Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4934 просмотра

Почему маркетинг в Казахстане скорее мертв, чем жив?

Эксперты посетовали, что казахстанским маркетологам не хватает технологий и компетенции

Фото: shutterstock.com

В Казахстане практически не работает маркетинг – такое мнение озвучили представители казахстанского бизнеса. В рамках Kazakhstan Marketing Сonference-2019 профессионалами обсуждались основные проблемы этой области.

На сегодняшний день эффективность маркетинга стоит под большим вопросом. И здесь дело не столько в бюджете, сколько в отсутствии фишек, которые бы отличали тот или иной продукт, а также нехватке технологий и компетенций.

По мнению CEO Centras Ельдара Абдразакова, сейчас большая часть усилий бизнеса уходит на продажи. Таким образом, на сегодняшний день в Казахстане продажи эффективно работают и без маркетинга. «Для нас очень большой вопрос стоит, где заканчиваются продажи и начинается маркетинг», – отметил он. Отношения между людьми строятся по принципу «человек – человеку», и в этих условиях маркетинг не работает.

«У нас и руководители не особо верят в то, что маркетинг работает, потому что по большей части и потребитель не совсем продвинутый. У него очень мало факторов, на которые он реагирует, к сожалению, сегодняшний потребитель недоверчивый», – комментирует бизнесмен.

Это мнение разделил и председатель совета директоров холдинга Raimbek Раимбек Баталов, отметив, что разочарование в маркетинге довольно часто возникает у топ-менеджмента и акционеров компаний.

«Оценка маркетинговых инструментов не всегда счетная, и вопрос эффективности маркетинга и внутри компании – это тоже серьезная проблема. Все сложнее и сложнее маркетологам или людям, ответственным за маркетинг, убедить акционеров топ-менеджеров, что надо в очередной раз выделить бюджеты», – сказал он. Но это только одна сторона медали.

Конечно, одной из неотъемлемых, а может, и главных частей современного маркетинга  является цифровая составляющая. Или так называемый диджитал-маркетинг. Однако за терминами стоит и реальность, которая нередко еще далека от цифрового мира.

Как отметил Раимбек Баталов, часто представители  малого и среднего бизнеса все еще ведут бизнес по тетрадке. Разумеется, что при таких обстоятельствах проблема развития  управленческих или цифровых бизнес-процессов не стоит. «Малый и средний бизнес имеет огромный потенциал с точки зрения роста эффективности производительности, потому что очевидно, либо ты по тетрадке ведешь бизнес, либо переходишь на цифру. Другой вопрос, что этот шаг сделать – от тетрадки к цифре – сложная задача, и в первую очередь для малого бизнеса», – сказал он. 

Без связки

CEO GFK Шолпан Ибраева считает, что помимо названных проблем существует некий разрыв между бренд-менеджером компании и потребителем, что впоследствии сказывается на самой марке.

Он пояснила, что в маркетинге существует несколько субъектов, среди которых бренд менеджер и потребитель. И тот, кто управляет маркой, должен помимо знаний и образования в маркетинге обладать и информацией об особенностях своих потребителей. Однако при отсутствии этой связки и попросту непонимания нужд своего клиента существует риск продавать не то, что нужно, или не в той форме либо вкладывать бюджеты в изменения, которые потребитель и вовсе не заметит.

«Бизнес и маркетинг расцениваются как абсолютно разные направления абсолютно разных структур. Маркетинг работает тогда, когда это все вместе двигается, строится, планируется», – такое мнение выразил представитель Альфа-Банк Казахстан Николай Соботович.

Он добавил, что важно именно понимание собственной целевой аудитории. К слову, в этом вопросе злую шутку может сыграть именно следование за лучшими или копирование чужих моделей.  «Не стоит догонять, нужно делать что-то свое, абсолютно новое. Если ориентироваться, можно остаться всегда догоняющим», – пояснил Соботович. Отметив, что именно создание собственных маркетинговых инструментов может стать хорошим рычагом для удачного проекта.

CEO Chocofamily Рамиль Мухоряпов заметил, что сегодня основная составляющая маркетинга смещается из бюджетов в сторону продуктов. «Сейчас компания больше вкладывается в разработку продуктов. Мир цифровых продуктов достаточно прозрачный, люди много общаются друг с другом, советуют. Действительно, качество продукта выходит на первое место», – прокомментировал он.

Мухоряпов подчеркнул, что это, в свою очередь, требует от маркетинга, а точнее от людей, работающих в этой области, определенных технологических навыков. «Сейчас мы стараемся вообще не брать маркетологов без технического бэкграунда, и всех наших маркетологов мы переучиваем в программистов. Мы уверены, что маркетолог без технического бэкграунда – это инвалид», – заявил Мухоряпов.

Он пояснил, что специалист по маркетингу может хорошо понимать, что нужно делать, но ничего не может сделать сам, каждый раз обращаясь к программистам. И на сегодняшний день это большая проблема. Но фоне этого заявления возник вопрос: а не приведет ли это к вымиранию профессии?

Будущий маркетолог

Спикеры сошлись во мнении, что, без сомнений, маркетинг и маркетологов ждет трансформация, которая, впрочем, происходит уже сейчас.

Рамиль Мухоряпов резюмировал, что в дальнейшем эта профессия не вымрет, а станет более технологичной. И специалистам, желающим оставаться в ней, необходимо будет приобрести определенный набор компетенций, чтобы сформировать более эффективный для работы симбиоз маркетолога и программиста. CEO GFK Шолпан Ибраева добавила, что помимо освоения навыков в программировании маркетологам нужны будут знания в области психологии, ценообразования и т. д. Поскольку в будущем маркетинг не должен ассоциироваться только лишь с рекламой, как это чаще всего происходит сейчас.

CEO Centras Ельдар Абдразаков заключил, что сегодня маркетологи переходят от вчерашних рекламщиков, пиарщиков в статус бизнес девелоперов. И будущее профессии бизнесмен видит именно в этом направлении. 
 


925 просмотров

Поборется ли Казахстан за долю рынка судового топлива?

Международная морская организация ООН (IMO) ужесточила требования к качеству топлива для морских судов

Фото: VladSV / Shutterstock.com

Международная морская организация ООН (IMO), движимая заботой об экологии планеты, ужесточила требования к качеству топлива для морских судов. Считается, что оксид серы – один из основных загрязнителей атмосферы.

С 1 января 2020 года содержание серы в сжигаемом на кораб­лях судовом топливе должно быть снижено до 0,5% с нынешних 3,5%. А в отдельных, особо чувствительных акваториях, так называемых зонах эмиссионного контроля (к ним относятся, в частности, порты на Балтике и Северном море, на Ла-Манше, в прибрежных водах США и Канады и др.), требования еще жестче: суда, заходящие в эти порты, не должны использовать топливо с показателем выше, чем 0,1% содержания серы. Нарушителей – и судовладельцев, и портовые власти – ожидают внушительные штрафы.

Новые жесткие требования IMO напрямую задевают интересы сразу нескольких групп стейкхолдеров – владельцев судоходных компаний, нефтепереработчиков, нефтетрейдеров и производителей присадок. И, как это ни парадоксально, простых казахстанцев.

Цена новых правил

Перевозка морем – самый популярный (а иногда и единственно возможный) способ доставки сырья, товаров и продовольствия из одной точки земного шара в другую. В мировой торговле судоходство обеспечивает транспортировку 90% всех перевозимых грузов. При этом, по оценкам S&PGlobalPlatts, в стоимости перевозки до 70-80% составляют затраты на топливо.

Чтобы исполнить новые требования IMO, судовладельцам придется устанавливать на кораблях дорогостоящие очистные установки, так называемые скрубберы, абсорбирующие серу оксидами цинка. Помимо высокой цены (от $5 млн до $8 млн) установка имеет еще один минус: она может занимать до четверти полезной площади судна, что делает невозможной ее использование на судах небольшого водоизмещения. Остается вариант покупки судового топлива с меньшим содержанием серы. А оно стоит гораздо дороже – уже сейчас контрактная цена на поставку в 2020 году топлива с высоким содержанием серы снижается, обессеренного – растет. По оценкам экспертов консалтинговой компании WoodMackenzie, из-за новых требований к содержанию серы затраты судоходных компаний на топливо вырастут в следующем году вполовину. 
И это значит, что забота об экологии обернется дополнительными расходами судовладельцев, которые они, без сомнения, заложат в цену перевозимого товара. А уж владелец этого товара переложит их на кошелек конечного потребителя. Так что не стоит удивляться в следующем году удорожанию товаров, попадающих в наши магазины морским путем из Азии, Америки или Японии.

Качественный раздел

На сегодняшний день большинство морских судов в мире используют высокосернистый мазут или специальное дизельное топливо. Серьезный игрок этого рынка – Россия, наш партнер по ЕАЭС. К примеру, одну десятую часть всех своих потребностей в топливе компания Maersk, мировой лидер в сфере контейнерных перевозок, закрывает за счет закупки продукции российских НПЗ. Однако стоит принять во внимание, что основной сорт добываемой в России нефти – Urals, и его главная особенность – высокое содержание серы. Поэтому российские нетеперерабатывающие заводы производят в основном мазут с высоким содержанием серы. Генеральный директор Maersk Серен Скоу уже заявил о намерении перевести к новому году большую часть своих судов на использование топлива с низким содержанием серы.

Это снизит спрос на российское топливо и заставит нефтепереработчиков изыскивать средства на модернизацию заводов и строительство дополнительных установок обессеривания.

Говорить о каких-то тенденциях в этой связи в Казахстане и вовсе не приходится: в 2018 году все три казахстанских НПЗ, только завершившие модернизацию, увеличившую их глубину переработки, произвели суммарно немногим больше 2,8 млн т мазу­та. Для сравнения: в целом по России этот показатель составил 46,4 млн т, из которых больше половины ушло на экспорт. Так что тут мы россиянам явно не конкуренты.

Впрочем, специалисты утверж­дают, что у Казахстана был шанс стать игроком на всемирном рынке судового топлива. В 2016 году в Актобе, на небольшом частном НПЗ «Актобе нефтепереработка», была выпущена первая промышленная партия остаточного судового топлива по международному стандарту ISO 8217. У владельцев завода, одним из которых был бывший акционер Атырауского НПЗ Алмаз Кужагалиев, были амбициозные планы по наращиванию объемов переработки судового топлива и завоеванию доли мирового рынка. 

По словам Кужагалиева, казахстанская нефть, добываемая на месторождениях на западе страны, в частности в Макатском районе Атырауской области, отличается низким, а иногда ультранизким уровнем серы и меркаптанов, а также бензиновой фракции, и является идеальным сырьем для производства судового топлива. Сегодня эта нефть поставляется в сыром виде в нефтепровод «Атырау – Самара», где по пути смешивается с нефтью других поставщиков, ухудшающей ее качество.

«Чтобы получить справедливую премиальную цену за качество, необходимо весь объем казахстанской нефти, закачиваемый в нефтепровод «Атырау – Самара», уже на территории Казахстана разделить на три потока: 1) с содержанием серы до 0,1% – это не более
2 млн т; 2) с содержанием серы до 0,25% – это около 12 млн т; 3) с содержанием серы до 1,0% – это около 6 млн т», – написал Кужагалиев в своем открытом письме на имя президента страны Нурсултана Назарбаева 14 марта 2019 года, за пять дней до его отставки.

Дополнительные доходы

По мнению опытного нефтепереработчика, нефть с содержанием серы до 0,1% «должна перерабатываться в судовое топливо на территории Казахстана, так как сохранить такое качество в системе ПАО «Транснефть» на территории России практически невозможно. Это принесет дополнительный доход в размере $100 на каждой тонне ультранизкосернистой нефти, из которых $30 достанутся России за транзит судовых топлив на мировой рынок, остальное останется в нашем государстве. Таким образом, данное мероприятие принесет Казахстану около $140 млн дополнительных доходов. Нефть с содержанием серы до 0,25% должна прокачиваться отдельно от российской нефти в порт Усть-Луга Ленинградской области и реализовываться как минимум по паритету с Brent (полагаем, будет премия на уровне азербайджанской легкой). Даже в этом случае дополнительный доход Казахстана составит $33 на тонне, или $400 млн в год», – резюмирует Алмаз Кужагалиев.

По его мнению, выгода для Казахстана будет на порядок выше, если Казахстан обзаведется собственным НПЗ в Усть-Луге, подобно тому, как Россия пользуется сейчас космодромом Байконур в Казахстане. Для реализации подобного проекта, по мнению автора обращения, нужна политическая воля высшего руководства. 

Письмо авторитетного нефтяника было отправлено им из-за решетки. 7 декабря 2016 года на НПЗ «Актобе нефтепереработка» прошла спецоперация КНБ. Силовики обвинили руководство предприятия в хищениях и контрабанде нефти, а также в занижении ее таможенной стоимости. Спустя два года, 12 декабря 2018 года, соучредитель ТОО «Актобе нефтепродукт» Алмаз Кужагалиев и гражданин Беларуси Сергей Кунцевич за продажу в Кыргызстан 13 тыс. т сырой нефти под видом нефтепродуктов были приговорены к 19 и 17 годам лишения свободы соответственно.

Пока непонятно, дойдет ли обращение осужденного Кужагалиева до нового президента Республики Казахстан. И будет ли Казахстан бороться за долю мирового рынка судового топлива, воспользовавшись жесткой позицией Международной морской организации.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций