Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


6342 просмотра

Почему маркетинг в Казахстане скорее мертв, чем жив?

Эксперты посетовали, что казахстанским маркетологам не хватает технологий и компетенции

Фото: shutterstock.com

В Казахстане практически не работает маркетинг – такое мнение озвучили представители казахстанского бизнеса. В рамках Kazakhstan Marketing Сonference-2019 профессионалами обсуждались основные проблемы этой области.

На сегодняшний день эффективность маркетинга стоит под большим вопросом. И здесь дело не столько в бюджете, сколько в отсутствии фишек, которые бы отличали тот или иной продукт, а также нехватке технологий и компетенций.

По мнению CEO Centras Ельдара Абдразакова, сейчас большая часть усилий бизнеса уходит на продажи. Таким образом, на сегодняшний день в Казахстане продажи эффективно работают и без маркетинга. «Для нас очень большой вопрос стоит, где заканчиваются продажи и начинается маркетинг», – отметил он. Отношения между людьми строятся по принципу «человек – человеку», и в этих условиях маркетинг не работает.

«У нас и руководители не особо верят в то, что маркетинг работает, потому что по большей части и потребитель не совсем продвинутый. У него очень мало факторов, на которые он реагирует, к сожалению, сегодняшний потребитель недоверчивый», – комментирует бизнесмен.

Это мнение разделил и председатель совета директоров холдинга Raimbek Раимбек Баталов, отметив, что разочарование в маркетинге довольно часто возникает у топ-менеджмента и акционеров компаний.

«Оценка маркетинговых инструментов не всегда счетная, и вопрос эффективности маркетинга и внутри компании – это тоже серьезная проблема. Все сложнее и сложнее маркетологам или людям, ответственным за маркетинг, убедить акционеров топ-менеджеров, что надо в очередной раз выделить бюджеты», – сказал он. Но это только одна сторона медали.

Конечно, одной из неотъемлемых, а может, и главных частей современного маркетинга  является цифровая составляющая. Или так называемый диджитал-маркетинг. Однако за терминами стоит и реальность, которая нередко еще далека от цифрового мира.

Как отметил Раимбек Баталов, часто представители  малого и среднего бизнеса все еще ведут бизнес по тетрадке. Разумеется, что при таких обстоятельствах проблема развития  управленческих или цифровых бизнес-процессов не стоит. «Малый и средний бизнес имеет огромный потенциал с точки зрения роста эффективности производительности, потому что очевидно, либо ты по тетрадке ведешь бизнес, либо переходишь на цифру. Другой вопрос, что этот шаг сделать – от тетрадки к цифре – сложная задача, и в первую очередь для малого бизнеса», – сказал он. 

Без связки

CEO GFK Шолпан Ибраева считает, что помимо названных проблем существует некий разрыв между бренд-менеджером компании и потребителем, что впоследствии сказывается на самой марке.

Он пояснила, что в маркетинге существует несколько субъектов, среди которых бренд менеджер и потребитель. И тот, кто управляет маркой, должен помимо знаний и образования в маркетинге обладать и информацией об особенностях своих потребителей. Однако при отсутствии этой связки и попросту непонимания нужд своего клиента существует риск продавать не то, что нужно, или не в той форме либо вкладывать бюджеты в изменения, которые потребитель и вовсе не заметит.

«Бизнес и маркетинг расцениваются как абсолютно разные направления абсолютно разных структур. Маркетинг работает тогда, когда это все вместе двигается, строится, планируется», – такое мнение выразил представитель Альфа-Банк Казахстан Николай Соботович.

Он добавил, что важно именно понимание собственной целевой аудитории. К слову, в этом вопросе злую шутку может сыграть именно следование за лучшими или копирование чужих моделей.  «Не стоит догонять, нужно делать что-то свое, абсолютно новое. Если ориентироваться, можно остаться всегда догоняющим», – пояснил Соботович. Отметив, что именно создание собственных маркетинговых инструментов может стать хорошим рычагом для удачного проекта.

CEO Chocofamily Рамиль Мухоряпов заметил, что сегодня основная составляющая маркетинга смещается из бюджетов в сторону продуктов. «Сейчас компания больше вкладывается в разработку продуктов. Мир цифровых продуктов достаточно прозрачный, люди много общаются друг с другом, советуют. Действительно, качество продукта выходит на первое место», – прокомментировал он.

Мухоряпов подчеркнул, что это, в свою очередь, требует от маркетинга, а точнее от людей, работающих в этой области, определенных технологических навыков. «Сейчас мы стараемся вообще не брать маркетологов без технического бэкграунда, и всех наших маркетологов мы переучиваем в программистов. Мы уверены, что маркетолог без технического бэкграунда – это инвалид», – заявил Мухоряпов.

Он пояснил, что специалист по маркетингу может хорошо понимать, что нужно делать, но ничего не может сделать сам, каждый раз обращаясь к программистам. И на сегодняшний день это большая проблема. Но фоне этого заявления возник вопрос: а не приведет ли это к вымиранию профессии?

Будущий маркетолог

Спикеры сошлись во мнении, что, без сомнений, маркетинг и маркетологов ждет трансформация, которая, впрочем, происходит уже сейчас.

Рамиль Мухоряпов резюмировал, что в дальнейшем эта профессия не вымрет, а станет более технологичной. И специалистам, желающим оставаться в ней, необходимо будет приобрести определенный набор компетенций, чтобы сформировать более эффективный для работы симбиоз маркетолога и программиста. CEO GFK Шолпан Ибраева добавила, что помимо освоения навыков в программировании маркетологам нужны будут знания в области психологии, ценообразования и т. д. Поскольку в будущем маркетинг не должен ассоциироваться только лишь с рекламой, как это чаще всего происходит сейчас.

CEO Centras Ельдар Абдразаков заключил, что сегодня маркетологи переходят от вчерашних рекламщиков, пиарщиков в статус бизнес девелоперов. И будущее профессии бизнесмен видит именно в этом направлении. 
 


5523 просмотра

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций