Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


4352 просмотра

Недропользователи жалуются на большое количество пробелов в законодательстве РК

Судебная практика нефтяников показывает пробелы в законодательстве

На прошедшем в Алматы Казахстанском форуме по разрешению судебных споров юристы-судебники делились своим опытом друг с другом. Зачастую у каждого своя ниша, поэтому не за всеми трендами и нововведениями в законодательстве можно уследить. Собственно, та же проблема и у работников судов и арбитража. Партнер компании Signum, руководитель практики по разрешению споров Талгат Сарыев рассказал о проблемах, которые могут возникать у недропользователей в сфере юриспруденции.

Сетка Рабица против терроризма

В соответствии с законом о противодействии терроризму, объекты, связанные с добычей и переработкой топливно-энергетических полезных ископаемых, отнесены к объектам, уязвимым в террористическом отношении. И данные объекты подлежат проверке органами внутренних дел. Проверки могут проводиться каждые полгода.

«Основные проблемы, которые могут возникать у недропользования при применении данного закона, заключаются в том, что сам закон не устанавливает разграничений по размеру или по важности объекта. – поясняет Талгат. – То есть формально требования закона одинаковые и для крупного перерабатывающего комплекса с тысячным персоналом, и для маленького вахтового поселка с десятью вахтовиками, которые обслуживают одну добычную скважину. Также закон не устанавливает четких измеряемых требований – они могут толковаться довольно широко. Например, требования об ограждении объекта по периметру. Единственный критерий – это то, что такое ограждение должно препятствовать несанкционированному проникновению на объект. Ни примерной минимальной высоты, ни материала, из которого должно быть сооружено данное ограждение, законом не установлено. Естественно, на местах, учитывая то, что проверку проводят местные органы внутренних дел, требования закона толкуются очень широко и очень вольно. Так, в нашем случае, объект клиента – небольшой вахтовый поселок – был обнесен забором высотой 2,5 м на металлических опорах, на бетонном основании. Он обнесен сеткой Рабица, а сверху – колючая проволока. А проверяющие посчитали, что этого недостаточно для того, чтобы предотвратить несанкционированное проникновение в вахтовый поселок. При этом проверяющие никогда не указывают, в чем заключается несоответствие».

И здесь следуют довольно-таки серьезные последствия для недропользователя. Во-первых, невыполнение выявленных требований может повлечь наложение административного взыскания в виде приостановления деятельности сроком до трех месяцев. А это для нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний очень серьезно. Во-вторых, устранение выявленных нарушений, как правило, связано с большими финансовыми затратами. Например, такое требование, как установка охранной сигнализации по всему периметру или установка систем доступа к электронным идентификаторам. Это означает приобретение, наладку и обслуживание дорогостоящего оборудования.

Но проблема в том, что закон не устанавливает никаких параметров и разграничений. Поэтому формально все требования, установленные в законе, должны быть выполненными недропользователем. И на практике очень сложно защитить интересы клиента, потому что позиция суда такая: есть требования закона, и вы его не соблюли, исключений для вас нет, поэтому, будьте добры, – устраните. И здесь действенным защитным механизмом оказался принцип соразмерности мер противодействия терроризму степени террористической опасности.

Этот принцип выполняется в комплексе. Так, мы идем в департамент внутренних дел, объясняем, что не совсем серьезно требовать от небольшого вахтового поселка иметь ту же систему защиты, что и у перерабатывающего завода, но данный принцип показал свою действенность и эффективность. Однако однозначной практики по вопросу применения закона о противодействии терроризму на данный момент не существует.

Море волнуется – раз!

Еще один кейс, связанный с недропользованием и нефтедобычей, видимо, характерный, поскольку многие скважины находятся в Прикаспии.

Контрактная территория клиента юридической компании Signum находится в Прикаспийской низменности. И периодически ее затапливают нагонные воды Каспийского моря. Как правило, это происходит в весенний период, и к лету, к началу полевых работ, какая-то территория успевает высохнуть. Но в определенный год выпало аномальное количество осадков, и то, что было затоплено нагонными водами, не просохло. Недропользователь не смог приступить к работам на контрактной территории. В соответствии с действующим законом о недрах и новым кодексом предусматривается возможность продления срока контракта, если недропользователь не смог выполнить определенные работы в результате обстоятельств форс-мажора. В этой связи он обратился в компетентный орган с просьбой продлить срок действия контракта. Компетентный орган прямо не отказал в продлении, однако потребовал, чтобы в судебном порядке был установлен факт форс-мажора и его длительность. Хотя закон о недрах и кодекс о недрах такого не регламентируют, а идет речь об установлении факта форс-мажора в порядке, предусмотренном законодательством. Проанализировав судебную практику, недропользователь принял решение обратиться в районный суд с заявлением об установлении «факта, имеющего юридическое значение».

«Практика судов неоднозначна: «50 на 50», и нам не повезло: суд сказал, что форс-мажор в данном случае не может быть установлен в порядке установления факта, имеющего юридическое значение, потому что мы, недропользователь, хотим использовать форс-мажор для продления срока действия контракта, – рассказывает партнер компании Signum. – То есть суд увидел потенциальный спор о праве. Соответственно, наше заявление оставили без рассмотрения. Повторное обращение в компетентный орган ничего не дало, он настаивал на том, чтобы мы в судебном порядке установили форс-мажор и его продолжительность. И недропользователь был вынужден обратиться уже в порядке искового производства (а не особого искового производства) с требованием понудить компетентный орган, как сторону контракта, продлить срок действия, потому что имел место форс-мажор. Суд установил факт форс-мажора, его продолжительность, но отказал в удовлетворении требований по той причине, что статус компетентного органа двойственный. Во-первых, это государственный орган, во-вторых – это сторона контракта на недропользование. Поэтому суд указал, что он не может понудить компетентный орган как сторону контракта продлить срок действия, потому что госорган самостоятельно, без понуждения имеет все полномочия продлить срок действия контракта».

К счастью для недропользователя в итоге ему удалось перекинуть работы по форс-мажорному году на другие периоды, и актуальность дальнейшего судебного разбирательства отпала. Однако юристы так и не получили окончательного ответа, как вышестоящий суд разрешил бы этот вопрос.

История на этом не закончилась. Через некоторое время компетентный орган направил недропользователю уведомление о нарушении контрактных обязательств и потребовал уплатить штраф от суммы невыполненных обязательств в год, в который произошел форс-мажор.

На практике такое уведомление не подлежит принудительному исполнению, и компетентный орган обращается в судебном порядке для взыскания суммы штрафа.

Проблема компетенций

Казалось бы, предмет трансфертного ценообразования широко освещен, вопросов не должно возникать, имеется и сложившаяся судебная практика. Тем не менее, налоговые органы подкидывают сюрпризы. Так, Талгат Сарые рассказал о случае, когда компании пришлось решать вопрос исчисления сроков исковой давности: «Налоговый кодекс предусматривает приостановление сроков исковой давности в случае, если в ходе проведения проверки направляется запрос в соответствии с законодательством о трансфертном ценообразовании. Но в нашем случае запрос был направлен не проверяющим налоговым органом и даже не вышестоящим налоговым органом, а другим по территории. Естественно, в суде мы задали вопрос о правомерности того, что запрос другим территориальным органом может являться основанием для приостановления срока исковой давности в отношении нас. Суд, к нашему удивлению, разрешил вопрос в пользу налогового органа, указав, что не важно, какой налоговый орган направляет такой запрос. Главное, что запрос связан с предметом проверки. Получается, что если налоговый орган проводит проверку налогоплательщика в Атырауской области и в рамках этой проверки направляет запрос в соответствии с законодательством о трансфертном ценообразовании, данный запрос может являться основанием для продления сроков исковой давности в отношении другого налогоплательщика, скажем, в Актюбинской или Мангистауской области. К счастью, данный вопрос окончательно не разрешен. И мы надеемся, что вышестоящая судебная инстанция внесет ясность».


1566 просмотров

Государство и бизнес обсудили перспективы роста электронной торговли

Объем онлайн-торговли Казахстана за год вырос на 23,2%

Фото: Shutterstock

В Алматы по инициативе Ассоциации «Цифровой Казахстан» прошла встреча, на которой крупнейшие игроки отрасли и регулятор обсудили перспективы развития e-commerce в стране.

По прогнозам, к 2020 году объем электронной торговли в мире может достичь 10 трлн долларов. При этом, цифровая торговля растет опережающими темпами, вытесняя традиционную торговлю.

Уже сегодня e-commerce вносит большой вклад в экономику Казахстана, поэтому так важно обеспечить сбалансированное регулирование этой сферы. Как лучше взаимодействовать бизнесу и государству? Этот вопрос стал центральной темой круглого стола «Будущее e-commerce в Казахстане – совпадают ли цели регулятора и бизнеса?».

Еще одной из важных тем для обсуждения стал проект Правил внутренней торговли, по отдельным положениям которых бизнес высказал свои пожелания.

По словам Николая Бабешкина, председателя АЦК и главы Kolesa Group, Ассоциация «Цифровой Казахстан» создана год назад, как площадка для обмена мнениями бизнеса и регулятора по вопросам e-commerce. Она объединяет крупнейших игроков отрасли и взаимодействует с министерством национальной экономики, министерством цифрового развития, Палатой предпринимателей. На долю членов ассоциации приходится около 60% рынка электронной коммерции и 70% электронных платежей.

Курс - на обороты в триллион тенге

К началу 2019 года объем онлайн-торговли РК оценивался в 287 млрд тенге, за год он вырос на 23,2%. Доля онлайн-торговли от общего объема торговли составила всего 2,9%, что, по мнению Николая Бабешкина, говорит о существенном потенциале роста.

Хорошие предпосылки для развития e-commerce дает высокий уровень проникновения интернета в РК - 76,4% в 2017 году. По этому показателю Казахстан занимает второе место в мире после Великобритании (94,8% пользователей), обогнав США (76,2%), Польшу (76%) и Россию (76%).

По темпам прироста платежей по картам Казахстан занимает первое место в мире – с 2013 по 2017 год средневзвешенный рост составил 20,5% в год.

Согласно оценкам экспертов АЦК, рынок электронной торговли в РК может в 2022 году составить 928 млрд тенге. То есть по сдержанным оценкам на основе среднемирового роста прирост составит 6%.

«Это больше 1% от ВВП Казахстана. Сегодня на долю членов АЦК приходится порядка 60% рынка электронной коммерции и около 70% электронных платежей. Рынок очень значим для экономики Казахстана, и от нас зависит, достигнем ли мы озвученных результатов к 2022 году», - отметил председатель АЦК.

ЕАЭС открыт для казахстанских игроков e-commerce

Евразийская экономическая комиссия разрабатывает Дорожную карту по созданию благоприятных условий для развития экосистемы цифровой торговли во всех странах Евразийского Союза. Утверждены направления дорожной карты, которые стали реакцией на глобальные вызовы в сфере цифровой трансформации: развитие цифровых трансграничных услуг, оцифровка товаров и услуг, развитие каналов цифровой торговли, стимулирование экспорта через цифровые каналы и развитие инфраструктуры цифровой торговли.

Мария Живых, консультант отдела развития информационных ресурсов и систем Департамента информационных технологий ЕЭК, пригласила казахстанские компании к участию в проектах, которые при поддержке ЕЭК можно масштабировать на все пространство ЕАЭС.

По словам эксперта, электронная коммерция – одна из приоритетных сфер экономики для ЕАЭС. Для ее развития во всех странах-участницах необходимо создавать благоприятный законодательный режим. 

Мы можем конкурировать с мировыми гигантами

АЦК ведет активную работу с регулятором. Одним из результатов работы стало причисление мобильных телефонов к списку невозвратной продукции управляющий директор АЦК Денис Степанцев пояснил, что это было сделано в рамках борьбы с контрафактом и для защиты прав потребителей. Кроме того, по инициативе рабочей группы был исключен из законодательства приказ МНЭ о регулировании электронной торговли.

Представители e-commerce уверены – если чрезмерно регулировать добросовестных внутренних продавцов, ограничивать для них условия ведения бизнеса и создавать дополнительные требования, то иностранные конкуренты, не имеющие зарегистрированного бизнеса в РК, получат возможность завоевывать казахстанский рынок практически беспрепятственно. Потому что казахстанскому покупателю будет проще и выгоднее делать покупки по интернету за рубежом, чем в своей стране.

У участников рынка не вызвала поддержки идея создания реестра интернет-магазинов в Казахстане. Участники встречи отметили, что интернет-магазины являются такими же субъектами торговли, как и обычные магазины, реестра которых не существует и до сих пор в нем не видели необходимости.

Регулятор считает, что реестр повысит дисциплину субъектов предпринимательства, а потребители всегда смогут найти в реестре добросовестного субъекта, которому могли бы доверять. Однако, игроки рынка считают эту меру неэффективной и указывают на то, что нигде в мире таких реестров нет, за исключением Белоруссии.

«Мы изучили опыт порядка 20 стран, и нигде, кроме Белоруссии, такого реестра нет. Есть опыт Китая, где регистрации подлежат иностранные торговые площадки. Это делается в связи с выполнением законодательства по локализации данных и никак не связано с торговлей. Есть еще опыт Южной Кореи, где торговая площадка, начиная работать, уведомляет об этом Комиссию по торговле», - добавила Мария Гирич, эксперт Центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС (РФ).

После обсуждений и обмена мнениями был сделан вывод о том, что казахстанское законодательство предоставляет потребителям казахстанских интернет-площадок все возможности защищать свои права. Но нужно повышать потребительскую грамотность, чтобы покупатели могли своими правами воспользоваться. А интернет-магазинам полезно перенимать опыт крупных торговых площадок, таких как Amazon, Aliexpress, Ebay которые сами подключаются к спорам, если были нарушены права потребителя. Аналогичных рекомендаций придерживается и ОЭСР, отмечая, что самый эффективный способ защиты прав потребителей состоит в создании внутри торговых площадок механизмов разрешения споров с потребителями.

«Казахстанское законодательство сейчас сбалансировано, и это позволяет бизнесу развиваться. За последние годы это обеспечило рост рынка практически в два раза. Но, работая над законодательством, мы иногда все-таки встречаем попытки зарегулировать бизнес, что может повлиять не только на рост рынка в целом, но и уничтожить отдельные его сегменты. Поэтому мы надеемся, что ответы на ключевые вопросы и те тезисы, которые мы сегодня сформулируем в ходе дискуссии, будут восприняты и расценены как основы, которые определят, как в идеале должно формироваться законодательство, регулирующее электронную коммерцию», - заявила Елена Бычкова, советник председателя ассоциации «Цифровой Казахстан».

У игроков отрасли и правительства общие цели

«Рост электронной торговли будет пропорционально снижать долю традиционной торговли, - прогнозирует Айжан Бижанова, директор департамента по развитию торговли Министерства национальной экономики РК. - И наша задача как государственного регулятора, подготовить субъекты бизнеса к этому переходу. Борьба за потребителя становится все жестче, и нашим интернет-магазинам и электронным площадкам надо будет постоянно развиваться и идти в ногу со временем».

По данным МНЭ, розничная электронная торговля в Казахстане по итогам 2018 года составила 269 млрд тенге (2,9% от общей розничной торговли), а количество покупателей приблизилось к 2,3 млн человек. В настоящее время МНЭ РК работает над Дорожной картой развития электронной торговли до 2025. Министерство предложило АЦК консолидировать предложения бизнеса для включения их в новый документ.

«У бизнесменов есть возможность непосредственно участвовать в принятии управленческих решений, формировать дальнейшее видение своей отрасли. Мы ждем все ваши предложения через Ассоциацию «Цифровой Казахстан» и обязательно их рассмотрим для включения в Дорожную карту. Будем совместно работать», - заявила Айжан Бижанова.

По итогам встречи будут сформированы рекомендации и предложения, которые будут направлены в Министерство национальной экономики РК и Национальную палату предпринимателей.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций