Адиль Мухамеджанов, глава КИК: «Мы с нетерпением ждем создания компаний по управлению пенсионными активами»

Председатель правления АО «Казахстанская ипотечная компания» рассказал Kursiv.kz о спросе на ценные бумаги, перспективах и состоянии ипотечного рынка

Недавно Национальный банк Казахстана объявил о возрождении рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Благодаря государственным программам «Нұрлы жер», «7-20-25», «Доступное жилье – 2020» выдача жилищных займов выросла на 50%. О спросе на ценные бумаги, перспективах и состоянии ипотечного рынка Kursiv.kz рассказал председатель правления АО «Казахстанская ипотечная компания» Адиль Мухамеджанов.

– Секьюритизация ипотечных кредитов была крайне популярна в середине нулевых. С началом глобального экономического кризиса рынок пошел на спад. Что происходит сейчас и каковы планы КИК на Казахстанской фондовой бирже?

– Казахстанская ипотечная компания была создана в 2000 году постановлением Национального банка как вторичная ипотечная компания. Самый известный аналог за рубежом – Fannie Mae. Эта структура занимается поддержкой вторичного рынка ипотеки, скупая жилищные кредиты у банков, консолидируя их в пулы и выпуская под их обеспечение ипотечные ценные бумаги, продаваемые на открытом рынке. Таким образом обеспечивается финансирование для выдачи новых кредитов.

Уже в 2002 году КИК первая на рынке СНГ выпустила ипотечные облигации. За всю историю мы разместили на торговых площадках ценных бумаг на 205 млрд тенге. Из 31 выпуска 21 был обеспечен ипотечным портфелем. На сегодняшний день КИК погасила свои обязательства на 150 млрд тенге.

Раньше нашими инвесторами были частные пенсионные фонды, но после пенсионной реформы и объединения ПФ в ЕНПФ рынок заметно сузился, вместо 16 крупных институциональный инвесторов мы получили одного. Кстати, с момента слияния в 2013 году Казахстанская ипотечная компания погасила перед Единым накопительным пенсионным фондом обязательства на сумму свыше 43,5 млрд тенге. Из них 35 млрд – основной долг, оставшаяся часть – вознаграждение. Однако после создания ЕНПФ ни одна ипотечная облигация фондом не была приобретена.

Но мы продолжаем выпускать ценные бумаги; понятно, что объем сильно упал. Так, за прошлый год КИК разместила свыше 25 млрд тенге. Все скупили частные инвесторы: банки, страховые компании, физические лица через брокерские компании.

Мы с нетерпением ждем новых поправок в закон о пенсионном обеспечении и создания компаний по управлению пенсионными активами. КУПА, появившись на Казахстанской фондовой бирже, сильно оживят рынок и создадут спрос. 

– Отсутствие инвесторов мешает развитию рынка ипотечных облигаций?

– Что вообще предшествует рынку секьюритизации? Если сравним 2017 и 2018 годы, то увидим, что объем выданных ипотечных кредитов вырос на 47,3%. Это та ипотека, которую в будущем можно использовать для секьюритизации.

Поэтому уже сегодня мы разрабатываем выпуск новых для Казахстана, более сложных ценных бумаг, это следующий шаг после ипотечных облигаций.

Классическая секьюритизация – когда мы наш кредитный риск передаем инвесторам. Портфель жилищных займов делится на несколько частей, называемых траншами, каждый из которых имеет различный сопутствующий уровень риска и продается отдельно. Как прибыль от инвестиций (выплаты основной части и процентов), так и убытки распределяются по различным траншам по-разному. Например, старший транш менее рискован для инвестора по причине первоочередности по погашению. Младший транш несет больше рисков, включая наши обязательства по регрессу. Понятно, что этот выпуск будет иметь не большой объем. Мы намерены его провести уже в этом году. 

– Какова стоимость ипотечных облигаций?

– Последний раз мы разместили 15-летние ценные бумаги с доходностью 9,68%. Если сравнивать с кривой размещения ГЦБ, у нас достаточно небольшой спред. То есть наши бумаги были приобретены почти под уровень базовой ставки. Это очень успешное размещение. 

– У вас достаточно низкая стоимость ипотечных займов. При этом цена бумаг составляет почти 10%. Еще есть расходы на само размещение, рейтинги, банковская маржа при выдаче ссуд. КИК «отбивает» деньги, заимствованные на бирже?

– За 2018 год (предварительная информация) чистая прибыль составила 4,6 млрд тенге. В 2017 году этот показатель был равен 3,5 млрд тенге, годом ранее мы заработали 2,5 млрд тенге. 

– Расскажите об основной деятельности.

– С 2013 года мы сфокусировались на новой модели развития, сначала была принята Программа развития регионов, потом она перешла в «Нұрлы жол», потом в «Нұрлы жер». КИК была оператором арендного жилья для очередников акиматов. По программе мы должны были построить 972 тыс. кв. м жилья. В итоге было введено в эксплуатацию почти на 80 тыс. кв. м больше. Благодаря этой программе свыше 18 тыс. очередников по всей стране смогли решить долгожданный вопрос жилья. Ставки по арендному жилью на 30–40% ниже рыночных, при этом деньги идут на выкуп квартир, и через 20 лет недвижимость переходит в собственность.

До появления АО «ИО «Баспана» мы активно занимались субсидированием ипотечных кредитов. За первые 5 месяцев прошлого года свыше 3,5 тыс. казахстанцев смогли получить льготную ипотеку, в цифрах это 37 млрд тенге.

Кроме того, мы запустили новый ипотечный продукт «Орда». Он рассчитан на средний класс.

– Жилстройсбербанк, «Баспана», «Казахстанская ипотечная компания» – все это операторы и конкуренты рынка льготного жилищного кредитования. Не находите конкуренцию высокой?

– Нет конкуренции – нет прогресса. Так меня учили в институте. Конкуренция заставляет работать более эффективно, искать инновации для привлечения клиентов.

«Казахстанская ипотечная компания» и Жилстройсбербанк находятся в национальном управляющем холдинге «Байтерек». И, разрабатывая продукты, мы отслеживаем, чтобы они не каннибализировали друг друга, чтобы не были друг другу конкурентами, а, наоборот, только дополняли. Я не знаю все программы ЖССБ, но у них основная модель получения ипотеки – через сбережения. Наша модель – арендное жилье, ипотека, развитие фондового рынка. 

– Ипотечная организация «Баспана» не конкурент?

– Роль «Баспаны» – это социальная ипотека, направленная на тех, кто не имеет жилья и очень в нем нуждается.

– Что еще происходило на ипотечном рынке?

– Рынок был активен. Совокупный ипотечный портфель РК по состоянию на 1 января 2019 года составил 1386 млрд тенге. Доля объемов ипотечного кредитования в объеме ВВП в 2018 году возросла до 2,4 против 2,2% в 2017 году.

Населению было выдано ипотечных займов на сумму 525 млрд тенге. В лидерах по-прежнему Алматы и Астана – на них приходится 52% от всех выданных займов. Ипотека сейчас находится на подъеме.

В 2018 году ипотеку на рынке предлагали 12 из 28 банков, а также две ипотечные организации, в том числе КИК с ипотекой «Орда». Банки продвигали собственные продукты, а также выступали партнерами-операторами для ипотечных организаций и в рамках реализации государственных программ. Выбор у потребителя есть. При этом существующие ипотечные продукты легко можно дифференцировать по ставкам вознаграждения, первоначальному взносу, сроку и сумме займа и определить наиболее приемлемый для конкретного клиента. Опций достаточно. Стоит отметить, что ипотека в целом стала более понятной для населения. Высокая конкуренция подталкивает участников рынка к постоянной работе по разъяснению условий своих продуктов. Поэтому и финансовая грамотность граждан сейчас находится на высоком уровне.

Кроме того, время для приобретения жилья в ипотеку сейчас, возможно, наиболее подходящее. Есть хороший ассортимент предложений с различными условиями, ставки доступны, рынок недвижимости стабилен, цены на жилье устойчивы, риски известны. Сделав небольшой анализ, можно принимать взвешенное решение.

– Думаю, у государственной компании должны быть прогнозы...

– Учитывая растущую потребность населения в жилье и в улучшении существующих жилищных условий, можно прогнозировать дальнейший рост объемов выдачи ипотечных займов в среднем на 18% в год. Но это лишь прогнозы.

– Каким был прошлый год для отечественного рынка недвижимости?

– Прошлый год для Казахстана был одним из рекордных. Так, по итогам 12 месяцев было введено в эксплуатацию более 12,5 млн кв. м нового жилья. Большая часть, честно говоря, строилась частными компаниями, госучастие было небольшим.

В соответствии с международным стандартом качества жилья, разработанным ООН, на каждого человека должно приходиться не менее 30 кв. м общей площади. Глава государства четко определил, что к этому мы должны стремиться, поэтому Комитетом по делам строительства и ЖКХ Министерства индустрии и инфраструктурного развития была разработана дорожная карта. Прошлый год показал, что мы можем строить много жилья.

Цена на первичное жилье выросла на 5,4% в номинальном выражении, но если учитывать инфляцию, оно подешевело. Вторичное жилье выросло всего на 0,2%. Если опять-таки считать в реальном выражении, то жилье дешевеет, становится более доступным.

При этом в стране увеличился объем ипотечных кредитов, что привело к росту объема сделок. Если сравнивать 2017 и 2018 годы, в 2018-м количество договоров купли-продажи квартир увеличились на 10%.

– Сегодня в Казахстане есть доступное жилье?

– В этом году улучшился коэффициент доступности жилья, так называемый Price to Income Ratio, применяемый в международной практике. Чтобы приобрести жилье площадью 51 кв. м, семье со средним уровнем дохода потребуется примерно 3 годовые заработные платы. В прошлом году этот коэффициент был равен 5. Согласно международной градации коэффициент меньше 3 означает, что жилье в стране доступно для людей.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

В республике запускается производство с объемом выпуска в шесть тонн в год к 2023 году

Фото: Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений в 6 тонн в год к 2023 г. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% долей госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись.

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото директор завода Gold Moon Tashkent Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% – это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции. 

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства.

фото 1 (1)_0.jpg

На фото Нодир Мирахмедов

Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации, все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либерализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую – у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на «давальческой» основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 г золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат», в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком, скорее всего, станут Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия», – сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации, только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда Holmuradov Design Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие, на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное», – сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье – это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива», сейчас золото 585-й пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999-й пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге они просто копируют чужие модели», – отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2 тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20–30 ювелиров для повышения квалификации», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова, это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.  

Фотографии предоставлены Ассоциацией ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg