Перейти к основному содержанию


2736 просмотров

Почему жизнь казахстанских кондитеров не такая «сладкая», какой могла бы быть?

Почему у казахстанских производителей идет спад производства и ничего утешительного не происходит?

Фото: Офелия Жакаева

Казахстанские кондитеры продолжают терять объемы в производстве. С позиций на отечественном рынке их «сдвигает» импортная продукция – за счет дешевизны, достигаемой порой в ущерб качеству. А экспорту препятствует непростая ситуация с использованием товарных знаков.

Ситуация на рынке

Прошлый год для кондитеров Казахстана оказался не самым легким. За счет роста доли зарубежной продукции в 2018 году произошло падение продаж отечественных кондитерских изделий. Импорт вырос на 25% и составил 57–58% рынка. Причина – дешевизна иностранной продукции и демпинг со стороны российских производителей.

«В целом Казахстан импортировал 170 тыс. т кондитерских изделий: 140–150 тыс. т из РФ и около 20 тыс. т из Украины, при этом украинский импорт просел на 5%», – подвел итоги президент ОЮЛ «Ассоциация кондитеров Казахстана» Алихан Талгатбек.

По его словам, первые месяцы 2019 года показали, что пока тренд сохраняется – у казахстанских производителей идет спад производства и ничего утешительного не происходит. Кроме того, ситуация по сахару остается сложной.

«В прошлом году нас правительство поддержало, однако сахар – дорожает. Сейчас он стоит 230 тенге, в прошлом году летом стоил 185 тенге. И это удорожание для кондитеров очень серьезное. Естественно, цены на продукцию будут повышаться. Когда покупательная способность населения падает, чаще покупают более дешевый товар. Кондитерка, она как индикатор экономики, так что будет традиционно расти объем бисквитных изделий. При этом, что касается импортной продукции, то по тоннажу большая часть приходится как раз на бисквитную продукцию и печенье. Так, из всего объема импорта, а это 160–170 тыс. т, примерно 100 тыс. т приходится именно на эту часть продукции», – отмечает он.

По более подробным данным, предоставленным председателем правления АО «Рахат» Константином Федорцом, категория бисквитных изделий (все виды печенья, крекеров, вафель и рулетов) «подросла» на 3% в объеме и на 11% в деньгах.

«Это произошло потому, что во время кризисных явлений на рынке дорогие категории, относящиеся к лакомствам, страдают. Люди могут от этого отказаться. Бисквитная категория подверглась меньшему росту цен – на 7%. Очень часто самое дешевое печенье становится едой, завтраком для детей. При этом перспектива у этого рынка гораздо лучше, чем у остальных. По данным Euromonitor International, шоколад, карамель и конфеты вырастут в объеме на 5%, а бисквиты, предположительно, на 10% за последующие пять лет», – отметил Константин Федорец.

Рынок шоколадных изделий вырос на 8%, но в денежном эквиваленте. Категория конфет (традиционные карамели, сосательные конфеты и медикаментозные леденцы, ириски, мармелад) зафиксировала рост – 1% рынка и 9% в денежном эквиваленте.

Подробный анализ рынка кондитерских изделий Казахстана и активных игроков был проведен компанией Nielsen.

скинул_Монтажная область 1.jpg

Товарные знаки

По итогам прошлого года казахстанские производители несколько нарастили объем экспорта в Китай, на Кавказ и в Россию в общей сложности на 20%. Объем составил 35 тыс. т. Однако экспорт продукции в РФ для казахстанских кондитеров затруднен.

«Товарные знаки – тема сложная. В России объединенные кондитеры за собой зарегистрировали советские товарные знаки. Мы у себя на территории зарегистрировали товарные знаки за Ассоциацией кондитеров Казахстана. Наши отечественные производители все могут производить продукцию под этими знаками, в России же – только объединенные кондитеры, а остальные (в том числе и экспортеры) обязаны платить за то, что используют данные знаки. И россияне активно отслеживают такие моменты. Казахстанские производители не могут официально экспортировать в РФ товары, совпадающие по товарным знакам», – констатирует Алихан Талгатбек.

С ним согласен председатель правления «Рахат», который подтверждает, что российские производители препятствуют продажам казахстанского бренда на рынке РФ.

«Россия даже в условиях Таможенного союза предпочитает действовать с позиции силы... Нас постоянно втягивают в тяжбы по товарным знакам... Мол, «Зайка-зазнайка» похож на «Зайку», «Зеленый кузнечик» похож на «Кузнечика», «Рачки» похожи на «Ракушку-завитушку». В результате остаются только казахские названия, которые россияне не могут оспорить. Нет предела беспределу, мы постоянно находимся в тяжбах. На их время власти арестовывают всю продукцию «Рахат», и магазины испытывают сомнения в плане дальнейшего с нами сотрудничества», – прокомментировал Константин Федорец.

Председатель правления «Рахат» также рассказал, что совершались попытки поговорить с российскими коллегами, а раньше между компаниями был заключен «джентльменский пакт о ненападении», но после смены акционеров он не работает. В прошлом году экспорт «Рахата» в Россию снизился на 2%.

Одна из мер, которая может несколько выровнять условия – усилить контроль с казахстанской стороны.

DSC06018.JPG

«Мы в Казахстане тоже запрещаем импортировать по товарным знакам. Это работает, на таможне есть информация, какие товарные знаки за Казахстаном, и там уже смотрят. Но есть ряд спорных товарных знаков – похожие название, например, «Мишка на севере» и «Мишутка на севере». Пытаемся, ловим. Однако, в основном, сдерживаем за счет таможни, но необходим более жесткий контроль», – уверен Алихан Талгатбек.

Пока в РФ ситуация лучше. Константин Федорец отметил, что хотелось бы, чтобы казахстанские власти также беспристрастно относились к нашим «друзьям по рынку», которые должны выполнять таможенный регламент.

«Мы начинаем эту работу по товарным знакам, но юридические службы российских кондитеров очень мощные и ведут с нами войну на много фронтов, в том числе и в Германии и Беларуси. На все хватает у них рук. С моей точки зрения, это стрельба из пушки по воробьям, потому что доля «Рахата» в России чуть больше 1%. Им нужно бороться с другими игроками, например, с КДВ. Тем не менее, бьют не местных, а бьют слабых, и с этим приходится сталкиваться», – отметил он.

Таможенный контроль

Еще одна сложность рынка – нет должного контроля за качеством импортируемой пищевой продукции. 

«К нам «заходит» продукция с повышенным содержанием трасжиров. Мы предлагаем делать выборочный контроль и перепроверять. Сейчас на базе казахстанских лабораторий провели анализ импортируемой продукции – в некоторой превышенное содержание трансжиров. Заказали аналогичное исследование в Германии – ждем, пока придет и оттуда официальное заключение. Импортная продукция дешевая за счет того, что компании используют дешевые продукты низкого качества, и за счет низкой цены и получают ощутимые конкурентные преимущества», – считает Алихан Талгатбек.

При этом, когда казахстанские производители отправляют продукцию на экспорт, то она проходит тщательную проверку и иногда даже производители должны рассказывать о технологиях производства.

«У нас же всем без разницы – сертификат есть, значит, можно запускать. Нас, местных производителей, проверяют, а зарубежных – нет, и что они завозят – непонятно», – отмечает глава союза кондитеров.

По мнению Константина Федорца, необходим государственный анализ продукции зарубежных производителей, чтобы поставить всех в равные условия и защитить местный рынок от некачественного товара.

DSC05960.JPG


749 просмотров

Как казахстанцу запустить успешный бизнес в Камбодже

История бренда Koompi

Фото: Shutterstock

Koompi – камбоджийский бренд ноутбуков, который появился благодаря усилиям казахстанского предпринимателя. За два года компании удалось стать одним из самых популярных производителей лэптопов в Камбодже и наладить экспорт в другие страны Юго-Восточной Азии.

«Степень экономического развития Камбоджи такова, что сейчас практически любой бизнес, связанный с онлайн-сервисами или интернетом, может быть потенциально удачным», – говорит Сакен Нигма, руководитель отдела развития бизнеса компании Koompi. Ему можно верить: в Камбодже он создал несколько бизнесов, но Koompi – самый известный его проект.

Книга знаний

До отъезда в Юго-Восточную Азию (ЮВА) Нигма успел и поработать в казахстанском корпоративном секторе в финансовой сфере, и получить опыт предпринимательской деятельности. Наработанный опыт позволил ему при первом посещении Камбоджи заметить перспективные ниши и направления для развития бизнеса. Через несколько месяцев Сакен Нигма снова прилетел в Камбоджу – теперь уже с билетом только в один конец и первоначальным капиталом в $80 тыс. Шел 2017 год.

У казахстанца была договоренность с местным бизнесменом о запуске платежной платформы, однако в последний момент камбоджиец передумал. С еще одним партнером Нигма собирался открыть в Камбодже банк, но регулятор не выдал им лицензию. На идею собирать и продавать ноутбуки Сакена Нигму натолкнуло чтение местной прессы – он увидел там интервью с камбоджийским предпринимателем, который хотел запустить подобный проект. Казахстанец нашел этого бизнесмена  через Facebook, они встретились, определились с общим видением бизнеса и приступили к работе.

Бизнес-проект по сборке ноутбуков из готовых комплектующих был признан перспективным в первую очередь потому, что лэптопы в Камбодже весьма дороги из-за высоких таможенных пошлин и доступны далеко не каждому местному жителю. Сам Нигма видит связь между ситуацией с доступностью техники и неосуществленным проектом платежной системы. «Когда я озвучил идею платежной системы, одним из основных рисков проекта был ощутимый кадровый дефицит – в Камбодже не хватало квалифицированных разработчиков. И мы увидели некую параллель между тем, что здесь проседает IT-образование, и тем, что ноутбук как инструмент для обучения не все могут себе позволить», – поясняет Сакен Нигма. Повышение доступности IT-образования стало фактически миссией компании, которая решила создавать ноутбуки с собственной операционной системой на базе Linux со специальной встроенной функцией для обучения программированию. Название бренда – Koompi – в переводе с кхмерского означает «книга знаний».

Биткоин для поддержки

Первая команда Koompi была интернациональной – работников искали и в Камбодже, и через LinkedIn. В числе первых сотрудников компании были специалисты из Японии, Сан-Паулу, Зимбабве, Чехии, несколько камбоджийцев и сам герой истории. Договоренности с поставщиками, закупка комплектующих в Тайване и Китае – все было организовано достаточно быстро. Продажи ноутбуков Koompi стартовали через 9 месяцев после того, как Сакен Нигма прилетел в Камбоджу.

Цена Koompi была установлена более чем демократичная – $275. Итог первого месяца продаж – 150 ноутбуков. Сейчас Koompi ежемесячно продает 500 ноутбуков, правда, их цена выросла до $339. Покупателям больших партий техники предоставляется скидка за объем, цена – $270. Налажены поставки Koompi на Филиппины, небольшая партия ушла в Таиланд. Компания участвует в государственных тендерах на комплектацию компьютерных классов в школах. «Для нашего маленького предприятия это хорошие цифры. Это позволяет всем себя комфортно чувствовать и зарабатывать деньги», – говорит Нигма и тут же добавляет, что так было не всегда. Когда проект еще не приносил прибыль, а источники дохода были необходимы, казахстанец создал в Камбодже сервис по покупке и продаже биткоинов. «В какой-то момент у нас был большой кассовый разрыв. И нам нужно был открыть небольшой сервис, который бы генерил деньги», – объясняет предприниматель. Через какое-то время после запуска сервиса Национальный банк Камбоджи заявил, что не рекомендует гражданам страны покупать и продавать криптовалюту. Директора компании с аналогичным бизнесом арестовали в тот же день, а после дали два года тюрьмы. Сакен Нигма, чтобы не повторить судьбу коллеги по рынку, по совету юриста тут же улетел в Бангкок. Сервис по покупке и продаже биткоинов был закрыт, его организаторы принесли руководству страны извинения, и после этого Нигма смог вернуться в Камбоджу к проекту Koompi.

После истории с биткоином команда Koompi пошла по классическому пути стартапа и привлекла в проект инвестора. Более того, это партнерство выросло в создание венчурного фонда, куда помимо инвестора Koompi вошли еще несколько человек, включая самого Сакена Нигму. На сегодня из 30 камбоджийских стартапов, в которые инвестировал этот венчурный фонд, выжили 19, при этом 7 из них – прибыльные. Самой успешной инвестицией фонда стал проект платформы по онлайн-покупке билетов на междугородние автобусы. Этот стартап был успешно реализован и в итоге выкуплен стратегическим инвестором из Камбоджи.

Продавать Koompi в Казахстане Сакен Нигма не планирует: во-первых, отечественный рынок после азиатского кажется слишком маленьким; во-вторых, цены на подобный продукт в Казахстане вполне конкурентные, а в-третьих, казахстанцы привыкли работать на Windows. Для камбоджийцев же Koompi часто первый ноутбук, и операционная система на базе Linux их не смущает.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций