Перейти к основному содержанию

b1_lexus.jpg


1855 просмотров

Итоги 2018 года: Рынок ритейла теряет темп

2018 год стал прибыльным для ритейлеров, но он явно уступает 2017-му

Фото: shutterstock.com

В 2018 году объем розничной торговли в январе – ноябре составил 8845,3 млрд тенге, что на 6,4% больше, чем в прошлом году (рост за 2017-й составил 15,3%).

По данным аналитической компании Nielsen, в Казахстане рынок FMCG (быстро оборачиваемые потребительские товары) вырос в стоимостном выражении на 3% по сравнению с прошлым годом. Продажи продовольственных категорий выросли на 5% в стоимостном выражении, напитки (включая пиво), непродовольственные товары и табачные изделия – на 2%.

При этом наблюдаются повышение цен, открытие новых магазинов, снижение рисков, рост прибыли практически у всех игроков рынка. Супермаркеты и магазины у дома – наиболее посещаемые предприятия розничной торговли. Постепенно растет количество ежемесячных онлайн-покупок. При этом продовольственные товары чаще всего покупают в супермаркетах, и их потребление растет.

Непродовольственные же товары в 2018 году пользовались меньшим спросом.

1_7.jpg

Мнения участников рынка

ТРЦ

«Год был замечательным. Мы растем, развиваемся, профессионально совершенствуемся. На покупательной способности (она несколько снизилась) сказался рост доллара. Товары у нас в основном импортируются и приобретаются за иностранную валюту, и нашим партнерам, арендаторам стало немного тяжелее, но они нашли выход – снизили маржинальность, чтобы оставаться конкурентоспособными. По всем прогнозам ожидается рост ВВП и рост доходов в целом населения страны, поэтому нас ждет светлое и радостное будущее, несмотря на зависимость нашей экономики от экономики Российской Федерации, у которой достаточно сложные взаимоотношения с США. Но в целом у нас свой путь», – отметил директор управляющей компании ТРЦ «Asia Park» Арман Маханов.

Легкая промышленность

«Мы уже третий десяток лет занимаемся производством одежды. Компания показала рост на 20% по оборотам, как и ежегодно на протяжении уже 10 лет. За счет внедрения новых продуктов и освоения новых направлений мы твердо стоим на ногах. Из-за нестабильной ситуации на рынке b2b мы занимаемся и рынком b2c и делаем все, чтобы усилить эту долю, долю ритейла. В целом год был положительным, как и по направлению b2b, помимо оборонного заказа большие объемы заказов из нефтегазового сектора, много клиентов спортивного направления. Этот год можно назвать положительным. Так, по направлению Zibroo Design мы получили инновационный грант, закупили много оборудование, внедрили технологию безниточного производства пуховых изделий, освоили технологию теплых швов для городской одежды, экспортировали продукцию в Москву, открыли там шоурум. По итогам года определились и приобретаем в Алматы собственный магазин-шоурум для направления Zibroo Design, потому что главная проблема в ритейле – стоимость арендной платы в ТРЦ. В Казахстане вроде бы планируется введение компенсации аренды, но будет ли это реализовано, пока не понятно. Очень большой коэффициент нагрузки на РРЦ (рекомендуемая розничная цена) – это затраты на аренду», – отметила директор ТОО «Каз СПО-N» Елена Свечникова.

«В 2018 году закрылось три предприятия легкой промышленности. Производители текстильных изделий, за год потеряли одного участника рынка, производство одежды – двух участников рынка. Прогноз на конец 2018 года: объемы производства составят 89 438 млн тенге, что ниже уровня 2017 года, учитывая, что в 2017-м рост в основном произошел за счет увеличения стоимости товаров.

Конкретного плана, как реанимировать отечественный легпром, у правительства нет – в прогнозе социально-экономического развития на 2017–2021 годы указано только, что правительство будет проводить работу по продвижению товаров легкой промышленности на внутреннем рынке, формированию механизма совместного продвижения продукции легкой промышленности ЕАЭС на рынки третьих стран», – отмечает президент Ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь Худова.

Электроника

«В этом году топовым товаром остались смартфоны. Наметилось несколько трендов. Один из них – рост доли китайских товаров. На них повышается спрос, поскольку при равном с мировыми брендами функционалом и качеством цена на них ниже. Потребительское поведение несколько изменилось. В офлайн-магазинах люди все чаще начинают тестировать перед покупкой товары, набирают популярность демозоны. Остаются популярными видеотесты продукции – потребители предпочитают использовать для ознакомления видеоконтент. Увеличивается количество онлайн-покупок. Это обусловлено тем, что так минимизируются человеческий фактор и возможность столкнуться с низким качеством обслуживания, плюс выше скорость обработки покупки через интернет.

В целом наш рынок вырос на 25%, тогда как российский и украинский остались на прежнем уровне. Продолжает увеличиваться количество покупок товаров в рассрочку, а также срок кредитования. По следующему году: рынок продолжит плавно расти, тренды сохранятся», – отметила руководитель PR-направления компании «Технодом» Шынар Жанибекова.

Шынар Жанибекова_0.JPG

Продуктовый сегмент

«Для казахстанских кондитеров год был очень сложным. В целом произошло падение продаж отечественных кондитерских изделий за счет роста импорта. Импорт вырос на 25% и уже составляет 57–58% рынка. В тоннаже наши производители просели на 20 тыс. т, примерно на 8% от общей доли. Если говорить предметно, то 20 тыс. т – объем производства целой фабрики. Импорт же усилился за счет дешевизны – идет демпинг со стороны российских производителей, они ведут агрессивную политику, отвоевывают рынок. У них достаточно большие финансовые ресурсы. Украинский импорт немного снизился, примерно на 5%. В целом Казахстан импортирует 170 тыс. тонн кондитерских изделий: 140–150 тыс. т из РФ и около 20 тыс. т из Украины. Из хорошего: в этом году вырос объем экспорта в Китай, на Кавказ и в Россию примерно на 20%. Он сейчас составляет 35 тыс. т.

Рост цен на сахар способствовал снижению рентабельности отрасли. В следующем году будут еще большие проблемы, если по сахару вопрос не решится. Многие кондитеры в ноябре вынуждены были повысить цены на продукцию, потому что сахар подорожал на 40%, а он составляет 30% от стоимости готовой продукции. Население нищает, потому что цены растут, а доходы – нет. Снижается покупательная способность, а в составе потребительской корзины кондитерские изделия занимают достаточно серьезную долю в денежном эквиваленте – на «кондитерку» люди тратят больше денег, чем на масло и хлеб. Если же люди продолжат экономить, то будут урезать в первую очередь предметы роскоши, к которым и относятся кондитерские изделия.

Повышение цен отрицательно скажется в следующем году на продажах. Негативная тенденция сохранится, если поддержки не будет, хотя бы моральной. О деньгах речь не идет – надо с фальсификатом и демпингом бороться на государственном уровне, а сейчас все силы на мясное производство брошены... Кроме того, конкуренция обострится. Будущий год будет очень сложным, но будем работать и стараться, никто закрываться пока не собирается», – сказал президент ОЮЛ «Ассоциация кондитеров Казахстана» Алихан Талгатбек.

Алихан Талгатбек.jpg

«В целом ритейл в Казахстане укрупняется. На рынке растет конкуренция, и, как следствие, слабые игроки уходят, более сильные развиваются. Эта тенденция сохранится и в следующем году.
 
Поведение покупателя изменилось: он экономит, не совершает такие большие покупки, как раньше, уходит в более низкий ценовой сегмент, предпочитает покупать товар по акциям. Но одновременно с этим намечается тренд на восстановление покупательной способности. Мы начинаем из кризисной парадигмы выходить.

На изменение покупательского спроса мы реагируем гибко и своевременно. Наша стратегия низких цен и высокой промоактивности помогает покупателю экономить семейный бюджет. И покупатель это ценит. Поэтому наша стратегия остается прежней: мы осознанно зарабатываем меньше, поддерживая своего покупателя.
 
2019 год будет интересным для рынка: крупные сети, как я выше уже говорил, будут продолжать расти и расширять свое влияние, а мелкие региональные игроки – постепенно вытесняться или поглощаться. В то же время мы верим, что будет сокращаться доля неорганизованной розницы в виде базаров, которые практически не платят налоги и часто торгуют товаром неизвестного происхождения. Локомотивом этих изменений по-прежнему будем мы, Magnum. Мы серьезно вложились в инновации: внедряем искусственный интеллект в процесс закупа товаров, автоматизируем внутренние процессы. Все это позволит в будущем году улучшить наш сервис», – отметил коммерческий директор торгово-розничной сети Magnum Cash & Carry Яков Фишман.

Яков Фишман, коммерческий директор торгово-розничной сети «MagnumCash&Carry» 1.jpg


1778 просмотров

Ресторан - бизнес «не про еду»

Развитие рынка общепита сдерживает кадровый голод и жадность рестораторов, считают эксперты

Фото: shutterstock.com

Почему в Казахстане одни рестораторы годами выходят на самоокупаемость, а другие буквально за полгода - год вырастают в несколько раз? В чем секрет такого роста и с какими сложностями он сопряжен, рассказали основатель сети китайских ресторанов-лапшичных Lanzhou Гульбану Майгарина и директор по развитию сети Андрей Чекмарев.

– Как считаете, почему за год сеть смогла вырасти в несколько раз? Крупные инвестиции?

А. Ч. – Мы удачно угадали с концепцией и выстроили маркетинг и скоро намерены масштабировать казахстанский бренд на российский рынок и рынки СНГ. Сегодня тенденция такова, что нужна понятная, недорогая и здоровая еда.  В условиях кризиса рынок требует качественный продукт по невысокой цене. Этим рост бренда и обусловлен. Все смелые ожидания, заложенные год назад, превзошли себя. Планировалось в течение года открыть ресторан, отработать за это время все процессы. Но сеть выстрелила круто – мы смогли из оборотных денег, без привлечения инвестиций и кредитов,ю, за год открыть 4 точки. По нашей финансовой модели, срок окупаемости 6-8 месяцев, в зависимости от площади и трафика. 

Г. М. – Идея зародилась очень давно. Первый раз эту еду я попробовала в Китае. Оттуда мы и привезли рецепт лапши. Когда проект начинала, то никто не понимал его и не верил в него. Казалось фантастикой, чтобы 500 человек в день зашли. Но сейчас у нас приходят ежедневно более тысячи человек. Изначально объем финансирования составил около 200 миллионов тенге. Формат новый, не присущий нашему рынку. Быстрое приготовление, как в фаст-фуде, но полезная и вкусная еда. Для себя мы определились, как лапшичная, семейный китайский ресторан быстрого питания. Поэтому столь быстрый рост. Мы уверены во франшизе, поэтому и идем на другие рынки.

Гульбану Майгарина_1.jpg

Фото: Офелия Жакаева

Если сравнивать ваш ценник с традиционными китайскими ресторанами в Алматы, то он меньше в десятки раз… за счет чего?

А.Ч. – Как раз еда у нас китайская, все свежее, «из-под ножа». А ценник других ресторанов обусловлен, скорее всего, жадностью других рестораторов. Мы работаем на поток и хотим накормить много гостей. Другие рестораторы хотят получать сверхприбыль с каждого клиента. У каждого свои цели. Мы хотим быстро масштабироваться и оцениваем свой бизнес, как масс-продукт. Главная цель, когда закладывался бизнес, помимо прибыли, познакомить большое количество алматинцев с продуктом. Если бы мы хотели лишь зарабатывать максимальное количество прибыли, то продавали бы и алкоголь. Но сегодня мы не продаем даже пиво.

То есть, если бы бизнес «не жадничал», то мог бы также быстро зарабатывать?

А. Ч. – Рецепт успеха не только в правильном понимании бизнеса, но и в концепции, отношению к бизнесу и команде, грамотному распределению финансов, учету, маркетингу. Ресторанный бизнес – сложный и живой механизм, который должен работать слаженно, как с командой, так и с потребителем. Мы должны предвосхищать и удовлетворять ожидания, ведь ресторанный бизнес – это бизнес эмоций. Это уже давно бизнес «не про еду». Если к ресторанному бизнесу подходить только с позиции куплю продукт, приготовлю еду и продам ее со сверхприбылью, то, как правило, такой ресторан обречен.

– Насколько было тяжело выйти на рынок?

Г.М. – Было тяжело с поварами. Изначально они отказывались из Китая приезжать к нам, поэтому учиться мы ездили туда. Я сама лично училась, стояла на кухне. Только после этого решили запускаться. Для китайских поваров Казахстан – малознакомая и неперспективная страна. Так что, сложность была в том, кому работать. У нас вначале было всего 2-3 специалиста, набирали учеников и обучали уже на месте. К тому же у нас произошел неожиданно быстрый рост: к цифре 500 посетителей в день мы пришли через 3 недели и не были к этому готовы, ожидали ее достичь лишь через 3-4 месяца после старта. Гости нас сами «подогнали» - спрос пошел, и мы стали усиленно наращивать обороты. Концепт изначально был – самообслуживание. Но мы увидели, что гостям нужно полное обслуживание, так и менялись постепенно, подстраиваясь под потребности. В итоге, в операционный ноль вышли буквально на третьей неделе. Для общепита – это очень быстро. Через 5 месяцев открыли второй полноценный ресторан с оборотных средств. У нас стояли бешеные очереди, были нарекания. Несмотря на то, что сейчас работает уже 4 точки, очереди все еще есть, но процессы налажены за счет работы специалистов. Усиленно занимаемся развитием – в Алматы до конца года откроем еще 2-3 ресторана, не считая тех, которые ремонтируем, подписаны франшизы в Астане, Атырау, на стадии подписания в Актобе и Шымкенте. Плюс еще в Павлодар зайдем.

А.Ч. – Физически в других городах Казахстана мы присутствовать сами не сможем, поэтому и упаковываемся в формат франшизы. В России тоже будет франшиза, но первый ресторан в Москве откроем сами. Мы выступили на выставке «Бай бренд» в сентябре. Сейчас у нас очередь покупателей на франшизу, но мы пока не готовы к продаже, потому что хотим сами изучить российский рынок, внести корректировки, чтобы уберечь от ошибок будущих партнеров. Срок окупаемости по франшизе – около 8 месяцев. Цены на нее от 5 до 10 миллионов тенге, в зависимости от формата. У нас вообще три формата – ресторан, фут-корт и стрит-фут. Последний еще пока не запускали, но с ними и выступали на выставке в Москве. Опробовали как модель, выстроили, но как действующий бизнес пока не обсчитали. Как только дойдем – откроемся в этом формате, но уже сейчас понимаем, что он жизнеспособный.

–​​​​​​​ Какие еще были сложности?

А.Ч. – Кадровый голод. Те кадры, которые не можем найти, замещаем сотрудниками из других стран. Бизнес международный - удаленные сотрудники-топы из России, что касается технологий, то из Китая уже приезжают специалисты и подсказывают нам по рецептуре, приправам, технологиям. Основной штат – казахстанцы. Но кадровый голод ощущаем во всех направлениях. Недостаточно даже официантов и посудомойщиков.

Андрей Чекмарев_3.jpg

Фото: Офелия Жакаева

– Почему с техническим персоналом такие сложности?

А.Ч. – Большой поток гостей. Хотя мы находимся в рынке по заработным платам на нормальном уровне, люди не слишком хотят работать, да и что уж таить – ленятся. У нас вообще около 300 сотрудников – из них более 200 на постоянной основе, оставшаяся часть не является постоянным штатом.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Из Казахстана продолжает уезжать большое количество людей. Как Вы думаете, в чем главная причина?

Варианты

Цифра дня

Более 14 тысяч
ДТП
зарегистрировано в Казахстане за 2018 год, в них пострадало более 20,2 тысяч человек

Цитата дня

Судьями хотят многие (стать - ред.), кто в правоохранительных органах не нашел себе достойного места. Вот какая плохая тенденция. Поэтому я уверен, что придут достойные. Пусть меньше – зато качество будет гораздо выше и будут люди, которые будут в состоянии нести это высокое звание судьи...

Жакип Асанов
председатель Верховного суда РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank