Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


19770 просмотров

Почему покупка активов Абрамовича обрушила акции KazMinerals

После покупки KazMinerals медного проекта Баимское котировки акций компании на Лондонской фондовой бирже упали на 30%

2 августа группа KazMinerals сообщила о том, что ею заключено соглашение о приобретении медного проекта Баимское в Чукотском автономном округе Российской Федерации. В тот же день котировки акций компании на Лондонской фондовой бирже упали на 30%. Позиции не выправил и экстренный анонс о полугодовом отчете, который, наверняка, должен содержать позитивную информацию. Приобретение, действительно, спорное. Предложения владельца «Челси» купить медно-порфирное месторождение отфутболивали уже несколько компаний. При этом самому Абрамовичу Баимское досталось примерно в 20 раз дешевле.

Несмотря на позитивный сдвиг в процессе реализации этого крупного актива, котировки не вернулись к прежним позициям. Аналитики фондового рынка с осторожностью смотрят на данную новость. Так, на сайте инвестбанка Halyk Finance опубликован аналитический материал, где инвесторам рекомендуется пересмотреть позиции, хотя пятью днями ранее предлагалось держать акции меднорудной компании: «Принимая во внимание долгосрочные ожидания по возникновению значительного дефицита на рынке меди, компания может стать одной из наиболее привлекательных инвестиций в секторе. Между тем, несмотря на опыт KazMinerals в реализации новых проектов, Баимское включает ряд операционных рисков, связанных с налаживанием необходимой инфраструктуры и запуском, которые должны учитываться в текущей стоимости компании».

В свою очередь аналитики BCC Invest комментируют: «Инвесторов насторожили большие планируемые капитальные затраты на разработку данного месторождения (около $5,5 млрд), связанные с его удаленностью от транспортных узлов и отсутствием инфраструктуры. В ходе онлайн-конференции, посвященной этой сделке, Олег Новачук, председатель СД, отметил, что KazMinerals имеет большой опыт по освоению и разработке аналогичных месторождений (Актогай, Бозшаколь)».

Зато для инвесторов резко стал привлекателен «Норникель», который тоже мог приобрести Баимское. Аналитики российской инвестгруппы «Атон» сообщили: «Для «Норникеля», с точки зрения перспектив выплаты дивидендов, на наш взгляд, решение о разработке Баимского, контролируемого одним из его акционеров, воспринималось рынком как риск».

Отметим, что еще пару месяцев назад аналитики сомневались в заинтересованности в сделке у KazMinerals: приобретая новый проект и затрачивая капитальные расходы на него, компания пойдет в противоречие своей стратегии по снижению задолженности.

Но есть один момент…

Для понимания, что за лакомый кусок достался казахстанской горно-рудной компании, нужно вспомнить географию и немного погрузиться в историю.

Прежде всего беспрецедентным за последние годы можно назвать приход в российскую экономику крупного казахстанского инвестора, который ранее не был задействован в проектах на территории РФ. Баимское во многих публикациях называют проектом роста и стратегическим объектом для страны. Так, буквально за день до анонса сделки президент РФ Владимир Путин встречался с губернатором Чукотки Романом Копиным, который заявил: «Что этот проект имеет стратегическое значение и для Дальнего Востока, и для Арктической зоны России». Более того, по оценке властей Чукотки, Баимка может войти в пятерку крупнейших месторождений мира.

Издание «Коммерсантъ» в связи с этим пишет: «Поскольку Баимская относится к участкам недр федерального значения (свыше 500 тыс. тонн меди и 50 тонн золота), а KazMinerals – иностранный инвестор, то закрытие сделки требует одобрения правительственной комиссии по иностранным инвестициям. Стороны планируют получить его в первом квартале 2019 года и закрыть сделку по 75% в первой половине года».

Баимская медно-порфировая площадь с входящим в нее месторождением Песчанка находится в Билибинском районе Чукотского автономного округа, в бассейне среднего течения реки Большой Анюй. Территория представляет собой тундрово-таежные области с сочетанием средне- и низкогорных ландшафтов и развитием многолетнемерзлых пород. Мощность мерзлотной зоны, по различным данным, оценивается в 130–150 м и более. Сезонно талый слой имеет непостоянную мощность, варьирующуюся в пределах 0,3–2,0 м. Минимальная температура (-55С) приходится на декабрь-февраль, максимальная (+25С) – на июль. Снежный покров образуется в конце августа – начале сентября и сходит к концу июня. Мощность снегового покрова достигает 0,6–1,2 м.

Материально-техническое снабжение объекта возможно в зимний период из города Билибино по автозимнику (265 км) машинами высокой проходимости и гусеничным транспортом. Доставка грузов через существующие морские порты возможна по автозимникам Зеленый Мыс – Билибино – 255 км, Певек – Билибино – 378 км.

Планомерное изучение Баимской зоны началось в 1956 году и изначально было связано с поиском коренных источников россыпного золота. Первые сведения о наличии медного оруденения относятся к началу 1960-х годов, а с 1971 года на территории Баимской зоны начался этап поиска и оценки комплексных порфировых руд. Совокупные ресурсы месторождения оцениваются примерно в 30 млн тонн меди и порядка 2 тыс. тонн золота.

Приведем здесь информацию из интервью первого заместителя губернатора Чукотского АО Леонида Николаева.

Учитывая высокую энергоемкость добывающих производств и необходимость транспортировки товарного продукта на дальние расстояния, рентабельность проекта развития Баимской рудной зоны и, следовательно, решение инвесторов о его запуске критически зависят от создания транспортной и энергетической инфраструктур.

Важной задачей является формирование энергетической инфраструктуры, включающее строительство новых и реконструкцию существующих линий электропередач, подстанций, генерирующих мощностей. Фактически стоит задача создания новой конфигурации энергетической системы округа. Планируемый спрос на электроэнергию со стороны горно-промышленного комплекса на базе месторождений Баимской рудной зоны столь огромен, что превысит текущее потребление электричества всего Чукотского автономного округа в 5–7 раз. В 2019–2021 годах Билибинская АЭС будет выводиться из эксплуатации, что приведет к дефициту энергомощностей. Решение вопроса замещения БАЭС – строительство энергоцентра в Билибино мощностью не менее 20 Мвт (2019 год), установка плавучей атомной теплоэлектростанции в порту Певек мощностью 70 мВт (2019 год), строительство ЛЭП, объединяющей энергосистемы Магаданской области и Чукотского АО, и так далее. Вопрос энергообеспечения очень важен для объектов в регионе. Так, канадская корпорация Kinross Gold Corporation фактически автономно осваивает месторождения Купол и Двойное: на обоих месторождениях вырабатывается электроэнергия на дизельном топливе, которое завозится на автотранспорте за сотни километров по дорогам, построенным и обслуживаемым самим предприятием.

Транспортная система Чукотки существует автономно, нет круглогодичной транспортной связи по автомобильным дорогам с твердым покрытием между окружным и районными центрами и многими населенными пунктами. Кроме этого, отсутствуют автотранспортные выходы в прилегающие субъекты федерации (Магаданскую область, Республику Саха (Якутия), Камчатский край).

Не стоит также забывать о том, что развитие Северного морского пути крайне важно для разработки труднодоступных месторождений золота на Чукотке. То есть, доставка грузов на объекты и перевалка готовой продукции сильно зависят от дорожной инфраструктуры, развития порта Певек, а также климатических условий на СМП.

Привлекательная тундра

В 2008 году лицензию на геологическое изучение Баимской площади, в которую входит месторождение, по результатам аукциона получило ООО «Сатурн» (Millhouse). Сумма итогового платежа по аукциону составила 1,078 млрд рублей (на тот момент $45,5 млн). В 2009 году лицензия была переоформлена на ООО «Баимская ГДК» (Millhouse). С 2009 года на месторождении проводятся разведочные работы, в 2012 году первая очередь запасов прошла государственную экспертизу. В июле 2015 года «дочка» Millhouse – ООО ГДК «Баимское» получило разрешение на разведку и добычу цветных и благородных металлов на Баимской медно-порфировой площади, в том числе на месторождении Песчанка (Чукотский край). В октябре 2016 года завершилось предварительное проектирование (подрядчик – канадская инжиниринговая компания Fluor).

Государственной комиссией по запасам полезных ископаемых поставлены на учет запасы Баимской площади месторождения Песчанка по категориям С1 + С2: руда – 443,8 млн тонн, медь – 3,7 млн тонн, молибден – около 80 тыс. тонн, золото – около 234 тонн, серебро – 2 тыс. тонн (балансовые запасы); руда – 346 млн тонн, медь – 1,8 млн тонн, молибден – 46 тыс. тонн, золото – 89 тонн, серебро – 981,3 тонн (забалансовые запасы). На месторождении продолжаются разведочные работы.

В сообщении KazMinerals говорится, что ресурсы Песчанки по JORC – 9,5 млн тонн меди и 16,5 млн унций золота. Инвестиции в проект оцениваются в сумму $5,5 млрд. Баимский ГОК должен выпускать 476 тыс. тонн медного концентрата (148 тыс. тонн меди) и 276,5 тыс. унций золота в год, запуск запланирован на 2024–2025 годы. При этом в первые десять лет выпуск должен составить 250 тыс. тонн меди в год и 400 тыс. унций золота. В свою очередь аналитики банка Goldman Sachs, по итогам одной из неоднократных оценок JORC, заявляли, что разработка Баимской площади потребует $4,2 млрд.

Долго запрягают…

Два года назад сообщалось, что строительство горно-обогатительного комбината (ГОК) на крупнейшем месторождении меди на Чукотке начнется в 2019 году, первую медь на Баимской площади планируют добыть к 2022 году. Проект предполагает строительство ГОКа общей мощностью переработки руды 60 млн тонн в год в два этапа.

В апреле 2017 года пресс-служба Минвостокразвития скорректировала планы, сообщив, что ввод первой линии ГОКа Баимской рудной зоны на Чукотке запланирован на 2023 год.

Возможно, эти коррективы были связаны не только с активным поиском компанией Millhouse инвесторов и соинвесторов, ведь, как уже говорилось, энергообеспечение на объектах региона крайне дефицитное.

Лишь год назад правительство России внесло изменения в схему территориального планирования в области энергетики для реализации инфраструктурного проекта «Строительство и эксплуатация ВЛ Билибино – Кекура – Песчанка – Омсукчан (энергомост «Магадан – Чукотка»)». В первую очередь от создания энергомоста зависит освоение Баимской рудной зоны. Как отметил заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока Александр Осипов, для освоения Баимского месторождения необходима развитая энергетическая инфраструктура. Чтобы запустить новые производства и строится энергомост «Магадан – Чукотка», создается внешняя линия инфраструктуры – ВЛ 220 кВ Омсукчан – ПП – Песчанка. Появление энергомоста решит вопросы замещения выбывающих мощностей Билибинской АЭС, а также энергетического резерва.

Несмотря на огромное количество сложных факторов, от которых зависит успех предприятия, в самом Чукотском АО действительно возлагают большие надежды на Баимку, поскольку она по планам должна поднять внутренний региональный продукт более чем в 3,6 раза. Не так давно стало известно, что в Чукотском автономном округе приступили к созданию новой территории опережающего социально-экономического развития (ТОР) «Баимская». Заявка от округа была представлена в Минвостокразвития России 30 марта. Об этом сообщалось на официальном сайте администрации региона. Окончательное решение о создании ТОР примет правительство Российской Федерации. Режим ТОР позволит обеспечить привлечение инвестиций в якорные инвестиционные проекты по освоению золоторудных месторождений Кекура, Клен и Песчанка. Это позволит развивать не только крупные горнодобывающие производства, но активизировать развитие малого и среднего бизнеса, в том числе непосредственно в Билибино и селах, включенных в ТОР. Отметим, что сейчас в регионе уже действует ТОР «Беринговский».

На выданье

Законным владельцем лицензии Баимская является ООО ГДК «Баимская», 100% дочерняя компания продавца, Aristus Holdings Limited. Бенефициарные владельцы продавца – консорциум частных лиц, включая Романа Абрамовича и Александра Абрамова. Получив на аукционе за очень небольшую сумму актив с огромным потенциалом в плане запасов и со сравнительно неглубоким залеганием, но с проблемами в виде отсутствия инфраструктуры, собственник применил челночную дипломатию и стал предлагать потенциальным партнерам участие, а затем и покупку. Причем в 20 раз дороже цены приобретения. Действительно ли актив подорожал из-за вложенных в него средств – неизвестно, поскольку Millhouse – компания кипрская и непубличная, а отчеты ООО ГДК «Баимская» довольно лаконичные. Между тем, по некоторым данным, начиная с 2010 года выполнение объемов горных, буровых, геофизических и геохимических работ потребовало инвестиций в размере 575 млн рублей (курс к доллару в декабре – 30,86). Развитие столь крупного геологоразведочного проекта способствовало тому, что в целом по Дальнему Востоку в 2010 году финансирование ГРР на ТПИ из средств предприятий достигло 12,5 млрд рублей.

В результате в 2012 году Millhouse вела переговоры с австралийско-британской BHP Billiton о создании совместного предприятия, но сделка не состоялась. «Коммерсантъ» тогда писал, что BHP может получить 75% в СП, которое будет владеть 100%-ной долей разработчика месторождения ООО ГДК «Баимская», 25% останется у структуры Millhouse (Aristus Holdings Ltd). По условиям несостоявшегося соглашения, Millhouse мог получить около $1 млрд, из которых $350 млн – при закрытии сделки, остальное – несколькими траншами на разных этапах проекта.

В сентябре 2012-го также сообщалось, что на Баимскую обратил внимание австралийско-британский концерн Rio Tinto Group, который не смог договориться с Millhouse и решил разрабатывать золото-медное месторождение на российском Дальнем Востоке в партнерстве с «Норильским никелем». «Полюс Голд Интернэшнл» также проявлял интерес к Баимской и предлагал за актив около $500 млн, но Millhouse отклонил предложение.

В 2014 году гендиректор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев заявлял, что РФПИ ведет переговоры с иностранными партнерами о вложении в разработку трех крупных месторождений: медных Удоканского и Баимского, а также золоторудного Наталкинского, однако окончательных решений озвучено не было.

KazMinerals конкурировала за актив прежде всего с ГМК «Норильский никель», но предложила лучшие условия. Как сообщал в июне «Коммерсантъ», мажоритарий «Норникеля» Владимир Потанин предлагал совладельцам ГМК Абрамову и Абрамовичу выкупить Баимку в рассрочку за $750 млн, в том числе задействуя «Интеррос» как промежуточное звено. Тут возник конфликт с еще одним совладельцем «Норникеля» Олегом Дерипаской (34% у В. Потанина, 27,8% у «Русала» О. Дерипаски, А. Абрамов и Р. Абрамович владеют около 4%). «Русал» заявил о готовности одобрить выкуп Баимки лишь при условии низкой цены входа, а также усомнился в необходимости инвестиций в проект. Также в «Русале» предполагают, что планируемая сделка может стать частью схемы по продаже 3,99% ГМК В. Потанину Р. Абрамовичем и А. Абрамовым, хотя это опровергают в Millhouse Р. Абрамовича.

В мае 2018 года в Высоком суде Лондона рассматривался иск UC Rusal Дерипаски, который оспаривал условия продажи 4% «Норникеля». Агентство РБК сообщило тогда, что Максим Соков, президент En+, основного акционера UC Rusal, заявил, что компании Whiteleave Владимира Потанина и Crispian Романа Абрамовича и Александра Абрамова вступили в сговор, договариваясь об условиях продажи 4% акций «Норильского никеля», принадлежащих Crispian, чтобы сделать их невыгодными для UC Rusal. Издание пишет: «UC Rusal также увидела «дополнительный стимул» для Романа Абрамовича пойти на сговор в том, что Потанин дал понять, что «Норникель» купит у структур бизнесмена Баимское месторождение, следует из показаний Сокова. При этом Дерипаска всегда выступал против этой сделки, указывая на отсутствие инфраструктуры в Арктической зоне, где расположено это месторождение, и необходимость значительных долгосрочных инвестиций в проект – более $5 млрд минимум в течение пяти лет. По словам Сокова, этот проект не нравится и другому акционеру UC Rusal – Glencore (8,75%)».

В результате решения суда в отношении продажи 4% «Норникеля» отодвинуло Потанина от Абрамовича, и единственным известным кандидатом стал KazMinerals. Компания предложила $900 млн деньгами и своими акциями. Сделка должна закрыться весной 2019 года после одобрения властями и регуляторами. Что характерно, в последнее время Роман Абрамович планомерно избавляется от ряда активов и участия в некоторых проектах. Так, в ноябре 2016 года подконтрольная Millhouse компания «Северное олово» сочла нерентабельной разработку крупнейшего месторождения олова в РФ – Пыркакая (четвертое место в мире) на Чукотке – и закрыла проект, сдав лицензию государству.

В апреле 2018 года Highland Gold выкупила у принадлежащей Роману Абрамовичу компании Aristus Holdings три золотых актива на Чукотке за $91 млн.

Но, как мы видим из истории с «Норникелем», недра не отпускают бывшего «начальника Чукотки».


1733 просмотра

В Атырау может закрыться единственная в нефтяном регионе текстильная фабрика

Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство

Фото: Тамара Сухомлинова

Уникальное для Атырау предприятие, осуществляющее полный цикл обработки, выпуска и реализации изделий из шерсти, столкнулось с большими производственными трудностями. Созданная по инициативе частного инвестора и поддержанная АО «СПК «Атырау», компания, по сведениям корпорации, перестала погашать долги по займам. Одна из главных проблем – отсутствие налаженной системы поставки сырья на производство.

Пледы и одеяла

Как рассказал «Курсиву» менеджер департамента по управлению активами и дочерними, зависимыми организациями АО «СПК «Атырау» Руслан Кабиев, инициатором проекта «Комплекс по первичной обработке шерсти и производству шерстяных изделий» является физическое лицо – Сейтжан Балжигитов. СПК «Атырау» поддержала идею финансово, выделив заем на строительство производственных помещений и закупку оборудования фабрики.

Проект был реализован в два этапа: вначале был построен цех по первичной обработке шерсти – мойка и подготовка, затем  введены в строй объекты по производству изделий из шерсти. Было закуплено и установлено оборудование, привлечены специалисты. Общая стоимость проекта составила свыше 3,1 млрд тенге. Управляющей компанией стало созданное для реализации проекта ТОО «Caspiy Lana Atyrau». 51% доли предприятия принадлежит инициатору проекта, 49% – АО «СПК «Атырау». По словам, г-на Кабиева, финансирование проекта велось соответственно принадлежащим сторонам долям. Фабрика полностью была запущена в 2015 году.

Проектная годовая мощность предприятия – переработка 100 тонн верблюжьей, 350 тонн овечьей шерсти и производство 400 тыс. погонных метров шерстяного полотна, из которого в дальнейшем выпускались одеяла и пледы. Было открыто 40 постоянных рабочих мест.

В чем проблема?

Выпущенная продукция потребителям понравилась. Но недавно стало известно, что предприятие перестало обслуживать свои финансовые обязательства.

«В последний раз они платили по нашему кредиту в 2017 году. До последнего времени мы как такового участия в жизни предприятия не принимали. Но, проведя анализ, увидели, что работа не налажена. Деятельность товарищества в данный момент приостановилась. Одна из главных причин –  отсутствие сырья», –  сообщил «Курсиву» Руслан Кабиев.

По его словам, проблемы завода возникли из-за слабого менеджмента, неумения вовремя договариваться с поставщиками шерсти.

«Мы увидели, что предприятие переживает не лучшие времена, и СПК пришла к выводу, что необходимо менять менеджмент предприятия. Мы хотим, чтобы это производство действительно достигло своей проектной мощности, вышло на безубыточное состояние», –  поясняет г-н Кабиев.

Дайте шерсти

Между тем в интервью «Курсиву» директор ТОО «Caspiy Lana Atyrau» Назгуль Есмаканова отметила, что предприятие не останавливалось, что действительно, есть определенные сложности, но они все решаемы.

«Сегодня объем промываемой шерсти на фабрике составляет 30% от производительной мощности. «Мы делаем из шерсти пух и пряжу, создаем заготовку. И когда поступает заказ, из этого сырья производим конечную продукцию», –  рассказывает Назгуль Есмаканова.

На складе фабрики есть готовая продукция, но не в том объеме, чтобы она просто так лежала. «Одеяло такая вещь, которую может съесть моль или мыши. И мы не можем вот так наобум выпускать эту продукцию лишь бы выйти на производительную мощность», –  объясняет ситуацию руководитель предприятия.

Она рассказала и о ряде проблем, с которыми столкнулась компания. Устранить их можно, по ее мнению, вместе с государством. В частности, г-жа Есмаканова считает, что проблему отсутствия сырья можно решить, включив шерсть в список продукции, закупаемой у крестьянских хозяйств сервисно-заготовительными центрами (СЗЦ), созданными при местных акиматах.

«СЗЦ занимаются закупкой молока и мяса, и они финансируются государством по льготной программе. Мы просим, чтобы включили в эту программу и шерсть, чтобы был централизованный пункт сбора шерсти. В настоящее время мы своими силами делаем закупку шерсти, но этого мало», – говорит г-жа Есмаканова.

Сталкивается предприятие и с нелегальными скупщиками сырья, которые перепродают его китайским покупателям. «Большинство крестьянских хозяйств заинтересовано продавать шерсть китайцам за наличные деньги, нежели нам по договору, потому что они потом должны платить налоги. Если бы государство субсидировало часть суммы заготовителям сырья, то они, конечно, сдавали бы сырье официально», –  продолжает бизнесвумен и добавляет, что такая практика применяется в Туркестанской области при закупке мериносовой шерсти, где Caspiy Lana закупает верблюжью и шерсть грубошерстных пород овец.

Китайский дешевле

Продукция предприятия качественная, но, признаться, не дешевая. Изначально фабрика создавалась с расчетом, что будет поставлять свою продукцию казахстанской армии, оснащать железнодорожные вагоны, специальные государственные учреждения, школы и интернаты.

«Но когда встал вопрос о ценовой политике, оказалось, что завозить из Китая дешевле. Выяснилось, что у нас в основном закупают полушерстяные одеяла по 3,5 тыс. тенге за штуку. А мы одеяло, из белой полутонкой овечьей шерсти продаем за 7 тыс. тенге. Когда нам говорят, что это дорого, мы объясняем, что качество нашей продукции намного лучше. И прослужит она более восьми лет, в отличие от китайской, которая годна только два года», –  говорит Назгуль Есмаканова.

По ее словам, производить в Казахстане полушерстяные одеяла невозможно, поскольку у нас не выпускают синтетику.

«Ближайшие производители расположены в Беларуси и Китае. И синтетика, если ее сюда импортировать, стоит дороже, чем шерсть. Получается, смысла нет делать полушерстяное одеяло, поскольку стоимость его будет такая же, как и шерстяного», – убеждена собеседница «Курсива».

Директор Caspiy Lana Atyrau также отметила, что компания собирается открыть точки реализации в Москве и Шанхае. Продукция, созданная из натурального сырья, украшенная национальным орнаментом, очень нравится иностранцам. В Казахстане магазины работают в Нур-Султане, Алматы, Актау и Атырау.

«В Европе же хотят закупать не готовый товар, потому что у них есть аналогичная продукция, а сырье в виде пуха и пряжи. Конечная продукция будет продаваться в большей степени, как эксклюзивный товар, в подарочной упаковке», –  отмечает она.

План – по плану

Что касается реализации сырья, то фабрика уже отправила образцы продукции собственного производства в Германию. Там они были протестированы, и немцы готовы приобретать шерстяную пряжу атырауского производителя.

«В марте мы заключили договор с итальянской компанией Bonatti. Они хотят, чтобы мы поставили подушки и стеганные одеяла, наполненные верблюжьим пухом, для общежития на 350 человек на Тенгизе. Сначала заказчик сделал пробную закупку, отправил ее в Италию, где провели тесты», –  делится предпринимательница.

Проблему нехватки кадров компания решает сама. Она оплатила обучение 10 студентов в Московском государственном университете технологий и управления имени К.Г. Разумовского. В Казахстане, как выяснилось, не готовят технологов по шерсти, ткачих и прядильщиц.

Говоря о невыплатах по кредиту, Назгуль Есмаканова отметила, что компания не отказывается от своих обязательств.

«Недавно мы провели встречу с представителями акимата области и СПК, где пришли к консенсусу, что совместно с СПК будем реализовывать этот проект. Составим график платежей, который реально можем исполнять», –   заверяет она.

Для справки отметим, что, согласно данным Казахстанского института развития индустрии, объем производства продукции легкой промышленности в РК в январе-декабре 2018 года составил 93,7 млрд тенге, что в номинальном выражении на 3,1% ниже аналогичного периода 2017 года.

При этом за 11 месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года экспорт продукции легкой промышленности уменьшился на 15,7% до $179 млн. Тогда как импорт продукции легкой промышленности за январь-ноябрь 2018 года составил $1 млрд 281 млн, что выше аналогичного показателя 2017 года на 15,6%.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Почти 900 млн
тенге
пожертвовали казахстанцы кандидатам в президенты РК

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций