Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4450 просмотров

Пивоваренный передел: суд поставил точку в деле двойной продажи одного предприятия

Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса»

Фото: shutterstock.com

В Павлодаре рассмотрели громкое дело о двойной реализации старейшего пивоваренного завода региона. Апелляционная коллегия по гражданским делам оставила в силе решение первой инстанции, признав законной первую из сделок. Судьи акцентировали внимание на наличии законодательных механизмов противодействию практике перепродажи одного имущества разным лицам.

15 января Павлодарский областной суд вынес постановление по делу о споре между несколькими гражданами, заявившими свои права на владение предприятием по выпуску алкогольной и безалкогольной продукции – ТОО «Жана Роса».

«Судебная коллегия по гражданским делам Павлодарского областного суда постановила: оставить решение специализированного межрайонного экономического суда Павлодарской области от 9 ноября 2018 года по данному делу без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения», – говорится в резолютивной части судебного акта.

Дело ТОО «Жана Роса»: как погасить кредит в 1,7 млрд за счет государства и продать завод без ведома акционера

В павлодарском суде скоро пройдет апелляционное слушание по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций

Фото: shutterstock.com

Таким образом коллегия подтвердила, что прав бизнесмен Фуат Сатыбаев, первым заключивший сделку купли-продажи с учредителем предприятия Аминой Акимеевой. Как пояснил участникам процесса судья Петр Афанасиади, коллегия сочла выводы суда первой инстанции полностью соответствующим законодательству. Один из них опирается на применение по аналогии нормативного постановления Верховного суда, касающегося решения жилищных споров («О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище». – «Къ»). В нем говорится, что право собственности на жилище у приобретателя возникает с момента его государственной регистрации уполномоченным органом, однако ее отсутствие не является самостоятельным основанием для признания незарегистрированной сделки купли-продажи недействительной.

«Нормативное постановление содержит толкование смысла гражданского законодательства, которое предполагает, что совершенное отчуждение имущества по установленной форме ограничивает права продавца на реализацию этого же имущества, то есть оно не может продаваться другому лицу. Иначе не будет стабильности гражданского оборота; одно и то же имущество, доли или недвижимость будут неоднократно продаваться», – говорит Петр Афанасиади.

Незавершенность сделки купли-продажи стала краеугольным камнем в громком имущественном споре, который едва не привел старейший пивоваренный завод к финансовому краху. А началось все в 2016 году, когда Фуат Сатыбаев с партнерами выкупили находящееся на грани банкротства предприятие. Формально единственным учредителем ТОО «Жана роса» сначала числилась родная сестра бизнесмена, а затем его родственница Амина Акимеева. На завод пришел новый состав менеджеров – для развития в апреле 2016 года была открыта кредитная линия в АО «Банк Астаны» в размере более 2 млрд тенге.

«Неприятности начались с известия о кризисе, надвигающемся на Банк Астаны. Предвидя, что с возвратом заложенного движимого, недвижимого имущества и 100% доли предприятия могут возникнуть проблемы, Фуат Сатыбаев решил предпринять меры. Как оказалось, Национальный научный медицинский центр имел крупный депозит в том же финансовом учреждении. И, естественно, был заинтересован в возврате бюджетных средств. Между предприятием и центром возникла договоренность, что последний погашает кредитную задолженность завода, а ТОО “Жана роса“, в свою очередь, до 2021 года возвращает несколькими траншами долг медицинскому учреждению», – говорит представитель ТОО «Жана Роса» Аскар Косман.

Как прозвучало в ходе судебного разбирательства, 22 июня 2018 года было заключено трехстороннее соглашение о порядке досрочного погашения кредитной задолженности ТОО «Жана Роса» между предприятием, банком и АО «ННМЦ». Также стало известно, что на депозитном счете медцентра находились 1,7 млрд тенге; для полного погашения задолженности бизнесмену пришлось доплатить еще более 400 млн тенге. После чего три месяца проводились процедуры по снятию банком обременения с заводского имущества, затем активы ТОО «Жана роса» должны были перейти под залог «ННМЦ». В июле прошлого года Фуат Сатыбаев выкупил у Амины Акимеевой 51% доли ТОО «Жана роса», став соучредителем предприятия. В связи с имеющимися обременениями не было возможности зарегистрировать сделку купли-продажи в управлении юстиции. Ее заверили лишь нотариально, что сыграло роль в дальнейшем развитии событий.

«Как только обременения были сняты, Амина Акимеева продала 100% доли третьим, неизвестным нам ранее лицам. Куплю-продажу в один день, 19 сентября, оформили у нотариуса и зарегистрировали в юстиции. Уже в 7 часов вечера так называемые новые собственники пришли на предприятие и стали требовать освободить помещения и начать передачу документов и активов. Оказалось, что 100% доли были проданы им за 5,8 млн тенге – это цена однокомнатной квартиры в Павлодаре. Мы были в шоке и, конечно, решили отстаивать свои права», – говорит Фуат Сатыбаев.

Он обратился с иском в суд, требуя признать сделку купли-продажи между учредителем Акимеевой и новоявленными покупателями недействительной, равно как решение и приказ о назначении нового директора завода. Обратилось в суд и АО «ННМЦ» – в качестве заинтересованного лица. Представитель медицинского центра потребовал отменить сделку купли-продажи и регистрации, чтобы защитить свои права.

Не затянули с обращением в суд и новые собственники. В результате своей сделки по 20% доли ТОО получили Галым Оразбаков и Нурула Илахунов, а Куат Татенов выкупил 60% доли предприятия. Они требовали признать первоначальную куплю-продажу недействительной и настаивали на законности именно второй сделки, зарегистрированной в органах юстиции. Они просили суд признать законными их требования, обеспечить допуск на территорию завода, в помещения и к имуществу ТОО «Жана Роса», а также передать по акту приема-передачи документы. Амина Акимеева обратилась с четвертым иском, в котором указала, что подверглась обману со стороны Фуата Сатыбаева и не получила деньги за проданную ему долю. Все заявления рассматривали в рамках одного дела. В ноябре специализированный межрайонный экономический суд Павлодарской области удовлетворил иски Фуата Сатыбаева и АО «ННМЦ», от других сторон последовали жалобы в вышестоящую инстанцию.

«Считаем, что суд первой инстанции незаконно удовлетворил требования Национального научного медицинского центра, так как он является сторонним лицом, а решаются корпоративные вопросы. Но данное лицо, подав иск, пытается оспорить право собственности моего доверителя на долю в уставном капитале, при этом ссылается на то, что мой заявитель планировал передать в залог принадлежащую ей стопроцентную долю. А ведь Акимеева издала решение, согласно которому она конкретно определила, какое имущество пойдет в залог в случае, если центр становится кредитором», – убеждал суд представитель Амины Акимеевой Константин Дружинин.– «Поэтому сделки между моим доверителем и между новыми покупателями не нарушают права центра. Кроме того, суд защитил несуществующие права Фуата Сатыбаева, применил по аналогии устаревшее постановление и не принял во внимание доводы моей доверительницы о том, что в результате сделки купли-продажи она не получила заявленной в договоре суммы».

Однако областная коллегия также их требования не поддержала. В суде присутствовали лишь представители сторон, которые не смогли сказать, последует ли обращение в Верховный суд. Пока же апелляционное постановление вступило в силу. Сейчас на заводе намерены заняться приведением в порядок запущенных дел. Последствия спора сказались на финансовом состоянии предприятия. Когда начались судебные разбирательства, все собственники обратились в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество, в том числе запретительные меры распространялись на действия генерального директора завода. Директор не мог заключать договора, подписывать приказы о начислении заработной платы сотрудникам, не мог давать распоряжение об оплате текущих налогов.

«Возникла задолженность, убытки в размере около 500 млн тенге.  По трехстороннему соглашению мы должны были медцентру выплатить первый транш в размере 250 млн тенге в октябре, но смогли сделать это только в конце декабря прошлого года. И когда сейчас решение первой инстанции вступило в законную силу, мы обратимся в департамент юстиции и зарегистрируем первую сделку купли-продажи. Начнем работать в правовом поле. Почему Амина Акимеева так поступила? Возможно, потому, что управление заводом было доверено ненадежным менеджерам. Их сейчас здесь нет, но когда мы намеревались передать залог Национальному научному медцентру, провели инвентаризацию и выявили хищения. Подали заявления в правоохранительные органы.И вдруг появилась сделка купли-продажи и новые покупатели. Есть ли здесь связь – пусть устанавливает следствие», – говорит Фуат Сатыбаев.

По его словам, в настоящее время сотрудники департамента внутренних дел зарегистрировали пять досудебных производств по факту хищений на ТОО «Жана роса». Еще одно уголовное дело по статье «мошенничество» ведет служба экономических расследований регионального департамента государственных доходов. В фокусе следствия – двойная сделка купли-продажи доли пивоваренного завода.


5003 просмотра

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций