Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


5887 просмотров

Казахстанские производители мяса нацелились на рынок Китая

По данным экспертов, на сегодняшний день потребление говядины в мире – около 66 млн тонн, к 2030 году цифра вырастет до 105 млн тонн в год, но покрывать этот спрос нечем

Фото: shutterstock.com

Дефицит говядины в Китае составляет 1 млн тонн в год. По прогнозам экономистов, к 2030 году эта цифра вырастет до 3 млн тонн. У Казахстана есть возможность занять свободную нишу. Но при этом на внутреннем рынке потребление говядины падает за счет роста цены на мясо.

Взгляд в сторону Поднебесной

«Сейчас ведем переговоры с инвесторами и клиентами из Китая – они заинтересованы в приобретении нашего мяса. В конце октября – середине ноября запланирована инспекция, и, если откроем ворота на Китай, это будет большой шаг для мясной отрасли в целом. Возможно, некоторые предприниматели не смогут принять этот тренд, но тогда придут другие инвесторы и отрасль будет развиваться. У Казахстана большой потенциал и ресурс, который не используется в данный момент – есть пастбища, много земель, на которых можно выпасать большее поголовье и в итоге стать мясной державой. Мы, наверное, к этому придем – Всемирный банк сейчас выделяет $ 0,5 млрд на развитие ветеринарии и агросектора. То, что мировой банк начал обращать внимание и заходить на этот рынок, показывает, что они заметили потенциал Казахстана в мясном направлении», – рассказал председатель наблюдательного совета КХ «Абдрасилов» Бакытжан Абдрасилов во время пресс-тура на мясоперерабатывающий комбинат ТОО «Meat processing».

По его данным, на сегодняшний день потребление говядины в мире – около 66 млн тонн, к 2030 году цифра вырастет до 105 млн тонн в год, но покрывать этот спрос нечем, потому что Бразилия, Аргентина, Австралия, Новая Зеландия, США «уже используют свой потенциал в полной мере. Остается такая страна, как Казахстан, которая не использует ресурсы».

При этом он отмечает, что «для нас выгоднее отправлять на экспорт», хотя пока компания 90% продукции реализует на рынке Казахстана. «Мы экспортируем говядину и баранину в Иран, Оман, Бахрейн. Китай активно интересуется. С Китаем выгодно работать за счет долгосрочных, до 5–7 лет, контрактных договоренностей с гарантированным объемом закупа. Ценовая политика невысокая, но нам выгодно будет работать с объемами», – отмечает коммерческий директор ТОО «Meat processing» Сергей Лимберг.

Бакытжан Абдрасилов подчеркнул, что Китай готов не только заключать договоры по поставке мяса, но и инвестировать в развитие производства. Для обеспечения необходимых объемов предприятию нужно нарастить обороты, дополнить линии переработки и упаковки, достроить еще около 700 кв. м рабочих площадей. На это потребуется порядка $1,6 млн инвестиций.  

«Мы работаем в этом секторе с марта 2009 года, в 2014-м провели модернизацию предприятия. На все вложено 2 млрд тенге. Убойная мощность в день – 500 быков и 2 тыс. баранов. Потребление говядины сейчас падает – из-за того, что на рынке у людей денег нет. В денежном выражении мы остаемся на том же уровне, но только за счет роста цены – в тоннажах у нас объемы сокращаются. Раньше мы здесь ежедневно 10–15 тонн отпускали, сейчас не более 5–6 тонн», – отмечает г-н Абдрасилов.

По его данным, потребность Алматы – от 120 до 150 тонн в день. Раньше в праздничные дни объемы доходили до 250 тонн. Сейчас такого нет и праздничные дни не очень выражены, всего же алматинцы в год покупают 22–23 кг говядины. 

«Уже сейчас цена на говядину для людей «сложная» – не все слои населения могут себе позволить купить мясо, но она еще будет расти и к зиме оптовая цена приблизится к 1,5–1,6 тыс. тенге, а розничная превысит 2 тыс. тенге», – считает он.

У компании собственная откормочная база на 3 тыс. голов, и это примерно на треть закрывает необходимые объемы. «Мы откармливаем скот местного содержания – у нас товарный скот, который идет от породного преобразования: населению раздаем быков, которые покрывают коров, а приплод, полученный после скрещивания, генетически лучше, чем местный аборигенный скот – он дает на 30% больше мяса. На откормочной базе идет единовременное содержание 3 тыс. голов, но этого количества нам недостаточно. Чтобы загрузить производство на полную мощность, необходимо увеличить единовременное содержание на откормочной базе до 15 тыс. голов, тогда будем работать бесперебойно на своем сырье. Недостающие объемы закупаем по всему Казахстану – в Алматинской области, в ВКО», – рассказал председатель наблюдательного совета КХ «Абдрасилов».

Проблемы отрасли

Бакытжан Абдрасилов отметил ряд проблемных моментов отрасли. Так, ощущается нехватка маточного поголовья скота, но даже при этом в Узбекистан идет массовый экспорт скота живьем (молодняк, коровы), что в итоге грозит ростом цен. Остается низкая прослеживаемость – у кого приобретен скот для откорма, как и чем животное кормят и куда в итоге реализуется мясо. К тому же необходимо развивать и укрупнять ветеринарию, привлекать молодые кадры, преимущественно парней, в сельское хозяйство.

«Университеты выдают гранты, но учиться идут в большей массе девушки, они на полях не работают, работа в основном офисная – нужны парни, которые в последствии смогут работать ветврачами, агрономами, зоотехниками», – уверен он.

Необходимо развивать промышленный откорм, мясокомбинаты и централизовать убойный процесс – убрать все убойные площадки, запретить забой в подворьях – тогда будет дисциплина. Это в итоге даст возможность наладить и глубинную переработку: «Сейчас она распыляется – поголовье есть, убой идет, но в очень мелких масштабах, к тому же теряется переработка внутренностей, шкур».

Что касается конкурентов, то, по его словам, знаменитый «Карабулак» «нам не конкурент, точнее, сегодня никто не может быть конкурентом «Карабулаку» – там все откармливают и бьют – это черный кластер, которым занимается население».

В Алматы и Алматинской области на сегодняшний день семь крупных откормочных площадок и 11 «тысячников» – потенциал растет.

«Ключевая проблема в животноводстве – доступ к финансам. Никто не хочет финансировать агросектор – кредиты дает только Казагро, но и они достаточно дорогие – 18%. Выдаются «короткие» деньги, и не все могут получить их по существующим программам – желающих много. В этом году приняли стратегию развития животноводства – это одно из самых хороших действий МСХ, если, конечно, не свернут программу. У нас люди не хотят заниматься сельским хозяйством, они не знают, что будет завтра. Часто крестьяне, поверив государству, на полученные субсидии строят кошары, меняется министр, программу сворачивают, а кошары так и стоят пустые. Государство должно повернуться лицом к фермерам, без этого никак», – уверен он.

Производство есть, а мяса нет…

Казахстанские компании, по данным статистики, лишь на 25% покрывают объем внутреннего потребления мяса в производстве.

«Самый большой рынок по переработке – Алматы. Хорошо развито производство колбасных изделий и консервов, но недостаточно объемов для экспорта и покрытия потребностей соседних регионов. Рынок мяса волатильный, в основном, на переработку в Алматы поступает скот в живом весе из южных регионов, тем не менее, в тех регионах растет экспорт в соседние страны и у нас недостаточно сырья для перерабатывающих заводов. У нас четыре больших мясокомбината: ТОО «НурАлем», ТОО «Мясоперерабатывающий Завод БИЖАН», ТОО «КазЕт Оперейт LTD», ТОО «БЕККЕР и К» – некоторые из них даже экспортируют продукцию в Китай», – констатирует руководитель аппарата НПП «Атамекен» Алматы Нурлан Кабиштаев.

При этом пока запретов на экспорт или вывоз в живом весе нет, но «если мы будем стимулировать местных переработчиков, то НПП или Мясной союз может выступить с иницитивой ограничить экспорт скота в живом весе», – отмечает он.

Статистика: по состоянию на январь-август 2018 года в Алматы было произведено порядка 13,3 тыс. тонн мяса и субпродуктов пищевых, в том числе мяса КРС – 1,6 тыс. тонн, мяса птицы домашней – 2,8 тыс. тонн, колбас – 1,9 тыс. тонн.

Производство отдельных видов продукции животноводства за январь-август 2018 года

7777.png

Экспорт и импорт мяса и пищевых субпродуктов Алматы за январь-май 2018 года

7772.png

По данным Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан, за январь-май 2018 года объем экспорта мяса и пищевых субпродуктов составил 158,2 тонны на общую сумму $705 200 и вырос по сравнению с аналогичным периодом 2017 года на 110,9% (в 2017 году 75 тонн). 

Импорт мяса и пищевых субпродуктов за январь-май 2018 года достиг 9767,95 тонн на общую сумму $7 489 800, что на 98,7% больше показателя за аналогичный период 2017 года (в 2017 году 4915,4 тонны).

Сравнительная таблица розничных цен на мясо в Алматы по данным Комитета по статистике МНЭ РК

7773.png

По данным территориальной инспекции Комитета ветеринарного контроля и надзора, по Алматы за январь-август 2018 года экспорт мяса для личного потребления достиг 709 кг, в т. ч.: говядины – 164 кг, конины – 514 кг, баранины – 31 кг. Экспорт мяса птицы за тот же период равняется 210 819 кг. Общее количество экспорта мяса составило 211,5 тонн. 

Импорт мяса в Алматы за январь-август 2018 года составил: говядины – 32,6 тонн, конины – 34,5 тонн, птицы – 3 613 тонн. Общее количество импорта мяса – 3680,1 тонн.  

По данным департамента статистики города, в Алматы мясо и мясопродукты в сентябре 2018 года по отношению к августу подорожали на 2,3%, в том числе: мясо птицы – на 6,8%, конина – на 4,7%, колбаса – на 3,8%, говядина – на 4,8%, свинина – на 5,3%.

Потребление мяса и мясопродуктов домохозяйствами во II квартале 2018 года увеличилось по сравнению с I кварталом текущего года на 6,8%, до 20,4 кг в среднем на душу населения.

7774.png


5172 просмотра

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций