Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3539 просмотров

Ресторан - бизнес «не про еду»

Развитие рынка общепита сдерживает кадровый голод и жадность рестораторов, считают эксперты

Фото: shutterstock.com

Почему в Казахстане одни рестораторы годами выходят на самоокупаемость, а другие буквально за полгода - год вырастают в несколько раз? В чем секрет такого роста и с какими сложностями он сопряжен, рассказали основатель сети китайских ресторанов-лапшичных Lanzhou Гульбану Майгарина и директор по развитию сети Андрей Чекмарев.

– Как считаете, почему за год сеть смогла вырасти в несколько раз? Крупные инвестиции?

А. Ч. – Мы удачно угадали с концепцией и выстроили маркетинг и скоро намерены масштабировать казахстанский бренд на российский рынок и рынки СНГ. Сегодня тенденция такова, что нужна понятная, недорогая и здоровая еда.  В условиях кризиса рынок требует качественный продукт по невысокой цене. Этим рост бренда и обусловлен. Все смелые ожидания, заложенные год назад, превзошли себя. Планировалось в течение года открыть ресторан, отработать за это время все процессы. Но сеть выстрелила круто – мы смогли из оборотных денег, без привлечения инвестиций и кредитов,ю, за год открыть 4 точки. По нашей финансовой модели, срок окупаемости 6-8 месяцев, в зависимости от площади и трафика. 

Г. М. – Идея зародилась очень давно. Первый раз эту еду я попробовала в Китае. Оттуда мы и привезли рецепт лапши. Когда проект начинала, то никто не понимал его и не верил в него. Казалось фантастикой, чтобы 500 человек в день зашли. Но сейчас у нас приходят ежедневно более тысячи человек. Изначально объем финансирования составил около 200 миллионов тенге. Формат новый, не присущий нашему рынку. Быстрое приготовление, как в фаст-фуде, но полезная и вкусная еда. Для себя мы определились, как лапшичная, семейный китайский ресторан быстрого питания. Поэтому столь быстрый рост. Мы уверены во франшизе, поэтому и идем на другие рынки.

Гульбану Майгарина_1.jpg

Фото: Офелия Жакаева

Если сравнивать ваш ценник с традиционными китайскими ресторанами в Алматы, то он меньше в десятки раз… за счет чего?

А.Ч. – Как раз еда у нас китайская, все свежее, «из-под ножа». А ценник других ресторанов обусловлен, скорее всего, жадностью других рестораторов. Мы работаем на поток и хотим накормить много гостей. Другие рестораторы хотят получать сверхприбыль с каждого клиента. У каждого свои цели. Мы хотим быстро масштабироваться и оцениваем свой бизнес, как масс-продукт. Главная цель, когда закладывался бизнес, помимо прибыли, познакомить большое количество алматинцев с продуктом. Если бы мы хотели лишь зарабатывать максимальное количество прибыли, то продавали бы и алкоголь. Но сегодня мы не продаем даже пиво.

То есть, если бы бизнес «не жадничал», то мог бы также быстро зарабатывать?

А. Ч. – Рецепт успеха не только в правильном понимании бизнеса, но и в концепции, отношению к бизнесу и команде, грамотному распределению финансов, учету, маркетингу. Ресторанный бизнес – сложный и живой механизм, который должен работать слаженно, как с командой, так и с потребителем. Мы должны предвосхищать и удовлетворять ожидания, ведь ресторанный бизнес – это бизнес эмоций. Это уже давно бизнес «не про еду». Если к ресторанному бизнесу подходить только с позиции куплю продукт, приготовлю еду и продам ее со сверхприбылью, то, как правило, такой ресторан обречен.

– Насколько было тяжело выйти на рынок?

Г.М. – Было тяжело с поварами. Изначально они отказывались из Китая приезжать к нам, поэтому учиться мы ездили туда. Я сама лично училась, стояла на кухне. Только после этого решили запускаться. Для китайских поваров Казахстан – малознакомая и неперспективная страна. Так что, сложность была в том, кому работать. У нас вначале было всего 2-3 специалиста, набирали учеников и обучали уже на месте. К тому же у нас произошел неожиданно быстрый рост: к цифре 500 посетителей в день мы пришли через 3 недели и не были к этому готовы, ожидали ее достичь лишь через 3-4 месяца после старта. Гости нас сами «подогнали» - спрос пошел, и мы стали усиленно наращивать обороты. Концепт изначально был – самообслуживание. Но мы увидели, что гостям нужно полное обслуживание, так и менялись постепенно, подстраиваясь под потребности. В итоге, в операционный ноль вышли буквально на третьей неделе. Для общепита – это очень быстро. Через 5 месяцев открыли второй полноценный ресторан с оборотных средств. У нас стояли бешеные очереди, были нарекания. Несмотря на то, что сейчас работает уже 4 точки, очереди все еще есть, но процессы налажены за счет работы специалистов. Усиленно занимаемся развитием – в Алматы до конца года откроем еще 2-3 ресторана, не считая тех, которые ремонтируем, подписаны франшизы в Астане, Атырау, на стадии подписания в Актобе и Шымкенте. Плюс еще в Павлодар зайдем.

А.Ч. – Физически в других городах Казахстана мы присутствовать сами не сможем, поэтому и упаковываемся в формат франшизы. В России тоже будет франшиза, но первый ресторан в Москве откроем сами. Мы выступили на выставке «Бай бренд» в сентябре. Сейчас у нас очередь покупателей на франшизу, но мы пока не готовы к продаже, потому что хотим сами изучить российский рынок, внести корректировки, чтобы уберечь от ошибок будущих партнеров. Срок окупаемости по франшизе – около 8 месяцев. Цены на нее от 5 до 10 миллионов тенге, в зависимости от формата. У нас вообще три формата – ресторан, фут-корт и стрит-фут. Последний еще пока не запускали, но с ними и выступали на выставке в Москве. Опробовали как модель, выстроили, но как действующий бизнес пока не обсчитали. Как только дойдем – откроемся в этом формате, но уже сейчас понимаем, что он жизнеспособный.

–​​​​​​​ Какие еще были сложности?

А.Ч. – Кадровый голод. Те кадры, которые не можем найти, замещаем сотрудниками из других стран. Бизнес международный - удаленные сотрудники-топы из России, что касается технологий, то из Китая уже приезжают специалисты и подсказывают нам по рецептуре, приправам, технологиям. Основной штат – казахстанцы. Но кадровый голод ощущаем во всех направлениях. Недостаточно даже официантов и посудомойщиков.

Андрей Чекмарев_3.jpg

Фото: Офелия Жакаева

– Почему с техническим персоналом такие сложности?

А.Ч. – Большой поток гостей. Хотя мы находимся в рынке по заработным платам на нормальном уровне, люди не слишком хотят работать, да и что уж таить – ленятся. У нас вообще около 300 сотрудников – из них более 200 на постоянной основе, оставшаяся часть не является постоянным штатом.


1589 просмотров

Государство и бизнес обсудили перспективы роста электронной торговли

Объем онлайн-торговли Казахстана за год вырос на 23,2%

Фото: Shutterstock

В Алматы по инициативе Ассоциации «Цифровой Казахстан» прошла встреча, на которой крупнейшие игроки отрасли и регулятор обсудили перспективы развития e-commerce в стране.

По прогнозам, к 2020 году объем электронной торговли в мире может достичь 10 трлн долларов. При этом, цифровая торговля растет опережающими темпами, вытесняя традиционную торговлю.

Уже сегодня e-commerce вносит большой вклад в экономику Казахстана, поэтому так важно обеспечить сбалансированное регулирование этой сферы. Как лучше взаимодействовать бизнесу и государству? Этот вопрос стал центральной темой круглого стола «Будущее e-commerce в Казахстане – совпадают ли цели регулятора и бизнеса?».

Еще одной из важных тем для обсуждения стал проект Правил внутренней торговли, по отдельным положениям которых бизнес высказал свои пожелания.

По словам Николая Бабешкина, председателя АЦК и главы Kolesa Group, Ассоциация «Цифровой Казахстан» создана год назад, как площадка для обмена мнениями бизнеса и регулятора по вопросам e-commerce. Она объединяет крупнейших игроков отрасли и взаимодействует с министерством национальной экономики, министерством цифрового развития, Палатой предпринимателей. На долю членов ассоциации приходится около 60% рынка электронной коммерции и 70% электронных платежей.

Курс - на обороты в триллион тенге

К началу 2019 года объем онлайн-торговли РК оценивался в 287 млрд тенге, за год он вырос на 23,2%. Доля онлайн-торговли от общего объема торговли составила всего 2,9%, что, по мнению Николая Бабешкина, говорит о существенном потенциале роста.

Хорошие предпосылки для развития e-commerce дает высокий уровень проникновения интернета в РК - 76,4% в 2017 году. По этому показателю Казахстан занимает второе место в мире после Великобритании (94,8% пользователей), обогнав США (76,2%), Польшу (76%) и Россию (76%).

По темпам прироста платежей по картам Казахстан занимает первое место в мире – с 2013 по 2017 год средневзвешенный рост составил 20,5% в год.

Согласно оценкам экспертов АЦК, рынок электронной торговли в РК может в 2022 году составить 928 млрд тенге. То есть по сдержанным оценкам на основе среднемирового роста прирост составит 6%.

«Это больше 1% от ВВП Казахстана. Сегодня на долю членов АЦК приходится порядка 60% рынка электронной коммерции и около 70% электронных платежей. Рынок очень значим для экономики Казахстана, и от нас зависит, достигнем ли мы озвученных результатов к 2022 году», - отметил председатель АЦК.

ЕАЭС открыт для казахстанских игроков e-commerce

Евразийская экономическая комиссия разрабатывает Дорожную карту по созданию благоприятных условий для развития экосистемы цифровой торговли во всех странах Евразийского Союза. Утверждены направления дорожной карты, которые стали реакцией на глобальные вызовы в сфере цифровой трансформации: развитие цифровых трансграничных услуг, оцифровка товаров и услуг, развитие каналов цифровой торговли, стимулирование экспорта через цифровые каналы и развитие инфраструктуры цифровой торговли.

Мария Живых, консультант отдела развития информационных ресурсов и систем Департамента информационных технологий ЕЭК, пригласила казахстанские компании к участию в проектах, которые при поддержке ЕЭК можно масштабировать на все пространство ЕАЭС.

По словам эксперта, электронная коммерция – одна из приоритетных сфер экономики для ЕАЭС. Для ее развития во всех странах-участницах необходимо создавать благоприятный законодательный режим. 

Мы можем конкурировать с мировыми гигантами

АЦК ведет активную работу с регулятором. Одним из результатов работы стало причисление мобильных телефонов к списку невозвратной продукции управляющий директор АЦК Денис Степанцев пояснил, что это было сделано в рамках борьбы с контрафактом и для защиты прав потребителей. Кроме того, по инициативе рабочей группы был исключен из законодательства приказ МНЭ о регулировании электронной торговли.

Представители e-commerce уверены – если чрезмерно регулировать добросовестных внутренних продавцов, ограничивать для них условия ведения бизнеса и создавать дополнительные требования, то иностранные конкуренты, не имеющие зарегистрированного бизнеса в РК, получат возможность завоевывать казахстанский рынок практически беспрепятственно. Потому что казахстанскому покупателю будет проще и выгоднее делать покупки по интернету за рубежом, чем в своей стране.

У участников рынка не вызвала поддержки идея создания реестра интернет-магазинов в Казахстане. Участники встречи отметили, что интернет-магазины являются такими же субъектами торговли, как и обычные магазины, реестра которых не существует и до сих пор в нем не видели необходимости.

Регулятор считает, что реестр повысит дисциплину субъектов предпринимательства, а потребители всегда смогут найти в реестре добросовестного субъекта, которому могли бы доверять. Однако, игроки рынка считают эту меру неэффективной и указывают на то, что нигде в мире таких реестров нет, за исключением Белоруссии.

«Мы изучили опыт порядка 20 стран, и нигде, кроме Белоруссии, такого реестра нет. Есть опыт Китая, где регистрации подлежат иностранные торговые площадки. Это делается в связи с выполнением законодательства по локализации данных и никак не связано с торговлей. Есть еще опыт Южной Кореи, где торговая площадка, начиная работать, уведомляет об этом Комиссию по торговле», - добавила Мария Гирич, эксперт Центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС (РФ).

После обсуждений и обмена мнениями был сделан вывод о том, что казахстанское законодательство предоставляет потребителям казахстанских интернет-площадок все возможности защищать свои права. Но нужно повышать потребительскую грамотность, чтобы покупатели могли своими правами воспользоваться. А интернет-магазинам полезно перенимать опыт крупных торговых площадок, таких как Amazon, Aliexpress, Ebay которые сами подключаются к спорам, если были нарушены права потребителя. Аналогичных рекомендаций придерживается и ОЭСР, отмечая, что самый эффективный способ защиты прав потребителей состоит в создании внутри торговых площадок механизмов разрешения споров с потребителями.

«Казахстанское законодательство сейчас сбалансировано, и это позволяет бизнесу развиваться. За последние годы это обеспечило рост рынка практически в два раза. Но, работая над законодательством, мы иногда все-таки встречаем попытки зарегулировать бизнес, что может повлиять не только на рост рынка в целом, но и уничтожить отдельные его сегменты. Поэтому мы надеемся, что ответы на ключевые вопросы и те тезисы, которые мы сегодня сформулируем в ходе дискуссии, будут восприняты и расценены как основы, которые определят, как в идеале должно формироваться законодательство, регулирующее электронную коммерцию», - заявила Елена Бычкова, советник председателя ассоциации «Цифровой Казахстан».

У игроков отрасли и правительства общие цели

«Рост электронной торговли будет пропорционально снижать долю традиционной торговли, - прогнозирует Айжан Бижанова, директор департамента по развитию торговли Министерства национальной экономики РК. - И наша задача как государственного регулятора, подготовить субъекты бизнеса к этому переходу. Борьба за потребителя становится все жестче, и нашим интернет-магазинам и электронным площадкам надо будет постоянно развиваться и идти в ногу со временем».

По данным МНЭ, розничная электронная торговля в Казахстане по итогам 2018 года составила 269 млрд тенге (2,9% от общей розничной торговли), а количество покупателей приблизилось к 2,3 млн человек. В настоящее время МНЭ РК работает над Дорожной картой развития электронной торговли до 2025. Министерство предложило АЦК консолидировать предложения бизнеса для включения их в новый документ.

«У бизнесменов есть возможность непосредственно участвовать в принятии управленческих решений, формировать дальнейшее видение своей отрасли. Мы ждем все ваши предложения через Ассоциацию «Цифровой Казахстан» и обязательно их рассмотрим для включения в Дорожную карту. Будем совместно работать», - заявила Айжан Бижанова.

По итогам встречи будут сформированы рекомендации и предложения, которые будут направлены в Министерство национальной экономики РК и Национальную палату предпринимателей.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций