Перейти к основному содержанию

2030 просмотров

Бизнес опасается изменения климата, но практически бездействует

Участники ВЭФ - ведущие политики, бизнесмены и лидеры мнений признали, что климатические изменения стали одной из насущных тем сегодня, но при этом ни бизнес, ни власти не предпринимают серьезных шагов для решения проблемы, пишет The Wall Street Journal

Фото: shutterstock.com

Всемирный Экономический форум ежегодно опрашивает тысячу ведущих политиков, бизнесменов и лидеров мнений. Их просят определить и проранжировать около 30 видов рисков, которые влияют или могут повлиять на мир. 16 января были опубликованы результаты очередного опроса, в котором на первом месте оказались риски, связанные с изменением климата.

ВЭФ (проводится в г. Давос, Швейцария) проводит такие исследования уже 14 лет. Многие виды рисков появляются и исчезают из топа списка, но климатические изменения неуклонно приобретают все больший вес и остаются в числе самых важных на протяжении последних трех лет.

Если правда, что первый шаг к решению проблемы – признать, что проблема существует, то это означает, что вопросы изменения климата уже переходят в стадию решения.

Но мир гораздо быстрее признает наличие проблем с климатом, чем решает их. Это особенно верно в отношении США, которые сначала заявляют о своей обеспокоенности изменениями климата, а затем борятся с принятыми решениями на стадии их реализации.

Более глубокое изучение выводов ВЭФ проливает свет на эту двойственность. Когда респондентов дополнительно попросили оценить именно краткосрочные риски, они поставили климатические проблемы только на 11-е место, заметно ниже, чем экономические конфликты между крупными странами, протекционизм или информационные атаки. Другими словами, чем больше бизнесмены и другие участники опроса сосредотачиваются на текущей ситуации, тем менее острой для них становится тема изменения климата.

Так что двойственность, о которой мы говорили, не должна удивлять. Любой частный бизнес может адаптироваться к последствиям глобального потепления, начиная от усиливающихся ураганов и лесных пожаров и до повышения уровня моря и роста температуры океанов.

Страховщики могут взимать более высокие страховые премии, застройщики – избегать береговых линий. Но никто не сможет кардинально решить проблему. Многие вкладываются в развитие экологически чистой энергии, но потребители не будут платить за неё, если она не будет дешевле добываемого топлива. Такие вопросы почти всегда требуют политического вмешательства, например, сборов на выбросы углерода, квотирование эмиссии парниковых газов с возможностью торговли квотами или обязательные требования, например на фиксацию процента электроэнергии, получаемой от возобновляемых источников.

Неудивительно, что среди проблем, связанных с климатом, респонденты ВЭФ отмечают «неудачные попытки приспособиться к изменению климата и смягчить его последствия», другими словами, отсутствие продуманной политики.

Дело не в том, что политики ничего не делают. Напротив, Всемирный банк в прошлом году насчитал в мировом масштабе 47 программ по налогу на выбросы углерода или торговле квотами, охватывающими примерно 15% годовых выбросов парниковых газов. Если в следующем году Китай запустит свою систему торговли квотами на выбросы, то эта цифра возрастет до 20%.

Проблема в том, что эти схемы недостаточно распространены. Подавляющее большинство продавцов берет небольшую плату – от $40 до $80 за тонну углекислого газа. Всемирный банк заявляет, что это позволит поддерживать выбросы на должном уровне, определенным Парижским соглашением. Причина этого – попытка избежать негативной реакции со стороны налогоплательщиков и предприятий. «Вы пытаетесь убедить промышленность поначалу платить сборы, рассчитывая, что эти нормы закрепятся на рынке и затем регулирование ужесточится», - говорит Соломон Сян, экономист, специализирующийся по климату в Калифорнийском университете Беркли. Но есть одна загвоздка: компаний, поддерживающих сохранение климата, становится все меньше по мере того, как они сталкиваются со сборами, нормативами или квотированием, которые действительно «кусаются».

Торговая палата США называет изменение климата серьезной проблемой, однако прилагал все усилия, чтобы развалить план демократической партии по ограничению и торговле квотами, предложенный в 2010-м году.

После того, как план демократов провалился,  Агентство по защите окружающей среды при президенте США Бараке Обаме приняло план «Чистая энергия» для сокращения выбросов электростанций. Торговая и дюжина других деловых групп, наряду с генеральными прокурорами-республиканцами, незамедлительно подали в суд, добиваясь отмены нового плана.

Верховный суд в 2016 году оставил план в силе, но в прошлом году уже при Дональде Трампе Агентство по охране окружающей среды США приняло решение отменить его. На вопрос, каково мнение Торговой Палаты, её представитель сказал: «Мы будем оценивать конкретный налог на выбросы углерода или предложения по ограничению и торговле и консультироваться с нашими членами».

С тех пор многие компании пришли к выводу, что необходима какая-то система налоговых сборов или ограничений; другие покинули Палату из-за этого решения. Бизнес понимает, что это способ избежать более строгого регулирования. Даже нефтяная индустрия приняла участие в процессе: корпорация BP PLC, ConocoPhillips, Exxon Mobil Corp. и Royal Dutch Shell PLC поддержали предложенный Советом по климату и лидерству –  двухпартийной правозащитной группой – углеродный сбор, который будет нейтральным по выручке, то есть, полученный от продажи квот, доход будет возвращен обладателям квот.

Тем не менее, когда «нейтральный» углеродный сбор был выставлен на голосование в штате Вашингтон в 2016-м году, нефтяная отрасль отказалась поддержать его. Эта инициатива была отменена.  В ноябре прошлого года государству вторично предложили инициативу по введению углеродного сбора, на этот раз не «нейтральную» по выручке. Корпорация BP (ранее - British Petroleum) потратила много средств, чтобы не допустить реализации этой инициативы, поскольку её отмена либерализовала бы углеродные выбросы и предотвратила ужесточение регулирования.

В итоге эта попытка ввести углеродный сбор также провалилась. Если бизнес будет выступать против всех инициатив по климату, кроме самых комфортных для рынка, он, вероятно, придет к одному из двух финалов. Или законодатели будут игнорировать советы предпринимателей и повернуться к требованиям, инициативам и общественным проектам, таким, как «Зеленый Новый Курс», рекламируемый недавно избранными членами Демократической партии. Или никаких средств, предотвращающих изменения климата, не будет применяться вообще.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

3495 просмотров

Почему для строительства сети 5G в Казахстане нужен консорциум

По пути шеринга при строительстве нового стандарта уже пошли несколько стран

Фото: Shutterstock.com

Государственная программа «Цифровой Казахстан» предполагает разворачивание в стране мобильной сети 5G в ближайшие несколько лет. Проекты по разворачиванию сетей нового поколения, как правило, в одиночку не реализуются нигде в мире: «kursiv.kz» постарался выяснить, как действующие телекоммуникационные операторы могут решить эту дорогостоящую и технологически сложную задачу оперативно. 

Две основные сложности, связанные с внедрением любого нового продукта на телекоммуникационном рынке – это наличие инфраструктуры для его внедрения, а также стоимость этого внедрения. Беспроводной стандарт широкополосного доступа 5G также требует наличия земной инфраструктуры: сигнал до базовых станций в населенных пунктах республики все равно будет доставляться по проводам. Причем на данный момент сигнал нужного качества, бесперебойности и с необходимой для стандарта пятого поколения скоростью может обеспечить только волоконно-оптическая связь.

Чтобы было понятнее, насколько технически разнятся существующие и новый стандарт, можно сопоставить всего одну характеристику: скорость передачи данных, которая при использовании стандарта 5G должна быть как минимум в 20 раз выше, чем при использовании 4G. Если у последнего пропускная способность составляет 1 Гбит/с, то у сети пятого поколения она вырастает до 20–30 Гбит/с, при этом задержка сигнала не должна быть больше 0,004 секунды. Таким образом, браться за масштабирование нового стандарта в стране может только компания, обладающая необходимой инфраструктурой и финансовыми возможностями. 

Или пул компаний, синергия которых позволит решить все финансовые и инфраструктурные проблемы этого проекта. Собственно, по этому пути – по пути выстраивания шерингового рынка (от англ. «to share» - делиться) намерены пойти при построении сети пятого поколения такие страны, как США, Япония, Южная Корея, а также Китай, где лицензии на построение и эксплуатацию сетей 5G получили сразу три мобильных оператора. Идея шеринга проста: каждый из участников рынка входит в общий проект своими возможностями, закрывая свой участок работы по построению такой сети, а потом дает доступ к этим возможностям другим участникам такого консорциума в обмен на аналогичный доступ с их стороны. 

Построение сети 5G консорциумом компаний для Казахстана привлекательно еще и ввиду стоимости такого проекта – по оценке экспертов компании PwС, проводимых в России, стоимость развертывания готовой к использованию сети 5G, при условии, что волоконно-оптические транзитные линии рентабельны, может составить от $6,8 млн в небольшом городе до $55,5 млн в мегаполисе с высокой плотностью населения. Эти цифры актуальны и для Казахстана, с одной небольшой поправкой: при гораздо меньшей численности населения и при меньшем объеме экономики внедрение нового стандарта обойдется республике дороже: эксперты уже сейчас говорят о том, что затраты на разворачивание сети пятого поколения будут как минимум в пять раз больше, чем при работе над созданием сети 4G. 

А это значит, что дороже, в конечном счете, проект будет обходиться и конечному потребителю услуг 5G, при этом оперативно развернуть сеть покрытия по все стране без консолидации и согласованных действий не удастся: поодиночке компании будут покрывать территорию Казахстана лоскутно – и пока одни регионы будут оставаться вне зоны покрытия, в других операторы будут дублировать друг друга. В результате доходность этого проекта будет падать, а покрытие издержек на него будет ложиться, в конечном счете, на плечи потребителей. Наконец, для того, чтобы сети 5G эффективно работали, нужны принципиально новые масштабы: в частности, покрытие сети должно превысить нынешние ее возможности в шесть раз. Обеспечить такое покрытие поодиночке сейчас не в состоянии ни один из участников рынка. 

Участники казахстанского рынка это понимают: в ноябре прошлого года, в рамках Казахстанско-нидерландского бизнес-форума в Гааге главный исполнительный директор компании «Beeline Казахстан» Евгений Настрадин заявил, что наиболее перспективным вариантом внедрения в Казахстане пятого поколения мобильной связи является совместное строительство. 

«Как показал опыт внедрения 4G, только объединившись, мы сможем развернуть 5G-сеть максимально быстро и с наименьшими затратами. В противном случае внедрение этой дорогой технологии ляжет на плечи государства и, соответственно, налогоплательщиков. А приоритет в распределении частот в пользу одного из операторов, во-первых, создаст дисбаланс на рынке и, во-вторых, оставит без доступа к технологии миллионы абонентов на неопределенный период времени», - считает глава «Beeline Казахстан». 

Абонентская база «Beeline Казахстан» к концу прошлого года исчислялась 10 млн человек, и игнорировать такой сегмент рынка при построении новой сети было бы неразумно. Наземная проводная инфраструктура в стране сейчас сосредоточена в руках двух компаний: АО «Казахтелеком» и АО «Транстелеком». «Казахтелеком» выстроил в свое время Национальную информационную супермагистраль которая включает в себя волоконно-оптические линии связи общей протяженностью более 11 тыс. 500 км и соединяет между собой областные центры республики, а также города Алматы и Нур-Султан. К концу текущего года, после реализации проекта строительства линий ВОЛС в сельских населенных пунктах, самый крупный игрок рынка нарастит протяженность линий ВОЛС еще на 14 тыс. км. 

Но даже после этого «Казахтелеком» не станет монополистом в сфере наземной инфраструктуры: АО «Транстелеком» к 2017 году нарастил протяженность своих волоконно-оптических сетей до 15 тыс. км. При этом если ВОЛС «Казахтелекома» предназначены в первую очередь для обслуживания физических и юридических лиц, дислоцирующихся в населенных пунктах страны, то «Транстелеком» заточен на обслуживание промышленных потребителей. Которые являются первоочередными потребителями нового стандарта в силу масштабного использования проектов IoT (интернет вещей) и больших данных (Big Data). И для которых, в конечном счете, проект внедрения сети пятого поколения в Казахстане и предназначен в первую очередь. 

«С ростом скорости передачи данных инфраструктура, которая обеспечивает сети, растет в цене – и если раньше с этой инфраструктурой каждый оператор мог справиться сам, то сейчас обеспечивать это собственными средствами уже проблематично, - говорит заместитель председателя правления по развитию и инновациям АО «Транстелеком» Кайсар Аманбаев. – Поэтому либо операторы должны как-то взаимодействовать между собой, либо все они будут обращаться за помощью государства для выстраивания своих сегментов сети нового стандарта. Но если государство кого-то начнет поддерживать в построении такой сети, то логично будет, чтобы это оказывалось либо через государственного оператора, который получит средства от государства, но взамен должен будет обеспечивать равномерное развитие сети по все территории страны, либо через консорциум операторов», - добавляет он.

К помощи государства при строительстве новой сети, по мнению эксперта, операторы будут прибегать неизбежно: в силу распределения населения по территории страны коммерческая выгода от проекта будет концентрироваться в крупных городах, что изначально ставит в неравные условия различные регионы. А цифровизация экономики, ради которой и затевается разворачивание нового стандарта, должна идти равномерно повсюду, охватывая не только города, но и сельское хозяйство, и автомобильные трассы, и железные дороги. И только в консорциуме операторы смогут закрыть все эти потребности равномерно и оперативно. 

Ну, и, наконец, есть еще один момент, который говорит о необходимости появления консорциума операторов при построении новой сети уже сейчас: стандарт 5G – далеко не конечный пункт развития мобильного интернета, в будущем появятся сети шестого и седьмого поколения – еще более дорогостоящие, чем нынешний проект. И тогда операторам казахстанского рынка все равно придется объединять свои усилия – но это будет сделать гораздо проще на базе уже обкатанного на внедрении 5G и работающего при ее эксплуатации объединения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif