Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Пивоваренный передел: суд поставил точку в деле двойной продажи одного предприятия

Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса»

Фото: shutterstock.com

В Павлодаре рассмотрели громкое дело о двойной реализации старейшего пивоваренного завода региона. Апелляционная коллегия по гражданским делам оставила в силе решение первой инстанции, признав законной первую из сделок. Судьи акцентировали внимание на наличии законодательных механизмов противодействию практике перепродажи одного имущества разным лицам.

15 января Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса».

«Судебная коллегия по гражданским делам Павлодарского областного суда постановила: оставить решение специализированного межрайонного экономического суда Павлодарской области от 9 ноября 2018 года по данному делу без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения», – говорится в резолютивной части судебного акта.

Дело ТОО «Жана Роса»: как погасить кредит в 1,7 млрд за счет государства и продать завод без ведома акционера

В павлодарском суде скоро пройдет апелляционное слушание по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций

Фото: shutterstock.com

Таким образом коллегия подтвердила, что прав бизнесмен Фуат Сатыбаев, первым заключивший сделку купли-продажи с учредителем предприятия Аминой Акимеевой. Как пояснил участникам процесса судья Петр Афанасиади, коллегия сочла выводы суда первой инстанции полностью соответствующим законодательству. Один из них опирается на применение по аналогии нормативного постановления Верховного суда, касающегося решения жилищных споров («О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище». – «Къ»). В нем говорится, что право собственности на жилище у приобретателя возникает с момента его государственной регистрации уполномоченным органом, однако ее отсутствие не является самостоятельным основанием для признания незарегистрированной сделки купли-продажи недействительной.

«Нормативное постановление содержит толкование смысла гражданского законодательства, которое предполагает, что совершенное отчуждение имущества по установленной форме ограничивает права продавца на реализацию этого же имущества, то есть оно не может продаваться другому лицу. Иначе не будет стабильности гражданского оборота; одно и то же имущество, доли или недвижимость будут неоднократно продаваться», – говорит Петр Афанасиади.

Незавершенность сделки купли-продажи стала краеугольным камнем в громком имущественном споре, который едва не привел старейший пивоваренный завод к финансовому краху. А началось все в 2016 году, когда Фуат Сатыбаев с партнерами выкупили находящееся на грани банкротства предприятие. Формально единственным учредителем ТОО «Жана роса» сначала числилась родная сестра бизнесмена, а затем его родственница Амина Акимеева. На завод пришел новый состав менеджеров – для развития в апреле 2016 года была открыта кредитная линия в АО «Банк Астаны» в размере более 2 млрд тенге.

«Неприятности начались с известия о кризисе, надвигающемся на Банк Астаны. Предвидя, что с возвратом заложенного движимого, недвижимого имущества и 100% доли предприятия могут возникнуть проблемы, Фуат Сатыбаев решил предпринять меры. Как оказалось, Национальный научный медицинский центр имел крупный депозит в том же финансовом учреждении. И, естественно, был заинтересован в возврате бюджетных средств. Между предприятием и центром возникла договоренность, что последний погашает кредитную задолженность завода, а ТОО “Жана роса“, в свою очередь, до 2021 года возвращает несколькими траншами долг медицинскому учреждению», – говорит представитель ТОО «Жана Роса» Аскар Косман.

Как прозвучало в ходе судебного разбирательства, 22 июня 2018 года было заключено трехстороннее соглашение о порядке досрочного погашения кредитной задолженности ТОО «Жана Роса» между предприятием, банком и АО «ННМЦ». Также стало известно, что на депозитном счете медцентра находились 1,7 млрд тенге; для полного погашения задолженности бизнесмену пришлось доплатить еще более 400 млн тенге. После чего три месяца проводились процедуры по снятию банком обременения с заводского имущества, затем активы ТОО «Жана роса» должны были перейти под залог «ННМЦ». В июле прошлого года Фуат Сатыбаев выкупил у Амины Акимеевой 51% доли ТОО «Жана роса», став соучредителем предприятия. В связи с имеющимися обременениями не было возможности зарегистрировать сделку купли-продажи в управлении юстиции. Ее заверили лишь нотариально, что сыграло роль в дальнейшем развитии событий.

«Как только обременения были сняты, Амина Акимеева продала 100% доли третьим, неизвестным нам ранее лицам. Куплю-продажу в один день, 19 сентября, оформили у нотариуса и зарегистрировали в юстиции. Уже в 7 часов вечера так называемые новые собственники пришли на предприятие и стали требовать освободить помещения и начать передачу документов и активов. Оказалось, что 100% доли были проданы им за 5,8 млн тенге – это цена однокомнатной квартиры в Павлодаре. Мы были в шоке и, конечно, решили отстаивать свои права», – говорит Фуат Сатыбаев.

Он обратился с иском в суд, требуя признать сделку купли-продажи между учредителем Акимеевой и новоявленными покупателями недействительной, равно как решение и приказ о назначении нового директора завода. Обратилось в суд и АО «ННМЦ» – в качестве заинтересованного лица. Представитель медицинского центра потребовал отменить сделку купли-продажи и регистрации, чтобы защитить свои права.

Не затянули с обращением в суд и новые собственники. В результате своей сделки по 20% доли ТОО получили Галым Оразбаков и Нурула Илахунов, а Куат Татенов выкупил 60% доли предприятия. Они требовали признать первоначальную куплю-продажу недействительной и настаивали на законности именно второй сделки, зарегистрированной в органах юстиции. Они просили суд признать законными их требования, обеспечить допуск на территорию завода, в помещения и к имуществу ТОО «Жана Роса», а также передать по акту приема-передачи документы. Амина Акимеева обратилась с четвертым иском, в котором указала, что подверглась обману со стороны Фуата Сатыбаева и не получила деньги за проданную ему долю. Все заявления рассматривали в рамках одного дела. В ноябре специализированный межрайонный экономический суд Павлодарской области удовлетворил иски Фуата Сатыбаева и АО «ННМЦ», от других сторон последовали жалобы в вышестоящую инстанцию.

«Считаем, что суд первой инстанции незаконно удовлетворил требования Национального научного медицинского центра, так как он является сторонним лицом, а решаются корпоративные вопросы. Но данное лицо, подав иск, пытается оспорить право собственности моего доверителя на долю в уставном капитале, при этом ссылается на то, что мой заявитель планировал передать в залог принадлежащую ей стопроцентную долю. А ведь Акимеева издала решение, согласно которому она конкретно определила, какое имущество пойдет в залог в случае, если центр становится кредитором», – убеждал суд представитель Амины Акимеевой Константин Дружинин.– «Поэтому сделки между моим доверителем и между новыми покупателями не нарушают права центра. Кроме того, суд защитил несуществующие права Фуата Сатыбаева, применил по аналогии устаревшее постановление и не принял во внимание доводы моей доверительницы о том, что в результате сделки купли-продажи она не получила заявленной в договоре суммы».

Однако областная коллегия также их требования не поддержала. В суде присутствовали лишь представители сторон, которые не смогли сказать, последует ли обращение в Верховный суд. Пока же апелляционное постановление вступило в силу. Сейчас на заводе намерены заняться приведением в порядок запущенных дел. Последствия спора сказались на финансовом состоянии предприятия. Когда начались судебные разбирательства, все собственники обратились в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество, в том числе запретительные меры распространялись на действия генерального директора завода. Директор не мог заключать договора, подписывать приказы о начислении заработной платы сотрудникам, не мог давать распоряжение об оплате текущих налогов.

«Возникла задолженность, убытки в размере около 500 млн тенге.  По трехстороннему соглашению мы должны были медцентру выплатить первый транш в размере 250 млн тенге в октябре, но смогли сделать это только в конце декабря прошлого года. И когда сейчас решение первой инстанции вступило в законную силу, мы обратимся в департамент юстиции и зарегистрируем первую сделку купли-продажи. Начнем работать в правовом поле. Почему Амина Акимеева так поступила? Возможно, потому, что управление заводом было доверено ненадежным менеджерам. Их сейчас здесь нет, но когда мы намеревались передать залог Национальному научному медцентру, провели инвентаризацию и выявили хищения. Подали заявления в правоохранительные органы.И вдруг появилась сделка купли-продажи и новые покупатели. Есть ли здесь связь – пусть устанавливает следствие», – говорит Фуат Сатыбаев.

По его словам, в настоящее время сотрудники департамента внутренних дел зарегистрировали пять досудебных производств по факту хищений на ТОО «Жана роса». Еще одно уголовное дело по статье «мошенничество» ведет служба экономических расследований регионального департамента государственных доходов. В фокусе следствия – двойная сделка купли-продажи доли пивоваренного завода.


1005 просмотров

Поборется ли Казахстан за долю рынка судового топлива?

Международная морская организация ООН (IMO) ужесточила требования к качеству топлива для морских судов

Фото: VladSV / Shutterstock.com

Международная морская организация ООН (IMO), движимая заботой об экологии планеты, ужесточила требования к качеству топлива для морских судов. Считается, что оксид серы – один из основных загрязнителей атмосферы.

С 1 января 2020 года содержание серы в сжигаемом на кораб­лях судовом топливе должно быть снижено до 0,5% с нынешних 3,5%. А в отдельных, особо чувствительных акваториях, так называемых зонах эмиссионного контроля (к ним относятся, в частности, порты на Балтике и Северном море, на Ла-Манше, в прибрежных водах США и Канады и др.), требования еще жестче: суда, заходящие в эти порты, не должны использовать топливо с показателем выше, чем 0,1% содержания серы. Нарушителей – и судовладельцев, и портовые власти – ожидают внушительные штрафы.

Новые жесткие требования IMO напрямую задевают интересы сразу нескольких групп стейкхолдеров – владельцев судоходных компаний, нефтепереработчиков, нефтетрейдеров и производителей присадок. И, как это ни парадоксально, простых казахстанцев.

Цена новых правил

Перевозка морем – самый популярный (а иногда и единственно возможный) способ доставки сырья, товаров и продовольствия из одной точки земного шара в другую. В мировой торговле судоходство обеспечивает транспортировку 90% всех перевозимых грузов. При этом, по оценкам S&PGlobalPlatts, в стоимости перевозки до 70-80% составляют затраты на топливо.

Чтобы исполнить новые требования IMO, судовладельцам придется устанавливать на кораблях дорогостоящие очистные установки, так называемые скрубберы, абсорбирующие серу оксидами цинка. Помимо высокой цены (от $5 млн до $8 млн) установка имеет еще один минус: она может занимать до четверти полезной площади судна, что делает невозможной ее использование на судах небольшого водоизмещения. Остается вариант покупки судового топлива с меньшим содержанием серы. А оно стоит гораздо дороже – уже сейчас контрактная цена на поставку в 2020 году топлива с высоким содержанием серы снижается, обессеренного – растет. По оценкам экспертов консалтинговой компании WoodMackenzie, из-за новых требований к содержанию серы затраты судоходных компаний на топливо вырастут в следующем году вполовину. 
И это значит, что забота об экологии обернется дополнительными расходами судовладельцев, которые они, без сомнения, заложат в цену перевозимого товара. А уж владелец этого товара переложит их на кошелек конечного потребителя. Так что не стоит удивляться в следующем году удорожанию товаров, попадающих в наши магазины морским путем из Азии, Америки или Японии.

Качественный раздел

На сегодняшний день большинство морских судов в мире используют высокосернистый мазут или специальное дизельное топливо. Серьезный игрок этого рынка – Россия, наш партнер по ЕАЭС. К примеру, одну десятую часть всех своих потребностей в топливе компания Maersk, мировой лидер в сфере контейнерных перевозок, закрывает за счет закупки продукции российских НПЗ. Однако стоит принять во внимание, что основной сорт добываемой в России нефти – Urals, и его главная особенность – высокое содержание серы. Поэтому российские нетеперерабатывающие заводы производят в основном мазут с высоким содержанием серы. Генеральный директор Maersk Серен Скоу уже заявил о намерении перевести к новому году большую часть своих судов на использование топлива с низким содержанием серы.

Это снизит спрос на российское топливо и заставит нефтепереработчиков изыскивать средства на модернизацию заводов и строительство дополнительных установок обессеривания.

Говорить о каких-то тенденциях в этой связи в Казахстане и вовсе не приходится: в 2018 году все три казахстанских НПЗ, только завершившие модернизацию, увеличившую их глубину переработки, произвели суммарно немногим больше 2,8 млн т мазу­та. Для сравнения: в целом по России этот показатель составил 46,4 млн т, из которых больше половины ушло на экспорт. Так что тут мы россиянам явно не конкуренты.

Впрочем, специалисты утверж­дают, что у Казахстана был шанс стать игроком на всемирном рынке судового топлива. В 2016 году в Актобе, на небольшом частном НПЗ «Актобе нефтепереработка», была выпущена первая промышленная партия остаточного судового топлива по международному стандарту ISO 8217. У владельцев завода, одним из которых был бывший акционер Атырауского НПЗ Алмаз Кужагалиев, были амбициозные планы по наращиванию объемов переработки судового топлива и завоеванию доли мирового рынка. 

По словам Кужагалиева, казахстанская нефть, добываемая на месторождениях на западе страны, в частности в Макатском районе Атырауской области, отличается низким, а иногда ультранизким уровнем серы и меркаптанов, а также бензиновой фракции, и является идеальным сырьем для производства судового топлива. Сегодня эта нефть поставляется в сыром виде в нефтепровод «Атырау – Самара», где по пути смешивается с нефтью других поставщиков, ухудшающей ее качество.

«Чтобы получить справедливую премиальную цену за качество, необходимо весь объем казахстанской нефти, закачиваемый в нефтепровод «Атырау – Самара», уже на территории Казахстана разделить на три потока: 1) с содержанием серы до 0,1% – это не более
2 млн т; 2) с содержанием серы до 0,25% – это около 12 млн т; 3) с содержанием серы до 1,0% – это около 6 млн т», – написал Кужагалиев в своем открытом письме на имя президента страны Нурсултана Назарбаева 14 марта 2019 года, за пять дней до его отставки.

Дополнительные доходы

По мнению опытного нефтепереработчика, нефть с содержанием серы до 0,1% «должна перерабатываться в судовое топливо на территории Казахстана, так как сохранить такое качество в системе ПАО «Транснефть» на территории России практически невозможно. Это принесет дополнительный доход в размере $100 на каждой тонне ультранизкосернистой нефти, из которых $30 достанутся России за транзит судовых топлив на мировой рынок, остальное останется в нашем государстве. Таким образом, данное мероприятие принесет Казахстану около $140 млн дополнительных доходов. Нефть с содержанием серы до 0,25% должна прокачиваться отдельно от российской нефти в порт Усть-Луга Ленинградской области и реализовываться как минимум по паритету с Brent (полагаем, будет премия на уровне азербайджанской легкой). Даже в этом случае дополнительный доход Казахстана составит $33 на тонне, или $400 млн в год», – резюмирует Алмаз Кужагалиев.

По его мнению, выгода для Казахстана будет на порядок выше, если Казахстан обзаведется собственным НПЗ в Усть-Луге, подобно тому, как Россия пользуется сейчас космодромом Байконур в Казахстане. Для реализации подобного проекта, по мнению автора обращения, нужна политическая воля высшего руководства. 

Письмо авторитетного нефтяника было отправлено им из-за решетки. 7 декабря 2016 года на НПЗ «Актобе нефтепереработка» прошла спецоперация КНБ. Силовики обвинили руководство предприятия в хищениях и контрабанде нефти, а также в занижении ее таможенной стоимости. Спустя два года, 12 декабря 2018 года, соучредитель ТОО «Актобе нефтепродукт» Алмаз Кужагалиев и гражданин Беларуси Сергей Кунцевич за продажу в Кыргызстан 13 тыс. т сырой нефти под видом нефтепродуктов были приговорены к 19 и 17 годам лишения свободы соответственно.

Пока непонятно, дойдет ли обращение осужденного Кужагалиева до нового президента Республики Казахстан. И будет ли Казахстан бороться за долю мирового рынка судового топлива, воспользовавшись жесткой позицией Международной морской организации.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций