Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


9114 просмотров

IATA рекомендует Казахстану ввести механизм референтных цен на авиакеросин

По мнению представителя IATA по Центральной Азии Джордана Карамалакова, в РК слишком высокие цены на авиакеросин без веских оснований для этого

IATA рекомендует Казахстану ввести механизм референтных цен на авиакеросин

IATA рекомендует Казахстану ввести механизм референтных цен на авиакеросин

Региональный представитель Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA) по Центральной Азии Джордан Карамалаков считает сдерживающим фактором развития авиаперевозок в Казахстане не столько высокие цены на авиатопливо, сколько непредсказуемость их роста.

"Факт такой: цены на топливо, которое продается иностранным перевозчикам на территории республики, гораздо выше, чем цены на топливо, которые имеются в Европе и в Московском авиаузле, - заявил г-н Карамалаков на пресс-конференции 4 декабря. - Не надо далеко ходить, в России цены примерно на 20% ниже, чем в Казахстане для иностранных перевозчиков. В соседних странах - в Узбекистане, в Таджикистане, примерно такая же ценовая политика. Наоборот, в Кыргызстане цены ниже", - добавил он.

По его сведениям, в конце ноября этого года цена на авиакеросин в аэропортах Московского авиаузла выросла до 43 тыс. рублей за тонну, что составило 737 долларов за тонну. В среднем по России авиакеросин подорожал и достиг цены 782 доллара за тонну.

"В то же самое время цены на топливо здесь, в Казахстане выходят за уровень 900 долларов за тонну сейчас", - заметил региональный представитель IATA. Он заметил, что повышение цен на авиакеросин в Казахстане не связано с увеличением стоимости его в России, так как случаи повышения стоимости авиатоплива в казахстанских аэропортах на 20% отмечались еще в сентябре и в октябре, то есть до ценового скачка в России.

"Это не мое дело - комментировать цены, это не вопрос IATA, мы просто говорим о том, что высокие цены без веских оснований для этого, это сдерживающий фактор развития авиаперевозок: когда имеются высокие цены на топливо, авиакомпании уходят с этого рынка, и не надо далеко ходить, в Казахстан прекратили уже свои рейсы некоторые авиаперевозчики", - подчеркнул г-н Карамалаков.

Он напомнил, что с казахстанского рынка за последнее время ушли "Чешские авиалинии", British Airways, "Австрийские авиалинии", а голландская KLM с начала ноября до начала летней навигации свои рейсы приостановила.

"Я не могу утверждать по каким именно причинам ушла та или иная компания, но факт остается фактом: этих примеров достаточно, это же ведущие, классные иностранные перевозчики, и это имеет определенное значение для связи Казахстана с другими странами", - отметил представитель IATA.

По его словам, данная проблема коснулась именно иностранных перевозчиков, поскольку авиакомпании-резиденты республики имеют право сами себе поставлять топливо, что они и делают.

"Но это немножко выходит вне обычных зон деятельности авиакомпаний: авиакомпания должна заниматься своими полетами с обслуживанием пассажиров, а не бегать за вагонами и не договариваться по топливу с разными производителями, стараясь обеспечить топливо, которое в настоящий момент в Казахстане не находится в избытке", - заметил г-н Карамалаков.

По его словам, объяснения дороговизне топлива дается одно: аэропорты должны поддерживать свою экономику за счет продажи топлива по завышенным ценам из-за того, что аэропортовые сборы ниже расходов. Представитель IATA считает, что этот аргумент можно было принимать до тех пор, пока услуги аэропортов в Казахстане были регулируемыми. Но после того, как в августе Астана отменила регулирование тарифов на сборы за взлет и посадку, сборы по авиационной безопасности, за парковку и базирование в аэропортах, стоимость этих услуг выросла в Казахстане на 60-70%, а на некоторые виды услуг в отдельных воздушных гаванях - в два раза. И теперь говорить о необходимости перекрывать потери по ним за счет стоимости топлива, по мнению IATA, не приходится.

"Поставьте себя на место менеджеров иностранных авиакомпаний, которые выполняют рейсы в республику, когда в один и тот же момент практически их цены на топливо увеличиваются на 20%, а цены на аэропортовое обслуживание удваиваются, - посоветовал г-н Карамалаков. - Проблема состоит не в том, что цены повышаются, а проблема состоит в том, что отсутствует порядок, прозрачность и консультации с перевозчиками насчет этих цен. Авиакомпании не заинтересованы, что аэропорты были бедными и не дофинансированы. Авиакомпании заинтересованы, чтобы им было хорошо работать. Дело в том, что это должно делаться с консультациями и по мере предоставления доказательств о себестоимости одной или другой предоставляемой услуги", - добавил он.

Советов насчет того, как сделать прозрачным ценообразование на услуги аэропортов представитель Международной ассоциации воздушного транспорта давать не стал, а вот рецепт относительно предсказуемости цен на авиатопливо IATA, по его словам, пытается выписать давно, но пока безуспешно.

"Не говорю, что надо вводить государственную регуляцию на авиакеросин, но надо применять опыт других стран, а это очень просто: мы призываем, чтобы правительство объявило референтную цену на авиатопливо, которая менялась бы еженедельно или ежемесячно, и чтобы было понятно, какая референтная цена для авикеросина. Но пока нет позитивного ответа на это предложение", - заключил г-н Карамалаков.


2924 просмотра

Казахстан может не выполнить экспортных обязательств по поставкам зерна

Стоит ли нашей стране искать новых покупателей в дальнем зарубежье?

Фото: shutterstock/Raland

В период 2019-2020 годов Казахстан может не выполнить своих экспортных обязательств по зерну. 

В Казахстане почти закончилась уборка хлеба – работы завершены на 93,5% уборочных площадей в большинстве областей страны. Такие данные приводит Минсельхоз РК. Всего намолочено более 17 млн т зерновых и зернобобовых культур при средней урожайности в 12 центнеров с гектара.

Почти секретная информация

На прошедшем в Нур-Султане 30 сентября брифинге первый вице-министр сельского хозяйства РК Айдарбек Сапаров сообщил, что в текущем году валовый сбор зерна из-за аномальной жары в июле будет меньше прошлогоднего на 3 млн т.

В 2018 году, по информации Сапарова, было собрано 20,3 млн т. Тем не менее первый вице-министр не сомневается, что собранного урожая зерновых хватит не только для 100%-ного покрытия внутренних потребностей Казахстана, но и для отправки части зерна (в основном пшеницы. – «Курсив») на экспорт. В то же время Айдарбек Сапаров не стал уточнять цифры внутренней потребности страны в той же самой пшенице. Хотя они имеют немалое значение для понимания экспортных возможностей Казахстана на мировых рынках.

В конце сентября в ряде казахстанских изданий появилась информация от Минсельхоза, согласно которой потребность населения страны в пшенице составляет 2,9 млн т. При этом не уточнялось, что речь идет о пшенице, отгружаемой только на продовольственные нужды, или это общий объем, включая фуражное зерно и семенной фонд.

В свою очередь руководитель исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктор Асланов в беседе с «Курсивом» назвал иные цифры. Сославшись на волатильность их ежегодной оценки внутренней потребности страны в пшенице, он сообщил, что на текущий момент Казахстану надо приблизительно 1,5 млн т продовольственного зерна, 1,8 млн т для поддержки семенного фонда и 1,3 млн т для фуража. Итого – 4,6 млн т пшеницы в основном мягких сортов.

Наконец, совсем другая картина внутренних потребностей Казахстана в пшенице нового урожая складывается из данных продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН (FAO-AMIS), Международного совета по зерну (IGC) и Министерства сельского хозяйства США (USDA). Так, в IGC прогнозируют, что на период 2019-2020 годов нашей стране потребуется 5,96 млн т пшеницы, в FAO-AMIS – 6,54 млн т, а в USDA – 6,60 млн т.

Кстати, в отличие от главного сельскохозяйственного ведомства Казахстана, все три вышеперечисленные организации, на прог­нозы которых и ориентируются все ведущие мировые трейдеры зерна, отделяют друг от друга все основные зерновые и зернобобовые культуры. Соответственно, в их маркетинговых сводках, основанных в том числе и на мониторинге из космоса, можно увидеть данные о том, сколько пшеницы предположительно соберет Казахстан. Согласно выводам экспертов из FAO-AMIS, в текущем году урожай пшеницы в нашей стране составит 13 млн т, что на 950 тыс. т меньше, чем в прошлом году, и на 1,9 млн т ниже показателей осенней страды 2017 года. Еще более худший прогноз дают специалисты из IGC и USDA, которые указывают, что Казахстан соберет в пределах 11,5 млн т пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna444.jpg

Фото: shutterstock/Автор Subbotina Anna

Задел на экспорт

Если международные эксперты правы в расчетах, то Казахстан попадает в странную ситуацию. Дело в том, что весь 2019 год представители нашей страны вели активные переговоры о возможности экспорта пшеницы в ряд стран, рассчитывая составить конкуренцию поставкам зерна из России, Украины и Румынии. В частности, в конце августа текущего года в ходе прошедшей в Саудовской Аравии II сессии Генеральной ассамб­леи Исламской организации по продовольственной безопасности делегация из Казахстана по этому поводу провела серию переговоров. Речь шла о возобновлении прекращенных в 2010 году поставок пшеницы в Египет, а также о расширении ее экспорта в Турцию и Афганистан.

К слову, последние 10 лет Египет и Турция наряду с Индонезией, Алжиром, Италией, Филиппинами, Японией, Бразилией, Испанией и Мексикой входят в число 10 крупнейших импортеров пшеницы в мире. При этом больше всего зерна они закупают в России и Украине.

Если окажутся верными расчеты USDA, то Казахстану вряд ли удастся увеличить экспорт зерна в 2019-2020 годы. Ведь в этом случае экспортный потенциал нашей страны составит лишь 5,2 млн т пшеницы.

Зачем нам берег турецкий?

По мнению руководителя исследовательского бюро «Зерновые и масличные Казахстана» Виктора Асланова, искать новые рынки сбыта казахстанской пшеницы вообще не нужно. «У нас под боком имеется активно растущий рынок. Это страны Центральной Азии плюс Афганистан. Тот же Узбекистан еще 20 лет назад мог закупать 300–400 тысяч тонн зерна и муки, а сейчас они готовы брать минимум 2 млн т. В предыдущем же сезоне они 3 млн т зерна и муки купили», – заметил в беседе с «Курсивом» Виктор Асланов.

Он добавил, что, даже имея возможность экспортировать в центральноазиатские страны, включая Афганистан, 8 млн т пшеницы в год, Казахстану для полного обеспечения их потребностей не хватает около 1,5 млн т зерна.

«При текущей ситуации впору говорить о недоборе наших экспортных обязательств. Потому что на международном уровне Казахстан значится как продовольственный донор для этих дружеских нам стран. Более того, мы и зерновой державой стали благодаря тому, что климатические и территориальные особенности стран Центральной Азии не позволяют им производить необходимое количество зерновых культур», – отметил Виктор Асланов.

Схожей точки зрения придерживается и бывший министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков. По его словам, правительство страны до сих пор несколько политизирует процесс производства и экспорта пшеницы, хотя в подавляющем большинстве стран мира это обычный биржевой товар.

«Это было характерно для Советского Союза, когда пшеницу из Казахстана можно было встретить в портах Владивостока и Находки. Сегодня надо в первую очередь думать, как получить максимальную выгоду от продажи зерна. Возьмем, к примеру, Грузию. В действительности ей нет смысла у нас покупать пшеницу. Несмотря на сложные отношения с Россией, она намного дешевле купит ее в Ставрополье. Невыгодно покупать у нас пшеницу и Беларуси. У нее под боком Украина. На регион Средиземноморья вообще выходить бессмысленно. При поставке пшеницы в Египет и даже в Турцию мы теряем минимум $100 с каждой тонны», – заметил в беседе с «Курсивом» Асылжан Мамытбеков.

При этом он, как и Виктор Асланов, выразил уверенность, что Казахстану достаточно ограничиться экспортом пшеницы лишь в страны Центральной Азии и Афганистан.

«Рынок этих стран стабильно забирает 6 млн т пшеницы. Столько же – 6 млн т – составляет и внутренняя потребность Казахстана. Поэтому, на мой взгляд, необходимо ограничиться производством 12 млн т пшеницы, а в случае получения излишков отправлять их в Азербайджан и в Иран. На высвободившихся от пшеницы землях начать возделывать более высокодоходные культуры, на которые есть устойчивый спрос на мировых рынках», – заметил собеседник «Курсива».

При этом он особо подчеркнул роль «Продкорпорации», которая, по его мнению, должна проводить контрцикличную политику, выполняя не коммерческую, а стабилизационную функцию. То есть в годы перепроизводства активно закупать зерно, а в неблагоприятные для урожая периоды гарантировать правительству, что внутренний рынок не останется без необходимой для страны пшеницы.

Kazahstan mozhet ne vypolnit' eksportnyh obyazatel'stv po postavkam zerna11.png

 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций