Перейти к основному содержанию


5475 просмотров

Кайрат Алтынбеков, председатель правления ИО «Баспана»: «Эра дорогой недвижимости уходит»

Kursiv.kz побеседовал с главой «Баспаны» Кайратом Алтынбековым

Фото: Олег Спивак

В июле 2018 года в Казахстане начала работать льготная государственная программа «7-20-25». Для ее реализации Национальный банк создал ипотечную организацию «Баспана». «7-20-25» обрела большую популярность у населения, одновременно с этим вызывая скепсис у критиков. Чтобы оценить перспективу программы глазами самого оператора, «Къ» побеседовал с главой «Баспаны» Кайратом Алтынбековым. 

–  Начнем беседу с критики. Почему государство создало новую компанию, а не направило деньги в Жилстройсбербанк или Казахстанскую ипотечную компанию? 

–  Я больше 20 лет работаю на розничном ипотечном рынке. Понятно, всегда есть вопросы к любой государственной программе, но критики ограничиваются скепсисом, как все плохо. Если бы были замечены реальные ошибки или недоработки, мы бы только обрадовались – это шанс изменить, сделать проект более удобным для людей и финансистов. 

Итак, давайте сразу расставим все по местам. Первое – почему государство создало новую компанию и не провело проект через существующие КИК и Жилстройсбербанк? Мировой опыт свидетельствует, что в большинстве стран, где жилищные займы нашли или находят массовое распространение, используются ипотечные модели Германии или США. Первая модель – это наш Жилстройсбербанк.

Суть немецкой модели – аккумулирование денежных долгосрочных ресурсов для ипотечного кредитования. Строительно-сберегательные кассы имеют возможность выдавать кредиты по ставкам ниже рыночных, поскольку сами привлекают средства по ставкам ниже рыночных. Дело в том, что вкладчиками и заемщиками строительно-сберегательных касс являются одни и те же люди – члены кассы. Низкая доходность депозита – своего рода плата за право получить ипотечный кредит по низкой ставке. Это хорошая система. Когда разразился кризис, многие банки отказались от ипотеки, и только Жилстройсбербанк работал без перебоя, выдавал ссуды под очень низкие проценты.  

КИК создавалась по образцу американских Fannie Mae и Freddie Mac. КИК с 2000 года занималась рефинансированием жилищный займов. После того как компания начала работать, ставки на ипотечные ссуды упали на 7– 12%. КИК прекрасно работала до кризиса 2008 года. После обрушения жилищного рынка государство приняло решение перепрофилировать КИК в компанию, которая предоставляет арендное жилье. Так как структура занимается и строительной, и арендной частью, на текущий момент у нее на балансе есть определенное количество недвижимости, которое представляло дополнительный риск для инвесторов в случае выпуска облигаций. Казахстанская ипотечная компания активно развивается в своем направлении, поэтому и было принято решение не смешивать ипотечные займы, выпуск ценных бумаг со строительством и арендой.

Государство с начала 2000-х годов разными способами решает жилищный вопрос и строго придерживается своей линии, так что создание новой компании – это результат взвешенной и просчитанной работы.

IMG_8525.JPG

– Банкиры критиковали Нацбанк за то, что государство не открыло у них депозиты для выдачи ипотечных займов населению. Ведь в 2008 году именно так поступило правительство, и проект был успешно реализован – тысячи казахстанцев тогда смогли существенно снизить ставки по ипотечным кредитам.

–  Передать средства – это самый простой вариант, но насколько он эффективен?! Всегда возникают вопросы освоения денег, нужно отслеживать графики погашения. Не забудьте про отчеты банков. Создав компанию, мы создали нового инфраструктурного игрока, цель которого не освоение средств, а возрождение рынка ипотеки, путем предоставления банкам долгосрочных инвестиций. Основной проблемой кредитных учреждений было отсутствие длинных денег и законодательства, поэтому Нацбанк, создав «Баспану», решил оба этих вопроса. Согласитесь, сегодня на отечественном фондовом рынке просто нет правильных качественных ипотечных ценных бумаг для инвесторов, так что и игроки рынка только выиграют от нашего проекта. Сейчас мы выпускаем облигации на рыночных условиях. Кредиты выдаем под 7% годовых, а размещаем бумаги под 9%. На первый взгляд это экономически невыгодно, но в дальнейшем ситуация изменится. Согласно прогнозам Нацбанка, рост цен в Казахстане в 2018 году будет находиться внутри целевого коридора 5–7%. В 2019 году годовая инфляция начнет плавное вхождение в новый целевой коридор 4–6%, находясь около его верхней границы. Опираясь на эти цифры, мы будем снижать стоимость выпускаемых облигаций. 

Нам важно создавать прецеденты. Фондовый и финансовый рынки развиваются, и в будущем появятся игроки, которые захотят делать то же самое, поэтому одна из наших задач – создать на фондовом рынке бенчмарк. Наша компания должна первой пройти через законодательные изменения, рейтингование, цены на облигации. Через нас инвесторы должны хорошо изучить новый продукт.

Кроме того, мы пытаемся взаимодействовать с акиматами, чтобы создать муниципальный рынок ценных бумаг. Мы можем им во многом помочь, и если местные исполнительные органы начнут выпускать ЦБ, научатся общаться с инвесторами, через какое-то время им не понадобится поддержка правительства при выполнении жилищных проектов.   

«Баспана» – инфраструктурный игрок, который будет самостоятельно обеспечивать ликвидность и создавать долгосрочные механизмы для всего рынка. Мы предлагаем всем игрокам одинаковые условия: кто лучше работает, тот больше рефинансируется, больше выдает кредитов. В итоге люди получают возможность приобретать квартиры под низкие проценты. 
В будущем, когда мы выстроим всю инфраструктуру, государству не нужно будет думать, где взять деньги, как реализовать социальные жилищные проекты. 

–  Отличаются ли нынешние показатели «Баспаны» от ваших изначальных планов? Сколько выдано кредитов? 

–  По программе «7-20-25» на июль было доступно около 3 тыс. квартир, 2 тыс. человек уже получили одобрение на ипотечные займы. В лучшем случае в этом году мы выдадим 4 тыс. жилищных кредитов. А план на этот год – 100 млрд тенге ипотечных займов. Если считать среднюю стоимость квартиры по 12 млн тенге, то мы должны одобрить заявки 8 тыс. клиентов БВУ. Получается, что порядка 5 тыс. человек, которые бы могли получить кредит, не смогут получить его в этом году. 

–  С чем это связано?

– Строители не возводят жилье экономкласса. Во всем мире принято делить новые жилые здания на четыре большие группы: элит-, бизнес-, комфорт- и экономкласс. Понимаете, доступное жилье состоит из двух компонентов: недорогая ипотека и сама стоимость квадратных метров. Эти две проблемы нужно решать параллельно. У нас сейчас очень удобная ипотечная программа: небольшой первоначальный взнос, низкие проценты, большой срок кредитования – такого вообще не было в Казахстане. Но если стоимость жилья будет высокой, то даже кредиты под 0% будут дорогими для населения.
 
–  Ведете ли вы со строительными компаниями переговоры? 

– Мы со строителями не ведем переговоров. Наша задача – обеспечение ликвидности для банков-партнеров, для того чтобы были деньги на ипотечном рынке. Наша программа ограничивает максимальную стоимость недвижимость в Алматы, Астане, Актау, Атырау, Шымкенте – 25 млн. тенге, в других регионах – 15 млн. тенге. Для чего это было сделано?  Во-первых, чтобы не было роста цен. Второе – это социальная программа. Квартирами должны быть обеспечены в первую очередь нуждающиеся, но застройщики ориентированы на другой класс.  

В принципе, мы не видим ситуаций, когда люди приходят в банки и уходят с разочарованием, так как хотели купить квартиру за 26–30 млн тенге. Средняя стоимость недвижимости по нашей программе 12 млн тенге. Разница между 12 и 25 млн значительная. Даже в крупных городах средняя стоимость жилья 13 млн. По максимальной стоимости берут всего 7% участников нашей программы. Понятно, что есть строительные компании, которые занимают сегменты бизнес- и элиткласса, для них программа «7-20-25» неинтересна. Таким компаниям через средства массовой информации мы предлагаем хотя бы частично поменять политику: если человек заинтересован в бизнесе, он будет готов к трансформациям. Мы предлагаем строить доступное жилье комфорт- и экономкласса. Эра дорогой недвижимости уходит. 

Сейчас за 25 млн тенге можно купить неплохую 2-х или 3-комнатную квартиру. И застройщики должны это понимать. Мы всегда готовы вместе работать, так как основная цель – это дать возможность людям обзавестись собственным домом. 

–  В Казахстане рухнула масса хороших проектов, так как они сталкивались с молчаливым саботажем. Не боитесь, что строительный рынок будет просто игнорировать государственную программу? 

–  Нет никакого страха. У этой программы образовалась сила и волна позитива – людям очень нужно жилье, ни один человек не сможет встать против этого потока.  Да и невозможно это сделать. Не хочет один строитель, придет другой – мы на рынке. 

Представители акиматов нам рассказывали, что к ним приходили строители узнавать о программе, некоторые застройщики уже сегодня начали перестраивать свои приоритеты, но это вопрос времени. Понятно, что есть строительный цикл. Думаю, в следующем году мы увидим хорошие проекты, хорошие предложения.  
Государство держит фокус на жилищном рынке. Ведь от него зависят стразу два важных аспекта – социальный и развитие экономики. Почему? Строительная отрасль на 90% зависит от отечественных материалов, и рост здесь – это рост всей экономики. В стране работает огромное количество предприятий по производству различных строительных материалов, все это рабочие места, в конечном итоге покупательская способность населения. У программы «7-20-25» нет цели поддержать какие-то отдельные строительные компании, любое первичное жилье, стоимость которого не превышает наши границы, может быть приобретено на деньги «Баспаны».  

–  Акиматы заинтересованы в строительстве нового жилья? Есть ли программы местных исполнительных органов?

–  В конце августа мы внесли дополнения в программу. Так, было принято решение, что «Баспана» выделит из капитала 150 млрд тенге акиматам на строительство жилья. Мы уже договорились о реализации этого проекта с местными властями Шымкента и Актобе. Они намерены строить жилые дома по государственной программе при соответствующем финансировании. 

–  У акиматов не совсем прозрачные бюджеты. Не боитесь ли вы коррупции? Как «Баспана» будет отслеживать строительство новых домов? 

–  Схема финансирования прозрачная и безопасная. Мы выкупаем облигации акиматов, соответственно, у них возникают обязательства по погашению через определенный период времени. Здесь нет рисков. Другой вопрос – строительство жилья. Контроль строительства не наш мандат. Поэтому акиматы сами регулируют вопрос возведения жилья, качество домов и сроки сдачи в эксплуатацию. Так как программа «7-20-25» на личном контроле у главы государства, ход ее реализации активно контролируется администрацией президента РК, партией «Нұр Отан», уполномоченными проверяющими органами и общественностью. Я уверен, что местные власти со всей ответственностью отнесутся к строительству многоквартирных домов и не допустят проявление коррупции или халатность.    

IMG_8524.JPG
 
–  Какие еще проекты будут реализованы совместно с местными властями?

–  Мы запустили совместно с акиматами продукты «Жас арман» и «Камкор баспана». Они помогут семьям снизить первоначальный взнос. Он, как известно, составляет 20%, и для того чтобы вдвое уменьшить эту выплату, местные власти намерены выдавать будущим заемщикам беспроцентные и долгосрочные кредиты. Допустим, квартира стоит 10 млн тенге, 1 млн приносит сам человек и еще 1 млн выдает акимат. По нашим расчетам, такой кредит на 15 лет – это 5 тыс. тенге в месяц. Уже есть договоренность с Шымкентом и Актобе. Очень большую заинтересованность проявили Астана, Караганда и Кызылорда. 
 
–  Назовите города – лидеры программы «7-20-25».

–  Это Алматы и Астана. Высокие показатели связаны с тем, что здесь возводится много жилых домов. Кроме того, в двух мегаполисах проживает большое количество людей, заработные платы здесь тоже выше, чем по стране. Кроме того, хорошие показатели у Акмолинской области, но это, конечно, связано со столицей.

Спрос со стороны населения на новые квартиры очень высок, но, повторюсь, во многих регионах цены на недвижимость не соответствуют доходам людей. Например, в некоторых небольших городах 1 кв м стоит 120–130 тыс. тенге, естественно, казахстанцы в очереди за такой недвижимостью не стоят. 

–  Вы можете оценить работу банков на ипотечном рынке?

– Вначале общения с БВУ я был шокирован: складывалось впечатление, что рынок ипотеки просто потерян. В стране очень мало финансистов, которые понимают продукт и готовы с ним работать. Это стало открытием! Лидирующий по выдаче ипотечных кредитов Банк ЦентрКредит сразу был готов к программе. Здесь всегда была заточенность на ипотеку. Другим банкам нужно какое-то время на перестройку. Поверьте, я говорил с топ-менеджерами, которые признавались, что пока в банке нет специалистов по ипотеке, они сейчас только набрали штат, разработали внутренние процессы, документы и процессы. 

–  Компания, которую Вы возглавляете, зависит от дотаций Национального банка? Этот год будет убыточным? 

–  Мы недотационны. Ипотечный кредит обходится людям в 7% годовых. От этого процента отнимаем 4 – это маржа банков, то есть БВУ получают деньги по  3%. При этом мы выпускаем ценные бумаги под 9%. Они нужны для того, чтобы выдавать ипотечные кредиты. За счет чего мы покрываем траты?! – собственный капитал. У нас 200 млрд, которые мы вкладываем в ноты НБ. Со временем стоимость наших облигаций также будет падать, что снизит минус компании. 

Еще один способ избежать убытков – собственные продукты. Например, мы разработали продукт «Баспана Хит». Этот ипотечный кредит позволяет покупать жилье на вторичном рынке. Процентная ставка здесь 10,75%. Почему был выбран вторичный рынок? Мы инфраструктурный игрок и видим, что здесь есть огромный спрос. У «Баспана Хит» не такие привлекательные условия, как в программе «7-20-25»: процентная ставка 10,75%; первоначальный взнос 20%; срок до 15 лет. Однако этот продукт, уступая президентской программе, сегодня все равно не имеет аналогов в коммерческих банках.  

Таким образом, нам удалось создать микс – наша доходность на одних продуктах и операциях растет, на других падает. Думаю, эта стратегия приведет компанию к нулю, но даже если в этом году будет минус, он будет незначительным. 
 
–  Расскажите о стратегии компании. 

–   Мы намерены выдать минимум 1 трлн тенге кредитов по программе «7-20-25», по «Баспана хит» – 300 млрд. Второе – в работе с банками-партнерами мы им помогаем, консультируем, если нужно, станем обучать. 

Сейчас мы работаем над рейтингом компании с одним из агентств «Большой тройки». Международный рейтинг подтвердит нашу прозрачность, а это поможет с успешным выпуском облигаций. Сейчас мы выпускаем необеспеченные бумаги, потом будут обеспеченные, а позже намерены выйти на рынок с ипотечными облигациями. Третий этап развития – секьюритизация кредитов. 

Развитие сразу в четырех направлениях (работа на рынке ипотеки, сотрудничество с банками и акиматами, выпуск ЦБ) через несколько лет даст другой рынок жилья. Я очень надеюсь, что большинство казахстанцев смогут решить проблемы, а банки начнут самостоятельно предлагать удобные и недорогие условия заимствования своим клиентам. 
 


990 просмотров

Казахстанские производители мяса нацелились на рынок Китая

По данным экспертов, на сегодняшний день потребление говядины в мире – около 66 млн тонн, к 2030 году цифра вырастет до 105 млн тонн в год, но покрывать этот спрос нечем

Фото: shutterstock.com

Дефицит говядины в Китае составляет 1 млн тонн в год. По прогнозам экономистов, к 2030 году эта цифра вырастет до 3 млн тонн. У Казахстана есть возможность занять свободную нишу. Но при этом на внутреннем рынке потребление говядины падает за счет роста цены на мясо.

Взгляд в сторону Поднебесной

«Сейчас ведем переговоры с инвесторами и клиентами из Китая – они заинтересованы в приобретении нашего мяса. В конце октября – середине ноября запланирована инспекция, и, если откроем ворота на Китай, это будет большой шаг для мясной отрасли в целом. Возможно, некоторые предприниматели не смогут принять этот тренд, но тогда придут другие инвесторы и отрасль будет развиваться. У Казахстана большой потенциал и ресурс, который не используется в данный момент – есть пастбища, много земель, на которых можно выпасать большее поголовье и в итоге стать мясной державой. Мы, наверное, к этому придем – Всемирный банк сейчас выделяет $ 0,5 млрд на развитие ветеринарии и агросектора. То, что мировой банк начал обращать внимание и заходить на этот рынок, показывает, что они заметили потенциал Казахстана в мясном направлении», – рассказал председатель наблюдательного совета КХ «Абдрасилов» Бакытжан Абдрасилов во время пресс-тура на мясоперерабатывающий комбинат ТОО «Meat processing».

По его данным, на сегодняшний день потребление говядины в мире – около 66 млн тонн, к 2030 году цифра вырастет до 105 млн тонн в год, но покрывать этот спрос нечем, потому что Бразилия, Аргентина, Австралия, Новая Зеландия, США «уже используют свой потенциал в полной мере. Остается такая страна, как Казахстан, которая не использует ресурсы».

При этом он отмечает, что «для нас выгоднее отправлять на экспорт», хотя пока компания 90% продукции реализует на рынке Казахстана. «Мы экспортируем говядину и баранину в Иран, Оман, Бахрейн. Китай активно интересуется. С Китаем выгодно работать за счет долгосрочных, до 5–7 лет, контрактных договоренностей с гарантированным объемом закупа. Ценовая политика невысокая, но нам выгодно будет работать с объемами», – отмечает коммерческий директор ТОО «Meat processing» Сергей Лимберг.

Бакытжан Абдрасилов подчеркнул, что Китай готов не только заключать договоры по поставке мяса, но и инвестировать в развитие производства. Для обеспечения необходимых объемов предприятию нужно нарастить обороты, дополнить линии переработки и упаковки, достроить еще около 700 кв. м рабочих площадей. На это потребуется порядка $1,6 млн инвестиций.  

«Мы работаем в этом секторе с марта 2009 года, в 2014-м провели модернизацию предприятия. На все вложено 2 млрд тенге. Убойная мощность в день – 500 быков и 2 тыс. баранов. Потребление говядины сейчас падает – из-за того, что на рынке у людей денег нет. В денежном выражении мы остаемся на том же уровне, но только за счет роста цены – в тоннажах у нас объемы сокращаются. Раньше мы здесь ежедневно 10–15 тонн отпускали, сейчас не более 5–6 тонн», – отмечает г-н Абдрасилов.

По его данным, потребность Алматы – от 120 до 150 тонн в день. Раньше в праздничные дни объемы доходили до 250 тонн. Сейчас такого нет и праздничные дни не очень выражены, всего же алматинцы в год покупают 22–23 кг говядины. 

«Уже сейчас цена на говядину для людей «сложная» – не все слои населения могут себе позволить купить мясо, но она еще будет расти и к зиме оптовая цена приблизится к 1,5–1,6 тыс. тенге, а розничная превысит 2 тыс. тенге», – считает он.

У компании собственная откормочная база на 3 тыс. голов, и это примерно на треть закрывает необходимые объемы. «Мы откармливаем скот местного содержания – у нас товарный скот, который идет от породного преобразования: населению раздаем быков, которые покрывают коров, а приплод, полученный после скрещивания, генетически лучше, чем местный аборигенный скот – он дает на 30% больше мяса. На откормочной базе идет единовременное содержание 3 тыс. голов, но этого количества нам недостаточно. Чтобы загрузить производство на полную мощность, необходимо увеличить единовременное содержание на откормочной базе до 15 тыс. голов, тогда будем работать бесперебойно на своем сырье. Недостающие объемы закупаем по всему Казахстану – в Алматинской области, в ВКО», – рассказал председатель наблюдательного совета КХ «Абдрасилов».

Проблемы отрасли

Бакытжан Абдрасилов отметил ряд проблемных моментов отрасли. Так, ощущается нехватка маточного поголовья скота, но даже при этом в Узбекистан идет массовый экспорт скота живьем (молодняк, коровы), что в итоге грозит ростом цен. Остается низкая прослеживаемость – у кого приобретен скот для откорма, как и чем животное кормят и куда в итоге реализуется мясо. К тому же необходимо развивать и укрупнять ветеринарию, привлекать молодые кадры, преимущественно парней, в сельское хозяйство.

«Университеты выдают гранты, но учиться идут в большей массе девушки, они на полях не работают, работа в основном офисная – нужны парни, которые в последствии смогут работать ветврачами, агрономами, зоотехниками», – уверен он.

Необходимо развивать промышленный откорм, мясокомбинаты и централизовать убойный процесс – убрать все убойные площадки, запретить забой в подворьях – тогда будет дисциплина. Это в итоге даст возможность наладить и глубинную переработку: «Сейчас она распыляется – поголовье есть, убой идет, но в очень мелких масштабах, к тому же теряется переработка внутренностей, шкур».

Что касается конкурентов, то, по его словам, знаменитый «Карабулак» «нам не конкурент, точнее, сегодня никто не может быть конкурентом «Карабулаку» – там все откармливают и бьют – это черный кластер, которым занимается население».

В Алматы и Алматинской области на сегодняшний день семь крупных откормочных площадок и 11 «тысячников» – потенциал растет.

«Ключевая проблема в животноводстве – доступ к финансам. Никто не хочет финансировать агросектор – кредиты дает только Казагро, но и они достаточно дорогие – 18%. Выдаются «короткие» деньги, и не все могут получить их по существующим программам – желающих много. В этом году приняли стратегию развития животноводства – это одно из самых хороших действий МСХ, если, конечно, не свернут программу. У нас люди не хотят заниматься сельским хозяйством, они не знают, что будет завтра. Часто крестьяне, поверив государству, на полученные субсидии строят кошары, меняется министр, программу сворачивают, а кошары так и стоят пустые. Государство должно повернуться лицом к фермерам, без этого никак», – уверен он.

Производство есть, а мяса нет…

Казахстанские компании, по данным статистики, лишь на 25% покрывают объем внутреннего потребления мяса в производстве.

«Самый большой рынок по переработке – Алматы. Хорошо развито производство колбасных изделий и консервов, но недостаточно объемов для экспорта и покрытия потребностей соседних регионов. Рынок мяса волатильный, в основном, на переработку в Алматы поступает скот в живом весе из южных регионов, тем не менее, в тех регионах растет экспорт в соседние страны и у нас недостаточно сырья для перерабатывающих заводов. У нас четыре больших мясокомбината: ТОО «НурАлем», ТОО «Мясоперерабатывающий Завод БИЖАН», ТОО «КазЕт Оперейт LTD», ТОО «БЕККЕР и К» – некоторые из них даже экспортируют продукцию в Китай», – констатирует руководитель аппарата НПП «Атамекен» Алматы Нурлан Кабиштаев.

При этом пока запретов на экспорт или вывоз в живом весе нет, но «если мы будем стимулировать местных переработчиков, то НПП или Мясной союз может выступить с иницитивой ограничить экспорт скота в живом весе», – отмечает он.

Статистика: по состоянию на январь-август 2018 года в Алматы было произведено порядка 13,3 тыс. тонн мяса и субпродуктов пищевых, в том числе мяса КРС – 1,6 тыс. тонн, мяса птицы домашней – 2,8 тыс. тонн, колбас – 1,9 тыс. тонн.

Производство отдельных видов продукции животноводства за январь-август 2018 года

7777.png

Экспорт и импорт мяса и пищевых субпродуктов Алматы за январь-май 2018 года

7772.png

По данным Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан, за январь-май 2018 года объем экспорта мяса и пищевых субпродуктов составил 158,2 тонны на общую сумму $705 200 и вырос по сравнению с аналогичным периодом 2017 года на 110,9% (в 2017 году 75 тонн). 

Импорт мяса и пищевых субпродуктов за январь-май 2018 года достиг 9767,95 тонн на общую сумму $7 489 800, что на 98,7% больше показателя за аналогичный период 2017 года (в 2017 году 4915,4 тонны).

Сравнительная таблица розничных цен на мясо в Алматы по данным Комитета по статистике МНЭ РК

7773.png

По данным территориальной инспекции Комитета ветеринарного контроля и надзора, по Алматы за январь-август 2018 года экспорт мяса для личного потребления достиг 709 кг, в т. ч.: говядины – 164 кг, конины – 514 кг, баранины – 31 кг. Экспорт мяса птицы за тот же период равняется 210 819 кг. Общее количество экспорта мяса составило 211,5 тонн. 

Импорт мяса в Алматы за январь-август 2018 года составил: говядины – 32,6 тонн, конины – 34,5 тонн, птицы – 3 613 тонн. Общее количество импорта мяса – 3680,1 тонн.  

По данным департамента статистики города, в Алматы мясо и мясопродукты в сентябре 2018 года по отношению к августу подорожали на 2,3%, в том числе: мясо птицы – на 6,8%, конина – на 4,7%, колбаса – на 3,8%, говядина – на 4,8%, свинина – на 5,3%.

Потребление мяса и мясопродуктов домохозяйствами во II квартале 2018 года увеличилось по сравнению с I кварталом текущего года на 6,8%, до 20,4 кг в среднем на душу населения.

7774.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Согласно данным Генпрокуратуры РК число уголовных дел по созданию финансовых пирамид за 1 полугодие 2018 г. по сравнению с прошлым полугодием выросло на 28,6%. Как Вы думаете, почему люди продолжают из года в год доверять мошенникам?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

pesni_240x400_astana.jpg

Цифра дня

42 155
долларовых миллионеров
насчитывается в мире, по данным Global Wealth Report от Credit Suisse

Цитата дня

 

Фейковые СМИ рассказывают, что мои последние рейтинги поддержки в странах мира, включая Европейский Союз, оказались низкими. Я говорю, конечно, они низкие, потому что впервые за 50 лет я заставляю их платить высокую цену за ведение бизнеса с Америкой. Почему я им должен нравиться?

Дональд Трамп
Президент США

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank