Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2714 просмотров

Готова ли строительная отрасль стать цифровой?

Управляющий директор по цифровизации и развитию КазНИИСА рассказал Kursiv.kz с какими сложностями столкнутся строительные компании из-за введения ТИМСО

Уже в следующем году использование информационных моделей в строительстве при проектировании технологически сложных государственных зданий станет обязательным условием. Насколько готов рынок к внедрению и работе с новой технологией и с какими сложностями столкнуться строительные компании, рассказал управляющий директор по цифровизации и развитию Казахского научно-исследовательского института строительства и архитектуры (КазНИИСА) Александр Шахнович.

– В 2020 году применение BIM (Building information modeling – информационное моделирование зданий) станет обязательным. Насколько в Казахстане уже готовы специалисты, исполнители и заказчики к переходу?

– Тут нужно уточнить, что BIM или ТИМСО (технология информационного моделирования строительных объектов) будет обязательной для проектирования технологически сложных объектов жилищно-гражданского назначения. Это не очень большая группа: крупные административные здания, большепролетные здания, объекты с большим скоплением людей. Мы полагаем, что технология BIM именно для таких зданий принесет наибольший эффект.

Что касается готовности отрасли и специалистов, то этот процесс перестройки на новую технологию в последние два года стал интенсивным. Ряд крупных строительных компаний, оценив преимущество, активно переходит на эту технологию. Соответственно, они подтягивают на свой уровень и своих подрядчиков, партнеров, которые так или иначе с разной степенью готовности могут использовать на практике эту технологию. ТИМСО из разряда инновации переходит в текущую практику. Поэтому у нас нет особого беспокойства касательно обязательного требования для небольшой группы объектов.

– Какую долю строительного рынка занимает эта группа объектов?

– Если брать в денежном объеме, то не более 10% от рынка.

– А типовые объекты: дома, школы, больницы – когда при их проектировании и строительстве BIM станет обязательным?

– Некоторые больницы и школы более  чем на 600 учащихся относятся к технологически сложным объектам. Мы предполагаем, что с 2022 года для технически сложных объектов 1 и 2 категории BIM также станет обязательным. Но это пока просто цель, которая будет корректироваться на основании опыта применения на технологически сложных объектах.

Пока информационное моделирование коснется только проектирования. После проектирования ключевая задача технологии – передать информацию из проектирования в строительство и в реальном, фактическом строительстве сопоставить информационную модель с исполнительной (то, что построено). Это будет уже следующим этапом 2021–2022 года, когда мы закончим внедрение и получим первые результаты внедрения на стройке для государственных объектов, тогда можно будет сказать, что мы уже перешли на новую технологию. Ведь на проектировании не заканчивается применение технологии.

– То есть о полноценном внедрении нужно говорить уже не в 2020, а значительно позже?

– Да, это примерно 2022–2023 годы. Сейчас пока то, что подразумевается под обязательном BIM-ом, касается лишь проектирования.

– Насколько позволит сократить трудовые и денежные затраты применение BIM на этапе проектирования?

– На этапе проектирования, особенно при первоначальном применении, затраты, наоборот, возрастают. Приходится инвестировать в обучение персонала, покупку программного обеспечения, модернизацию компьютерной техники. И частные заказчики, которые заставляют своих подрядчиков переходить на BIM, и в том числе и государство, рассматривают вопрос об увеличении стоимости оплаты за проектные услуги с применением технологии информационного моделирования. Стоимость увеличится примерно на 20%.

Но вопрос не только в деньгах. Важнее то, что людям приходится перестраиваться, менять привычный подход к работе, и это наибольшая сложность. Если пускать применение технологии в проектной организации на самотек, то, скорее всего, ничего не получится. Важно вовлекать руководство, продавать эту идею сотрудникам, отслеживать качество перехода на технологию, ведь важно не просто нарисовать 3D-модель, а самое главное – настроить процесс управления информацией в организации и ее передачу, согласование и в итоге передачу заказчику и последующую настройку для нужд эксплуатации. Много факторов, которые влияют на успешное внедрение.

К тому же непрофильные заказчики на этапе строительства не всегда понимают необходимость и последующую выгоду от использования информационных моделей.

– Работа проектировщиков будет стоить на 20% дороже. Как это повлияет на отрасль и изменится ли она?

– Основные преимущества ТИМСО в том, что мы значительно снижаем риск удорожания либо нереализации строительных объектов. Моделируя, мы создаем не только цифровую копию здания, но и прогнозируем процессы возведения строения, поставки материалов. Поскольку это связано с повышением точности, мы выявляем нестыковки в вопросах финансирования, четко проводим связи между стоимостью технических решений, значительно снижаем риск возникновения различного рода упущений, связанных с человеческим фактором. В целом преимущества связаны с сокращением непредвиденных затрат. Посчитать их сложно, но такие факты просчетов налицо: мы видим, когда строительная компания не может достроить объект, поскольку что-то не учла в проекте.

В итоге комплексно выигрывает инвестор. Доплачивая дополнительные 20% к стоимости за проектные работы (составляют до 5–10% от стоимости строительства объекта),  значительно снижает риски и расходы, которые могут возникнуть в ходе строительства и эксплуатации. Общее удорожание проекта получается максимум на 2%, зато снижение рисков может привести к экономии до 30%.

– Как много в Казахстане компаний, которые внедрили в отделах проектирования эту технологию?

– Мы в основном работаем с компаниями, которые действуют в гражданском строительстве. И практически все крупные компании, которые на слуху, уже так или иначе используют технологию – кто-то уже переносит модели на стройку, кто-то пока внедряет в проектирование. Но факт в том, что все об этом знают и пытаются использовать.

– Те компании, которые к 2020 году не смогут перейти на новую форму работы, окажутся без заказов?

– Если речь идет о государственных средствах, используемых в строительстве, то проектные компании, работающие по старинке, не смогут в этих проектах участвовать и, скорее всего, будут работать с небольшими заказами (малоэтажные здания, коттеджи, рестораны, кафе, автомойки и т. д.), и для них все останется в привычном русле. Но если  речь идет о крупных проектах, то это бизнес. Придется следить за тенденциями, перестраиваться или уходить с рынка.

hyi2.jpg

– Если посмотреть по рынку, можно ли говорить, на сколько процентов готов рынок? Как много компаний уже применяют технологию? 

– Мы пока не запускали такой опрос, это у нас в планах, но по нашим субъективным ощущениям, сейчас уже порядка 30–40% компаний так или иначе применяют технологию, и самое главное – все уже знают о ней. Проходит много мероприятий, на которых поставщики и производители программного обеспечения рассказывают о преимуществах BIM.  Мы, как организация, ответственная за разработку методологии, также проводим семинары, участвуем с докладами в отраслевых конференциях. Все, кто следит за новостями рынка, – в курсе. Просто кто-то откладывает этот вопрос, а кто-то уже использует в практике.

– Насколько сложно компаниям внедрять у себя BIM, хотя бы в разделе проектирования? Сколько времени требуется на переход?

– При наличии финансирования этих мероприятий и должном внимании руководства процесс занимает в среднем год. Кто-то успевает и за шесть месяцев внедрить. В большой проектной организации с устоявшимися процессами переход может занять и два года. На этапе строительства сложнее, там пока нет устоявшейся практики применения информационного моделирования. Есть моменты, когда передают модель на стройку, и дальше уже каждый по-разному применяет – кто-то вплоть до того, что раздает мастерам планшеты, на которых они видят необходимую для них информацию, либо на каких-то больших планерках, примерно раз в месяц, показывают модель, чтобы у участников строительства сложилось визуальное представление, чего они за месяц должны достичь.

– Насколько переход финансово затратен для организаций?

– Это один из самых сложных вопросов. Сложность связана с тем, что все зависит от сложившейся ситуации и инфраструктуры в компании. Например, есть компании, которые, даже не зная, что такое BIM, несколько лет назад выстроили все процессы передачи информации и управление технической документацией на таком уровне, что для того, чтобы им перейти на BIM, нужно лишь закупить соответствующее программное обеспечение или просто обновить уже имеющееся. Есть компании, которые не уделяют должного внимания процессам хранения и обмена информацией, и для них этот переход будет гораздо затратнее и сложнее. Диапазон затрат от 150 тыс. тенге до 1,5 млн тенге на каждого сотрудника. При этом, конечно, небольшим компаниям перестроиться несколько проще.

– Государство как-то участвует в этом процессе?

– Вопрос многократно поднимался на рабочей группе при Комитете по делам строительства. Приводился опыт Сингапура, где государство субсидировало 50% затрат на покупку программного обеспечения. Были и другие предложения, как финансово способствовать переходу на информационное моделирование, однако в ходе обсуждения эти предложения не были приняты, поскольку проектирование не столь социально значимая отрасль, нуждающаяся в субсидировании. Это больше относится к вопросу развития проектного и строительного бизнеса – компании, которые желают развиваться и соответствовать тенденциям рынка, самостоятельно инвестируют, изыскивают средства.

Надо иметь в виду, что каждый по-своему понимает технологию информационного моделирования, поэтому, чтобы внести ясность, государство и финансирует разработку нормативно-технических документов. На сегодняшний день уже разработан пакет документов, позволяющий проектировать с использованием ТИМСО. В этом году мы должны пройти совместно с госэкспертизой практическую апробацию. Мы передадим проект, разработанный в ТИМСО, в госэкспертизу, уже есть для этого норматив, регулирующий процедуры проверки этих моделей, далее по итогам будет понятно, насколько все готово с точки зрения нормативного регулирования.

Помимо разработки нормативно-технических документов финансируется разработка специализированного классификатора, который отличается от существующих тем, что классифицирует не просто элементы строительного объекта, такие как кирпич или доска, а он разделяет здание на функциональные системы. Это современный системный подход, который позволяет решать задачи управления информацией, понимать, например, элемент трубы, поступивший на стройку, к какой системе относится и какую функцию сама система выполняет. В итоге это снижает путаницу. К тому же этот классификатор будет гармонизирован с классификатором ресурсного метода, который сейчас используется в сметном деле. Он будет интегрировать в себе и другие вопросы, возможно, он будет увязан еще и с техническими решениями.  Но это уже научно-исследовательский процесс, который займет годы. Сейчас же разработан классификатор, создан портал, на котором с ним можно работать; к концу года закончим гармонизацию с классификатором ресурсного метода. В целом в течение последних двух лет государство инвестировало порядка 450 млн тенге, при этом основные затраты были на разработку классификатора.

– Когда этот классификатор будет применяться?

– Он запускается как раз на этапе проектирования – проектировщик должен четко сегментировать каждый элемент, который он вносит в проект. Дальше все, кто будет работать с этой информацией в последующем: строители, закупщики, поставщики, эксплуатирующие службы – будут на этом же языке работать с этой информацией и не возникнет путаницы и разночтений в названиях различных элементов. Кроме того, КазНИИСА выступил с инициативой внедрить этот классификатор в строительной отрасли СНГ. Вырабатываем совместный перевод на русский язык стандарта ISO 81346-12 (сейчас он англоязычный) для того, чтобы в странах СНГ был единый перевод, обмениваемся опытом по практическому применению, еще раз повторюсь: это будет единый технический строительный язык в СНГ.

– Получается, Казахстан стал инициатором нововведения? Обычно же тон в подобных вопросах задает Москва?

– Не будем обижать российских коллег – они тоже прилагают большие усилия. Работа ведется совместно. У нас сложились довольно хорошие партнерские отношения, что помогает вырабатывать оптимальные решения по переходу отрасли на BIM и позволяет исключить в будущем проблемы гармонизации – так или иначе в рамках СНГ или ЕАЭС мы движемся на встречу друг другу. Пока классификатор не внедрен, нужно договориться о том, как его трактовать и использовать, чтобы в будущем не пришлось тратить время на гармонизацию

– Если смотреть по СНГ, то насколько различный уровень проникновения BIM?

– Разный. Кто-то резко выходит вперед, утверждая государственные программы, а какие-то страны и без госпрограмм достигают хороших результатов в частной строительной практике. Везде условия разные, несмотря на похожую проблематику – политические и законодательные требования разнятся, везде разная роль предпринимательского сообщества, поэтому сравнивать сложно. Если посмотреть на СНГ, то первыми в практике хороших результатов достигли в России, были неплохие успехи у отдельных компаний из Украины, Беларуси. Казахстан за последние три года очень сильно подтянулся, и с точки зрения нормативной базы мы уже догнали РФ, а по части классификации, поскольку раньше начали заниматься этим вопросом – стали инициатором внедрения, как упоминал ранее, единой системы классификации. Тут скорее вопрос не кто первый, а кто не опускает руки. Важно, чтобы развитие и Казахстана, и стран СНГ было на одном уровне со строительными компаниями из Великобритании, США или Китая. Если не следить за тенденциями и не способствовать их развитию, тогда мы не сможем с ними конкурировать не то что на мировой арене, но и на внутреннем рынке.

– Сейчас насколько большой разрыв?

– Казахстан, Россия и Беларусь – мы уже догоняем зарубежные компании. Даже ряд проектных и консалтинговых компаний из этих стран СНГ уже может поделиться опытом с иностранными коллегами.  Это воодушевляет. С точки зрения нормативно-технической базы и инноваций по цифровизации, в строительстве мы работаем на равных с партнерами из Европы, а в некоторых случаях и с компаниями из США.

– Из-за чего в Казахстане был такой быстрый рост отрасли? Бизнес диктует темп или государство поставило дедлайн?

– Синергия. Ведомство по делам строительства проявило интерес, и при поддержке Министерства индустрии и инфраструктурного развития совместно выстроили курс. Было много мероприятий, которые позволили отрасли услышать о том, что государство не игнорирует технологию. В то же время компании, стремящиеся конкурировать на зарубежных рынках, тоже подхватили технологию. Нам много еще над чем предстоит поработать, но пока тот темп, который мы взяли и стараемся сохранить, позволит через несколько лет войти в десятку стран, успешно применяющих технологию информационного моделирования в государственных проектах.

Строительство во всем мире – одна из самых консервативных отраслей в применении инноваций. До сих пор массово используется тяжелый людской труд. Но в эпоху не только цифровизации, но и роботизации, потребуются цифровые модели, новые подходы к хранению, управлению, защите и обработке информации. Пока мы не начнем переводить в цифровой формат наши бумажные чертежи, мы не сможем идти дальше. Проблема пока только в желании людей научиться и перестроиться.

– Кто-то централизованно помогает местным компаниям внедрять у себя ТИМСО?

– Это опять-таки рынок и конкуренция. Есть ряд консалтинговых компаний, которые обучают пользователей программам моделирования и помогают перестраивать процессы. КазНИИСА так же пытается работать на этом рынке – у нас есть авторизированный учебный класс, методические указания по обучению. Также КазНИИСА является основным исполнителем по выработке методологи применения ТИМСО в государственных проектах. Есть и те компании, которые самостоятельно пытаются осуществить переход – в интернете много инструкций и видеоматериалов. Но процесс самостоятельного внедрения может идти достаточно долго – если нет опыта, то компании приходится самостоятельно натыкаться на подводные камни, которые консалтинговые компании уже знают и помогают обойти.

– В дальнейшем будет вестись мониторинг по переходу компаний на ТИМСО? Или в нем нет необходимости?

– Если говорить о госпроектах, то на текущем этапе единственная точка контроля – прохождение государственной экспертизы. По результатам 2020 года можно будет понять, получилось ли у нас перевести проектирование в ТИМСО, если да – займемся стадией строительства.

– Насколько компании, которые будут проводить экспертизу, готовы к работе с информационными моделями?

– Что касается госэкспертизы, то там уже есть обученные специалисты. В прошлом году был разработан свод правил, в этом году нужно лишь обкатать на практике. К моменту ввода обязательного требования государственная экспертиза, по моему мнению, будет готова. По частным экспертным компаниям не могу сказать однозначно, насколько они готовы. Но проверять информационную модель проще, чем ее создавать, тем более когда у них будет нормативный документ – сложностей не вижу. 
 


797 просмотров

TechGarden присматривается к корпоративному сектору

Автономный кластерный фонд совершает поворот от политики поиска и развития технологических стартапов

Photographee.eu

Автономный кластерный фонд (АКФ) TechGarden совершает поворот от политики поиска и развития технологических стартапов в сторону нужд корпоративного сектора.

TechGarden снижает активность в направлении поиска новых интересных стартапов, которые он прежде опекал и доводил до уровня, интересного инвесторам. Вместо этого автономный кластерный фонд сконцентрируется на поиске решений задач от промышленных предприятий. Именно на это нацелена разрабатываемая сейчас новая стратегия TechGarden на 2020-25 годы.

Промышленность ждет готовые решения

Промышленным предприятиям некогда изучать идеи – им неинтересно инвестировать в долгосрочные исследования. Они ждут продукта, готового к внедрению, говорит Аскар Сембин, глава TechGarden. Он чуть больше месяца назад сменил Санжара Кеттебекова, который был генеральным директором фонда с момента основания в 2015 году.

Мы беседуем в офисе TechGarden на 11-м этаже так называемого IT-квартала, центра формирования новых технологий в Алматы. Аскар Сембин только что вернулся из городского акимата, где в числе других представителей цифровой индустрии принимал участие в обсуждении планов развития города.

Власти хотят видеть Алматы будущего как смарт-сити, но речь идет не только о более глубоком проникновении полезных приложений и технологий. Город ищет способ сделать свою атмосферу более благоприятной, избавиться от клейма экологически недружелюбного мегаполиса. Глава TechGarden уверен, что гармоничное развитие Алматы – одна из главных задач IT-кластера на ближайшее будущее. Текущий статус «грязного» города заставляет многих специалистов мирового уровня отклонять предложения о работе здесь, что снижает уровень человеческого капитала, мешает быстрому обмену идеями и компетенциями.

Как вывести предприятия на уровень 4.0

Природа алматинского смога – в морально устаревшей угольной технологии городской системы отопления. Так же и крупные промышленные предприятия страны страдают от засилья технологий, чья актуальность утеряна в лучшем случае лет 20 назад. Аскар Сембин напоминает о результатах исследования технического оснащения предприятий страны: на 10% предприятий велика доля ручного труда, 60% добывающих и 80% обрабатывающих предприятий можно отнести лишь к уровню Индустрии 2.0. Исключение составляют разве что предприятия нефтегазовой сферы – это определенно флагманы внедрения современных цифровых процессов.

Развивать отечественную промышленность TechGarden намерен за счет передовых технологий транснациональных корпораций, а для этого нужно создать условия, при которых корпорациям будет интересно сотрудничество с Казахстаном как с местом внедрения и масштабного тестирования своих технологий.

В качестве примера Аскар Сембин приводит медицинскую платформу Watson Health – разработку IBM на основе искусственного интеллекта стоимостью $1 млрд. IBM важно быстро, в течение двух-трех лет, провести опытно-конструкторские испытания своей системы. Тратить большие бюджеты на «экспериментальные лаборатории» такого масштаба компания не станет. Если Казахстан внедрит эту технологию, то сможет обеспечить для себя важный технологический трансфер и серьезно повысить уровень собственных компетенций. По сути, это тот самый путь, который уже прошли Китай, Тайвань или Южная Корея.

Технологическая реформа будет исходить из центра

Главная роль в этих планах отведена создаваемым центрам компетенции Индустрии 4.0. Это площадки сотрудничества IT-специалистов и промышленников, где будет возможно искать решения проблем и обмениваться результатами работы. Здесь IT-эксперты получат доступ к платформам промышленного уровня и возможность работать над оптимизацией бизнес-процессов и снижением производственных затрат.

Это консервативный подход, говорит Аскар Сембин, который снижает риски невозврата инвестиций. Главная задача центров компетенций – сформировать широкий взгляд на решаемые проблемы. Иначе все преимущества, например, цифрового рудника, закончатся, когда вагоны с грузом застрянут в железнодорожном тупике.

Некоторые из стартапов, выращенных в TechGarden, будут играть в этом важную роль. К примеру, проект Verigram, который разрабатывал системы персональной идентификации на основе искусственного интеллекта, планирует реализовать компетенции в сфере горнодобывающей промышленности. На стадии пилотного внедрения стартап CableWalker. Это проект дистанционного мониторинга и ремонта высоковольтных элект­росетей при помощи беспилотного летательного аппарата.

Откуда деньги на компетенции

Центры компетенции Индустрии 4.0 будут финансироваться за счет специального финансового механизма, обязывающего казахстанских недропользователей направлять на развитие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) 1% от расходов на добычу понесенных недропользователем в предыдущем году. Сейчас по заданию правительства страны TechGarden разрабатывает единую платформу для прозрачного учета этих средств, которые будут использоваться для перехода промышленности на Индустрию 4.0. Параллельно TechGarden запустил центр новых материалов и аддитивных технологий и центр по информатизации строительства. Также в сотрудничестве с IBM и ColvirSoftwareSolutions (Великобритания) создается центр интеллектуальных систем Blockchain&BigDataLab.

По мнению Эрикжана Макулбекова, председателя правления НКО 4.0 Transformation Center, главные проводники идеи развития цифровых процессов – IT-эксперты и чиновники. Но именно эти люди меньше всего знакомы с проблемами реального производства. Задача центров – помочь им понять специфику и сложности индустриальных объектов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций