Перейти к основному содержанию

1968 просмотров

Бизнес опасается изменения климата, но практически бездействует

Участники ВЭФ - ведущие политики, бизнесмены и лидеры мнений признали, что климатические изменения стали одной из насущных тем сегодня, но при этом ни бизнес, ни власти не предпринимают серьезных шагов для решения проблемы, пишет The Wall Street Journal

Фото: shutterstock.com

Всемирный Экономический форум ежегодно опрашивает тысячу ведущих политиков, бизнесменов и лидеров мнений. Их просят определить и проранжировать около 30 видов рисков, которые влияют или могут повлиять на мир. 16 января были опубликованы результаты очередного опроса, в котором на первом месте оказались риски, связанные с изменением климата.

ВЭФ (проводится в г. Давос, Швейцария) проводит такие исследования уже 14 лет. Многие виды рисков появляются и исчезают из топа списка, но климатические изменения неуклонно приобретают все больший вес и остаются в числе самых важных на протяжении последних трех лет.

Если правда, что первый шаг к решению проблемы – признать, что проблема существует, то это означает, что вопросы изменения климата уже переходят в стадию решения.

Но мир гораздо быстрее признает наличие проблем с климатом, чем решает их. Это особенно верно в отношении США, которые сначала заявляют о своей обеспокоенности изменениями климата, а затем борятся с принятыми решениями на стадии их реализации.

Более глубокое изучение выводов ВЭФ проливает свет на эту двойственность. Когда респондентов дополнительно попросили оценить именно краткосрочные риски, они поставили климатические проблемы только на 11-е место, заметно ниже, чем экономические конфликты между крупными странами, протекционизм или информационные атаки. Другими словами, чем больше бизнесмены и другие участники опроса сосредотачиваются на текущей ситуации, тем менее острой для них становится тема изменения климата.

Так что двойственность, о которой мы говорили, не должна удивлять. Любой частный бизнес может адаптироваться к последствиям глобального потепления, начиная от усиливающихся ураганов и лесных пожаров и до повышения уровня моря и роста температуры океанов.

Страховщики могут взимать более высокие страховые премии, застройщики – избегать береговых линий. Но никто не сможет кардинально решить проблему. Многие вкладываются в развитие экологически чистой энергии, но потребители не будут платить за неё, если она не будет дешевле добываемого топлива. Такие вопросы почти всегда требуют политического вмешательства, например, сборов на выбросы углерода, квотирование эмиссии парниковых газов с возможностью торговли квотами или обязательные требования, например на фиксацию процента электроэнергии, получаемой от возобновляемых источников.

Неудивительно, что среди проблем, связанных с климатом, респонденты ВЭФ отмечают «неудачные попытки приспособиться к изменению климата и смягчить его последствия», другими словами, отсутствие продуманной политики.

Дело не в том, что политики ничего не делают. Напротив, Всемирный банк в прошлом году насчитал в мировом масштабе 47 программ по налогу на выбросы углерода или торговле квотами, охватывающими примерно 15% годовых выбросов парниковых газов. Если в следующем году Китай запустит свою систему торговли квотами на выбросы, то эта цифра возрастет до 20%.

Проблема в том, что эти схемы недостаточно распространены. Подавляющее большинство продавцов берет небольшую плату – от $40 до $80 за тонну углекислого газа. Всемирный банк заявляет, что это позволит поддерживать выбросы на должном уровне, определенным Парижским соглашением. Причина этого – попытка избежать негативной реакции со стороны налогоплательщиков и предприятий. «Вы пытаетесь убедить промышленность поначалу платить сборы, рассчитывая, что эти нормы закрепятся на рынке и затем регулирование ужесточится», - говорит Соломон Сян, экономист, специализирующийся по климату в Калифорнийском университете Беркли. Но есть одна загвоздка: компаний, поддерживающих сохранение климата, становится все меньше по мере того, как они сталкиваются со сборами, нормативами или квотированием, которые действительно «кусаются».

Торговая палата США называет изменение климата серьезной проблемой, однако прилагал все усилия, чтобы развалить план демократической партии по ограничению и торговле квотами, предложенный в 2010-м году.

После того, как план демократов провалился,  Агентство по защите окружающей среды при президенте США Бараке Обаме приняло план «Чистая энергия» для сокращения выбросов электростанций. Торговая и дюжина других деловых групп, наряду с генеральными прокурорами-республиканцами, незамедлительно подали в суд, добиваясь отмены нового плана.

Верховный суд в 2016 году оставил план в силе, но в прошлом году уже при Дональде Трампе Агентство по охране окружающей среды США приняло решение отменить его. На вопрос, каково мнение Торговой Палаты, её представитель сказал: «Мы будем оценивать конкретный налог на выбросы углерода или предложения по ограничению и торговле и консультироваться с нашими членами».

С тех пор многие компании пришли к выводу, что необходима какая-то система налоговых сборов или ограничений; другие покинули Палату из-за этого решения. Бизнес понимает, что это способ избежать более строгого регулирования. Даже нефтяная индустрия приняла участие в процессе: корпорация BP PLC, ConocoPhillips, Exxon Mobil Corp. и Royal Dutch Shell PLC поддержали предложенный Советом по климату и лидерству –  двухпартийной правозащитной группой – углеродный сбор, который будет нейтральным по выручке, то есть, полученный от продажи квот, доход будет возвращен обладателям квот.

Тем не менее, когда «нейтральный» углеродный сбор был выставлен на голосование в штате Вашингтон в 2016-м году, нефтяная отрасль отказалась поддержать его. Эта инициатива была отменена.  В ноябре прошлого года государству вторично предложили инициативу по введению углеродного сбора, на этот раз не «нейтральную» по выручке. Корпорация BP (ранее - British Petroleum) потратила много средств, чтобы не допустить реализации этой инициативы, поскольку её отмена либерализовала бы углеродные выбросы и предотвратила ужесточение регулирования.

В итоге эта попытка ввести углеродный сбор также провалилась. Если бизнес будет выступать против всех инициатив по климату, кроме самых комфортных для рынка, он, вероятно, придет к одному из двух финалов. Или законодатели будут игнорировать советы предпринимателей и повернуться к требованиям, инициативам и общественным проектам, таким, как «Зеленый Новый Курс», рекламируемый недавно избранными членами Демократической партии. Или никаких средств, предотвращающих изменения климата, не будет применяться вообще.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

973 просмотра

Как можно реформировать и сделать процесс закупок в крупных компаниях эффективнее

Рассказывает директор по развитию Accenture, Казахстан и Средняя Азия

Коллаж: Вадим Квятковский

Мы привыкли к тому, что ключевым фокусом и параметром, по которому оценивается качество работы службы закупок, было и остается снижение покупной цены. Вне зависимости от категории товара или услуги основной инструмент – это тот или иной вид конкурентной процедуры. Зачастую, несмотря на регулярное потребление товара, каждая новая партия покупается по конкурсу, особенно если речь идет о крупной компании с регламентированными процессами. Для поставщиков постоянные конкурсы – это элемент непредсказуемости: они не могут эффективно планировать свои ресурсы, инвестиции и новые разработки. Покупатель, в свою очередь, получает чехарду поставщиков, очень условные гарантии сроков и качества, а также ощутимые административные издержки.

На постсоветском пространстве такая практика закупок сформировалась в 90-х годах прошлого века, когда многие международные некоммерческие организации активно консультировали по вопросам организации госзакупок и ставили во главу угла обеспечение прозрачности, равных возможностей поставщиков и усиление конкурентности закупки. Это было во многом оправданно на раннем этапе становления рыночных закупок, в ситуации пока еще не развитого рынка поставщиков.

Проблемой это стало, когда частные компании скопировали подходы госзакупок и с тех пор их практически не поменяли. Конкуренция важна, и мы не ставим под сомнение конкуренцию как основной драйвер развития бизнеса, гарантию сдерживания цен и улучшения продукта. Но конкурс, тем более редукцион, – это конкуренция в моменте. Она не имеет никакого отношения к развитию поставщика или его продукта и направлена только на «выжимание» у поставщика самых выгодных коммерческих условий, часто под серьезным психологическим прессингом. В ситуации непредсказуемости поставщик может давать условия, позволяющие ему едва сводить концы с концами, не говоря уже про новые разработки и развитие. Если это поставщик ширпотреба, большой проблемы для покупателя это не составляет. Но если речь идет о сложных товарах и услугах, то ценовое давление может повлечь деградацию продукта и риск ухода поставщика с рынка. А это уже по-настоящему снижает конкуренцию и создает риски стабильности для бизнеса покупателя. Кроме того, сможете ли вы обсуждать с поставщиком потенциальные улучшения, требующие от него инвестиций, если поставщик не уверен в завтрашнем дне? А таких улучшений много – от простой оптимизации логистики, изменения характеристик продукта «под вас» до интеграции процессов и систем.

В мире за последние 20 лет все большее распространение получает альтернативный подход к закупкам, предполагающий долгосрочные партнерские отношения с поставщиками. Компании-покупатели не только добиваются снижения совокупных затрат, но и серьезно выигрывают за счет оптимизации цепи поставок, совместного планирования, совместных инноваций и финансирования проектов. Этот подход основан на сегментации поставщиков по степени влияния на бизнес покупателя, уровню рисков, потенциалу совместных будущих выгод и предполагает индивидуальную стратегию взаимодействия с каждым сегментом или отдельными поставщиками. Стратегии варьируются от привычных открытых тендеров до стратегических партнерств с совместными разработками и инвестициями.

Изменение фокуса и подходов к работе с поставщиками является следствием эволюции роли закупок в современных организациях. Из чисто сервисной роли бизнес-процесс закупки переходит в разряд стратегического архитектора бизнеса: закупщики участвуют в разработке новых продуктов и решений, включаются на самой ранней стадии в проработку инвестиционных проектов.

Среди крупных российских и казахстанских компаний вектор движения в этом направлении становится все более очевидным. Успех зависит от того, насколько компании смогут поменять культуру и внутренние процессы, создать новые компетенции и инструменты работы с поставщиками.

Для того чтобы закупки смогли работать в соответствии с ведущими мировыми практиками, зачастую требуется достаточно глубокая трансформация как самой функции закупок, так и некоторых смежных функций. Важнейшим шагом в повышении эффективности функции закупок является разделение стратегических, операционных и транзакционных процессов на фронт-, мидл- и бэк-офис. Под стратегическими процессами мы понимаем:

  • формулировку стратегии функции и ее добавочной стоимости,
  • разработку и реализацию категорийных стратегий,
  • заключение долгосрочных договоров,
  • управление взаимоотношениями с поставщиками.

Операционные процессы включают непосредственно обработку текущей потребности бизнеса, определение источника поставки, проведение разовых закупок, не покрытых долгосрочными договорами, поддержку фронт-офиса в конкурентных процедурах.

Транзакционные процессы связаны с договорным документооборотом, обработкой первичных документов, мониторингом поставки, отчетностью.

Такое разделение позволяет существенно ускорить закупочный процесс: в результате выполнения стратегических процессов к моменту возникновения потребности бизнеса компания уже будет иметь проработанную стратегию, пул поставщиков и действующие контракты. Кроме того, развитые стратегические процессы позволят реализовать преимущества, связанные с управлением взаимоотношениями с поставщиками: партнерства, интеграцию процессов планирования и пополнения, совместную оптимизацию затрат и т. п.

Почему мы говорим про разделение процессов? Представьте традиционного закупщика, который выполняет весь цикл работ: взаимодействие с бизнесом, исследование рынка, определение стратегии закупок, переговоры с поставщиками, подготовку тендера, согласование договора, переписку по оперативным вопросам поставки. Он же ведет претензионную работу, обрабатывает первичные документы, планирует платежи и даже заказывает пропуска. Можно ли ждать от такого закупщика глубокого профессионализма во всем? Сможет ли человек, пунктуально работающий с юридическими документами, эффективно вести переговоры или анализировать рыночные тренды? Наш опыт подсказывает, что скорее нет, чем да. В передовых компаниях эти три блока процессов управляются абсолютно по-разному – у них разные требования к компетенциям персонала, разные показатели эффективности, разная мотивация, карьерные треки, разные инструменты автоматизации, разная внутренняя организация.

Конечно, разделение процессов и изменение организационной модели – это не единственный элемент трансформации функции закупок. Важно также оптимизировать сами процессы, пересмотреть подходы к закупке в зависимости от категории, уровня риска, критичности для бизнеса, разработать и внедрить процессы категорийного управления, управления взаимоотношениями с поставщиками, внести изменения в IТ-системы и т. д.

При кажущейся простоте принципов многие компании сталкиваются со сложностями в их реализации. Главным препятствием, на наш взгляд, является фактор сложившейся корпоративной культуры. Это прежде всего высокий уровень бюрократии, слабое горизонтальное взаимодействие, недоверие и тотальный контроль. Сдерживающее влияние оказывают и смежные функции – бизнес-планирование, бюджетирование, контрольные процедуры.

Однако, несмотря на все сложности трансформации, игра стоит свеч. Компании, трансформирующие закупки, добиваются экономии затрат на 10–25% и двух-трехкратного сокращения сроков закупки уже в первый год реализации программы. Значительно улучшается восприятие функции закупок со стороны бизнеса. Успех таких программ зависит прежде всего от решимости высшего руководства проводить изменения.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance