Перейти к основному содержанию


3819 просмотров

Travel-рынок Казахстана: онлайн или офлайн?

Основатель Santufei.com Асхат Омаров рассказал Kursiv.kz об особенностях рынка, конкуренции и планах на будущее

Фото: Офелия Жакаева

Казахстанский travel-рынок продолжает активно развиваться, но до сих пор основным конкурентом онлайн-сервисов по поиску, бронированию и продажам авиабилетов остаются офлайн-кассы и сами авиакомпании. К тому же казахстанским сервисам приходится конкурировать не только между собой, но и с иностранными игроками. Об особенностях рынка рассказал основатель Santufei.com Асхат Омаров.

– После объединения Aviata и Chocotravel конкуренция на рынке стала жестче?

– Я бы не сказал, что мы чувствуем острую конкуренцию. Рынок достаточно большой для трех-четырех игроков, которые смогут спокойно функционировать на нем. Места хватает всем, и до сих пор большая часть travel-рынка находится в офлайне. У нас есть огромный объем впереди, который нужно оцифровать. Опасений, что места не хватит, нет.

– Как сейчас распределяются доли travel-рынка между офлайн- и онлайн-игроками?

– Офлайн занимает 75%, остальные 25% рынка онлайн делят между собой четыре основных игрока. Наша доля – примерно четверть, столько же у Tickets.kz, оставшиеся 50% приходятся на объединенные Aviata.kz и Chocotravel. Итого четыре заметных игрока, которые занимаются продажей билетов онлайн.

– На что делают ставку для привлечения клиентов онлайн-сервисы?

– Если сравнивать цены, то они примерно одинаковы во всех компаниях. Рынок достаточно зарегулирован, сами авиакомпании не поддерживают демпинг агентств и предоставление больших скидок. Некоторые компании делают это очень жестко, вплоть до отключения. Демпинговать и конкурировать только ценой уже невозможно, да и не слишком работает – и мы в свое время пробовали, и наши коллеги. Клиенты смотрят на качество продукта, качество мобильного приложения, его красоту, функциональность, удобство и вызывает ли оно в целом доверие для совершения покупок. Очень много факторов, которые влияют на конверсию и количество клиентов. У нас два основных направления продаж – розница и корпоративный продукт. Мы разрабатываем систему управления командировками. Если рассматривать весь рынок продажи авиабилетов, то он составляет порядка $1 миллиард и половина – корпоративный рынок (командировки, вахты). Это направление мы активно развиваем, и сейчас у нас примерно 1 тысяча клиентов. Все потребители привыкли использовать топовые приложения от мировых компаний («Фейсбук», «Инстаграм»), и если ты будешь делать гораздо хуже, то человек, скорее всего, вообще откажется от покупки. Сегодня важно делать приложения мирового уровня.

– Насколько сложно было сделать приложение мирового уровня и кто вам его разрабатывал?

– Мы делали самостоятельно, казахстанские разработчики. Сделать было сложно, компания четыре года на рынке, а мы до сих пор работаем над улучшением, и этот процесс бесконечен. Диджитал-рынок – реактивный. Очень быстро меняются тренды, мы должны за этим следить и быть «на волне». Будучи онлайн-игроком, мы не конкурируем с авиакассой, которая стоит где-то в центре города. Наши основные конкуренты сами авиакомпании, российские и международные сервисы по продаже билетов онлайн. Даже с россиянами конкурировать сложно – у них больше кадров, капитала, да и диджитал-сфера в целом более развита за счет того, что они начали в начале 2000-х годов. У них больше ресурсов, но мы ближе к потребителю и нам проще сделать продукт под него.

– А почему среди конкурентов и авиакомпании?

– Казахстанцы, которые покупают билеты на сайтах авиакомпаний - это достаточно большая аудитория. Причем многие пользуются нашим сервисом как поисковиком, но в итоге идут покупать напрямую. Это, в основном, аудитория старше 35 лет, которая пока не слишком доверяет мобильным и онлайн-покупкам. Эти пассажиры, как правило, летают не чаще двух раз в год, и для них скорость и удобства, которые предоставляем мы, не слишком важны. Основная аудитория онлайн-travel-агентств – люди в возрасте 25–34 лет, которые часто летают, им более понятен один партнер, нежели десятки в лице авиакомпаний. Кроме того, они ценят время и не хотят заполнять многочисленные профили и многократно вводить данные.

– Как считаете, онлайн-travel будет видоизменяться в Казахстане?

– Рынок онлайн-тревел расти будет. Вообще, по прогнозам, мировой рынок авиаперевозок к 2050 году удвоится. Этот тренд не обойдет и Казахстан. При этом в стране очень высокая мобильность: у нас люди достаточно много путешествуют. Быть может, в силу ментальности и образа жизни. Например, отправиться на свадьбу к троюродной сестре, живущей в Атырау, – норма. Казахстанцы отправляются в путь по таким поводам, по которым европейцы, американцы, да даже россияне не поехали бы. Но такие поездки невозможно спрогнозировать, к тому же у нас люди редко бронируют билеты заранее.

– Вы на рынке четыре года, но активно из них работаете чуть больше двух лет. Как долго шла подготовка к запуску проекта?

– Технически запустились мы через полгода после старта, но потом поняли, что продукт необходимо дорабатывать. Точнее, сделали с нуля, но более качественно и без спешки, и на это ушло еще больше года. У нас не было опыта ни в разработке сайтов, ни в продаже билетов. Я сам занимался IT, но в другом направлении.

– Как видоизменилась команда?

– Начинал я сам, потом присоединился еще один человек, позже команда выросла до пяти сотрудников, и этим составом работали полтора года. Сейчас у нас более 30 сотрудников. Но с кадрами сложно, поскольку сфера диджитал развита слабо, на рынке мало людей, у которых есть релевантный опыт и которые могут делать продукт самостоятельно. В основном, мы нанимаем людей и уже обучаем в компании.

– А насколько это сложный бизнес?

– Скажем так, непростой. Вообще, за три года рынок кардинально поменялся. Нигде нет инструкции, как открыть онлайн-авиакассу, хотя на первый взгляд кажется, что это легко. Рынок консервативный – устоявшиеся потоки, партнеры. Новичкам неохотно доверяют и начинают замечать лишь после старта активных продаж. Тогда авиакомпании сами предлагают сотрудничать. Их тоже можно понять – желающих работать в этой сфере было очень много. За время, пока мы работаем, появлялось компаний 15, но сейчас работает только четыре.

– Как много инвестиций потребовалось?

– Точно не смогу сказать. Был собственный капитал, потом мы привлекали $350 тысяч в 2016 году. В то время были уже продажи, компания росла, привлеченные средства пустили на развитие и укрепили рост. Пока мы не слишком активно рассматриваем привлечение дополнительных инвестиций. Если они и будут, то уже иностранные и несколько позже. За 2018 год мы в объемах продаж выросли в 2,5–3 раза, прибыль еще немного больше, потому что чем больше мы продаем, тем лучшие условия получаем от поставщиков. В этом году запустим дополнительные сервисы, расширим линейку предоставляемых продуктов, планируем запуск в других странах. Казахстанский рынок на самом деле небольшой, и скоро тут нам уже станет скучно.


754 просмотра

Как казахстанцу запустить успешный бизнес в Камбодже

История бренда Koompi

Фото: Shutterstock

Koompi – камбоджийский бренд ноутбуков, который появился благодаря усилиям казахстанского предпринимателя. За два года компании удалось стать одним из самых популярных производителей лэптопов в Камбодже и наладить экспорт в другие страны Юго-Восточной Азии.

«Степень экономического развития Камбоджи такова, что сейчас практически любой бизнес, связанный с онлайн-сервисами или интернетом, может быть потенциально удачным», – говорит Сакен Нигма, руководитель отдела развития бизнеса компании Koompi. Ему можно верить: в Камбодже он создал несколько бизнесов, но Koompi – самый известный его проект.

Книга знаний

До отъезда в Юго-Восточную Азию (ЮВА) Нигма успел и поработать в казахстанском корпоративном секторе в финансовой сфере, и получить опыт предпринимательской деятельности. Наработанный опыт позволил ему при первом посещении Камбоджи заметить перспективные ниши и направления для развития бизнеса. Через несколько месяцев Сакен Нигма снова прилетел в Камбоджу – теперь уже с билетом только в один конец и первоначальным капиталом в $80 тыс. Шел 2017 год.

У казахстанца была договоренность с местным бизнесменом о запуске платежной платформы, однако в последний момент камбоджиец передумал. С еще одним партнером Нигма собирался открыть в Камбодже банк, но регулятор не выдал им лицензию. На идею собирать и продавать ноутбуки Сакена Нигму натолкнуло чтение местной прессы – он увидел там интервью с камбоджийским предпринимателем, который хотел запустить подобный проект. Казахстанец нашел этого бизнесмена  через Facebook, они встретились, определились с общим видением бизнеса и приступили к работе.

Бизнес-проект по сборке ноутбуков из готовых комплектующих был признан перспективным в первую очередь потому, что лэптопы в Камбодже весьма дороги из-за высоких таможенных пошлин и доступны далеко не каждому местному жителю. Сам Нигма видит связь между ситуацией с доступностью техники и неосуществленным проектом платежной системы. «Когда я озвучил идею платежной системы, одним из основных рисков проекта был ощутимый кадровый дефицит – в Камбодже не хватало квалифицированных разработчиков. И мы увидели некую параллель между тем, что здесь проседает IT-образование, и тем, что ноутбук как инструмент для обучения не все могут себе позволить», – поясняет Сакен Нигма. Повышение доступности IT-образования стало фактически миссией компании, которая решила создавать ноутбуки с собственной операционной системой на базе Linux со специальной встроенной функцией для обучения программированию. Название бренда – Koompi – в переводе с кхмерского означает «книга знаний».

Биткоин для поддержки

Первая команда Koompi была интернациональной – работников искали и в Камбодже, и через LinkedIn. В числе первых сотрудников компании были специалисты из Японии, Сан-Паулу, Зимбабве, Чехии, несколько камбоджийцев и сам герой истории. Договоренности с поставщиками, закупка комплектующих в Тайване и Китае – все было организовано достаточно быстро. Продажи ноутбуков Koompi стартовали через 9 месяцев после того, как Сакен Нигма прилетел в Камбоджу.

Цена Koompi была установлена более чем демократичная – $275. Итог первого месяца продаж – 150 ноутбуков. Сейчас Koompi ежемесячно продает 500 ноутбуков, правда, их цена выросла до $339. Покупателям больших партий техники предоставляется скидка за объем, цена – $270. Налажены поставки Koompi на Филиппины, небольшая партия ушла в Таиланд. Компания участвует в государственных тендерах на комплектацию компьютерных классов в школах. «Для нашего маленького предприятия это хорошие цифры. Это позволяет всем себя комфортно чувствовать и зарабатывать деньги», – говорит Нигма и тут же добавляет, что так было не всегда. Когда проект еще не приносил прибыль, а источники дохода были необходимы, казахстанец создал в Камбодже сервис по покупке и продаже биткоинов. «В какой-то момент у нас был большой кассовый разрыв. И нам нужно был открыть небольшой сервис, который бы генерил деньги», – объясняет предприниматель. Через какое-то время после запуска сервиса Национальный банк Камбоджи заявил, что не рекомендует гражданам страны покупать и продавать криптовалюту. Директора компании с аналогичным бизнесом арестовали в тот же день, а после дали два года тюрьмы. Сакен Нигма, чтобы не повторить судьбу коллеги по рынку, по совету юриста тут же улетел в Бангкок. Сервис по покупке и продаже биткоинов был закрыт, его организаторы принесли руководству страны извинения, и после этого Нигма смог вернуться в Камбоджу к проекту Koompi.

После истории с биткоином команда Koompi пошла по классическому пути стартапа и привлекла в проект инвестора. Более того, это партнерство выросло в создание венчурного фонда, куда помимо инвестора Koompi вошли еще несколько человек, включая самого Сакена Нигму. На сегодня из 30 камбоджийских стартапов, в которые инвестировал этот венчурный фонд, выжили 19, при этом 7 из них – прибыльные. Самой успешной инвестицией фонда стал проект платформы по онлайн-покупке билетов на междугородние автобусы. Этот стартап был успешно реализован и в итоге выкуплен стратегическим инвестором из Камбоджи.

Продавать Koompi в Казахстане Сакен Нигма не планирует: во-первых, отечественный рынок после азиатского кажется слишком маленьким; во-вторых, цены на подобный продукт в Казахстане вполне конкурентные, а в-третьих, казахстанцы привыкли работать на Windows. Для камбоджийцев же Koompi часто первый ноутбук, и операционная система на базе Linux их не смущает.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций