nedvijimost-v-krizis.png

8630 просмотров

Процесс введения электронных браслетов слежения в РК затянулся

В РК уже давно существует законодательная база для внедрения электронных браслетов слежения, вопрос лишь в финансах

Процесс введения электронных браслетов слежения в РК затянулся

Процесс введения электронных браслетов слежения в РК затянулся

Тему применения электронных браслетов слежения активно обсуждали в 2014 году. На тот момент планировалось, что их использование начнется в 2015 году, и Республиканская бюджетная комиссия, по данным МВД, даже одобрила выделение почти 2,5 млрд тенге на указанные цели. Однако процесс затянулся.

Отметим, что в республике за последние два года были закрыты семь исправительных учреждений. Число заключенных в казахстанских исправительных учреждениях за последние пять лет снизилось на 30 процентов и составляет сейчас 36 тысяч человек.

Кроме того, за последние два года в РК были закрыты семь исправительных учреждений, что позволило сэкономить 12 млрд бюджетных тенге.

Также планируются изменения в законодательстве, направленные на повышение эффективности институтов предотвращения пыток, а также приведение правовой базы в соответствие с международными стандартами. План мер включает в себя три основных направления: предотвращение пыток, их расследование и реабилитацию пострадавших.

Что касается введения электронных браслетов слежения, то старший прокурор отдела по надзору за законностью исполнения наказаний Департамента по надзору за соблюдением прав лиц, задержанных, заключенных под стражу и отбывающих уголовное наказание Генеральной прокуратуры Республики Казахстан Даулет Рамазанов отметил: «Законодательная база для внедрения электронных браслетов слежения уже давно в Казахстане существует. Есть соответствующее постановление правительства, были внесены соответствующие изменения в уголовно-исполнительный кодекс. В настоящее время вопрос упирается в финансы, то есть каким образом необходимо реализовывать. В мире существует множество моделей. Мы предложили один из вариантов. Кстати вопросами внедрения электронных браслетов для осужденных занимается у нас МВД РК. Мы же предлагаем к этому вопросу привлечь еще ГЧП, потому что разработка электронных средств слежения с участием государственно-частного партнерства»

По его мнению, один из интересных опытов внедрения и использования электронных средств слежения имеет Польша.

«Министерство юстиции Польши передало использование, внедрение и мониторинг таких средств слежения на аутсорсинг корпорациям: одна большая корпорация занимается изготовлением, заменой, слежением и прочими делами, связанными с электронными средствами слежения. Таким образом, государство не тратит свои ресурсы на содержание, использование, замену этих средств слежения. Я считаю, что такая модель ускорит в Казахстане внедрение электронных браслетов», – уверен Даулет Рамазанов.

Генеральный директор компании-разработчика электронных браслетов слежения ТОО KazTechInnovations Таиржан Балбаев рассказал о разработках своей компании: «В марте 2016 года нашей компанией было принято решение разработать систему электронных браслетов, внедрение которых является одним из этапов государственной программы гуманизации уголовных наказаний. Мы получили техническое задание на проектирование этого устройства, которое было составлено сотрудниками МВД на основе анализа зарубежных аналогов, и начали разработку собственного устройства. Ранее в этом же году наша компания начала строительство завода в СЭЗ ПИТ Алатау, стала осуществлять закуп оборудования для производства электроники полного цикла. Это означает, что процессы производства корпусов изделий, пресс-форм для производства корпусов, пайки и сборки радиоэлектронных плат будут осуществляться на заводе. Кроме этого производство включает цеха композитных материалов, 3Д-моделирования и точной обработки металла»

Кроме того, по его словам, понимая необходимость развития инженерного потенциала, компания организовала конструкторское бюро, первой задачей которого и являлось конструирование системы электронных браслетов.

«Эта система должна контролировать местонахождение лиц в каждый момент времени. Она предназначена для лиц, получивших ограничение свободы в виде альтернативного наказания (в противном случае человек был бы изолирован от общества). В этом и состоит принцип гуманизации: человек живет в привычной социальной среде, не криминализируется в преступной среде колонии, на его содержание не тратятся деньги общества, он продолжает приносить пользу обществу, работая и платя налоги», – отмечает Таиржан Балбаев.

По мнению эксперта, система электронных средств слежения должна быть надежной, работать без отказов и противостоять попыткам взлома и обмана. Безупречное функционирование системы напрямую относится к государственной безопасности, поэтому желательно, чтобы сами устройства и программное обеспечение не были приобретены на стороне, а являлись отечественной разработкой, так как работа над совершенствованием системы не может быть прекращена, ведь средства взлома тоже развиваются, а потеря контроля над тысячами поднадзорных лиц является серьезной угрозой.

«Наш браслет задуман так, что его снять без ведома служб МВД невозможно, есть также возможные ограничения по той территории, в границах которой может передвигаться подконтрольное лицо, например, он не имеет права выезжать из области, либо приближаться к школьным и детским учреждениям или к увеселительным заведениям. Все это может выставляться индивидуально, вплоть до времени суток: днем человек может работать в городе или селе, а вечером он должен быть дома. В случае, если человеку что-то угрожает – он может вызвать скорую помощь либо обратиться к сотруднику МВД. Сам браслет сделан из прочного и гипоаллергенного пластика. Удобен и незаметен в ношении», – добавляет Таиржан Балбаев.

Однако, как сообщало МВД РК, конкурс на выбор лучшего электронного браслета слежения, соответствующего всем выставленным требованиям, еще только предстоит.

Наш ближайший сосед Россия, к сожалению, имеет негативный опыт внедрения электронных браслетов слежения. Напомним, что в 2013 году Счетная палата РФ установила, что электронные браслеты не используются. Более 60% их так и осталось лежать на складах, остальные утеряны или сломаны. Позднее правоохранителям удалось раскрыть махинацию. Организовал ее Александр Реймер, бывший в то время главой ФСИН.

Реймер был признан виновным по делу о хищении 1,3 млрд рублей при закупке электронных браслетов. По версии следствия, в 2010–2012 годах Реймер и его сообщники похитили средства, выделенные ФСИН из бюджета для закупки электронных браслетов для людей, содержащихся под домашним арестом. При цене в 19 тысяч рублей контрольное устройство закупалось за 108 тысяч.

Будем надеяться, что в Казахстане подобного не произойдет.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif