Перейти к основному содержанию

11806 просмотров

Что не дает развиваться легкой промышленности в Казахстане?

Объем производства продукции легкой промышленности вырос в прошлом году на 8,1%, однако проблем в отрасли, как отмечают эксперты «Къ», не становится меньше

Объем производства продукции легкой промышленности вырос в прошлом году на 8,1% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года и в денежном выражении составил 88,6 млрд тенге. Экспорт увеличился на 40%. Однако, несмотря на явный позитив, проблем в отрасли, как отмечают эксперты «Къ», не становится меньше.

По словам участников круглого стола «Достижение легкой промышленности 2017 года», прошедшего в Астане в последние дни 2017 года, во всех отраслях и подотраслях казахстанской легкой промышленности наблюдается рост: в текстильной – на 13%, в производстве одежды – на 2%, в производстве кожаной продукции – на 8%.

Однако, по словам руководителя управления легкой промышленности Комитета индустриального развития и промышленности МИР Алии Бухабаевой, легкая промышленность Казахстана не оказывает большого влияния на экономику страны и имеет небольшой удельный вес: в объеме промышленного производства легкая промышленность составляет всего 0,4%, в обрабатывающей промышленности – 1%.

Для сравнения: в Узбекистане, где важнейшую роль в экономике страны играет легкая промышленность, удельный вес отрасли в общем объеме промышленности республики составляет порядка 16,7%. Доля легкой промышленности в объеме промышленной продукции еще год назад составляла свыше 26,2%, в объеме производства непродовольственных потребительских товаров – более 44%.

Между тем, возвращаясь к казахстанским реалиям, стоит отметить, что существует ряд негативных факторов, влияющих на развитие отрасли. С точки зрения куратора моды и международного консультанта ЕБРР по индустрии моды и легкой промышленности Айки Жаксыбай, существует три таких фактора. Первый – это высокая стоимость рабочей силы, себестоимости. «Если сравнивать в мировом контексте, то самая низкая себестоимость в Бангладеш. В Китае себестоимость в разы больше, чем в Бангладеш. В Турции выше, чем в Китае, а мы еще дороже Турции. Но простите, как нам тогда конкурировать? Это первый фактор, с которым мы сталкиваемся, когда выходим на внутренний рынок или на экспорт», – отметила эксперт в своем выступлении. Здесь она также заметила, что казахстанским производителям просто необходимо быстрее научиться шить универсальную, удобную, красивую одежду.

Второй негативный фактор – это низкая численность трудоспособного населения. «Нас мало. И мы должны пытаться компенсировать высокую себестоимость, работая в сегментах средний плюс, премиум, люкс», – пояснила свою позицию куратор моды.

И последний фактор – маленький внутренний рынок, из-за чего необходимо ставить на первое место экспортную стратегию. «Здорово, что KAZAKH INVEST поддерживает экспортеров, но нужно сначала создать продукцию и бренды. То, чего я не услышала здесь и не вижу. У нас нет инкубаторов брендов. Приходят все эти производители на эти выставки, но не с тем товаром, с товаром, который неправильно брендирован, этот товар неправильно подан, там нет коллекционного подхода. Даже в постельном белье должен быть коллекционный подход. Чтобы человек, зайдя за простыней, вышел с тремя пакетами. Потому что простыня связана с пододеяльником, наволочкой, там есть тапочки, шторки, полотенце, сумочка для косметических принадлежностей и так далее. Но, к сожалению, коллекционному подходу у нас не учат», – посетовала эксперт.

Впрочем, как считает эксперт, для того чтобы создать работающий бренд, необходимо учитывать три важные составляющие. Во-первых, идея плюс работа высокопрофессионального дизайнера-художника. Во-вторых, воплощение идеи в реальность путем создания предмета одежды, обуви, аксессуаров. Здесь, по мнению эксперта, требуется компетенция, чего, собственно, у нас, в Казахстане, по ее оценке, достаточно: производство, конструирование, технология, материаловедение. Наконец, в-третьих, продажа продукции. В этой части требуются бизнес-навыки, необходимо сформировать каналы сбыта.

В свою очередь председатель правления Национальной лиги потребителей Светлана Романовская указала на давно сложившуюся в стране тенденцию: если казахстанское, то обязательно дорого. «Тот же турецкий бренд можно в два раза дешевле купить. Мы понимаем, что это связано с тем, что рабочая сила дорогая, электроэнергия, в общем, все аспекты, которые влияют в конечном итоге на стоимость товара. Поэтому, я думаю, государству нужно как можно больше создавать каких-то условий, не выдавать деньги, чтобы кто-то там получал госзаказ, а предоставлять льготную электроэнергию, готовить кадры на безвозмездной основе, это то, о чем мы говорим не один год», – сказала она в комментариях «Къ».

Между тем, несмотря на многочисленные пробелы в отрасли, отечественный легкопром уже задумывается об амбициозных планах по импортозамещению и выходу на экспортные рынки, при максимальном охвате внутреннего рынка. Как рассказала председатель исполнительного совета консорциума «Жасампаз» Гулмира Уахитова, основная цель, которая стоит перед казахстанскими производителями, – это увеличение доли казсодержания. «Если при изготовлении своих вещей мы будем использовать свои трудовые ресурсы, казахстанское сырье, то деньги будут оставаться в стране. Что позволит нам сохранить действующие рабочие места, создать новые рабочие места, увеличить налоговые поступления. Деньги уходили за рубеж, и к нам поставлялся товар импортного производства. Сейчас мы хотим, чтобы все это делали мы, чтобы деньги оставались в стране», – сказала она в комментариях «Къ».

Уже сегодня, по ее словам, отечественным компаниям удалось выйти на рынки Узбекистана, России и Беларуси. Более того, в настоящее время прорабатывается вопрос поставки ткани для узбекской армии. С учетом их природно-климатических условий технологи хлопчатобумажного комбината ТОО «AZALA Textile», г. Шымкент, занимаются разработкой физико-механического состава ткани именно для Узбекистана. Планируется поставлять в Беларусь «суровую» ткань, которую в дальнейшем белорусские предприятия будут окрашивать и декорировать и шить из них готовые изделия.

Любопытно, но, как отмечает эксперт, Узбекистан, где ежегодно производится около 3,5 млн тонн хлопка-сырца, 1–1,2 млн тонн хлопкового волокна и работает более 90 крупных предприятий текстильной, трикотажной, шерстяной, швейной отраслей, закупает ткани либо в России, либо в Китае. А теперь, оказывается, будет закупать ткани для пошива армейской одежды еще и в Казахстане. «Так как наш хлопок отличается от узбекского хлопка, то есть у нас хлопок-сырец. Его волокна более жесткие, соответственно, ткань более прочная. Узбекский хлопок больше подходит для производства более мягких видов ткани. Они поэтому не шьют из собственного хлопка форму для своей армии, там ведь есть понятия износостойкость, водоотталкивание и так далее», – пояснила Гулмира Уахитова.

При этом эксперт наличие хлопка в Казахстане, то есть собственной сырьевой базы, отнесла к большим плюсам для отрасли, в сравнении с той же Россией и Беларусью, где нет своего хлопка.

«По сравнению с тканями их производства у нас есть шансы удешевить. Единственное, у нас нет производителей красителей. Красители у нас все импортного производства. Мы обратились в Министерство национальной экономики. Возможно, мы будем рассматривать вопрос, чтобы создать своего рода кластер по выпуску и снижению себестоимости наших тканей, возможно, найдем партнера по производству красителей», – сообщила собеседница издания.

К слову, сегодня в Казахстане действуют 984 предприятия легкой промышленности, из них 95% являются малыми. Трудятся на них 12 тыс. человек, в основном это женщины. Кроме того, на текущий момент министерством совместно с НПП «Атамекен», отраслевыми ассоциациями вносятся изменения в действующий комплексный план по развитию отрасли легкой промышленности, в котором предусмотрены все предложения бизнеса.


770 просмотров

Долговая жатва: Оплошность фермеров ВКО или откровенная попытка загнать их в долговую яму?

Компания Merey Agro зашла в регион год назад с серьезными инвестициями на выращивание сои – 50 тыс. тенге на гектар, и фермеры на ее условия согласились, однако разногласия начались, когда пришло время собирать урожай

Фото: shutterstock.com

В Восточном Казахстане в трудной ситуации оказались несколько десятков фермерских хозяйств: 37 – в Зыряновском районе, 24 – в Тарбагатайском и три – в Кокпектинском. Они задолжали инвесторам, выделившим деньги на выращивание сои. 

Речь идет о деятельности ТОО «Merey Agro» на территории ВКО. Напомним, компания была зарегистрирована 29 марта 2017 года в Алматы. Уже в апреле 2018 года ее представители только в Зайсанском районе ВКО заключили с местными фермерскими хозяйствами 37 договоров на посадку и уборку сои, вложив в это дело более 250 млн тенге инвестиций. Проблемы начались во время сбора урожая – никто из крестьян ВКО не выполнил договорные условия, задолжав тем самым компании огромные суммы.

Официально о проблеме

О непростой ситуации во взаимоотношениях между фермерскими хозяйствами Зайсанского района ВКО и компанией ТОО «Merey Agro», безусловно, знают в областном управлении сельского хозяйства. Здесь считают, что конфликт между местными фермерами и инвесторами практически исчерпан.

По словам заместителя руководителя Управления сельского хозяйства ВКО Ернара Рахметуллина, компания Merey Agro зашла в регион год назад с серьезными инвестициями на выращивание сои – из расчета 50 тыс. тенге на один гектар. Людей, а в основном это оралманы, приехавшие в Казахстан из Китая и Монголии, условия сотрудничества вполне устроили. Крестьяне посадили сою, вырастили ее. Разногласия начались, когда пришло время собирать урожай.

«ТОО «Merey Agro» по договору должно было обеспечить фермеров уборочной техникой, – говорит Ернар Рахметуллин. – Этого не произошло. Люди на полях не успели вовремя убрать урожай, в результате, естественно, не рассчитались с инвесторами. Те подали на них в суд».

Впрочем, как подчеркивает г-н Рахметуллин, на сегодняшний день между сторонами достигнуто соглашение о дальнейшем сотрудничестве: ТОО «Merey Agro» продолжает инвестирование, а фермеры в течение последующих двух-трех лет, собирая урожай сои, постепенно рассчитываются с инвесторами.

«Несколько крестьянских хозяйств уже приступили к работе, – рассказывает Ернар Рахметуллин. – Мы за эти взаимоотношения, потому что был проведен анализ, согласно которому, например, выращивание пшеницы – малорентабельно в этих краях, а вот соя – очень перспективное направление. Климатические условия подходят, к тому же это экспортовостребованная культура. Тот же Китай очень заинтересован в ее поставках. Что касается зайсанских фермеров, то, на мой взгляд, крестьянин сам должен беспокоиться о том, чтобы как можно качественнее собрать урожай, а не ждать, когда кто-нибудь придет, даст тебе технику и поможет. Ну видишь ты, что не хватает комбайнов для уборки урожая, над которым ты бился все лето, найди технику, арендуй. Есть выходы в таких ситуациях».

В кабалу загнали

Между тем совсем другого мнения придерживается юрист Серик Жаманбаев, представляющий интересы 37 фермерских хозяйств Зайсанского района. Он уверен, что людей приграничного с Китайской Народной Республикой района намеренно загнали в долговую яму.

«Деятельность ТОО «Merey Agro», зарегистрированного на гражданина КНР и учредителя Сычуаньского фармацевтического общества с ограниченной ответственностью Kelun компании Hongkong Sunlight Intl Trading Co, Limited Сламулы Мерея, противозаконна, – говорит юрист. – Целью создания ТОО «Merey Agro» было заключение кабальных договоров. И заметьте, всего через несколько дней после регистрации предприятия сразу с 37 крестьянскими хозяйствами Зайсанского района ВКО. Хочу отметить, что это единственная земля в районе, пригодная для земледелия и имеющая условия полива. А уже на следующий день без проверки наличия залога, но с предоставлением государственных актов на право землепользования крестьянских хозяйств, деньги были выданы всем без исключения. Даже тем, кто вообще не имел отношения к сельскому хозяйству».

По мнению адвоката фермеров, в этой истории два немаловажных момента. Во-первых, местонахождение данных земельных участков в приграничной зоне с КНР. Во-вторых, то, что инвесторы, по его словам, действовали через местный акимат.

«80% всех пострадавших фермеров – оралманы, которые не только русский язык, на котором и был составлен договор, но и казахский не знают, – говорит Серик Жаманбаев – Они многого просто не поняли, но поверили акимату. Все это время на них оказывается давление: люди из ТОО «Merey Agro» звонят их родственникам в Китай, пытаются через них воздействовать, ездят по району и принуждают фермеров подписать расписки о признании долга перед предприятием. А, к примеру, с главой крестьянского хозяйства «Фаният» вообще произошел вопиющий случай – к нему приехали и просто забрали 24 головы крупного рогатого скота».

Юрист говорит, что все эти факты доведены до сведения и акима, и прокурора, и начальника УВД Зайсанского района, но главное для него сейчас – доказать, что фермеры в этой истории не ответчики, а истцы.


Ситуация под контролем 

Руководитель отдела предпринимательства и сельского хозяйства Зайсанского района ВКО Муратхан Киямазанов тоже в курсе происходящего. Он не просто владеет ситуацией, но и лично участвовал в нескольких судах по данному конфликту.

«ТОО «Merey Agro» – не китайская компания, это фармацевтическая фирма, которая зарегистрирована в Алматинской области, – подчеркивает он. – В Зайсанский район они зашли, чтобы вырастить сою. Сначала все шло хорошо, а осенью, когда пришло время собирать урожай, компания завезла к нам три комбайна, два из которых отправила в Талдыкорган. Китайские водители не укладывались в сроки уборки, поэтому начали работать и днем, и ночью, тем самым нарушив технологический процесс уборки сои – здесь свои тонкости есть. В результате половина урожая осталась на поле, а потом – вообще под снегом. Конечно, в такой ситуации люди не смогли получить ожидаемый доход, чтобы рассчитаться по инвестициям. ТОО «Merey Agro» подало в суд».

Серьезной проблемой стало то, что по договору о сотрудничестве все споры должны разрешаться в суде Талдыкоргана. Подписывая бумаги, никто из зайсанских крестьян не обратил внимания на такой нюанс. Впрочем, по словам Муратхана Киямазанова, уже удалось добиться отмены этого пункта договора, поэтому следующее разбирательство будет проходить в областном центре ВКО – в Усть-Каменогорске.

Еще предстоит решить немало вопросов в этом споре, в частности, выяснить, насколько был нарушен технологический процесс уборки урожая.

«Здесь мы на стороне фермеров. Я выступал в суде по этому вопросу, – говорит Муратхан Киямазанов. – Понимаете, мы не можем вмешиваться во многие вопросы между юридическими лицами, как в данном случае, но строго соблюдать технологический процесс необходимо. Соя – это не пшеница, не овес, это другая культура. Ночью ее убирать нельзя, в этот период влажность у нас высокая, соя набухает. Это я в суде и сказал, кстати, мои слова полностью подтвердил и агроном из сельхозинститута, которого судья вызвал на заседание».

Пока суд да дело

На данный момент сложно предугадать, чем закончится конфликт, но стороны пытаются найти компромисс.

Муратхан Киямазанов также подтвердил, что ТОО «Merey Agro» согласно на мирное соглашение, по которому и дальше будет инвестировать фермеров, а те в течение последующих двух-трех лет отдадут компании долги. Несколько хозяйств якобы уже сейчас взяли кредиты в банках, чтобы продолжить работу в этом направлении. Но большинство ждут решения суда.

Однако, по словам адвоката фермеров Серика Жаманбаева, все обстоит иначе.

«Нам предложили такие же кабальные условия, по которым крестьяне обязаны признать себя должниками, – говорит юрист. – Мы против этого. ТОО «Merey Agro» нарушило условия договора, предоставив только один комбайн, который, естественно, не мог в срок убрать сою с 5 тыс. га. Мы выдвинули другие требования».

В заключение отметим, что общественные объединения, тоже обратившие внимание на проблему фермеров ВКО, предлагают выяснить, насколько законна инвестиционная деятельность ТОО «Merey Agro» в приграничной зоне. В частности, ОО «Жер тағдыры» ратует за проведение досудебного расследования по признакам состава уголовного правонарушения по ст. 214 УК РК «Незаконное предпринимательство», а также на наличие признаков состава уголовного преступления по ст. 389 УК РК «Самоуправство».

«Къ» в свою очередь намерен и дальше отслеживать эту историю. На официальный запрос редакции ТОО «Merey Agro» пока никак не отреагировало. Тем не менее, мы готовы отразить точку зрения данной компании относительно возникшего спора. 
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

С начала 2016 года количество банков в Казахстане фактически сократилось с 35 до 28. Некоторые эксперты говорят, что скоро в стране останется не более 5-7 банков. Как Вы оцениваете эту тенденцию?

Варианты

simfonicheskoe_kino_240x400.gif

Цифра дня

50
место
занял Казахстан в мировом рейтинге военной мощи

Цитата дня

 

Я считаю, у нас много банков. Часть финансовых институтов имеют нишу, которая недостаточно устойчива, поэтому при любых внешних шоках, они не смогут их абсорбировать и будут вынуждены искать партнеров, просить у них помощи, так как маловероятно, что регулятор даст им поддержку, поскольку они не являются системнозначимыми.

Елена Бахмутова
глава Ассоциации финансистов Казахстана

Спецпроекты

_lstv.jpg