Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3673 просмотра

Дело ТОО «Жана Роса»: как погасить кредит в 1,7 млрд за счет государства и продать завод без ведома акционера

В павлодарском суде скоро пройдет апелляционное слушание по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций

Фото: shutterstock.com

На 15 января в павлодарском экономическом суде назначена апелляция по делу о незаконной продаже 100% акций ТОО «Жана Роса», без ведома учредителя с основным пакетом акций. Руководство предприятия озабочено, не изменится ли вынесенное ранее решение суда о признании сделки незаконной после апелляции. Сейчас юридически у завода нет руководства, но есть обязательства по выплате заемных средств «Национальному Научному Медицинскому центру» (100% акций которого принадлежит государству).

«В 2016 году мной и моими партнерами был выкуплен обанкротившийся имущественный комплекс АО «Роса». Мы пригласили на работу, как нам тогда казалось, хороших специалистов для управления бизнесом. Для решения текущих задач мы привлекли финансирование – «Банк Астана» открыл для нас кредитную линию на 2,1 млрд тенге. Возврат кредитных средств осуществлялся по графику. Все шло, как нам казалось, прекрасно», - рассказал соучредитель ТОО «Жана Роса» Фуат Сатыбаев.

Но летом 2017 года у банка приостановили действие лицензии.

«Мы озаботились этим вопросом, потому что возникала угроза досрочного погашения кредита перед банком. Все и сразу наше предприятие вряд ли смогло оплатить. Стали искать пути выхода из ситуации. Мы понимали, что у банка имеются не только те, кто в свое время взял кредит, но и те, кто открыл депозит. Начали искать депозиторов, таким образом вышли на АО «Национальный научный медицинский цент». Мы предложили банку и клинике совершить зачет, поскольку клиника уже не могла вернуть свои депозиты», - поясняет он.

Суть соглашения заключалась в том, что «Банк Астана» при согласии клиники списал с депозитного счета «ННМЦ» 1,7 млрд тенге в счет погашения кредита ТОО «Жана Роса» (2,1 млрд тенге), остальная часть средств (460 млн тенге) был вложена Сатыбаевым и кредит был закрыт. «Жана Роса» взяло на себя обязательства по возврату АО «ННМЦ» 1,7 млрд тенге в течение 3-х лет. Такой подход устроил все стороны, было заключено соглашение. Кроме того, по условиям трехстороннего соглашения, АО «ННМЦ» фактически становился правопреемником банка по исполнению ТОО «Жана Роса» обязательств по возврату средств АО «ННМЦ». В обеспечение обязательств ТОО «Жана Роса» обязано было обеспечить в залог все движимое и недвижимое имущество, в том числе и 100% долю единственного на тот момент учредителя - Амины Акимеевой.

«До июля 2018 года 100% учредителем завода была Амина Акимеева, наша дальняя родственница (хотя, фактически, завод был выкуплен Сатыбаевым и партнерами еще в 2016 году, - прим. автора). В июле 2018 года я стал соучредителем ТОО «Жана Роса» на 51%. С 22 июня по 18 сентября 2018 года велись процедуры по снятию банком обременения с движимого и недвижимого имущества «Жана Роса» в дальнейшем, все активы предприятия должны были перейти под залог «ННМЦ», но, как только обременения были сняты, Амина Акимееева продала свою и без моего согласия мою долю третьим лицам: Татенову КК (60%), Илахунову Н.(20%), Оразбакову Г. (20%), лицам, не известным нам до 19 сентября», - отметил Фуат Сатыбаев.

Сделка была удостоверена нотариусом, но не зарегистрирована в департаменте юстиции, поскольку не были сняты обременения банка.

«16 июля была заключена сделка на покупку Сатыбаевым 51% акций, потому что поступила информация, что «Банк Астаны» снял залоги, у нотариуса удостоверили сделку на 51%. Но в департаменте юстиции в регистрации было отказано, поскольку обременение еще не было снято.  По этой причине сделка не зарегистрирована. Но, по нормативам закона и постановлению верховного суда, Сатыбаев, заключив нотариально удостоверенную сделку, вошел в права владения и пользования своей долей – он стал соучредителем, но без права распоряжения (оно возникало с момента перерегистрации в связи с изменением участников). Сделка была совершена, потому что Акимеева – дальняя родственница, но она, оказывается, ненадлежащим образом контролировала бизнес – это выяснилось по факту проверки, увидели факты хищения», - отметил представитель «Жана Роса» Аскар Косман.

По словам Фуата Сатыбаева, чтобы четко исполнить все обязательства перед кредитором «ННМЦ» (100% акций которого принадлежит государству), им было принято решение о проверке ТОО «Жана Роса» с целью оптимизации расходов. Проверкой был установлен факт хищения материально-товарных ценностей, в июле 2018 года обратились в правоохранительные органы. В департаменте внутренних дел по Павлодарской области 6 возбужденных уголовных дел с июля по декабрь, но они фактически не расследованы. Руководство завода было отстранено на время проведения следствия, но многим работникам стали поступать звонки от бывшего руководства завода с сообщениями о том, что они скоро вернут управление заводом себе.

«19 сентября в 16.35, как следует из материалов гражданского дела, была нотариально удостоверена сделка (обременение банком были сняты накануне, 18 сентября, - прим. автора). До 18 часов этого же дня, сделка была зарегистрирована в департаменте юстиций города Павлодар. И в этот же день, в 19 часов «новые собственники» пришли к нам на завод в сопровождении вооруженной охраны с требованием освободить завод. 19 сентября 2018 года в результате агрессивной политики 100% контроль перешел людям, не известным нам до этого времени. По данному факту обратились в правоохранительные органы и в суд. В результате такого агрессивного поглощения заводу, на котором работает более 500 человек нанесен существенный ущерб. По сути, у нас, инвесторов, вложивших в завод более 3 млрд тенге, как мне представляется, отобрали бизнес, путем сомнительных договоров на сомнительную сумму 5,8 млн тенге, оплаченных или нет – мне достоверно не известно. Убежден, что акция готовилась заранее. Каким образом за 1,5 часа была зарегистрирована сделка департаментом юстиции – выясняют правоохранительные органы. Почему департамент юстиции города Павлодар зарегистрировал эту сделку в нарушении правил, я не знаю», - заключил Фуат Сатыбаев.

Он отметил еще и то, что из материалов гражданского дела следует, что пакет документов для перерегистрации ТОО «Жана Роса» в связи с изменившимся составом учредителей сдало неуполномоченное лицо, у которого не было даже доверенности.

«С моей точки зрения, речь идет об агрессивном поглощении, когда при использовании серых схем, был отобран бизнес. Как малому и среднему бизнесу развиваться, как людям вкладывать свои инициативы и средства, когда боишься, что завтра-послезавтра, когда бизнес разовьется, его просто заберут. С экономической точки зрения – это чрезвычайная ситуация. Когда даже маленькую хлебобулочную пекарню забирают, это сигнал для государства – это значит, что законы не работают», - считает Аскар Косман.

При этом, Фуат Сатыбаев считает, что проведенная проверка, выявившая факты хищения, могла послужить толчком для развития ситуации.

«Мы считаем, что это действия бывшего руководства. Амина Акимеева - соучредитель. Но дело в том, что она - орудие в руках бывшего управленческого состава завода и, возможно, других криминальных элементов – пока утверждать не можем, суд по уголовным делам расставит точки над этим», - Фуат Сатыбаев.

20 сентября 2018 года суд наложил арест на все имущество по инициативе двух сторон – со стороны Сатыбаева (о незаконной сделке) и по их иску «новых владельцев» (о том, что «экс-руководство» не передает имущество – прим. автора). В ноябре прошел гражданский суд.

«В экономическом суде Павлодарской области состоялся суд, где мы доказали правоту и выиграли процесс о незаконности продажи 100% акций третьим лицам. Сейчас на 15 января назначена апелляция. Кроме того, был подан иск со стороны «нового руководства» ТОО «Жана Роса» о признании трехстороннего договора не действительным. И это уже после того, как мы оплатили 1,7 млрд тенге, а Сатыбаев оплатил 460 млн тенге», - подтвердил начальник юридического отдела ННМЦ Куаныш Тажибаев.

По соглашению, «Жана Роса» должны в течение 3-х лет погасить долг перед ННМЦ, первую часть долга - 250 млн тенге выплачена.

«Завод частично работает – были обязательства перед другими контрагентами, которые должны выполнить. Мы пытаемся не останавливать производство, но есть сложности – нужно оплачивать поставщикам за сырье и комплектующие, работаем на старых запасах, выполняем обязательства перед партнерами. Стараемся сохранить коллектив и платить вовремя заработную плату. По грубым подсчетам понесли убытков уже более 500 млн тенге», - подвел итог Фуат Сатыбаев.

Справка:

История пивоваренного завода «Жана Роса» насчитывает 150 лет. За это время предприятие наладило выпуск десятка видов слабоалкогольной и безалкогольной продукции. Сегодня на заводе трудятся почти 500 человек.
 


1750 просмотров

В Атырау может закрыться единственная в нефтяном регионе текстильная фабрика

Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство

Фото: Тамара Сухомлинова

Уникальное для Атырау предприятие, осуществляющее полный цикл обработки, выпуска и реализации изделий из шерсти, столкнулось с большими производственными трудностями. Созданная по инициативе частного инвестора и поддержанная АО «СПК «Атырау», компания, по сведениям корпорации, перестала погашать долги по займам. Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство.

Пледы и одеяла

Как рассказал «Курсиву» менеджер департамента по управлению активами и дочерними, зависимыми организациями АО «СПК «Атырау» Руслан Кабиев, инициатором проекта «Комплекс по первичной обработке шерсти и производству шерстяных изделий» является физическое лицо – Сейтжан Балжигитов. СПК «Атырау» поддержала идею финансово, выделив заем на строительство производственных помещений и закупку оборудования фабрики.

Проект был реализован в два этапа: вначале был построен цех по первичной обработке шерсти – мойка и подготовка, затем  введены в строй объекты по производству изделий из шерсти. Было закуплено и установлено оборудование, привлечены специалисты. Общая стоимость проекта составила свыше 3,1 млрд тенге. Управляющей компанией стало созданное для реализации проекта ТОО «Caspiy Lana Atyrau». 51% доли предприятия принадлежит инициатору проекта, 49% – АО «СПК «Атырау». По словам, г-на Кабиева, финансирование проекта велось соответственно принадлежащим сторонам долям. Фабрика полностью была запущена в 2015 году.

Проектная годовая мощность предприятия – переработка 100 тонн верблюжьей, 350 тонн овечьей шерсти и производство 400 тыс. погонных метров шерстяного полотна, из которого в дальнейшем выпускались одеяла и пледы. Было открыто 40 постоянных рабочих мест.

В чем проблема?

Выпущенная продукция потребителям понравилась. Но недавно стало известно, что предприятие перестало обслуживать свои финансовые обязательства.

«В последний раз они платили по нашему кредиту в 2017 году. До последнего времени мы как такового участия в жизни предприятия не принимали. Но, проведя анализ, увидели, что работа не налажена. Деятельность товарищества в данный момент приостановилась. Одна из главных причин –  отсутствие сырья», –  сообщил «Курсиву» Руслан Кабиев.

По его словам, проблемы завода возникли из-за слабого менеджмента, неумения вовремя договариваться с поставщиками шерсти.

«Мы увидели, что предприятие переживает не лучшие времена, и СПК пришла к выводу, что необходимо менять менеджмент предприятия. Мы хотим, чтобы это производство действительно достигло своей проектной мощности, вышло на безубыточное состояние», –  поясняет г-н Кабиев.

Дайте шерсти

Между тем в интервью «Курсиву» директор ТОО «Caspiy Lana Atyrau» Назгуль Есмаканова отметила, что предприятие не останавливалось, что действительно, есть определенные сложности, но они все решаемы.

«Сегодня объем промываемой шерсти на фабрике составляет 30% от производительной мощности. «Мы делаем из шерсти пух и пряжу, создаем заготовку. И когда поступает заказ, из этого сырья производим конечную продукцию», –  рассказывает Назгуль Есмаканова.

На складе фабрики есть готовая продукция, но не в том объеме, чтобы она просто так лежала. «Одеяло такая вещь, которую может съесть моль или мыши. И мы не можем вот так наобум выпускать эту продукцию лишь бы выйти на производительную мощность», –  объясняет ситуацию руководитель предприятия.

Она рассказала и о ряде проблем, с которыми столкнулась компания. Устранить их можно, по ее мнению, вместе с государством. В частности, г-жа Есмаканова считает, что проблему отсутствия сырья можно решить, включив шерсть в список продукции, закупаемой у крестьянских хозяйств сервисно-заготовительными центрами (СЗЦ), созданными при местных акиматах.

«СЗЦ занимаются закупкой молока и мяса, и они финансируются государством по льготной программе. Мы просим, чтобы включили в эту программу и шерсть, чтобы был централизованный пункт сбора шерсти. В настоящее время мы своими силами делаем закупку шерсти, но этого мало», – говорит г-жа Есмаканова.

Сталкивается предприятие и с нелегальными скупщиками сырья, которые перепродают его китайским покупателям. «Большинство крестьянских хозяйств заинтересовано продавать шерсть китайцам за наличные деньги, нежели нам по договору, потому что они потом должны платить налоги. Если бы государство субсидировало часть суммы заготовителям сырья, то они, конечно, сдавали бы сырье официально», –  продолжает бизнесвумен и добавляет, что такая практика применяется в Туркестанской области при закупке мериносовой шерсти, где Caspiy Lana закупает верблюжью и шерсть грубошерстных пород овец.

Китайский дешевле

Продукция предприятия качественная, но, признаться, не дешевая. Изначально фабрика создавалась с расчетом, что будет поставлять свою продукцию казахстанской армии, оснащать железнодорожные вагоны, специальные государственные учреждения, школы и интернаты.

«Но когда встал вопрос о ценовой политике, оказалось, что завозить из Китая дешевле. Выяснилось, что у нас в основном закупают полушерстяные одеяла по 3,5 тыс. тенге за штуку. А мы одеяло, из белой полутонкой овечьей шерсти продаем за 7 тыс. тенге. Когда нам говорят, что это дорого, мы объясняем, что качество нашей продукции намного лучше. И прослужит она более восьми лет, в отличие от китайской, которая годна только два года», –  говорит Назгуль Есмаканова.

По ее словам, производить в Казахстане полушерстяные одеяла невозможно, поскольку у нас не выпускают синтетику.

«Ближайшие производители расположены в Беларуси и Китае. И синтетика, если ее сюда импортировать, стоит дороже, чем шерсть. Получается, смысла нет делать полушерстяное одеяло, поскольку стоимость его будет такая же, как и шерстяного», – убеждена собеседница «Курсива».

Директор Caspiy Lana Atyrau также отметила, что компания собирается открыть точки реализации в Москве и Шанхае. Продукция, созданная из натурального сырья, украшенная национальным орнаментом, очень нравится иностранцам. В Казахстане магазины работают в Нур-Султане, Алматы, Актау и Атырау.

«В Европе же хотят закупать не готовый товар, потому что у них есть аналогичная продукция, а сырье в виде пуха и пряжи. Конечная продукция будет продаваться в большей степени, как эксклюзивный товар, в подарочной упаковке», –  отмечает она.

План – по плану

Что касается реализации сырья, то фабрика уже отправила образцы продукции собственного производства в Германию. Там они были протестированы, и немцы готовы приобретать шерстяную пряжу атырауского производителя.

«В марте мы заключили договор с итальянской компанией Bonatti. Они хотят, чтобы мы поставили подушки и стеганные одеяла, наполненные верблюжьим пухом, для общежития на 350 человек на Тенгизе. Сначала заказчик сделал пробную закупку, отправил ее в Италию, где провели тесты», –  делится предпринимательница.

Проблему нехватки кадров компания решает сама. Она оплатила обучение 10 студентов в Московском государственном университете технологий и управления имени К.Г. Разумовского. В Казахстане, как выяснилось, не готовят технологов по шерсти, ткачих и прядильщиц.

Говоря о невыплатах по кредиту, Назгуль Есмаканова отметила, что компания не отказывается от своих обязательств.

«Недавно мы провели встречу с представителями акимата области и СПК, где пришли к консенсусу, что совместно с СПК будем реализовывать этот проект. Составим график платежей, который реально можем исполнять», –   заверяет она.

Для справки отметим, что, согласно данным Казахстанского института развития индустрии, объем производства продукции легкой промышленности в РК в январе-декабре 2018 года составил 93,7 млрд тенге, что в номинальном выражении на 3,1% ниже аналогичного периода 2017 года.

При этом за 11 месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года экспорт продукции легкой промышленности уменьшился на 15,7% до $179 млн. Тогда как импорт продукции легкой промышленности за январь-ноябрь 2018 года составил $1 млрд 281 млн, что выше аналогичного показателя 2017 года на 15,6%.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Почти 900 млн
тенге
пожертвовали казахстанцы кандидатам в президенты РК

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций