ли он взял, что надо, и не положил ли в корзину лишнего. Один из трендов ритейла – дать возможность клиенту оплатить все сразу, то есть фактически взять его «тепленьким». Основатель казахстанско-российского стартапа Pay-Z Григорий Оттен рассказал о разработке, которая пока уместна больше в дорогих магазинах, чей персонал способен создать у клиента особый настрой на покупку. Консультант сопровождает покупателя, описывает качества выбранного товара и в случае решения о покупке тут же принимает оплату с помощью специального приложения.

Другое решение Pay-Z позволяет магазинам любого уровня исключить из сценария оплаты кассу и связанные с ней очереди. Для покупки клиенту достаточно отсканировать штрихкод товара и оплатить его либо через специальное приложение на смартфоне, либо у специальной стойки в магазине.

Возможность оплачивать покупки без кассы в традиционных магазинах появится у казахстанцев уже в следующем году. В Magnum обещают в ближайшее время закончить IT-разработку, а затем протестировать и внедрить продукт во всех торговых центрах сети. Пока же в магазинах сети к борьбе с очередями подключен искусственный интеллект. Он анализирует данные камер наблюдения и в случае наплыва посетителей дает команду на открытие дополнительных касс.


1637 просмотров

В Атырау может закрыться единственная в нефтяном регионе текстильная фабрика

Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство

Фото: Тамара Сухомлинова

Уникальное для Атырау предприятие, осуществляющее полный цикл обработки, выпуска и реализации изделий из шерсти, столкнулось с большими производственными трудностями. Созданная по инициативе частного инвестора и поддержанная АО «СПК «Атырау», компания, по сведениям корпорации, перестала погашать долги по займам. Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство.

Пледы и одеяла

Как рассказал «Курсиву» менеджер департамента по управлению активами и дочерними, зависимыми организациями АО «СПК «Атырау» Руслан Кабиев, инициатором проекта «Комплекс по первичной обработке шерсти и производству шерстяных изделий» является физическое лицо – Сейтжан Балжигитов. СПК «Атырау» поддержала идею финансово, выделив заем на строительство производственных помещений и закупку оборудования фабрики.

Проект был реализован в два этапа: вначале был построен цех по первичной обработке шерсти – мойка и подготовка, затем  введены в строй объекты по производству изделий из шерсти. Было закуплено и установлено оборудование, привлечены специалисты. Общая стоимость проекта составила свыше 3,1 млрд тенге. Управляющей компанией стало созданное для реализации проекта ТОО «Caspiy Lana Atyrau». 51% доли предприятия принадлежит инициатору проекта, 49% – АО «СПК «Атырау». По словам, г-на Кабиева, финансирование проекта велось соответственно принадлежащим сторонам долям. Фабрика полностью была запущена в 2015 году.

Проектная годовая мощность предприятия – переработка 100 тонн верблюжьей, 350 тонн овечьей шерсти и производство 400 тыс. погонных метров шерстяного полотна, из которого в дальнейшем выпускались одеяла и пледы. Было открыто 40 постоянных рабочих мест.

В чем проблема?

Выпущенная продукция потребителям понравилась. Но недавно стало известно, что предприятие перестало обслуживать свои финансовые обязательства.

«В последний раз они платили по нашему кредиту в 2017 году. До последнего времени мы как такового участия в жизни предприятия не принимали. Но, проведя анализ, увидели, что работа не налажена. Деятельность товарищества в данный момент приостановилась. Одна из главных причин –  отсутствие сырья», –  сообщил «Курсиву» Руслан Кабиев.

По его словам, проблемы завода возникли из-за слабого менеджмента, неумения вовремя договариваться с поставщиками шерсти.

«Мы увидели, что предприятие переживает не лучшие времена, и СПК пришла к выводу, что необходимо менять менеджмент предприятия. Мы хотим, чтобы это производство действительно достигло своей проектной мощности, вышло на безубыточное состояние», –  поясняет г-н Кабиев.

Дайте шерсти

Между тем в интервью «Курсиву» директор ТОО «Caspiy Lana Atyrau» Назгуль Есмаканова отметила, что предприятие не останавливалось, что действительно, есть определенные сложности, но они все решаемы.

«Сегодня объем промываемой шерсти на фабрике составляет 30% от производительной мощности. «Мы делаем из шерсти пух и пряжу, создаем заготовку. И когда поступает заказ, из этого сырья производим конечную продукцию», –  рассказывает Назгуль Есмаканова.

На складе фабрики есть готовая продукция, но не в том объеме, чтобы она просто так лежала. «Одеяло такая вещь, которую может съесть моль или мыши. И мы не можем вот так наобум выпускать эту продукцию лишь бы выйти на производительную мощность», –  объясняет ситуацию руководитель предприятия.

Она рассказала и о ряде проблем, с которыми столкнулась компания. Устранить их можно, по ее мнению, вместе с государством. В частности, г-жа Есмаканова считает, что проблему отсутствия сырья можно решить, включив шерсть в список продукции, закупаемой у крестьянских хозяйств сервисно-заготовительными центрами (СЗЦ), созданными при местных акиматах.

«СЗЦ занимаются закупкой молока и мяса, и они финансируются государством по льготной программе. Мы просим, чтобы включили в эту программу и шерсть, чтобы был централизованный пункт сбора шерсти. В настоящее время мы своими силами делаем закупку шерсти, но этого мало», – говорит г-жа Есмаканова.

Сталкивается предприятие и с нелегальными скупщиками сырья, которые перепродают его китайским покупателям. «Большинство крестьянских хозяйств заинтересовано продавать шерсть китайцам за наличные деньги, нежели нам по договору, потому что они потом должны платить налоги. Если бы государство субсидировало часть суммы заготовителям сырья, то они, конечно, сдавали бы сырье официально», –  продолжает бизнесвумен и добавляет, что такая практика применяется в Туркестанской области при закупке мериносовой шерсти, где Caspiy Lana закупает верблюжью и шерсть грубошерстных пород овец.

Китайский дешевле

Продукция предприятия качественная, но, признаться, не дешевая. Изначально фабрика создавалась с расчетом, что будет поставлять свою продукцию казахстанской армии, оснащать железнодорожные вагоны, специальные государственные учреждения, школы и интернаты.

«Но когда встал вопрос о ценовой политике, оказалось, что завозить из Китая дешевле. Выяснилось, что у нас в основном закупают полушерстяные одеяла по 3,5 тыс. тенге за штуку. А мы одеяло, из белой полутонкой овечьей шерсти продаем за 7 тыс. тенге. Когда нам говорят, что это дорого, мы объясняем, что качество нашей продукции намного лучше. И прослужит она более восьми лет, в отличие от китайской, которая годна только два года», –  говорит Назгуль Есмаканова.

По ее словам, производить в Казахстане полушерстяные одеяла невозможно, поскольку у нас не выпускают синтетику.

«Ближайшие производители расположены в Беларуси и Китае. И синтетика, если ее сюда импортировать, стоит дороже, чем шерсть. Получается, смысла нет делать полушерстяное одеяло, поскольку стоимость его будет такая же, как и шерстяного», – убеждена собеседница «Курсива».

Директор Caspiy Lana Atyrau также отметила, что компания собирается открыть точки реализации в Москве и Шанхае. Продукция, созданная из натурального сырья, украшенная национальным орнаментом, очень нравится иностранцам. В Казахстане магазины работают в Нур-Султане, Алматы, Актау и Атырау.

«В Европе же хотят закупать не готовый товар, потому что у них есть аналогичная продукция, а сырье в виде пуха и пряжи. Конечная продукция будет продаваться в большей степени, как эксклюзивный товар, в подарочной упаковке», –  отмечает она.

План – по плану

Что касается реализации сырья, то фабрика уже отправила образцы продукции собственного производства в Германию. Там они были протестированы, и немцы готовы приобретать шерстяную пряжу атырауского производителя.

«В марте мы заключили договор с итальянской компанией Bonatti. Они хотят, чтобы мы поставили подушки и стеганные одеяла, наполненные верблюжьим пухом, для общежития на 350 человек на Тенгизе. Сначала заказчик сделал пробную закупку, отправил ее в Италию, где провели тесты», –  делится предпринимательница.

Проблему нехватки кадров компания решает сама. Она оплатила обучение 10 студентов в Московском государственном университете технологий и управления имени К.Г. Разумовского. В Казахстане, как выяснилось, не готовят технологов по шерсти, ткачих и прядильщиц.

Говоря о невыплатах по кредиту, Назгуль Есмаканова отметила, что компания не отказывается от своих обязательств.

«Недавно мы провели встречу с представителями акимата области и СПК, где пришли к консенсусу, что совместно с СПК будем реализовывать этот проект. Составим график платежей, который реально можем исполнять», –   заверяет она.

Для справки отметим, что, согласно данным Казахстанского института развития индустрии, объем производства продукции легкой промышленности в РК в январе-декабре 2018 года составил 93,7 млрд тенге, что в номинальном выражении на 3,1% ниже аналогичного периода 2017 года.

При этом за 11 месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года экспорт продукции легкой промышленности уменьшился на 15,7% до $179 млн. Тогда как импорт продукции легкой промышленности за январь-ноябрь 2018 года составил $1 млрд 281 млн, что выше аналогичного показателя 2017 года на 15,6%.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

astanaeconomicforum.jpg

Цифра дня

Более 7 млн
тенге
получит из бюджета каждый кандидат в президенты РК на агитацию

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank