Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


8903 просмотра

Адиль Мухамеджанов, глава КИК: «Мы с нетерпением ждем создания компаний по управлению пенсионными активами»

Председатель правления АО «Казахстанская ипотечная компания» рассказал Kursiv.kz о спросе на ценные бумаги, перспективах и состоянии ипотечного рынка

Недавно Национальный банк Казахстана объявил о возрождении рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Благодаря государственным программам «Нұрлы жер», «7-20-25», «Доступное жилье – 2020» выдача жилищных займов выросла на 50%. О спросе на ценные бумаги, перспективах и состоянии ипотечного рынка Kursiv.kz рассказал председатель правления АО «Казахстанская ипотечная компания» Адиль Мухамеджанов.

– Секьюритизация ипотечных кредитов была крайне популярна в середине нулевых. С началом глобального экономического кризиса рынок пошел на спад. Что происходит сейчас и каковы планы КИК на Казахстанской фондовой бирже?

– Казахстанская ипотечная компания была создана в 2000 году постановлением Национального банка как вторичная ипотечная компания. Самый известный аналог за рубежом – Fannie Mae. Эта структура занимается поддержкой вторичного рынка ипотеки, скупая жилищные кредиты у банков, консолидируя их в пулы и выпуская под их обеспечение ипотечные ценные бумаги, продаваемые на открытом рынке. Таким образом обеспечивается финансирование для выдачи новых кредитов.

Уже в 2002 году КИК первая на рынке СНГ выпустила ипотечные облигации. За всю историю мы разместили на торговых площадках ценных бумаг на 205 млрд тенге. Из 31 выпуска 21 был обеспечен ипотечным портфелем. На сегодняшний день КИК погасила свои обязательства на 150 млрд тенге.

Раньше нашими инвесторами были частные пенсионные фонды, но после пенсионной реформы и объединения ПФ в ЕНПФ рынок заметно сузился, вместо 16 крупных институциональный инвесторов мы получили одного. Кстати, с момента слияния в 2013 году Казахстанская ипотечная компания погасила перед Единым накопительным пенсионным фондом обязательства на сумму свыше 43,5 млрд тенге. Из них 35 млрд – основной долг, оставшаяся часть – вознаграждение. Однако после создания ЕНПФ ни одна ипотечная облигация фондом не была приобретена.

Но мы продолжаем выпускать ценные бумаги; понятно, что объем сильно упал. Так, за прошлый год КИК разместила свыше 25 млрд тенге. Все скупили частные инвесторы: банки, страховые компании, физические лица через брокерские компании.

Мы с нетерпением ждем новых поправок в закон о пенсионном обеспечении и создания компаний по управлению пенсионными активами. КУПА, появившись на Казахстанской фондовой бирже, сильно оживят рынок и создадут спрос. 

– Отсутствие инвесторов мешает развитию рынка ипотечных облигаций?

– Что вообще предшествует рынку секьюритизации? Если сравним 2017 и 2018 годы, то увидим, что объем выданных ипотечных кредитов вырос на 47,3%. Это та ипотека, которую в будущем можно использовать для секьюритизации.

Поэтому уже сегодня мы разрабатываем выпуск новых для Казахстана, более сложных ценных бумаг, это следующий шаг после ипотечных облигаций.

Классическая секьюритизация – когда мы наш кредитный риск передаем инвесторам. Портфель жилищных займов делится на несколько частей, называемых траншами, каждый из которых имеет различный сопутствующий уровень риска и продается отдельно. Как прибыль от инвестиций (выплаты основной части и процентов), так и убытки распределяются по различным траншам по-разному. Например, старший транш менее рискован для инвестора по причине первоочередности по погашению. Младший транш несет больше рисков, включая наши обязательства по регрессу. Понятно, что этот выпуск будет иметь не большой объем. Мы намерены его провести уже в этом году. 

– Какова стоимость ипотечных облигаций?

– Последний раз мы разместили 15-летние ценные бумаги с доходностью 9,68%. Если сравнивать с кривой размещения ГЦБ, у нас достаточно небольшой спред. То есть наши бумаги были приобретены почти под уровень базовой ставки. Это очень успешное размещение. 

– У вас достаточно низкая стоимость ипотечных займов. При этом цена бумаг составляет почти 10%. Еще есть расходы на само размещение, рейтинги, банковская маржа при выдаче ссуд. КИК «отбивает» деньги, заимствованные на бирже?

– За 2018 год (предварительная информация) чистая прибыль составила 4,6 млрд тенге. В 2017 году этот показатель был равен 3,5 млрд тенге, годом ранее мы заработали 2,5 млрд тенге. 

– Расскажите об основной деятельности.

– С 2013 года мы сфокусировались на новой модели развития, сначала была принята Программа развития регионов, потом она перешла в «Нұрлы жол», потом в «Нұрлы жер». КИК была оператором арендного жилья для очередников акиматов. По программе мы должны были построить 972 тыс. кв. м жилья. В итоге было введено в эксплуатацию почти на 80 тыс. кв. м больше. Благодаря этой программе свыше 18 тыс. очередников по всей стране смогли решить долгожданный вопрос жилья. Ставки по арендному жилью на 30–40% ниже рыночных, при этом деньги идут на выкуп квартир, и через 20 лет недвижимость переходит в собственность.

До появления АО «ИО «Баспана» мы активно занимались субсидированием ипотечных кредитов. За первые 5 месяцев прошлого года свыше 3,5 тыс. казахстанцев смогли получить льготную ипотеку, в цифрах это 37 млрд тенге.

Кроме того, мы запустили новый ипотечный продукт «Орда». Он рассчитан на средний класс.

– Жилстройсбербанк, «Баспана», «Казахстанская ипотечная компания» – все это операторы и конкуренты рынка льготного жилищного кредитования. Не находите конкуренцию высокой?

– Нет конкуренции – нет прогресса. Так меня учили в институте. Конкуренция заставляет работать более эффективно, искать инновации для привлечения клиентов.

«Казахстанская ипотечная компания» и Жилстройсбербанк находятся в национальном управляющем холдинге «Байтерек». И, разрабатывая продукты, мы отслеживаем, чтобы они не каннибализировали друг друга, чтобы не были друг другу конкурентами, а, наоборот, только дополняли. Я не знаю все программы ЖССБ, но у них основная модель получения ипотеки – через сбережения. Наша модель – арендное жилье, ипотека, развитие фондового рынка. 

– Ипотечная организация «Баспана» не конкурент?

– Роль «Баспаны» – это социальная ипотека, направленная на тех, кто не имеет жилья и очень в нем нуждается.

– Что еще происходило на ипотечном рынке?

– Рынок был активен. Совокупный ипотечный портфель РК по состоянию на 1 января 2019 года составил 1386 млрд тенге. Доля объемов ипотечного кредитования в объеме ВВП в 2018 году возросла до 2,4 против 2,2% в 2017 году.

Населению было выдано ипотечных займов на сумму 525 млрд тенге. В лидерах по-прежнему Алматы и Астана – на них приходится 52% от всех выданных займов. Ипотека сейчас находится на подъеме.

В 2018 году ипотеку на рынке предлагали 12 из 28 банков, а также две ипотечные организации, в том числе КИК с ипотекой «Орда». Банки продвигали собственные продукты, а также выступали партнерами-операторами для ипотечных организаций и в рамках реализации государственных программ. Выбор у потребителя есть. При этом существующие ипотечные продукты легко можно дифференцировать по ставкам вознаграждения, первоначальному взносу, сроку и сумме займа и определить наиболее приемлемый для конкретного клиента. Опций достаточно. Стоит отметить, что ипотека в целом стала более понятной для населения. Высокая конкуренция подталкивает участников рынка к постоянной работе по разъяснению условий своих продуктов. Поэтому и финансовая грамотность граждан сейчас находится на высоком уровне.

Кроме того, время для приобретения жилья в ипотеку сейчас, возможно, наиболее подходящее. Есть хороший ассортимент предложений с различными условиями, ставки доступны, рынок недвижимости стабилен, цены на жилье устойчивы, риски известны. Сделав небольшой анализ, можно принимать взвешенное решение.

– Думаю, у государственной компании должны быть прогнозы...

– Учитывая растущую потребность населения в жилье и в улучшении существующих жилищных условий, можно прогнозировать дальнейший рост объемов выдачи ипотечных займов в среднем на 18% в год. Но это лишь прогнозы.

– Каким был прошлый год для отечественного рынка недвижимости?

– Прошлый год для Казахстана был одним из рекордных. Так, по итогам 12 месяцев было введено в эксплуатацию более 12,5 млн кв. м нового жилья. Большая часть, честно говоря, строилась частными компаниями, госучастие было небольшим.

В соответствии с международным стандартом качества жилья, разработанным ООН, на каждого человека должно приходиться не менее 30 кв. м общей площади. Глава государства четко определил, что к этому мы должны стремиться, поэтому Комитетом по делам строительства и ЖКХ Министерства индустрии и инфраструктурного развития была разработана дорожная карта. Прошлый год показал, что мы можем строить много жилья.

Цена на первичное жилье выросла на 5,4% в номинальном выражении, но если учитывать инфляцию, оно подешевело. Вторичное жилье выросло всего на 0,2%. Если опять-таки считать в реальном выражении, то жилье дешевеет, становится более доступным.

При этом в стране увеличился объем ипотечных кредитов, что привело к росту объема сделок. Если сравнивать 2017 и 2018 годы, в 2018-м количество договоров купли-продажи квартир увеличились на 10%.

– Сегодня в Казахстане есть доступное жилье?

– В этом году улучшился коэффициент доступности жилья, так называемый Price to Income Ratio, применяемый в международной практике. Чтобы приобрести жилье площадью 51 кв. м, семье со средним уровнем дохода потребуется примерно 3 годовые заработные платы. В прошлом году этот коэффициент был равен 5. Согласно международной градации коэффициент меньше 3 означает, что жилье в стране доступно для людей.


1222 просмотра

Как ответственные потребители создают проблемы мировому ритейлу

С начала года в США на банкротство подали несколько игроков мирового уровня

Фото: Stan Honda/ Agence France-Presse/Getty Images

Тренд на покупку одежды секонд хенд оказывает дополнительное давление на ритейлеров, которые и так в нелегком положении.

Винтаж снова в моде – такой вывод можно сделать из результатов ежегодного исследования консалтинговой компании Accenture, посвященного праздничному шопингу. Почти половина респондентов, участвовавших в опросе, заявили, что подумывают подарить подержанную одежду. Еще больше – 56% – сказали, что будут рады получить такие подарки сами.

Как отмечено в исследовании, покупатели теперь смотрят на углеродный след различных вариантов доставки. Половина участников опроса заявили, что из-за негативного воздействия на экологию экспресс-доставки, которая подразумевает использование самолетов, они постараются выбрать менее вредные для окружающей среды медленную доставку или покупку в магазине.

В исследовании Accenture отмечает тренд, который набирает все большую силу, и называет его «ответственной розничной торговлей». Быстрая мода, или одежда, которую надевают всего несколько раз, у западных потребителей больше не в почете.  

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu333.jpg

Фото: Daniel Acker/Bloomberg News

Fast fashion

В Германии контейнеры для подержанной одежды установлены практически на каждом углу. День за днем эти контейнеры наполняются вещами, которые людям больше не нужны. Только представьте себе масштабы – полный контейнер каждый день.

Данная кампания помогает собирать гуманитарную помощь для стран с развивающейся экономикой, ненужные изделия отправляются в страны Африки и Азии. Но ситуация такова, что на сегодняшний день уже несколько государств Восточной Африки отказались от подобной помощи. Одежды слишком много.

В течение последних 15 лет продажи одежды по всему миру выросли вдвое, тогда как срок ее службы резко сократился до одного года в среднем. В то же время производство одежды наносит огромный ущерб окружающей среде, доля выбросов CO2 от текстильной промышленности превышает в несколько раз показатели авиации и судоходства и составляет более миллиарда тонн. Мировой океан загрязняется микропластиком из текстильных волокон, в производстве используются токсичные химические вещества. По мнению эксперта Greenpeace Кристин Бродде, сегодня текстильная промышленность – главный фактор климатического кризиса. Защитники окружающей среды уверены, что повышение экологичности текстильного производства автоматически увеличит цену изделий, а это, в свою очередь, будет способствовать спаду покупательской истерии. Как минимум семь мировых брендов, среди которых
H & M, Zara и Adidas, уже обязались заменить вредные вещества, применяемые при производстве одежды, нейтральными.

Быстрая мода – fast fashion, в вину которой вменяют сегодняшнюю ситуацию, появилась в конце 80-х годов XX века. Суть этого направления – максимально использовать меняющиеся вкусы потребителей и в короткие сроки производить новый продукт. Бренды, придерживающиеся данной концепции, делают несколько смен коллекций за сезон в своих магазинах, а маркетологи убеждают покупателей в том, что им необходимо вновь обновить гардероб.

Лидеры быстрой моды – такие крупные компании, как H & M, Forever 21, Inditex Group (бренды Zara, Bershka, Stradivarius). Первенство в использовании этого подхода принадлежит Zara. Именно благодаря fast fashion стал успешным владелец бренда Амансио Ортега, входящий в число богатейших людей мира.

10.jpg

Фото: Levine Roberts/Newscom/Zuma Press

Модные протесты и банкротства

Лондонская неделя моды, которая состоялась в сентябре 2019-го, уже вошла в историю как неделя моды и протестов. Среди тех, кто активно протестовал, было движение Extinction Rebellion («Бунт вымирания»), его представители сначала призывали бойкотировать мероприятие, а затем устроили масштабные акции протеста. Участники движения уверены, что производство одежды наносит серьезный вред окружающей среде, а череда модных показов подстегивает гигантов быстрой моды на создание новых коллекций.

Все показы Лондонской недели моды прошли по расписанию, но в том, что вектор потребления меняется, сомнений уже не остается. Ответственное потребление – один из факторов, оказывающих давление на крупнейших fashion-ритейлеров, которые и так теряют позиции из-за меняющихся покупательских привычек. Например, уход клиентов в онлайн привел к тому, что доля импульсных покупок значительно сократилась.

По данным The Wall Street Journal, которые ссылаются на отчет BDO USA LLP, в 2019 году в США значительно ускорились темпы банкротств и закрытий магазинов по сравнению с предыдущим годом. Отчасти в этом виноват крайне слабый предпраздничный сезон покупок и слабый курортный сезон 2018 года, что в совокупности привело к самым низким показателям розничных продаж с декабря 2009 года.

С начала 2019 года более 20 крупных ритейлеров, владеющих более чем 25 магазинами, объявили о банкротстве. По оценкам BDO, в этом году ритейлеры закроют как минимум 7 тыс. магазинов. Чтобы сократить расходы, ритейлеры отказываются от своих флагманских магазинов и берут в аренду торговые точки меньших размеров в популярных локациях.

Процедура банкротства в большинстве случаев коснулась компаний, которые придерживаются традиционной схемы офлайн-продаж в среднем ценовом сегменте. Компании просто не успели адаптироваться под изменяющиеся условия потребления.

Розничные сети, заявившие о банкротстве и сокращениях площадей в последнее время:

Aerosoles – это компания из Нью-Джерси, занимающаяся производством обуви. Процедура банкротства начата еще в 2017 году. До сих пор не ясно, какие именно из 88 магазинов будут закрыты.

American Apparel – американский бренд одежды закрыл все магазины в США в 2017 году после банкротства. Интеллектуальная собственность бренда была приобретена канадской компанией Gildan Activewear за $88 млн.

BCBG – основанный в Лос-Анд­желесе бренд, торгующий вечерними и коктейльными платьями, объявил о банкротстве в 2017 году. Были закрыты 118 магазинов по всей стране.

Michael Kors – ритейлер заявил о существенном падении продаж и необходимости закрыть 125 магазинов в попытке адаптироваться к электронной коммерции.

Topshop – британская компания планирует закрыть все свои магазины в США после того, как ее материнская компания Arcadia Group объявила о банкротстве.

Gymboree – процесс банкротства начат в январе 2019 года. В планах закрыть большую часть из 900 магазинов, работающих под брендами Gymboree, Janie and Jack и Crazy 8.

Forever 21

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu111.jpgФото: Jeenah Moon/Bloomberg News

Самое громкое среди последних банкротств в США – банкротство крупнейшего ритейлера, использующего как раз концепцию fast fashion – Forever 21. Когда-то бренд присутствовал во всех масштабных торговых центрах страны. Но, как и многие, не выдержал конкуренции с электронной коммерцией и изменений привычек покупателей. Во всяком случае, такие причины озвучило руководство компании.

Начав процедуру банкротства, Forever 21 планирует рекапитализировать бизнес и избавиться от большей части убыточных магазинов. Компания прекратит свою деятельность в 40 странах, включая Канаду и Японию. В Соединенных Штатах будет закрыто 178 магазинов, оставшиеся продолжат работу. Также останутся магазины в Латинской Америке.

The Wall Street Journal напоминает, что Forever 21 специализируется на продаже недорогой одежды – средняя цена топа, например, $5, платья – $20. Бренд, предлагающий цены значительно ниже, чем в Topshop, Arcadia Group Ltd. и Zara Inditex SA, всегда пользовался большой популярностью, так как давал возможность выбрать одежду из огромного количества предложений на любой вкус.

Когда после кризиса 2008 года по индустрии прокатилась волна банкротств, Forever 21 только увеличивал свои площади, захватывал все большие помещения, и для того, чтобы в полной мере заполнить их, начал развивать категории мужской одежды, одежды «плюс сайз», белья и аксессуаров. С 2014 по 2018 год количество локаций бренда выросло на 320 точек, включая гигантское двухэтажное помещение площадью более 7 тыс. кв. м в Danbury Fair Mall, в Коннектикуте.

При том колоссальном объеме, на который замахнулась сеть, было очень сложно поддерживать свежим и неповторяющимся дизайн. Одежда становилась скучной. К 2018 году ситуация стала стремительно ухудшаться, и компания объявила о значительном уменьшении трафика. Магазины в Канаде, США и Европе теряли в среднем $10 млн в месяц в течение года. По состоянию на июль 2019 года мировые продажи упали на $1 млрд за 12 месяцев.

Что у нас?

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu222.jpg

Фото: John Nguyen/Zuma Press

Грозит ли закрытие магазинов от крупных ритейлеров казахстанскому fashion-рынку? Вряд ли. Большинство из попавших в список банкротов даже не представлены на отечественном рынке. Бренды, пользующиеся наибольшим трафиком в торговых центрах, в свете последних событий приняли активную экологически ответственную позицию и наверняка свои обещания исполнят. Это своего рода гарантия того, что развитие компаний, среди которых Zara, H & M, Adidas, будет продолжаться.

И хотя тренд ответственного потребления в Казахстане пока влияет на ничтожно малое число покупателей – в массе своей отечественные клиенты fashion-ритейла остаются приверженцами быстрой моды – ритейлеры уже используют ответственные практики и на нашем рынке. Бренд H & M, например, практикует в своих магазинах боксы для сбора старой одежды, мотивируя покупателей приносить вещи на переработку и получать за это скидку. Программу по переработке бренд запустил в 2013 году. «Не дайте моде превратиться в мусор. Неважно, насколько изношены или потрепаны вещи. У них все равно есть шанс на новую жизнь», – заявляет H & M на официальном сайте.

Такую же систему планирует внедрить со следующего года группа Inditex.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций