Пивоваренный передел: суд поставил точку в деле двойной продажи одного предприятия

Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса»

Фото: shutterstock.com

В Павлодаре рассмотрели громкое дело о двойной реализации старейшего пивоваренного завода региона. Апелляционная коллегия по гражданским делам оставила в силе решение первой инстанции, признав законной первую из сделок. Судьи акцентировали внимание на наличии законодательных механизмов противодействию практике перепродажи одного имущества разным лицам.

15 января Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса».

«Судебная коллегия по гражданским делам Павлодарского областного суда постановила: оставить решение специализированного межрайонного экономического суда Павлодарской области от 9 ноября 2018 года по данному делу без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения», – говорится в резолютивной части судебного акта.

Дело ТОО «Жана Роса»: как погасить кредит в 1,7 млрд за счет государства и продать завод без ведома акционера

В павлодарском суде скоро пройдет апелляционное слушание по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций

Фото: shutterstock.com

Таким образом коллегия подтвердила, что прав бизнесмен Фуат Сатыбаев, первым заключивший сделку купли-продажи с учредителем предприятия Аминой Акимеевой. Как пояснил участникам процесса судья Петр Афанасиади, коллегия сочла выводы суда первой инстанции полностью соответствующим законодательству. Один из них опирается на применение по аналогии нормативного постановления Верховного суда, касающегося решения жилищных споров («О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище». – «Къ»). В нем говорится, что право собственности на жилище у приобретателя возникает с момента его государственной регистрации уполномоченным органом, однако ее отсутствие не является самостоятельным основанием для признания незарегистрированной сделки купли-продажи недействительной.

«Нормативное постановление содержит толкование смысла гражданского законодательства, которое предполагает, что совершенное отчуждение имущества по установленной форме ограничивает права продавца на реализацию этого же имущества, то есть оно не может продаваться другому лицу. Иначе не будет стабильности гражданского оборота; одно и то же имущество, доли или недвижимость будут неоднократно продаваться», – говорит Петр Афанасиади.

Незавершенность сделки купли-продажи стала краеугольным камнем в громком имущественном споре, который едва не привел старейший пивоваренный завод к финансовому краху. А началось все в 2016 году, когда Фуат Сатыбаев с партнерами выкупили находящееся на грани банкротства предприятие. Формально единственным учредителем ТОО «Жана роса» сначала числилась родная сестра бизнесмена, а затем его родственница Амина Акимеева. На завод пришел новый состав менеджеров – для развития в апреле 2016 года была открыта кредитная линия в АО «Банк Астаны» в размере более 2 млрд тенге.

«Неприятности начались с известия о кризисе, надвигающемся на Банк Астаны. Предвидя, что с возвратом заложенного движимого, недвижимого имущества и 100% доли предприятия могут возникнуть проблемы, Фуат Сатыбаев решил предпринять меры. Как оказалось, Национальный научный медицинский центр имел крупный депозит в том же финансовом учреждении. И, естественно, был заинтересован в возврате бюджетных средств. Между предприятием и центром возникла договоренность, что последний погашает кредитную задолженность завода, а ТОО “Жана роса“, в свою очередь, до 2021 года возвращает несколькими траншами долг медицинскому учреждению», – говорит представитель ТОО «Жана Роса» Аскар Косман.

Как прозвучало в ходе судебного разбирательства, 22 июня 2018 года было заключено трехстороннее соглашение о порядке досрочного погашения кредитной задолженности ТОО «Жана Роса» между предприятием, банком и АО «ННМЦ». Также стало известно, что на депозитном счете медцентра находились 1,7 млрд тенге; для полного погашения задолженности бизнесмену пришлось доплатить еще более 400 млн тенге. После чего три месяца проводились процедуры по снятию банком обременения с заводского имущества, затем активы ТОО «Жана роса» должны были перейти под залог «ННМЦ». В июле прошлого года Фуат Сатыбаев выкупил у Амины Акимеевой 51% доли ТОО «Жана роса», став соучредителем предприятия. В связи с имеющимися обременениями не было возможности зарегистрировать сделку купли-продажи в управлении юстиции. Ее заверили лишь нотариально, что сыграло роль в дальнейшем развитии событий.

«Как только обременения были сняты, Амина Акимеева продала 100% доли третьим, неизвестным нам ранее лицам. Куплю-продажу в один день, 19 сентября, оформили у нотариуса и зарегистрировали в юстиции. Уже в 7 часов вечера так называемые новые собственники пришли на предприятие и стали требовать освободить помещения и начать передачу документов и активов. Оказалось, что 100% доли были проданы им за 5,8 млн тенге – это цена однокомнатной квартиры в Павлодаре. Мы были в шоке и, конечно, решили отстаивать свои права», – говорит Фуат Сатыбаев.

Он обратился с иском в суд, требуя признать сделку купли-продажи между учредителем Акимеевой и новоявленными покупателями недействительной, равно как решение и приказ о назначении нового директора завода. Обратилось в суд и АО «ННМЦ» – в качестве заинтересованного лица. Представитель медицинского центра потребовал отменить сделку купли-продажи и регистрации, чтобы защитить свои права.

Не затянули с обращением в суд и новые собственники. В результате своей сделки по 20% доли ТОО получили Галым Оразбаков и Нурула Илахунов, а Куат Татенов выкупил 60% доли предприятия. Они требовали признать первоначальную куплю-продажу недействительной и настаивали на законности именно второй сделки, зарегистрированной в органах юстиции. Они просили суд признать законными их требования, обеспечить допуск на территорию завода, в помещения и к имуществу ТОО «Жана Роса», а также передать по акту приема-передачи документы. Амина Акимеева обратилась с четвертым иском, в котором указала, что подверглась обману со стороны Фуата Сатыбаева и не получила деньги за проданную ему долю. Все заявления рассматривали в рамках одного дела. В ноябре специализированный межрайонный экономический суд Павлодарской области удовлетворил иски Фуата Сатыбаева и АО «ННМЦ», от других сторон последовали жалобы в вышестоящую инстанцию.

«Считаем, что суд первой инстанции незаконно удовлетворил требования Национального научного медицинского центра, так как он является сторонним лицом, а решаются корпоративные вопросы. Но данное лицо, подав иск, пытается оспорить право собственности моего доверителя на долю в уставном капитале, при этом ссылается на то, что мой заявитель планировал передать в залог принадлежащую ей стопроцентную долю. А ведь Акимеева издала решение, согласно которому она конкретно определила, какое имущество пойдет в залог в случае, если центр становится кредитором», – убеждал суд представитель Амины Акимеевой Константин Дружинин.– «Поэтому сделки между моим доверителем и между новыми покупателями не нарушают права центра. Кроме того, суд защитил несуществующие права Фуата Сатыбаева, применил по аналогии устаревшее постановление и не принял во внимание доводы моей доверительницы о том, что в результате сделки купли-продажи она не получила заявленной в договоре суммы».

Однако областная коллегия также их требования не поддержала. В суде присутствовали лишь представители сторон, которые не смогли сказать, последует ли обращение в Верховный суд. Пока же апелляционное постановление вступило в силу. Сейчас на заводе намерены заняться приведением в порядок запущенных дел. Последствия спора сказались на финансовом состоянии предприятия. Когда начались судебные разбирательства, все собственники обратились в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество, в том числе запретительные меры распространялись на действия генерального директора завода. Директор не мог заключать договора, подписывать приказы о начислении заработной платы сотрудникам, не мог давать распоряжение об оплате текущих налогов.

«Возникла задолженность, убытки в размере около 500 млн тенге.  По трехстороннему соглашению мы должны были медцентру выплатить первый транш в размере 250 млн тенге в октябре, но смогли сделать это только в конце декабря прошлого года. И когда сейчас решение первой инстанции вступило в законную силу, мы обратимся в департамент юстиции и зарегистрируем первую сделку купли-продажи. Начнем работать в правовом поле. Почему Амина Акимеева так поступила? Возможно, потому, что управление заводом было доверено ненадежным менеджерам. Их сейчас здесь нет, но когда мы намеревались передать залог Национальному научному медцентру, провели инвентаризацию и выявили хищения. Подали заявления в правоохранительные органы.И вдруг появилась сделка купли-продажи и новые покупатели. Есть ли здесь связь – пусть устанавливает следствие», – говорит Фуат Сатыбаев.

По его словам, в настоящее время сотрудники департамента внутренних дел зарегистрировали пять досудебных производств по факту хищений на ТОО «Жана роса». Еще одно уголовное дело по статье «мошенничество» ведет служба экономических расследований регионального департамента государственных доходов. В фокусе следствия – двойная сделка купли-продажи доли пивоваренного завода.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

В республике запускается производство с объемом выпуска в шесть тонн в год к 2023 году

Фото: Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений в 6 тонн в год к 2023 г. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% долей госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись.

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото директор завода Gold Moon Tashkent Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% – это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции. 

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства.

фото 1 (1)_0.jpg

На фото Нодир Мирахмедов

Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации, все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либерализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую – у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на «давальческой» основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 г золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат», в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком, скорее всего, станут Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия», – сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации, только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда Holmuradov Design Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие, на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное», – сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье – это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива», сейчас золото 585-й пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999-й пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге они просто копируют чужие модели», – отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2 тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20–30 ювелиров для повышения квалификации», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова, это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.  

Фотографии предоставлены Ассоциацией ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg