Перейти к основному содержанию

5489 просмотров

Программа по управлению недрами не нашла нужный градус?

Пока полных данных о том, какие правила предоставления прав недропользования будут действовать для той или иной территории, нет

Программа по управлению недрами не нашла нужный градус?

Программа по управлению недрами не нашла нужный градус?

Министерство по инвестициям и развитию РК (МИР) разрабатывает программу по управлению государственным фондом недр (ПУГФН). Но пока полных данных о том, какие правила предоставления прав недропользования будут действовать для той или иной территории, нет. МИР не может собрать данные от других ведомств, чтобы создать точную карту.

Вице-министр МИР РК Тимур Токтабаев и глава департамента недропользования Руслан Баймишев на встрече 18 мая представили ПУГФН недропользователям и участникам Общественного совета. Основная часть презентации состояла из слайдов с картами. На них были размечены блоки (площадь каждого – 2,3 кв. км), которые ведомство намерено выставить для предоставления права недропользования.

Также на одном из слайдов была карта с территориями, которые по различным причинам не могут быть предоставлены для недропользования (заповедники и ООПТ, земли для нужд обороны и т. д.). Еще один слайд представлял собой карту с нанесенными на нее границами действующих контрактов.

В презентации были данные, предписанные ст. 67 Кодекса о недрах. Но информация на картах, ее методические основания и полнота данных с учетом переходных положений вызвали у присутствующих вопросы и критику.

У МИРа не сошлись карты

Во-первых, карты на слайдах были представлены в разных масштабах, а карты со сводными данными не было. Нет ее и в полном тексте ПУГФН. Из-за отсутствия сводной карты невозможно точно увидеть взаимное расположение территорий, входящих в разные категории. Также непонятно, какие территории не включены ни в одну из категорий (по ним государство не имеет права предоставлять права недропользования).

Например, участки недр для аукционов по ТПИ представлены на карте отдельными точками. Но в Кодексе о недрах (ст. 268, п.3 пп.1) отмечается, что месторождения, потенциально представляющие коммерческий интерес, участки недр, содержащие ресурсы и запасы промышленных категорий, а также участки в 30-километровой зоне от горных отводов, принадлежащих градообразующим предприятиям, будут предоставляться через аукцион до 2028 года. Исчерпывается ли список территорий для аукционов по ТПИ теми точечными объектами, которые нанесли на карту разработчики ПУГФН, неизвестно. В соответствии с Кодексом о недрах (ст. 268), полный список территорий (с их координатами) для проведения аукционов должен быть.

Во-вторых, нет методологии для отнесения участка к той или иной категории. Например, критерием для выставления участка по принципу первой заявки, по словам разработчиков, стал предварительный интерес действующих недропользователей.

Такой подход вызвал недоумение у участников. «На вопрос, почему так отвели площади, ответ: «Потому что!». Очень большие территории запланированы под государственное изучение недр. Возникает вопрос: а у государства есть бюджет эти территории освоить? Расчеты есть? Пока что это выглядит, как территории, заблокированные для тех принципов, которые заложены в Кодексе: «первый пришел – первый получил», – возмутился депутат Мажилиса Альберт Рау, который входит в Общественный совет (должен выдать заключение по ПУГФН).

Впрочем, количество участков для государственного геологического изучения недр (ГГИН) может измениться, если бюджет на него не будет согласован или сократится. Пока в тексте программы приведен список работ с объектами, площадью и сроком их проведения. Предполагается, что площади, отведенные для ГГИН, будут доступны для предоставления прав недропользования по принципу первой заявки после 2019 года.

В-третьих, разработчики не дали информацию в динамике. Только по блокам для предоставления прав недропользования по принципу первой заявки известно, что они будут выставлены в 2018–2019 гг. Заявки будут приниматься с 15 сентября 2018 года. В презентации также отмечается, что «в 2020–2023 гг. будет выставлена большая часть территории для геологоразведочных работ», но о каких именно блоках идет речь – непонятно.

В МИРе признали, что пока ПУГФН не включает все территории для проведения разведки по принципу «первой заявки», так как необходимо завершение работ, в которых задействованы двадцать госорганов, в том числе акиматы, МСХ, МО, МЭ, МНЭ. К примеру, на республиканском уровне не полностью систематизированы сведения по географическому расположению объектов, где недропользование запрещено, в том числе координаты населенных пунктов, особо охраняемых природных территорий, территорий земель водного фонда и т. д. Все эти сведения собирает Минсельхоз, создавая проект по Национальной инфраструктуре пространственных данных. Однако создаваться он будет до 2022 года, а ПУГФН должна заработать с июля нынешнего года. В том числе по этой причине ПУГФН будет обновляться и постепенно включать отработанные территории и участки, где завершается ГГИН. Когда заработает Национальный банк данных по недропользованию, эта работа должна упроститься.

Недропользователи в своих комментариях отметили, что комитет геологии тем самым расписался в своей беспомощности. В ведомстве сейчас нет геологов, которые могли бы объяснить административному персоналу, что необходимо сделать.

Недра для государства или недропользователей?

Будет ли ГГИН действительно «государственным» – тоже непонятно, так как в тексте самой ПУГФН информация противоречива.

В начале документа говорится, что «необходимо совершенствование государственной системы геологического изучения недр с учетом усиления роли государства в финансировании более ранних и, соответственно, более рискованных региональных и поисковых стадий геологоразведочных работ на твердые полезные ископаемые, углеводородное сырье и подземные воды».

Но в следующем абзаце отмечается, что «нормативно-правовая и техническая база должна обеспечивать равноправную конкурентную среду, реализацию механизмов государственно-частного партнерства путем привлечения ведущих мировых геологоразведочных, горнодобывающих и нефтедобывающих компаний для участия в реализации проектов государственного геологического изучения недр».

Из сопоставления двух абзацев возникает вопрос: кто же именно должен финансировать геологоразведку на ранних этапах – государство или все же частные компании?

В МИРе, впрочем, заверили, что ГГИН будет проводиться только за счет бюджетных денег. Возможно, текст программы будет скорректирован.

Корректировки действительно нужны. Например, в тексте есть определение: «Развитие инфраструктуры геологической отрасли – огромные не до исследованные территории, перспективные на различные виды полезных ископаемых, разнообразие поверхностных и горно-геологических условий» (орфография оригинала сохранена. – «Къ»). Оказалось, что фраза эта в искаженном виде взята из «Концепции развития геологической отрасли Республики Казахстан до 2030 года». Там «развитие инфраструктуры» – одна из задач.

В целом, основная часть текста программы – это пересказ сведений о состоянии минерально-сырьевой базы Казахстана и об объектах, которые по разным причинам (чаще экономическим) до сих пор не введены в эксплуатацию.

Но пока в ПУГФН нет главного – полной информации о том, где и как правительство РК намерено предоставлять права недропользования по еще свободным площадям, учитывая уже занятые.

654 просмотра

Прощайте, инфлюенсеры!

Основатель концепта Lulu и Meta Body о главных правилах успешной интернет-торговли

Фото: Depositphotos/4pmphoto@gmail

Всего 15% из ныне существующих интернет-магазинов в США являются успешными. Такие данные приводят исследователи из Boston Consulting Group.

Успешность небольшой доли американского онлайна определяется правильными настройками и современными подходами к виртуальному шопингу. Компания BCG совместно с Ipsos провела исследование, которое помогло выявить три главных правила этого подхода.

Первое – экономьте время покупателя; второе – предоставляйте скидки (87% глобальных покупателей ответили, что им важно знать, что они получили выгодную сделку); третье – подбирайте правильный ассортимент, не заставляя потребителя искать товар. Люди в наше время хотят получать удовольствие от покупок.

Эффективность интерактива

В целом, поведение потребителей еще пару лет назад начало переживать революционные изменения. Главная причина – это развитие интернета, проникновение его в мелкие города и появление все новых технологий, которые изменили не только способ приобретения товаров и услуг, но и всю коммуникацию в области покупки и потребления в целом. Сегодня мало кто осуществляет покупки без предварительного поиска и изучения их во всемирной сети, а интернет-магазины или маркетплэйсы – это сейчас самый быстрорастущий канал покупки.

Изменился и сам потребитель, для которого приобретение товаров или услуг все больше становится способом самовыражения и идентификации. Он ищет не товар вообще, а свой товар, свой бренд. При этом покупатель хочет приобретать не только надежные и качественные бренды по умеренным ценам, но и желает получить все здесь и сейчас, в удобное для него время и в удобном месте. Покупки становятся более обдуманными, избирательными и целенаправленными. И «в один клик». Так называемая usability – удобство и интуитивная простота в использовании технологий – становится важнейшим потребительским требованием.

Эпоха мультиканальности

Тем временем офлайн-магазины пока лидируют с большим отрывом от онлайн-площадок. Согласно данным GTC, 86% розничных продаж в США по-прежнему осуществляются в физических магазинах, но 53% всех решений о покупке в настоящее время «находятся под цифровым влиянием». Более того, исследовательская компания Forrester сообщает, что к 2022 году интернет будет оказывать еще большее влияние на процесс покупки покупателя, что отразится на более чем 40% продаж в магазине. Та же самая тенденция прослеживается и у нас – в Казахстане.

Еще один из последних трендов в потребительском поведении говорит нам о том, что эпоха покупки через один канал закончилась. Определение того, как и где покупатели совершают покупки, всегда являлось приоритетом для ритейлеров, и теперь мы знаем, что большинство потребителей проверяют несколько каналов, прежде чем совершить покупку. С психологической точки зрения это напоминает некий квест, который приводит к победе (поиск материалов и мнений в интернете, изучение цен и характеристик конкурентов, поиск лучшей цены, опрос среди близких и знакомых и уже сама покупка). В связи с этим меняются и медиапредпочтения людей. Рекламодатели в Казахстане уже третий год подряд сокращают бюджеты на ТВ-рекламу, перераспределяя их в диджитал, где активно усиливают свое присутствие и расширяют каналы размещения.

Серьезную роль в этом процессе играют новые каналы продаж. Кстати, касательно новых каналов: еще не так давно рекламодатели с удовольствием использовали для сотрудничества вайнеров и блогеров, например. Но в последнее время потребители, заметив эту ярко выраженную рекламную концепцию, начали легко замечать, что инфлюенсеры продвигают товары, которыми не пользуются, и, как следствие, терять доверие к ним. Я, как инфлюенсер, вижу, что наша «эра инфлюенса» идет к закату. Нужно общаться глубже и откровеннее.

Доверие к лидерам мнений

Потребитель сегодня ожидает искренности, честности от брендов. Так, один из известных косметических брендов Ipsy быстро уловил этот момент, и если с 2011 года бренд платил значительные суммы за рекламу своей косметики «лидерам мнений» в Instagram, то теперь предпочитает нанимать своих постоянных покупателей, которые готовы рекламировать бренд бесплатно.

Сохраняется тренд персонализации. Причем, если раньше под этим подразумевалось только добавить имя в email-рассылке, то сейчас этот метод значительно эволюционировал: потребитель желает не просто купить вещь, а приобрести ценный опыт, меняющий образ его жизни. Сегодня уже сами потребители ожидают персонализации от брендов: скидки, программа лояльности, использование бонусов, открытость потребителя к сбору данных для определения их привычек и поведения, создание качественного персонализированного контента в сети – это только основные инструменты.

Становится очевидным, что потребители хотят получить более богатый, более персонализированный опыт покупок, будь то лично в магазине или с помощью мобильного телефона. Меняются гендерные роли, что влияет на то, кто и как принимает решение о покупке. Сегодня мужчины все чаще ходят в магазины за товарами повсе­дневного спроса, или начинают приобретать косметику для себя самостоятельно, а женщины выбирают автомобили. Поскольку привычки потребления и модели принятия решения могут отличаться по гендерному признаку, производителям и ритейлерам приходится это учитывать.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif