Перейти к основному содержанию


3899 просмотров

Дело ТОО «Жана Роса»: как погасить кредит в 1,7 млрд за счет государства и продать завод без ведома акционера

В павлодарском суде скоро пройдет апелляционное слушание по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций

Фото: shutterstock.com

На 15 января в павлодарском экономическом суде назначена апелляция по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций. Руководство предприятия озабочено, не изменится ли вынесенное ранее решение суда о признании сделки незаконной после апелляции. Сейчас юридически у завода нет руководства, но есть обязательства по выплате заемных средств «Национальному Научному Медицинскому центру» (100% акций которого принадлежит государству).

«В 2016 году мной и моими партнерами был выкуплен обанкротившийся имущественный комплекс АО «Роса». Мы пригласили на работу, как нам тогда казалось, хороших специалистов для управления бизнесом. Для решения текущих задач мы привлекли финансирование – «Банк Астана» открыл для нас кредитную линию на 2,1 млрд тенге. Возврат кредитных средств осуществлялся по графику. Все шло, как нам казалось, прекрасно», - рассказал соучредитель ТОО «Жана Роса» Фуат Сатыбаев.

Но летом 2017 года у банка приостановили действие лицензии.

«Мы озаботились этим вопросом, потому что возникала угроза досрочного погашения кредита перед банком. Все и сразу наше предприятие вряд ли смогло оплатить. Стали искать пути выхода из ситуации. Мы понимали, что у банка имеются не только те, кто в свое время взял кредит, но и те, кто открыл депозит. Начали искать депозиторов, таким образом вышли на АО «Национальный научный медицинский цент». Мы предложили банку и клинике совершить зачет, поскольку клиника уже не могла вернуть свои депозиты», - поясняет он.

Суть соглашения заключалась в том, что «Банк Астана» при согласии клиники списал с депозитного счета «ННМЦ» 1,7 млрд тенге в счет погашения кредита ТОО «Жана Роса» (2,1 млрд тенге), остальная часть средств (460 млн тенге) был вложена Сатыбаевым и кредит был закрыт. «Жана Роса» взяло на себя обязательства по возврату АО «ННМЦ» 1,7 млрд тенге в течение 3-х лет. Такой подход устроил все стороны, было заключено соглашение. Кроме того, по условиям трехстороннего соглашения, АО «ННМЦ» фактически становился правопреемником банка по исполнению ТОО «Жана Роса» обязательств по возврату средств АО «ННМЦ». В обеспечение обязательств ТОО «Жана Роса» обязано было обеспечить в залог все движимое и недвижимое имущество, в том числе и 100% долю единственного на тот момент учредителя - Амины Акимеевой.

«До июля 2018 года 100% учредителем завода была Амина Акимеева, наша дальняя родственница (хотя, фактически, завод был выкуплен Сатыбаевым и партнерами еще в 2016 году, - прим. автора). В июле 2018 года я стал соучредителем ТОО «Жана Роса» на 51%. С 22 июня по 18 сентября 2018 года велись процедуры по снятию банком обременения с движимого и недвижимого имущества «Жана Роса» в дальнейшем, все активы предприятия должны были перейти под залог «ННМЦ», но, как только обременения были сняты, Амина Акимееева продала свою и без моего согласия мою долю третьим лицам: Татенову КК (60%), Илахунову Н.(20%), Оразбакову Г. (20%), лицам, не известным нам до 19 сентября», - отметил Фуат Сатыбаев.

Сделка была удостоверена нотариусом, но не зарегистрирована в департаменте юстиции, поскольку не были сняты обременения банка.

«16 июля была заключена сделка на покупку Сатыбаевым 51% акций, потому что поступила информация, что «Банк Астаны» снял залоги, у нотариуса удостоверили сделку на 51%. Но в департаменте юстиции в регистрации было отказано, поскольку обременение еще не было снято.  По этой причине сделка не зарегистрирована. Но, по нормативам закона и постановлению верховного суда, Сатыбаев, заключив нотариально удостоверенную сделку, вошел в права владения и пользования своей долей – он стал соучредителем, но без права распоряжения (оно возникало с момента перерегистрации в связи с изменением участников). Сделка была совершена, потому что Акимеева – дальняя родственница, но она, оказывается, ненадлежащим образом контролировала бизнес – это выяснилось по факту проверки, увидели факты хищения», - отметил представитель «Жана Роса» Аскар Косман.

По словам Фуата Сатыбаева, чтобы четко исполнить все обязательства перед кредитором «ННМЦ» (100% акций которого принадлежит государству), им было принято решение о проверке ТОО «Жана Роса» с целью оптимизации расходов. Проверкой был установлен факт хищения материально-товарных ценностей, в июле 2018 года обратились в правоохранительные органы. В департаменте внутренних дел по Павлодарской области 6 возбужденных уголовных дел с июля по декабрь, но они фактически не расследованы. Руководство завода было отстранено на время проведения следствия, но многим работникам стали поступать звонки от бывшего руководства завода с сообщениями о том, что они скоро вернут управление заводом себе.

«19 сентября в 16.35, как следует из материалов гражданского дела, была нотариально удостоверена сделка (обременение банком были сняты накануне, 18 сентября, - прим. автора). До 18 часов этого же дня, сделка была зарегистрирована в департаменте юстиций города Павлодар. И в этот же день, в 19 часов «новые собственники» пришли к нам на завод в сопровождении вооруженной охраны с требованием освободить завод. 19 сентября 2018 года в результате агрессивной политики 100% контроль перешел людям, не известным нам до этого времени. По данному факту обратились в правоохранительные органы и в суд. В результате такого агрессивного поглощения заводу, на котором работает более 500 человек нанесен существенный ущерб. По сути, у нас, инвесторов, вложивших в завод более 3 млрд тенге, как мне представляется, отобрали бизнес, путем сомнительных договоров на сомнительную сумму 5,8 млн тенге, оплаченных или нет – мне достоверно не известно. Убежден, что акция готовилась заранее. Каким образом за 1,5 часа была зарегистрирована сделка департаментом юстиции – выясняют правоохранительные органы. Почему департамент юстиции города Павлодар зарегистрировал эту сделку в нарушении правил, я не знаю», - заключил Фуат Сатыбаев.

Он отметил еще и то, что из материалов гражданского дела следует, что пакет документов для перерегистрации ТОО «Жана Роса» в связи с изменившимся составом учредителей сдало неуполномоченное лицо, у которого не было даже доверенности.

«С моей точки зрения, речь идет об агрессивном поглощении, когда при использовании серых схем, был отобран бизнес. Как малому и среднему бизнесу развиваться, как людям вкладывать свои инициативы и средства, когда боишься, что завтра-послезавтра, когда бизнес разовьется, его просто заберут. С экономической точки зрения – это чрезвычайная ситуация. Когда даже маленькую хлебобулочную пекарню забирают, это сигнал для государства – это значит, что законы не работают», - считает Аскар Косман.

При этом, Фуат Сатыбаев считает, что проведенная проверка, выявившая факты хищения, могла послужить толчком для развития ситуации.

«Мы считаем, что это действия бывшего руководства. Амина Акимеева - соучредитель. Но дело в том, что она - орудие в руках бывшего управленческого состава завода и, возможно, других криминальных элементов – пока утверждать не можем, суд по уголовным делам расставит точки над этим», - Фуат Сатыбаев.

20 сентября 2018 года суд наложил арест на все имущество по инициативе двух сторон – со стороны Сатыбаева (о незаконной сделке) и по их иску «новых владельцев» (о том, что «экс-руководство» не передает имущество – прим. автора). В ноябре прошел гражданский суд.

«В экономическом суде Павлодарской области состоялся суд, где мы доказали правоту и выиграли процесс о незаконности продажи 100% акций третьим лицам. Сейчас на 15 января назначена апелляция. Кроме того, был подан иск со стороны «нового руководства» ТОО «Жана Роса» о признании трехстороннего договора не действительным. И это уже после того, как мы оплатили 1,7 млрд тенге, а Сатыбаев оплатил 460 млн тенге», - подтвердил начальник юридического отдела ННМЦ Куаныш Тажибаев.

По соглашению, «Жана Роса» должны в течение 3-х лет погасить долг перед ННМЦ, первую часть долга - 250 млн тенге выплачена.

«Завод частично работает – были обязательства перед другими контрагентами, которые должны выполнить. Мы пытаемся не останавливать производство, но есть сложности – нужно оплачивать поставщикам за сырье и комплектующие, работаем на старых запасах, выполняем обязательства перед партнерами. Стараемся сохранить коллектив и платить вовремя заработную плату. По грубым подсчетам понесли убытков уже более 500 млн тенге», - подвел итог Фуат Сатыбаев.

Справка:

История пивоваренного завода «Жана Роса» насчитывает 150 лет. За это время предприятие наладило выпуск десятка видов слабоалкогольной и безалкогольной продукции. Сегодня на заводе трудятся почти 500 человек.
 


735 просмотров

Как казахстанцу запустить успешный бизнес в Камбодже

История бренда Koompi

Фото: Shutterstock

Koompi – камбоджийский бренд ноутбуков, который появился благодаря усилиям казахстанского предпринимателя. За два года компании удалось стать одним из самых популярных производителей лэптопов в Камбодже и наладить экспорт в другие страны Юго-Восточной Азии.

«Степень экономического развития Камбоджи такова, что сейчас практически любой бизнес, связанный с онлайн-сервисами или интернетом, может быть потенциально удачным», – говорит Сакен Нигма, руководитель отдела развития бизнеса компании Koompi. Ему можно верить: в Камбодже он создал несколько бизнесов, но Koompi – самый известный его проект.

Книга знаний

До отъезда в Юго-Восточную Азию (ЮВА) Нигма успел и поработать в казахстанском корпоративном секторе в финансовой сфере, и получить опыт предпринимательской деятельности. Наработанный опыт позволил ему при первом посещении Камбоджи заметить перспективные ниши и направления для развития бизнеса. Через несколько месяцев Сакен Нигма снова прилетел в Камбоджу – теперь уже с билетом только в один конец и первоначальным капиталом в $80 тыс. Шел 2017 год.

У казахстанца была договоренность с местным бизнесменом о запуске платежной платформы, однако в последний момент камбоджиец передумал. С еще одним партнером Нигма собирался открыть в Камбодже банк, но регулятор не выдал им лицензию. На идею собирать и продавать ноутбуки Сакена Нигму натолкнуло чтение местной прессы – он увидел там интервью с камбоджийским предпринимателем, который хотел запустить подобный проект. Казахстанец нашел этого бизнесмена  через Facebook, они встретились, определились с общим видением бизнеса и приступили к работе.

Бизнес-проект по сборке ноутбуков из готовых комплектующих был признан перспективным в первую очередь потому, что лэптопы в Камбодже весьма дороги из-за высоких таможенных пошлин и доступны далеко не каждому местному жителю. Сам Нигма видит связь между ситуацией с доступностью техники и неосуществленным проектом платежной системы. «Когда я озвучил идею платежной системы, одним из основных рисков проекта был ощутимый кадровый дефицит – в Камбодже не хватало квалифицированных разработчиков. И мы увидели некую параллель между тем, что здесь проседает IT-образование, и тем, что ноутбук как инструмент для обучения не все могут себе позволить», – поясняет Сакен Нигма. Повышение доступности IT-образования стало фактически миссией компании, которая решила создавать ноутбуки с собственной операционной системой на базе Linux со специальной встроенной функцией для обучения программированию. Название бренда – Koompi – в переводе с кхмерского означает «книга знаний».

Биткоин для поддержки

Первая команда Koompi была интернациональной – работников искали и в Камбодже, и через LinkedIn. В числе первых сотрудников компании были специалисты из Японии, Сан-Паулу, Зимбабве, Чехии, несколько камбоджийцев и сам герой истории. Договоренности с поставщиками, закупка комплектующих в Тайване и Китае – все было организовано достаточно быстро. Продажи ноутбуков Koompi стартовали через 9 месяцев после того, как Сакен Нигма прилетел в Камбоджу.

Цена Koompi была установлена более чем демократичная – $275. Итог первого месяца продаж – 150 ноутбуков. Сейчас Koompi ежемесячно продает 500 ноутбуков, правда, их цена выросла до $339. Покупателям больших партий техники предоставляется скидка за объем, цена – $270. Налажены поставки Koompi на Филиппины, небольшая партия ушла в Таиланд. Компания участвует в государственных тендерах на комплектацию компьютерных классов в школах. «Для нашего маленького предприятия это хорошие цифры. Это позволяет всем себя комфортно чувствовать и зарабатывать деньги», – говорит Нигма и тут же добавляет, что так было не всегда. Когда проект еще не приносил прибыль, а источники дохода были необходимы, казахстанец создал в Камбодже сервис по покупке и продаже биткоинов. «В какой-то момент у нас был большой кассовый разрыв. И нам нужно был открыть небольшой сервис, который бы генерил деньги», – объясняет предприниматель. Через какое-то время после запуска сервиса Национальный банк Камбоджи заявил, что не рекомендует гражданам страны покупать и продавать криптовалюту. Директора компании с аналогичным бизнесом арестовали в тот же день, а после дали два года тюрьмы. Сакен Нигма, чтобы не повторить судьбу коллеги по рынку, по совету юриста тут же улетел в Бангкок. Сервис по покупке и продаже биткоинов был закрыт, его организаторы принесли руководству страны извинения, и после этого Нигма смог вернуться в Камбоджу к проекту Koompi.

После истории с биткоином команда Koompi пошла по классическому пути стартапа и привлекла в проект инвестора. Более того, это партнерство выросло в создание венчурного фонда, куда помимо инвестора Koompi вошли еще несколько человек, включая самого Сакена Нигму. На сегодня из 30 камбоджийских стартапов, в которые инвестировал этот венчурный фонд, выжили 19, при этом 7 из них – прибыльные. Самой успешной инвестицией фонда стал проект платформы по онлайн-покупке билетов на междугородние автобусы. Этот стартап был успешно реализован и в итоге выкуплен стратегическим инвестором из Камбоджи.

Продавать Koompi в Казахстане Сакен Нигма не планирует: во-первых, отечественный рынок после азиатского кажется слишком маленьким; во-вторых, цены на подобный продукт в Казахстане вполне конкурентные, а в-третьих, казахстанцы привыкли работать на Windows. Для камбоджийцев же Koompi часто первый ноутбук, и операционная система на базе Linux их не смущает.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций