Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4524 просмотра

Недропользователи жалуются на большое количество пробелов в законодательстве РК

Судебная практика нефтяников показывает пробелы в законодательстве

Недропользователи жалуются на большое количество пробелов в законодательстве РК

Недропользователи жалуются на большое количество пробелов в законодательстве РК

На прошедшем в Алматы Казахстанском форуме по разрешению судебных споров юристы-судебники делились своим опытом друг с другом. Зачастую у каждого своя ниша, поэтому не за всеми трендами и нововведениями в законодательстве можно уследить. Собственно, та же проблема и у работников судов и арбитража. Партнер компании Signum, руководитель практики по разрешению споров Талгат Сарыев рассказал о проблемах, которые могут возникать у недропользователей в сфере юриспруденции.

Сетка Рабица против терроризма

В соответствии с законом о противодействии терроризму, объекты, связанные с добычей и переработкой топливно-энергетических полезных ископаемых, отнесены к объектам, уязвимым в террористическом отношении. И данные объекты подлежат проверке органами внутренних дел. Проверки могут проводиться каждые полгода.

«Основные проблемы, которые могут возникать у недропользования при применении данного закона, заключаются в том, что сам закон не устанавливает разграничений по размеру или по важности объекта. – поясняет Талгат. – То есть формально требования закона одинаковые и для крупного перерабатывающего комплекса с тысячным персоналом, и для маленького вахтового поселка с десятью вахтовиками, которые обслуживают одну добычную скважину. Также закон не устанавливает четких измеряемых требований – они могут толковаться довольно широко. Например, требования об ограждении объекта по периметру. Единственный критерий – это то, что такое ограждение должно препятствовать несанкционированному проникновению на объект. Ни примерной минимальной высоты, ни материала, из которого должно быть сооружено данное ограждение, законом не установлено. Естественно, на местах, учитывая то, что проверку проводят местные органы внутренних дел, требования закона толкуются очень широко и очень вольно. Так, в нашем случае, объект клиента – небольшой вахтовый поселок – был обнесен забором высотой 2,5 м на металлических опорах, на бетонном основании. Он обнесен сеткой Рабица, а сверху – колючая проволока. А проверяющие посчитали, что этого недостаточно для того, чтобы предотвратить несанкционированное проникновение в вахтовый поселок. При этом проверяющие никогда не указывают, в чем заключается несоответствие».

И здесь следуют довольно-таки серьезные последствия для недропользователя. Во-первых, невыполнение выявленных требований может повлечь наложение административного взыскания в виде приостановления деятельности сроком до трех месяцев. А это для нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний очень серьезно. Во-вторых, устранение выявленных нарушений, как правило, связано с большими финансовыми затратами. Например, такое требование, как установка охранной сигнализации по всему периметру или установка систем доступа к электронным идентификаторам. Это означает приобретение, наладку и обслуживание дорогостоящего оборудования.

Но проблема в том, что закон не устанавливает никаких параметров и разграничений. Поэтому формально все требования, установленные в законе, должны быть выполненными недропользователем. И на практике очень сложно защитить интересы клиента, потому что позиция суда такая: есть требования закона, и вы его не соблюли, исключений для вас нет, поэтому, будьте добры, – устраните. И здесь действенным защитным механизмом оказался принцип соразмерности мер противодействия терроризму степени террористической опасности.

Этот принцип выполняется в комплексе. Так, мы идем в департамент внутренних дел, объясняем, что не совсем серьезно требовать от небольшого вахтового поселка иметь ту же систему защиты, что и у перерабатывающего завода, но данный принцип показал свою действенность и эффективность. Однако однозначной практики по вопросу применения закона о противодействии терроризму на данный момент не существует.

Море волнуется – раз!

Еще один кейс, связанный с недропользованием и нефтедобычей, видимо, характерный, поскольку многие скважины находятся в Прикаспии.

Контрактная территория клиента юридической компании Signum находится в Прикаспийской низменности. И периодически ее затапливают нагонные воды Каспийского моря. Как правило, это происходит в весенний период, и к лету, к началу полевых работ, какая-то территория успевает высохнуть. Но в определенный год выпало аномальное количество осадков, и то, что было затоплено нагонными водами, не просохло. Недропользователь не смог приступить к работам на контрактной территории. В соответствии с действующим законом о недрах и новым кодексом предусматривается возможность продления срока контракта, если недропользователь не смог выполнить определенные работы в результате обстоятельств форс-мажора. В этой связи он обратился в компетентный орган с просьбой продлить срок действия контракта. Компетентный орган прямо не отказал в продлении, однако потребовал, чтобы в судебном порядке был установлен факт форс-мажора и его длительность. Хотя закон о недрах и кодекс о недрах такого не регламентируют, а идет речь об установлении факта форс-мажора в порядке, предусмотренном законодательством. Проанализировав судебную практику, недропользователь принял решение обратиться в районный суд с заявлением об установлении «факта, имеющего юридическое значение».

«Практика судов неоднозначна: «50 на 50», и нам не повезло: суд сказал, что форс-мажор в данном случае не может быть установлен в порядке установления факта, имеющего юридическое значение, потому что мы, недропользователь, хотим использовать форс-мажор для продления срока действия контракта, – рассказывает партнер компании Signum. – То есть суд увидел потенциальный спор о праве. Соответственно, наше заявление оставили без рассмотрения. Повторное обращение в компетентный орган ничего не дало, он настаивал на том, чтобы мы в судебном порядке установили форс-мажор и его продолжительность. И недропользователь был вынужден обратиться уже в порядке искового производства (а не особого искового производства) с требованием понудить компетентный орган, как сторону контракта, продлить срок действия, потому что имел место форс-мажор. Суд установил факт форс-мажора, его продолжительность, но отказал в удовлетворении требований по той причине, что статус компетентного органа двойственный. Во-первых, это государственный орган, во-вторых – это сторона контракта на недропользование. Поэтому суд указал, что он не может понудить компетентный орган как сторону контракта продлить срок действия, потому что госорган самостоятельно, без понуждения имеет все полномочия продлить срок действия контракта».

К счастью для недропользователя в итоге ему удалось перекинуть работы по форс-мажорному году на другие периоды, и актуальность дальнейшего судебного разбирательства отпала. Однако юристы так и не получили окончательного ответа, как вышестоящий суд разрешил бы этот вопрос.

История на этом не закончилась. Через некоторое время компетентный орган направил недропользователю уведомление о нарушении контрактных обязательств и потребовал уплатить штраф от суммы невыполненных обязательств в год, в который произошел форс-мажор.

На практике такое уведомление не подлежит принудительному исполнению, и компетентный орган обращается в судебном порядке для взыскания суммы штрафа.

Проблема компетенций

Казалось бы, предмет трансфертного ценообразования широко освещен, вопросов не должно возникать, имеется и сложившаяся судебная практика. Тем не менее, налоговые органы подкидывают сюрпризы. Так, Талгат Сарые рассказал о случае, когда компании пришлось решать вопрос исчисления сроков исковой давности: «Налоговый кодекс предусматривает приостановление сроков исковой давности в случае, если в ходе проведения проверки направляется запрос в соответствии с законодательством о трансфертном ценообразовании. Но в нашем случае запрос был направлен не проверяющим налоговым органом и даже не вышестоящим налоговым органом, а другим по территории. Естественно, в суде мы задали вопрос о правомерности того, что запрос другим территориальным органом может являться основанием для приостановления срока исковой давности в отношении нас. Суд, к нашему удивлению, разрешил вопрос в пользу налогового органа, указав, что не важно, какой налоговый орган направляет такой запрос. Главное, что запрос связан с предметом проверки. Получается, что если налоговый орган проводит проверку налогоплательщика в Атырауской области и в рамках этой проверки направляет запрос в соответствии с законодательством о трансфертном ценообразовании, данный запрос может являться основанием для продления сроков исковой давности в отношении другого налогоплательщика, скажем, в Актюбинской или Мангистауской области. К счастью, данный вопрос окончательно не разрешен. И мы надеемся, что вышестоящая судебная инстанция внесет ясность».


1222 просмотра

Как ответственные потребители создают проблемы мировому ритейлу

С начала года в США на банкротство подали несколько игроков мирового уровня

Фото: Stan Honda/ Agence France-Presse/Getty Images

Тренд на покупку одежды секонд хенд оказывает дополнительное давление на ритейлеров, которые и так в нелегком положении.

Винтаж снова в моде – такой вывод можно сделать из результатов ежегодного исследования консалтинговой компании Accenture, посвященного праздничному шопингу. Почти половина респондентов, участвовавших в опросе, заявили, что подумывают подарить подержанную одежду. Еще больше – 56% – сказали, что будут рады получить такие подарки сами.

Как отмечено в исследовании, покупатели теперь смотрят на углеродный след различных вариантов доставки. Половина участников опроса заявили, что из-за негативного воздействия на экологию экспресс-доставки, которая подразумевает использование самолетов, они постараются выбрать менее вредные для окружающей среды медленную доставку или покупку в магазине.

В исследовании Accenture отмечает тренд, который набирает все большую силу, и называет его «ответственной розничной торговлей». Быстрая мода, или одежда, которую надевают всего несколько раз, у западных потребителей больше не в почете.  

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu333.jpg

Фото: Daniel Acker/Bloomberg News

Fast fashion

В Германии контейнеры для подержанной одежды установлены практически на каждом углу. День за днем эти контейнеры наполняются вещами, которые людям больше не нужны. Только представьте себе масштабы – полный контейнер каждый день.

Данная кампания помогает собирать гуманитарную помощь для стран с развивающейся экономикой, ненужные изделия отправляются в страны Африки и Азии. Но ситуация такова, что на сегодняшний день уже несколько государств Восточной Африки отказались от подобной помощи. Одежды слишком много.

В течение последних 15 лет продажи одежды по всему миру выросли вдвое, тогда как срок ее службы резко сократился до одного года в среднем. В то же время производство одежды наносит огромный ущерб окружающей среде, доля выбросов CO2 от текстильной промышленности превышает в несколько раз показатели авиации и судоходства и составляет более миллиарда тонн. Мировой океан загрязняется микропластиком из текстильных волокон, в производстве используются токсичные химические вещества. По мнению эксперта Greenpeace Кристин Бродде, сегодня текстильная промышленность – главный фактор климатического кризиса. Защитники окружающей среды уверены, что повышение экологичности текстильного производства автоматически увеличит цену изделий, а это, в свою очередь, будет способствовать спаду покупательской истерии. Как минимум семь мировых брендов, среди которых
H & M, Zara и Adidas, уже обязались заменить вредные вещества, применяемые при производстве одежды, нейтральными.

Быстрая мода – fast fashion, в вину которой вменяют сегодняшнюю ситуацию, появилась в конце 80-х годов XX века. Суть этого направления – максимально использовать меняющиеся вкусы потребителей и в короткие сроки производить новый продукт. Бренды, придерживающиеся данной концепции, делают несколько смен коллекций за сезон в своих магазинах, а маркетологи убеждают покупателей в том, что им необходимо вновь обновить гардероб.

Лидеры быстрой моды – такие крупные компании, как H & M, Forever 21, Inditex Group (бренды Zara, Bershka, Stradivarius). Первенство в использовании этого подхода принадлежит Zara. Именно благодаря fast fashion стал успешным владелец бренда Амансио Ортега, входящий в число богатейших людей мира.

10.jpg

Фото: Levine Roberts/Newscom/Zuma Press

Модные протесты и банкротства

Лондонская неделя моды, которая состоялась в сентябре 2019-го, уже вошла в историю как неделя моды и протестов. Среди тех, кто активно протестовал, было движение Extinction Rebellion («Бунт вымирания»), его представители сначала призывали бойкотировать мероприятие, а затем устроили масштабные акции протеста. Участники движения уверены, что производство одежды наносит серьезный вред окружающей среде, а череда модных показов подстегивает гигантов быстрой моды на создание новых коллекций.

Все показы Лондонской недели моды прошли по расписанию, но в том, что вектор потребления меняется, сомнений уже не остается. Ответственное потребление – один из факторов, оказывающих давление на крупнейших fashion-ритейлеров, которые и так теряют позиции из-за меняющихся покупательских привычек. Например, уход клиентов в онлайн привел к тому, что доля импульсных покупок значительно сократилась.

По данным The Wall Street Journal, которые ссылаются на отчет BDO USA LLP, в 2019 году в США значительно ускорились темпы банкротств и закрытий магазинов по сравнению с предыдущим годом. Отчасти в этом виноват крайне слабый предпраздничный сезон покупок и слабый курортный сезон 2018 года, что в совокупности привело к самым низким показателям розничных продаж с декабря 2009 года.

С начала 2019 года более 20 крупных ритейлеров, владеющих более чем 25 магазинами, объявили о банкротстве. По оценкам BDO, в этом году ритейлеры закроют как минимум 7 тыс. магазинов. Чтобы сократить расходы, ритейлеры отказываются от своих флагманских магазинов и берут в аренду торговые точки меньших размеров в популярных локациях.

Процедура банкротства в большинстве случаев коснулась компаний, которые придерживаются традиционной схемы офлайн-продаж в среднем ценовом сегменте. Компании просто не успели адаптироваться под изменяющиеся условия потребления.

Розничные сети, заявившие о банкротстве и сокращениях площадей в последнее время:

Aerosoles – это компания из Нью-Джерси, занимающаяся производством обуви. Процедура банкротства начата еще в 2017 году. До сих пор не ясно, какие именно из 88 магазинов будут закрыты.

American Apparel – американский бренд одежды закрыл все магазины в США в 2017 году после банкротства. Интеллектуальная собственность бренда была приобретена канадской компанией Gildan Activewear за $88 млн.

BCBG – основанный в Лос-Анд­желесе бренд, торгующий вечерними и коктейльными платьями, объявил о банкротстве в 2017 году. Были закрыты 118 магазинов по всей стране.

Michael Kors – ритейлер заявил о существенном падении продаж и необходимости закрыть 125 магазинов в попытке адаптироваться к электронной коммерции.

Topshop – британская компания планирует закрыть все свои магазины в США после того, как ее материнская компания Arcadia Group объявила о банкротстве.

Gymboree – процесс банкротства начат в январе 2019 года. В планах закрыть большую часть из 900 магазинов, работающих под брендами Gymboree, Janie and Jack и Crazy 8.

Forever 21

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu111.jpgФото: Jeenah Moon/Bloomberg News

Самое громкое среди последних банкротств в США – банкротство крупнейшего ритейлера, использующего как раз концепцию fast fashion – Forever 21. Когда-то бренд присутствовал во всех масштабных торговых центрах страны. Но, как и многие, не выдержал конкуренции с электронной коммерцией и изменений привычек покупателей. Во всяком случае, такие причины озвучило руководство компании.

Начав процедуру банкротства, Forever 21 планирует рекапитализировать бизнес и избавиться от большей части убыточных магазинов. Компания прекратит свою деятельность в 40 странах, включая Канаду и Японию. В Соединенных Штатах будет закрыто 178 магазинов, оставшиеся продолжат работу. Также останутся магазины в Латинской Америке.

The Wall Street Journal напоминает, что Forever 21 специализируется на продаже недорогой одежды – средняя цена топа, например, $5, платья – $20. Бренд, предлагающий цены значительно ниже, чем в Topshop, Arcadia Group Ltd. и Zara Inditex SA, всегда пользовался большой популярностью, так как давал возможность выбрать одежду из огромного количества предложений на любой вкус.

Когда после кризиса 2008 года по индустрии прокатилась волна банкротств, Forever 21 только увеличивал свои площади, захватывал все большие помещения, и для того, чтобы в полной мере заполнить их, начал развивать категории мужской одежды, одежды «плюс сайз», белья и аксессуаров. С 2014 по 2018 год количество локаций бренда выросло на 320 точек, включая гигантское двухэтажное помещение площадью более 7 тыс. кв. м в Danbury Fair Mall, в Коннектикуте.

При том колоссальном объеме, на который замахнулась сеть, было очень сложно поддерживать свежим и неповторяющимся дизайн. Одежда становилась скучной. К 2018 году ситуация стала стремительно ухудшаться, и компания объявила о значительном уменьшении трафика. Магазины в Канаде, США и Европе теряли в среднем $10 млн в месяц в течение года. По состоянию на июль 2019 года мировые продажи упали на $1 млрд за 12 месяцев.

Что у нас?

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu222.jpg

Фото: John Nguyen/Zuma Press

Грозит ли закрытие магазинов от крупных ритейлеров казахстанскому fashion-рынку? Вряд ли. Большинство из попавших в список банкротов даже не представлены на отечественном рынке. Бренды, пользующиеся наибольшим трафиком в торговых центрах, в свете последних событий приняли активную экологически ответственную позицию и наверняка свои обещания исполнят. Это своего рода гарантия того, что развитие компаний, среди которых Zara, H & M, Adidas, будет продолжаться.

И хотя тренд ответственного потребления в Казахстане пока влияет на ничтожно малое число покупателей – в массе своей отечественные клиенты fashion-ритейла остаются приверженцами быстрой моды – ритейлеры уже используют ответственные практики и на нашем рынке. Бренд H & M, например, практикует в своих магазинах боксы для сбора старой одежды, мотивируя покупателей приносить вещи на переработку и получать за это скидку. Программу по переработке бренд запустил в 2013 году. «Не дайте моде превратиться в мусор. Неважно, насколько изношены или потрепаны вещи. У них все равно есть шанс на новую жизнь», – заявляет H & M на официальном сайте.

Такую же систему планирует внедрить со следующего года группа Inditex.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций