Проблемы «Русала» не касаются казахстанского угля

Долгожданный проект модернизации добычи угля на крупнейшем в стране разрезе не готовы сворачивать из-за проблем «Русала»

Проблемы «Русала» не касаются казахстанского угля

Проблемы «Русала» не касаются казахстанского угля

Долгожданный проект модернизации добычи угля на крупнейшем в стране разрезе не готовы сворачивать из-за проблем «Русала».

В казахстанско-российском ТОО «Богатырь Комир» заявляют об отсутствии признаков последствий санкций, введенных США в отношении акционера – объединенной компании «Русал». Пока бизнесмен Олег Дерипаска ищет варианты для спасения своих главных активов и даже, по сообщениям СМИ, готов отказаться от контроля над алюминиевым гигантом, в расположенном в Экибастузе ТОО «Богатырь Комир» исключают серьезные проблемы.

Основными аргументами в пользу безболезненного развития событий являются равноправное участие сторон в мощном угольном предприятии и преимущественно внутренний рынок сбыта. АО «Самрук-Энерго» и ОК «Русал» владеют по 50% акций предприятия. У российского партнера нет контрольного пакета,а значит, и основания у претензиата для применения экономического сдерживания в отношении предприятия тоже не имеется.

«У нас и экспорта как такового нет, мы отправляем только на Рефтинскую станцию (РФ. – «Къ») 10 млнтонн угля, в крайнем случае мы рискуем ими. А 30 млн реализуем в Казахстане. В целом же опасений никаких по этому поводу нет», – говорит генеральный директор компании «Богатырь Комир» Рустам Сансызбаев.

Он подчеркнул: потребители традиционные, стабильные. В основном это энергетические станции: ТОО «Экибастузская ГРЭС-1», АО «Станция Экибастузская ГРЭС-2», АО «Алматинские электрические станции», ТЭЦ«Павлодарэнерго» и другие. Железные, казалось бы, доводы звучат не впервые. Однако сохранять полное спокойствие при нарастающем экономическом давлении на российских олигархов и их активы достаточно сложно и в Казахстане. Тем более, когда ТОО «Богатырь Комир» наращивает объемы добычи, возвращаясь к докризиснымпоказателям за 40 млн тонн угля в год. Для сравнения: в 2015 году добыли 34,5 млн тонн, в 2016 году – 35 млн, в 2017-м – почти 41 млн тонн.

«На текущий год обозначили план в 41 млн 300 тыс. тонн. Но рассчитываем по итогам на 43–44млн. Потребителей много новых, хотят купить наш уголь. Но будем исходить из своих возможностей и сначала выполнять собственный план», – делится Рустам Санзызбаев.

Предприятие, как и другие представители угольной промышленности, пережило острый период падения объемов производства. Чтобы снизить финансовую нагрузку, ввели комплекс мер по снижению затрат, сократили объем привлекаемых из банков оборотных средств, активизировали менеджмент для привлечения потребителей. Больше средств вкладывается в природоохранные мероприятия, в частности в размещение вскрышных пород во внутренниеотвалы, борьбу с эндогенными пожарами и мероприятия по пылеподавлению. На защиту окружающей среды в 2017 году направили 2,8 млрдтенге при плане в 1,2 млрд.

В прошлом году посчитали возможным вернуться к важному проекту по внедрению автомобильно-конвейерной технологии на главной площадке предприятия – на одном из крупнейших в мире разрезов «Богатырь». Модернизацию задумали еще 12 лет назад и уже откладывали из-за нестабильной экономической ситуации. В декабре 2017года в Амстердаме (Нидерланды) между ТОО «Богатырь Комир» и немецкой компанией Thyssen Krupp Industrial Solutions AG было подписано дополнительное соглашение о возобновлении реализации проекта по переходу на циклично-поточную технологию добычи, транспортировки, усреднения и погрузки угля на разрезе. Два месяца назад Евразийский банк развития (ЕАБР) официально объявил о готовности профинансировать проект на сумму в 196,9 млн евро. Директорат предприятия сообщил о старте горных работ на площадках. Конечно, новости о санкциях в отношении партнера заставили поволноваться. Но европейские поставщики оборудования контракт разрывать не собираются.

«Единственное опасение, которое возникло, – это как раз по ЦТП (циклично-поточная технология), – говорит Рустам Сансызбаев. – Мы уже ведем переписку с нашими подрядчиками, ведь нас вопрос тоже заинтересовал. На что мы получили ответ, что проблем нет, и в рабочем порядке будем продолжать. Вообще, мы пришли к такому мнению, что хватит обсуждать, рассуждать. Надо его реализовывать, несмотря ни на что. В этом году готовим площадку, в следующем приступим к приобретению оборудования».

Риск отказа одного из партнеров от модернизации на предприятии не рассматривают. Проект ЦПТ предполагает поэтапный переход разреза «Богатырь» на поточную технологию доставки угля конвейерным транспортом на усреднительные склады с последующей его погрузкой на поверхностных погрузочных комплексах. При такой технологии предусматривается применение современного оборудования – одноковшовых экскаваторов, большегрузных автосамосвалов. Необходимость реализации проекта связана с достижением глубины горных работ, при которой применение железнодорожного транспорта становится менее эффективным. В свою очередь, за счет сокращения железнодорожного транспорта и применениядвух конвейерных лент на 20 млн тонн каждый существенно снижаются и затраты, связанные с транспортировкой угля непосредственно в разрезе, повышаются скорость и степень автоматизации процесса погрузки. Современная система контроля качества угля позволит удовлетворить запросы потребителей. Важно, что снизится нагрузка на экологию.

Справка:

Компания «Богатырь Комир» – является совместным предприятием по добыче угля открытым способом АО «Самрук-Энерго» казахстанского Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» и российской Объединенной компании «РУСАЛ». На долю ТОО «Богатырь Комир» приходится более 60% от всего добываемого угля в Экибастузском угольном бассейне и 40% от общего объема добычи энергетического угля в РК.

ТОО «Богатырь Комир» – одно из крупнейших предприятий в мире по добыче угля открытом способом, его балансовые запасы составляют – 2,75 млрд тонн. Производственная мощность предприятия составляет 42 млнтонн угля в год, в том числе по разрезу «Богатырь» – 32 млн тонн, по разрезу «Северный» – 10 млн тонн.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

В республике запускается производство с объемом выпуска в шесть тонн в год к 2023 году

Фото: Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений в 6 тонн в год к 2023 г. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% долей госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись.

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото директор завода Gold Moon Tashkent Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% – это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции. 

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства.

фото 1 (1)_0.jpg

На фото Нодир Мирахмедов

Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации, все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либерализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую – у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на «давальческой» основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 г золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат», в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком, скорее всего, станут Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия», – сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации, только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда Holmuradov Design Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие, на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное», – сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье – это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива», сейчас золото 585-й пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999-й пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге они просто копируют чужие модели», – отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2 тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20–30 ювелиров для повышения квалификации», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова, это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.  

Фотографии предоставлены Ассоциацией ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg