Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


4972 просмотра

Председатель правления АО «Рахат» Константин Федорец: «Крупный кондитер – не лучшая идея для стартапа»

Константин Федорец рассказал Kursiv.kz, как развивается рынок кондитерских изделий, какие есть свободные ниши и как корейский конгломерат влияет на «Рахат»

Фото: Офелия Жакаева

Как развивается рынок кондитерских изделий, какие есть свободные ниши и как корейский конгломерат влияет на продукцию Алматинской кондитерской фабрики, рассказал председатель правления АО «Рахат» Константин Федорец. 

– Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние кондитерского рынка? Насколько сложнее или проще кондитерам сегодня, в сравнении, например, с началом 2000-х годов?

– Говоря о рынке, он очень динамичен, меняется, игроков становится больше, особенно если сравнивать с началом 2000-х, в основном за счет игроков стран СНГ. В первую очередь из России, Украины, Беларуси. Уже практически все крупные производители этих стран представлены на рынке, и за их счет в основном и нарастает конкуренция. Что касается возможностей для новых игроков, то их становится меньше в силу конкуренции. Рынок достаточно зрелый, сформированный, в него труднее войти. Производство достаточно технологично с высокими требованиями к процессу, сырью, сотрудникам. Поэтому не самая лучшая идея начинать стартап – становиться кондитером, по крайней мере большим. Хотя, с моей точки зрения, какие-то ниши для небольших проектов на рынке есть.  

– Какие, например? 

– Крафтовые. Есть тенденция крафтовости, местечковости, когда в кондитерских производят не только торты и пирожные, но и шоколад. Хотя, как правило, шоколад производят из шоколадных масс уже известных производителей. Не нужно путать: то, что создано в кондитерской, это все же немного не то, что производится большим игроком. Не каждая кондитерская может покупать какао или какао-бобы, а потом превращать их в шоколад, потому что это сложный технологический процесс с дорогим оборудованием. А крафтовая выпечка, печенье – за этим есть будущее. Можно бесконечно экспериментировать и привлекать хипстерствующую часть аудитории к себе, тех потребителей, которые любят как раз уникальные продукты.  

– Сейчас довольно часто можно услышать от производственников, что требуется помощь государства… А что кондитерам нужно от государства? 

– Самый важный аспект – уравнивание условий для всех производителей. Крупным производителям нужно, чтобы все игроки действовали в рамках регламента Таможенного союза с жестким обязательным контролем его исполнения государством. В основном вызывает вопросы состав сырья. Есть регламент – он должен выполняться. Если за этим будет контроль, то импортеры и местные игроки будут в более-менее равных условиях. Как показывает практика, местные регламент исполняют. 

– Как Таможенный союз повлиял на отрасль? Производителям стало проще или сложнее конкурировать? 

– Когда не было союза, все импортеры имели примерно равные стартовые возможности. Сейчас в условиях ТС возможности импортеров изменились: те, кто имеет производство в рамках Таможенного союза, получают явное преимущество за счет единого пространства, отсутствия пошлин, налогов и так далее. При этом у большинства крупных международных игроков есть производство в России, и, имея глобальный бренд, они тем не менее являются местными игроками. Конечно, масштаб имеет значение. У крупных игроков более приятные условия в плане закупочных цен, что сказывается на окончательной цене. Фактически, если взять РФ, любой российский производитель больше всех вместе взятых казахстанских производителей. Соответственно, отсюда вопрос масштаба, закупочной цены и маркетингового бюджета. Маркетинговые бюджеты грандов отличаются в десятки раз от масштабов бюджета самого большого игрока казахстанского рынка – «Рахата», что уж говорить о более мелких производителях.  

– По экспорту двери должны бы открыться шире, но вопрос с товарными знаками все еще тормозит процесс… 

– Спасибо Ассоциации кондитеров, они проверяют иностранцев на въезде, что недопроверили они – проверяем мы, потому что у нас есть патенты, защищенные товарные знаки. История с товарными знаками тоже регулируется, но, скажем так, гораздо в более узком коридоре. Если это защищенный товарный знак, условно конфета с названием «Коктем», то на конфету «Весна» он уже не действует. В России немного по-другому. Что касается экспорта, по задумке плюсов много, наверное, РФ должна быть открыта – да, мы там продаем, но могли бы продавать больше, наша доля экспорта в Россию снижается именно потому, что местные производители, владеющие товарными знаками, в частности объединенные кондитеры, трактуют названия, написанные кириллицей и латиницей, а «Зеленый кузнечик» и «Кузнечик», «Зазнайка» и «Зайка» – названия, с точки зрения юристов, сходны до степени смешения. Скажем так, все эти конфеты – наследие Советского Союза, и по-хорошему, они сейчас уже все за объединенными кондитерами, но с нашей точки зрения, «Зазнайка» – это все же не совсем «Зайка», а «Ракушка-завитушка» не совсем «Рачки». Тем не менее наши клиенты вынуждены снимать с продаж такой продукт, и этот вопрос для нас актуален. 

– Нет возможности урегулировать отношения с объединенными кондитерами?  

– Позиция кондитеров нам понятна: они защищают свой рынок и свою долю. Товарные знаки за ними – они их честно защитили и получили. Просить их поделиться – наверное, это можно, но опять же в экономическом поле за это придется платить, а есть ли тогда смысл экспортировать? Наверное, нет, договориться вряд ли получится. Поэтому экспортировать продолжим конфеты с казахскими названиями – это исконно наши, невозможно зарегистрировать их на территории РФ. Да, это уменьшает наши возможности, но все же ключевой рынок для нас – Казахстан. Мы - казахстанский производитель, делающий казахстанский продукт для казахстанского потребителя. 

DSC06056.JPG

– Что касается казахстанского потребителя: лоялен ли он при возрастающей цене на продукцию?  

– Конечно, он голосует кошельком, но чувство патриотизма у казахстанцев стоит отметить отдельно. Оно присутствует, по крайней мере, в кондитерской отрасли ярко выражено, в том числе и у покинувших страну граждан: попробовав на новой родине, в путешествии, командировке продукты неказахстанского производства, понимают, что отечественный продукт более качественный. Да, я искренне считаю, что казахстанский продукт более качественный.

– Свой ассортимент планируете сокращать или расширять? 

– У нас сейчас более 400 наименований продуктов. Вообще, ассортимент – вещь живая, меняющаяся в зависимости от спроса. У нас есть неосвоенные текущие категории, в которые мы активно стратегически заходим, и там могут появляться новые продукты, но в то же время есть продукты, которые в силу определенных причин отжили свое и перестали пользоваться спросом, – это процесс естественный. Мы и будем жить примерно в рамках 400 наименований.  

– Что отжило? 

– Категория ириса – она отживает свой срок, потому что ирис – продукт из прошлого, который сейчас замещается другими видами конфет. Есть эксперименты в бисквитной группе с какими-то вкусами вафель, которые не прижились, – не прижившиеся выводим. Есть и шоколадные конфеты, которые перестают пользоваться спросом. Это не хорошо и не плохо, а просто факты. 

– А что еще, кроме печенья, производите в Шымкенте и почему именно там открыли фабрику?  

– Фабрика приобретена в 2013 году. Решение стратегическое, так как фабрика расположена в регионе с самой высокой плотностью населения, причем население молодое, активно растущее. Вообще, само здание изначально построено по американскому проекту в последние годы существования Советского Союза – очень хорошее технически и инфраструктурно оснащенное производство. Строилось именно как кондитерская фабрика, и до 2000-х годов в этом здании работала Шымкентская кондитерская фабрика. Фактически мы купили здание без оборудования и техники, но это было очень правильное, важное стратегическое приобретение. 

Фабрика производит бисквитную продукцию, зефир, мармелад и некоторые виды карамели – всего порядка 27% от нашего общего объема. Там работают около 800 человек. Шымкент – хорошее место для продолжения развития производства: много места и условия для создания рабочих мест прекрасные – всегда есть спрос на работу и достаточно много квалифицированных сотрудников. В этом году запускаем дополнительную могульную линию по производству мармелада, в следующем запустим линию по производству печенья. Это как раз та площадка, в которую мы планируем инвестировать и развивать. Сейчас ее общая загрузка порядка 90%, а у алматинской, на которой работают 2 800 сотрудников, наверное, уже порядка 105%. Дополнительных производств строить пока не планируем.  

– Какой объем инвестиций и какова их природа?  

– В 2018 году было инвестировано 3,7 миллиарда тенге. В этом году продолжаем вкладывать в производство, порядки будут такие же. Средства идут на развитие производства – мы инвестируем только собственные деньги. Lotte не выводит отсюда дивидендов, и все заработанное аккумулируется в «Рахате» для дальнейших инвестиций в развитие производства. Мы не нуждаемся в заеме средств, не кредитуемся в банках. Если есть госпрограммы поддержки и к нам с ними приходят, то мы от них не отказываемся. У Минсельхоза есть масса программ для местных производителей этого сектора, иногда они субсидируют до 30% запущенных производств, если нас приглашают, то с удовольствием работаем.  

– Обычно наоборот…  

– У нас так получается. Наверное, глупо оказываться, когда предлагают, но если мы такого предложения не получаем, то нас это не останавливает – мы изначально на это не рассчитываем. Что касается других производителей, это очень хорошие возможности, знаю, что они ими пользуются, осваивают дотации. 

– Lotte пока не изымает дивиденды. Это вопрос времени? Есть ли какие-то обозначенные финишные точки? 

– Это стратегический подход. Конгломерату интересно войти на рынок, обозначить позицию, начать зарабатывать и развивать местное предприятие. Lotte участвует в нашей жизни только на стадии защиты инвестпроектов и разработки стратегии. Ни в производственные планы, ни в рецептуру никто не вмешивается – бережно относятся к традициям и качеству. Они, скажем, дают возможность нам и используют ее сами, чтобы продавать на домашнем рынке что-то новое. Продукция корейского конгломерата, которую мы продаем, – наше внутреннее решение. Мы успешно завели ряд брендов, весной будет еще новинка. Мы видим возможность и используем ее – продукт с проверенным качеством, недешевый, но потребитель голосует кошельком.... Кей-поп-культура сейчас в Казахстане на пике, ее продукты гораздо более востребованы, чем в других странах СНГ. Это прекрасно, что наша молодежь ассоциирует себя с быстро развивающейся страной с такой интересной культурой. Кей-поп-культура не только в Казахстане «бумит», но даже в США, это общемировой тренд. Почему бы его не использовать?  

– Вы много говорите о качестве и традициях. Но тем не менее многие отмечают, что вкус продукции изменился… 

– Мы слышим и читаем мнения, что вкус продукции изменился. Как производитель с традициями ревностно относимся к этому. Прокомментировать могу так: раньше потребитель был менее пресыщен, было меньше возможности для сравнения, существовали ограничения, в том числе и материальные, на рынке. Сегодня все мы живем в открытом мире, и у многих есть возможность путешествовать, пробовать разные продукты. Из тех, с кем я общаюсь, люди достоверно не могут вспомнить, с чем именно сравнивают текущий продукт. Сладости – продукты из детства. Есть такое выражение: «когда деревья были большими» … Все детские впечатления – самые яркие, их сложно перебить. Что касается рецептуры, то ничего не менялось. По сырью – только самое качественное. Все так же, как и раньше. Но недовольные будут всегда, и мне всегда хочется спросить: «а что вы сейчас предпочитаете и сколько это стоит?» – чтобы была единая система критериев. При этом даже критикующие с гордостью дарят нашу продукцию иностранцам, возят в качестве гостинцев. Критикующих, надо сказать, намного меньше, чем тех, кто хвалит. Мы очень уважаем и ценим потребителя. 

DSC06049.JPG

– Как прокомментируете наличие соевых продуктов и пальмового масла в изделиях? 

– Что касается сои в шоколаде, то это тоже очень расхожий штамп. Помните, в Советском Союзе была соевая плитка с названием «Пальма»? Это был отвратительный продукт, я помню. Он стоил раза в три дешевле, чем шоколадка, но его невозможно было отскрести от нёба, он даже не пах какао и был невкусный. При этом, если бы сейчас появилось желание воспроизвести его, это было бы очень дорого, дороже, чем делать шоколад из натурального какао, и при этом невкусно. Какой в этом смысл? Что всех толкает к этой мысли: на шоколаде написано «соевый лецитин». Вообще лецитин – природный эмульгатор, вещество, влияющее на вязкость продукта. Лецитин был в шоколаде всегда, его применяют все производители – без него просто невозможно придать шоколаду форму Его содержание в общей массе продукта менее 0,5%. Лецитин – естественный продукт, он входит в состав всех клеток организма, клеточной оболочки – я врач по образованию и могу долго об этом говорить. Соевый лецитин – самый подходящий в плане использования натуральный продукт, без которого невозможно произвести шоколад. Кто утверждает, что производит в промышленных масштабах шоколад без лецитина, мягко говоря, лукавит. 

Пальмовое масло – та же история. Оно используется в кондитерской продукции всегда. Это один из видов растительного масла. В какой-то момент производители маргарина и других синтетических масел подняли волну, что пальмовое масло – вредный продукт. Пальмовое масло пальмовому маслу рознь. Есть дорогое пальмовое масло с низким содержанием трансизомеров (ниже 2% трансизомеров), именно его и используем. Местные кондитеры не применяют дешевые пальмовые жиры. Подсолнечное, рапсовое, сливочное масло, как показывает опыт, не обладают необходимыми качественными характеристиками, часто имеют специфический вкус, который ухудшает конечный вкус готовых изделий. С такими маслами мы можем печь печенье только в домашних условиях, потому что срок хранения невысокий – масло сливочное склонно к разложению и прогорканию на третьи сутки, подсолнечное живет чуть дольше – буквально в течение 18 дней начинаются необратимые процессы. Пальмовое масло стабильно, живет долго, переваривается, усваивается и растворяется полностью. 

– Откуда привозите сырье и что кроме муки используете местного?  

– Кроме муки из местного только вода. Соль везем из Беларуси и Польши, какао-бобы – из Ганы, сахар – из Польши, Украины, России, возили из Германии, орехи – из Бразилии, Калифорнии, Испании, Турции, Вьетнама, чернослив – из Испании, курагу – из Турции, вишню – из Сербии, мука местная, хорошего качества. На производстве ароматических добавок специализируется Австрия. У нас строгие технологи, и их не слишком волнуют экономические причины, в чем мы их поддерживаем. Картонная упаковка казахстанская, остальная – из России и Европы.  

– Сахарный вопрос сейчас не так остро стоит, как осенью, но не теряет актуальности. Возможно же повторение прошлогодней ситуации: Россия увеличит цены на сахар, Казахстан своего не произведет в достаточном количестве, да и в конце 2019 уже закончится период льготного ввоза сахара из стран за пределами ТС? 

– Да, в 2019 году льготные условия закончатся. В том, что происходит с сахаром, по моему мнению, у местных производителей с каждым годом возможность не выполнять программу все меньше и меньше. Я верю, что казахстанские производители начнут поставлять обещанное. Я думаю, что выбора особого у них нет…. Обещания и обязательства нужно сдерживать. Что касается цены на сахар, сейчас она на пике, и уже окончание льготного ввоза в 2019 году сильно на цену на сахар не повлияет. Рынок зависит от производства внутри СНГ – а там цена на пике. Опять же, немногие получили возможность ввозить льготно, не у всех производителей есть особый таможенный режим, соответственно, я не думаю, что для производителей в ближайшее время цена не сильно изменится. 

– Этой осенью будет спокойнее? 

– Сахар – волатильный товар, сильно зависит от урожая. В прошлом году была засуха в Германии, поздно созрел урожай в России, и его сбор пришелся на период дождей – масса совпадений, которая привела к удорожанию на мировом и российском рынке. Как видите, часть естественных причин, часть искусственных. Я сейчас много общаюсь с производителями муки и сахара – они сильно мониторят агентства, которые дают верный прогноз погоды, посещают конференции по прогнозированию. По прогнозам урожай будет хороший, а это значит, низкая цена. Пока мы смотрим на это со сдержанным оптимизмом.  


2604 просмотра

Рынок мобильной связи: будущее – за крупными игроками

В настоящее время рынок телекоммуникаций развивается настолько быстрыми темпами, что позволить себе гонку за технологиями может либо крупная компания, либо альянс компаний

Приобретение «Казахтелекомом» 75-процентного голосующего пакета акций АО «KCell» стало главным событием на казахстанском рынке мобильной связи и вызвало множество споров о дальнейшем развитии телекоммуникационного сегмента экономики республики. Противники сделки много говорили о том, что она ведет к монополии, а концентрация значительной части рынка в одних руках может обернуться технологическим застоем и повышением тарифов. Однако есть и противоположное мнение, основывающееся на неоспоримой тенденции: в настоящее время рынок телекоммуникаций развивается настолько быстрыми темпами, что позволить себе гонку за технологиями может либо крупная компания, обладающая значительными финансовыми ресурсами, либо альянс компаний, способный сгенерировать этот самое финансовое «топливо» для технологической гонки. 

Факт состоит в том, что телекоммуникационных альянсов на казахстанском рынке пока не наблюдается. В мае прошлого года, на встрече Expert Update, где обсуждалась на тот момент еще будущая сделка по нашумевшему приобретению, генеральный директор дивизиона по розничному бизнесу филиала АО «Казахтелеком» Каспарс Кукелис заметил, что попытки TeliaSonera продать Kcell в течение уже нескольких лет показывают: желающих приобрести означенный пакет ни в одиночку, ни всем миром не находится. Причем не находится ни внутри страны, ни вне ее. 

«Ни Vodafone, ни T-mobile, ни AT&T в очередь за Kcell не выстраиваются, - не без иронии заметил тогда представитель национального оператора на рынке телекоммуникаций. – «Казахтелеком» – крайне рациональный игрок, который очень долго на рынке, мало занимается фантазиями и хайпом, строит фундаментальные, качественные сети в «оптике», 4G и транспортирует по ним абсолютно доминирующее количество трафика. Если мы рассматриваем какие-то потенциальные приобретения, то исключительно из крайне рациональных соображений», - добавил он. 

Следом за потребителем 

Для того, чтобы понять, какими именно крайне рациональными соображениями руководствовался «Казахтелеком» при приобретении пакета в Kcell, надо четко представлять тенденции современного телекоммуникационного рынка, которые окажут неизбежное влияние на его дальнейшее развитие. Собственно, это даже не тенденции, а одна основная глобальная тенденция, которая заключается в уходе телефонии из сферы передачи «голоса» в сферу передачи данных. И все остальные изменения – это лишь следствия данной уже необратимой тенденции. 

Основные факторы и мировые тренды в отрасли до 2020 года общеизвестны, их четко сформулировали ведущие аналитики телекоммуникационного рынка США и Европы: это дальнейший быстрый рост мобильных телекоммуникационных услуг, повышение требований к интеллектуальным услугам, повышение требований к их безопасности, резкое увеличение доли мобильных платежей, максимальное взаимопроникновение традиционных телекоммуникационных услуг и IT-сервисов, а также многократное увеличение трафика мобильного и фиксированного интернет за счет необратимых изменений в программном обеспечении всех ИКТ устройств и бытовой техники. 

Соответственно, тот игрок рынка, который намерен задержаться на нем всерьез и надолго, должен учитывать все эти факторы и соответствовать всем этим требованиям. По данным все того же «Казахтелекома», если в 2010 году в Казахстане услугами фиксированной телефонии пользовались 4,2 млн домохозяйств, то сегодня таковых осталось 3,2 млн – и этот процесс продолжится: по расчетам председателя правления АО «Казахтелеком» Куанышбека Есекеева, скорость этого перетока составляет в среднем 500 тыс. домохозяйств в год. Но коль скоро потребитель с головой (и с платежами) уходит в мобильник, то оператору связи ничего другого не остается, как следовать за ним. 

И если учесть, что база KCell по состоянию на 1 квартал 2018 года составляла 9 млн 855 тыс. абонентов, то рациональность приобретения с точки зрения интересов компании сомнений не вызывает. Она приобрела обширную платформу для своего дальнейшего становления в качестве инфраструктурного и интегрированного оператора, который способен предоставить услуги фиксированной и мобильной связи, доступ к широкополосному интернету и телевидению одновременно. Это попытка объединить максимально возможное предложение в один пакет – вполне рыночная тенденция, свойственная не только сфере телекоммуникаций. И KCell в данном случае выступает не инструментом доминирования национального оператора на рынке, а подходящей для него по масштабам дверью на относительно новый рынок. Которую ему все равно искать пришлось бы – вследствие ухода на этот новый рынок потребителя. 

Щука в реке на то, чтобы карась не дремал 

При этом многие эксперты, в том числе - директор департамента аналитики ИК «Фридом Финанс» Ерлан Абдикаримов, считают, что основные тренды рынка. Среди которых - вопросы по внедрению сети пятого поколения, и рост сегмента «интернета вещей», диктуются, прежде всего, интересами потребителя. И именно к интересам потребителя апеллируют противники сделки, говоря о технологическом застое и росте тарифов в случае доминирования на рынке того или иного игрока. Как сложится ситуация с тарифами в дальнейшей перспективе, сказать сложно, но на ближайшие три года антимонопольщики «связали» «Казахтелеком» обязательством как минимум сохранить (не увеличить) действующие тарифные планы. 

Что касается «технологического застоя», то в обязанности покупателю голосующего пакета KCell тем же самым ведомством вменены появление дополнительных услуг для абонентов, расширение покрытия сети 4G в сельских населённых пунктах (с численностью населения 4 000 человек и более) до 2021 года, а также внедрение стандартов предоставления услуг 5G не позднее 31 декабря 2021 года. Так что в обозримой перспективе «забронзоветь в монополии» у крупнейшего телеком-оператора просто не получится: государство не даст, оставив за собой право отменить сделку при нарушении этих условий. Более того, возрастающее давление со стороны одного из игроков на рынке приводит к тому, что остальные его участники начинают изыскивать возможности для улучшения собственного предложения потребителю.  

Новая конфигурация рынка, сложившаяся после совершения сделки, наверняка повысит градус конкуренции – с точки зрения потребителя и рынка это положительный момент. Впрочем, глава правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев неоднократно подчеркивал: мультисервисный оператор заходит на рынок мобильной связи не для того, чтобы выжить с него остальные компании. 

«Надо понимать, что рынок «Казахтелекома» - это рынок домохозяйств, рынок сотовых операторов – это рынок физических лиц, поэтому наша маркетинговая структура и маркетинговая структура сотовых операторов – это два различных сегмента, - сказал он в эфире программы «Талап» на этой неделе. – «Казахтелеком» является инфраструктурной основой, а сделка открывает потенциал в новых сервисах за счет синергетического эффекта, а также открывает перспективы для развития новых технологий, таких, как Internet of Things», - добавил он. 

Развитие IoT: никто, кроме крупных игроков 

Собственно, о тех новшествах, которые «Казахтелеком» намерен внедрять в том числе за счет недавнего приобретения, председатель правления рассказал еще в ноябре прошлого года, в ходе Второго IoT Форума в Астане. Он напомнил, что в Казахстане интернет вещей начался с установки автомобильных девайсов, с помощью которых можно как отследить находящееся в угоне авто, так и найти «потерянную» на забитой стоянке машину. 

«Теперь мы более осознанно начали принимать новые тренды, среди которых наше домашнее видеонаблюдение, которое уже в большом количестве работает в подъездах, дворах и дает нам информацию о состоянии безопасности нашего жилища в режиме онлайн, с помощью мобильных приложений», - заметил Есекеев. 

По словам председателя правления, в настоящее время компания занята разработкой аналогичных экосистем для считывания, аккумулирования и анализа данных по различным приборам учета в ЖКХ.  

«Со временем и это станет для нас обыденностью, приход всех этих вещей для нас не далекое будущее, а ближайшее. Их приход незаметен и в рамках программы «Цифровой Казахстан» мы часть из этих вещей делаем, они у нас в программе сидят», - пообещал он. 

Понимание того, что в настоящее время конкуренция идет не между операторами, а между технологиями, и наиболее конкурентоспособным оказывается тот, кто может первым сделать большее по объему и лучшее по качеству предложение потребителю, есть и у экспертов. Так, глава агентства стратегических коммуникаций «Khalykbergen», PR-эксперт Нуркен Халыкберген отмечает, что мобильный трафик будет расти и далее, при этом тон на рынке будут задавать именно крупные игроки. 

«На мой взгляд, вопрос укрупнения присутствует на этом рынке, и мы видим два тренда, два движения одновременно – это и укрупнение, и оптимизация, - говорит эксперт. - Большим игрокам действительно будет гораздо проще реализовывать большие проекты, потому что мы стоим на пороге очередного скачка, мы стоим на пороге следующего перехода, перехода к эпохе пятого поколения мобильной связи. И поэтому, на мой взгляд, шансов больше у больших игроков. Если посмотреть на опыт Европы, на опыт наших северного и восточного соседа, на американский рынок, то практически все компании стремятся в вопросе внедрения 5Gделать не самостоятельные разработки, а объединяться в альянсы, в союзы, работать в максимальной координации друг с другом. И на мой взгляд, это одно из подтверждений общемировой тенденции укрупнения рынка», - добавляет он. 

Глава агентства стратегических коммуникаций отмечает, что любая модернизация сети, тем более, когда речь идет о внедрении новых стандартов и приобретении под них нового оборудования, потребует больших денег, а в условиях, когда экономика страны оказывается под сильным внешним давлением, в том числе – и из-за девальвационных процессов, будет иметь значение, имеет ли компания возможность зарабатывать в иностранной валюте, а также ее доступ к дешевым финансовым инструментам. 

«На мой взгляд, в условиях национальных экономик, не только казахстанской, но и экономик всей Центральной и Юго-Восточной Азии, практически все будут подчиняться общим правилам рынка, - говорит Халыкберген. - Нужны будут дешевые финансы и возможность зарабатывать в валюте. В нашей стране, на мой взгляд, такие возможности пока есть только у «Казахтелекома», который в период 2010-2019 годов достаточно большой объем инвестиций совершил в развитие оптоволоконной сети, как транспортной основы, и насколько я могу судить, предугадал огромный спрос на передачу трафика между Китаем и Европой. «Казахтелеком» создал оптоволоконное кольцо практически по всей республике, плюс предоставил центры обработки данных, создал центры хранения информации, которыми пользуются как Google, так и YouTube, и Facebook. Так что в процессе внедрения новых технологий – а они все будут так или иначе завязаны на мобильную связь – национальному оператору и карты в руки», - заключает он. 

Отстали с 4G – 5G не упустим

Ничего страшного в укрупнении игроков на рынке телекоммуникаций не видит и директор департамента аналитики ИК «Фридом Финанс» Ерлан Абдикаримов.

«Как мне кажется, укрупнение игроков на рынке мобильной связи не связано с какими-либо трендами, так как такие события все-таки происходят довольно редко. Тем не менее, где-то рынки мобильной связи представлены 3-4 игроками, а где-то имеется один крупный оператор, занимающий около двух трети рынка (Испания, Китай, Мексика). В целом, обе модели рынка жизнеспособны и имеют собственные плюсы и минусы», - отмечает он.

При этом эксперт признает, что чисто теоретически уменьшение конкуренции может ударить по карманам пользователей через более высокие тарифы, однако, напоминает он, в Казахстане есть антимонопольные структуры, ограничивающие рост тарифов. К тому же, согласно макроэкономической теории монополист или крупный игрок не может просто поставить заоблачную цену на свои услуги, так как такие неаккуратные действия могут ударить по карману самого монополиста или крупного игрока из-за снижения спроса на его услуги.

«Поэтому возможность значительного роста цены на мобильные услуги может оказаться преувеличением, более того, укрупнение поможет в целом удешевить себестоимость оказания услуг за счет элиминирования дублирования капитальных затрат и снижения прочих операционных расходов», - считает Абдикаримов.

При этом, по его мнению, рынок телекоммуникаций Казахстана будет развиваться в сторону внедрения новых технологий и решений вслед за мировыми практиками: первоочередной задачей будет внедрение сети 5G и дальнейшее проникновение 4G в регионы Казахстана. Также в ближайшем будущем будет развиваться сегмент «интернета вещей», который подразумевает под собой подключение к интернету дополнительных девайсов и гаджетов, что создаст дополнительную стоимость для телекоммуникационного рынка и изменит предпочтения пользователей.

«Можно сказать, что казахстанский рынок мобильной связи в плане технологий двигается в сравнении с развитыми странами с небольшим опозданием, - говорит представитель ИК «Фридом Финанс». - Например, самые первые 4G сети были внедрены в конце 2009 года, а в Казахстане коммерческий запуск был произведен в конце 2012 года», - отмечает он.

По логике вещей, отставание в развертывании сети 4G обуславливалось как раз отсутствием в то время на рынке действительного крупного игрока, имеющего большую площадку для развертывания этой сети. Теперь у «Казахтелекома» есть это пространство для маневра – в преддверии развертывания сетей стандарта 5G.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank