Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


6139 просмотров

Яков Наздрачев: Развивать дилерскую сеть для продажи удобрений в РК необязательно

Старший научный сотрудник лаборатории агрохимии и удобрений «Научно-производственного центра зернового хозяйства им. А. И. Бараева» Яков Наздрачёв дал интервью Къ

В Казахстане прошла посевная, в ходе которой раздавались голоса крестьян о нехватке на внутреннем рынке удобрений, несмотря на выделяемые МСХ субсидии. Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент «Къ» обратился к старшему научному сотруднику лаборатории агрохимии и удобрений «Научно-производственного центра зернового хозяйства им. А. И. Бараева» Якову Наздрачёву с просьбой прокомментировать текущую рыночную ситуацию.

– Г-н Наздрачёв, в конце мая МСХ объявил о том, что в этом году на субсидирование удобрений было выделено 13 млрд тенге и заявлено к дотированию 407 тысяч тонн. Однако на тот момент было закуплено только 200 тысяч тонн для покрытия примерно 14% засеваемых земель. В ведомстве объяснили запоздалость закупа загруженностью заводов и аргументировали необходимость организации складов для хранения удобрений в регионах, чтобы заполнить их продукцией до начала весенне-полевых работ, введя подачу заявок на 2018 год с ноября. Решат ли такие меры недостаток обогащения почвы удобрениями со стороны фермеров в следующем году? Насколько реально вносились азотные и фосфорные удобрения перед посевной в этом году на охватываемой площади?

– По вопросу применения удобрений информация у вас не совсем корректная. Субсидирование минеральных удобрений – вопрос открытый. Сейчас по областям создаются научно-обоснованные нормы применения минеральных удобрений. В МСХ опубликованы нормы применения минеральных удобрений под определенные культуры, в зависимости от области и научной организации, курирующей эту область. Причем, что касается Акмолинской области, то в ТОО «НПЦЗХ им. А. И. Бараева» мы её переделывали неоднократно, по остальным областям ситуация аналогичная.

Поэтому, чтобы получить субсидии необходимо правильно составить заявку. Это проблема для хозяйств, которые не имеют плана на 2018 год, так как если хозяйство имеет пар, то внесение фосфорного удобрения в пар на ротацию севооборота возможно уже в этом году. А при внесении под культуры в 2018 году план необходимо уже составлять. Что касается внесения удобрений, то это вопрос к МСХ, так как подача заявок на субсидии и реальный объем применяемых удобрений проходит через них. Хозяйства, заинтересованные в получении большого и высококачественного урожая, применяли удобрения согласно рекомендациям.

– Большинство казахстанских фермеров не имеют культуры масштабного внесения удобрений. Говорят, поэтому производители нацелены на экспорт, а выделяемые субсидии не всегда доходят до адресата, акиматы их не используют по направлению, дотации часто не осваиваются, или, слышал даже, что они достаются «своим» фермерам, которые потом субсидируемые удобрения продают другим крестьянам. Может быть, тогда и не надо дотировать это направление поддержки растениеводства?

– По поводу перепродажи удобрений – это абсурд. Субсидирование удобрений – это единственная возможность обеспечить высокую продуктивность земледелия в условиях Казахстана. К примеру, обеспечение почвы подвижным фосфором всегда имело стратегическое значение, так как запасы фосфорного сырья на планете Земля ограничены, и месторождения фосфоритного сырья по большей степени выработаны, а круговорот фосфора идет в одном направлении с суши в океан. Поэтому создание избыточного фосфорного фона имеет своё значение и является долгосрочным вкладом в благополучие земледельца.

Что касается применения удобрений, то здесь действительно виноваты в большей степени земледельцы. Удобрения – это элементы питания растений, которые являются важнейшей составляющей процесса фотосинтеза. Почва в некоторой степени может удовлетворить потребности растений, но есть определенный уровень. Для того, чтобы рассчитать примерный урожай любой культуры, надо знать ее потребности, сколько элементов питания и влаги содержится в почве, а также уровень атмосферных осадков. Не все аграрии это знают, вот почему некоторые большие, да и небольшие, хозяйства банкротятся.

В чём проблема? Это не всегда правильные капиталовложения. В растениеводстве средство производства – это почва, вот куда должно быть обращено внимание земледельцев. Поэтому сначала необходимо изучить почву, на которой собираетесь работать или работаете сейчас, её тип, содержание элементов питания, гранулометрический состав. К этому можно добавить, что у земледельцев слабо развито планирование, даже краткосрочное. А у нас как: накупили кучу импортной техники за валюту, соответственно амортизация и ремонт тоже в валюте, тонны пестицидов тоже за валюту, и ставят планку в получении урожая в 20–40 центнеров на гектар. А где вложения в средство производства, то есть в почву? Как можно заниматься производством чего-либо, не вкладывая денег в средство производства?

Техника к урожаю отношения не имеет, можно сеять любой техникой, главное правильно ее отрегулировать и посеять в установленные сроки. Чтобы получить эффективность от пестицидов – нужно знать, как и когда их правильно применять, а большинство этого не знают, есть различные пороги вредоносности, сроки внесения. Поэтому может получиться урожай с себестоимостью выше, чем рыночная цена получаемой продукции. Банкротство происходит не из-за минеральных удобрений, а из-за неправильных капиталовложений. А минеральные удобрения как раз являются теми самыми инвестициями в средство производства и будущее благополучное существование земледельца. Но наши аграрии в большинстве случаев плотно сидят на этой «игле» – технике и пестицидах, и соскочить им с неё так просто не получится.

– У казахстанских производителей удобрений даже нет нормальной дистрибуции в Казахстане, то есть они заточены, в основном, на вывоз, на внутренний рынок мало хотят работать.

– Развивать дилерскую сеть не обязательно, у нас в республике всего два крупных производителя удобрений АО «КазФосфат» и АО «КазАзот», которые всем известны. Удобрения можно заказывать в течение года, так как удобрения можно вносить в почву с весны и до осени, а склады должны иметь сами земледельцы, поскольку по ряду причин не всегда можно успеть внести удобрения, климат-то у нас резко континентальный.

Норма внесения удобрений зависит от ожиданий по урожайности и природно-климатических условий региона. Области Северного Казахстана – это зоны рискованного земледелия, где вероятность засухи составляет около 20%, то есть 1 раз в пять лет. Урожайность в наших условиях зависит в первую очередь от атмосферных осадков, поэтому в разные годы урожайность у нас колеблется от 4,0 ц/га до 40 ц/га, и здесь применение минеральных удобрений имеет большое значение, как для урожая, так и для его качества.

Согласно научным рекомендациям, удобрения необходимо применять с учетом обеспеченности почвы элементами питания и планируемого урожая, поэтому доза удобрения может варьировать от 45 кг/га до 200 кг/га в физическом весе. Но, по мнению МСХ, где разрабатывают научно-обоснованную программу по применению удобрений, должна стоять одна цифра. Поэтому здесь необходимо, чтобы земледельцы различных масштабов подняли вопрос на уровне правительства, так как при принятии данной программы, удобрения, применяемые свыше указанной нормы, они будут покупать за свой счёт. Отечественные производители минеральных удобрений также потеряют часть прибыли от уменьшения продаж, так как здесь будет играть важную роль стоимость 1 кг действующего вещества удобрения.

Увеличивать применение удобрений в Казахстане нужно, но доза должна быть не меньше той, которая отчуждается продукцией и с учётом обеспеченности почвы элементами питания. В условиях Северного Казахстана в первую очередь необходимо уделять внимание фосфорному питанию растений, создавая положительный баланс этого элемента в почве, то есть внесение должно превышать вынос.

– Вы говорите, что дилерскую сеть развивать совсем не обязательно, а МСХ считает, что нужно развивать складирование удобрений вместе с акиматами загодя с ноября, чтобы быть готовыми к посевной весной. Кто тут больше прав?

– Смысла строить складские помещения за бюджетные средства нет, это приведет лишь к удорожанию удобрений, так как их цена и объем не зависит от времени года. Здесь играет основную роль заинтересованность товаропроизводителей, планирование внесения минеральных удобрений зависит от возможностей земледельцев и той технологии, которая принята в хозяйстве. Если в хозяйстве принята нулевая технология обработки почвы no-till, то здесь есть определенные трудности, а если в хозяйстве плоскорезная или минимальная технология, то здесь есть возможность внесения минеральных удобрений в течении сезона – в пар, осенью в зябь, перед посевом.

Поэтому планирование является тем инструментом, который обеспечивает минимизацию затрат с высокой окупаемостью, и прав тут тот, кто хочет получить максимальную прибыль с наименьшими издержками. Но административный аппарат прав, так как для утверждения объема финансирования ему необходим реальный план по внесению удобрений на будущий год, который он мог бы предоставить в казначейство. В нашей стране выделение денег из бюджета происходит по плану, а в сельском хозяйстве северных областей сельскохозяйственный год начинается с сентября.


839 просмотров

Поборется ли Казахстан за долю рынка судового топлива?

Международная морская организация ООН (IMO) ужесточила требования к качеству топлива для морских судов

Фото: VladSV / Shutterstock.com

Международная морская организация ООН (IMO), движимая заботой об экологии планеты, ужесточила требования к качеству топлива для морских судов. Считается, что оксид серы – один из основных загрязнителей атмосферы.

С 1 января 2020 года содержание серы в сжигаемом на кораб­лях судовом топливе должно быть снижено до 0,5% с нынешних 3,5%. А в отдельных, особо чувствительных акваториях, так называемых зонах эмиссионного контроля (к ним относятся, в частности, порты на Балтике и Северном море, на Ла-Манше, в прибрежных водах США и Канады и др.), требования еще жестче: суда, заходящие в эти порты, не должны использовать топливо с показателем выше, чем 0,1% содержания серы. Нарушителей – и судовладельцев, и портовые власти – ожидают внушительные штрафы.

Новые жесткие требования IMO напрямую задевают интересы сразу нескольких групп стейкхолдеров – владельцев судоходных компаний, нефтепереработчиков, нефтетрейдеров и производителей присадок. И, как это ни парадоксально, простых казахстанцев.

Цена новых правил

Перевозка морем – самый популярный (а иногда и единственно возможный) способ доставки сырья, товаров и продовольствия из одной точки земного шара в другую. В мировой торговле судоходство обеспечивает транспортировку 90% всех перевозимых грузов. При этом, по оценкам S&PGlobalPlatts, в стоимости перевозки до 70-80% составляют затраты на топливо.

Чтобы исполнить новые требования IMO, судовладельцам придется устанавливать на кораблях дорогостоящие очистные установки, так называемые скрубберы, абсорбирующие серу оксидами цинка. Помимо высокой цены (от $5 млн до $8 млн) установка имеет еще один минус: она может занимать до четверти полезной площади судна, что делает невозможной ее использование на судах небольшого водоизмещения. Остается вариант покупки судового топлива с меньшим содержанием серы. А оно стоит гораздо дороже – уже сейчас контрактная цена на поставку в 2020 году топлива с высоким содержанием серы снижается, обессеренного – растет. По оценкам экспертов консалтинговой компании WoodMackenzie, из-за новых требований к содержанию серы затраты судоходных компаний на топливо вырастут в следующем году вполовину. 
И это значит, что забота об экологии обернется дополнительными расходами судовладельцев, которые они, без сомнения, заложат в цену перевозимого товара. А уж владелец этого товара переложит их на кошелек конечного потребителя. Так что не стоит удивляться в следующем году удорожанию товаров, попадающих в наши магазины морским путем из Азии, Америки или Японии.

Качественный раздел

На сегодняшний день большинство морских судов в мире используют высокосернистый мазут или специальное дизельное топливо. Серьезный игрок этого рынка – Россия, наш партнер по ЕАЭС. К примеру, одну десятую часть всех своих потребностей в топливе компания Maersk, мировой лидер в сфере контейнерных перевозок, закрывает за счет закупки продукции российских НПЗ. Однако стоит принять во внимание, что основной сорт добываемой в России нефти – Urals, и его главная особенность – высокое содержание серы. Поэтому российские нетеперерабатывающие заводы производят в основном мазут с высоким содержанием серы. Генеральный директор Maersk Серен Скоу уже заявил о намерении перевести к новому году большую часть своих судов на использование топлива с низким содержанием серы.

Это снизит спрос на российское топливо и заставит нефтепереработчиков изыскивать средства на модернизацию заводов и строительство дополнительных установок обессеривания.

Говорить о каких-то тенденциях в этой связи в Казахстане и вовсе не приходится: в 2018 году все три казахстанских НПЗ, только завершившие модернизацию, увеличившую их глубину переработки, произвели суммарно немногим больше 2,8 млн т мазу­та. Для сравнения: в целом по России этот показатель составил 46,4 млн т, из которых больше половины ушло на экспорт. Так что тут мы россиянам явно не конкуренты.

Впрочем, специалисты утверж­дают, что у Казахстана был шанс стать игроком на всемирном рынке судового топлива. В 2016 году в Актобе, на небольшом частном НПЗ «Актобе нефтепереработка», была выпущена первая промышленная партия остаточного судового топлива по международному стандарту ISO 8217. У владельцев завода, одним из которых был бывший акционер Атырауского НПЗ Алмаз Кужагалиев, были амбициозные планы по наращиванию объемов переработки судового топлива и завоеванию доли мирового рынка. 

По словам Кужагалиева, казахстанская нефть, добываемая на месторождениях на западе страны, в частности в Макатском районе Атырауской области, отличается низким, а иногда ультранизким уровнем серы и меркаптанов, а также бензиновой фракции, и является идеальным сырьем для производства судового топлива. Сегодня эта нефть поставляется в сыром виде в нефтепровод «Атырау – Самара», где по пути смешивается с нефтью других поставщиков, ухудшающей ее качество.

«Чтобы получить справедливую премиальную цену за качество, необходимо весь объем казахстанской нефти, закачиваемый в нефтепровод «Атырау – Самара», уже на территории Казахстана разделить на три потока: 1) с содержанием серы до 0,1% – это не более
2 млн т; 2) с содержанием серы до 0,25% – это около 12 млн т; 3) с содержанием серы до 1,0% – это около 6 млн т», – написал Кужагалиев в своем открытом письме на имя президента страны Нурсултана Назарбаева 14 марта 2019 года, за пять дней до его отставки.

Дополнительные доходы

По мнению опытного нефтепереработчика, нефть с содержанием серы до 0,1% «должна перерабатываться в судовое топливо на территории Казахстана, так как сохранить такое качество в системе ПАО «Транснефть» на территории России практически невозможно. Это принесет дополнительный доход в размере $100 на каждой тонне ультранизкосернистой нефти, из которых $30 достанутся России за транзит судовых топлив на мировой рынок, остальное останется в нашем государстве. Таким образом, данное мероприятие принесет Казахстану около $140 млн дополнительных доходов. Нефть с содержанием серы до 0,25% должна прокачиваться отдельно от российской нефти в порт Усть-Луга Ленинградской области и реализовываться как минимум по паритету с Brent (полагаем, будет премия на уровне азербайджанской легкой). Даже в этом случае дополнительный доход Казахстана составит $33 на тонне, или $400 млн в год», – резюмирует Алмаз Кужагалиев.

По его мнению, выгода для Казахстана будет на порядок выше, если Казахстан обзаведется собственным НПЗ в Усть-Луге, подобно тому, как Россия пользуется сейчас космодромом Байконур в Казахстане. Для реализации подобного проекта, по мнению автора обращения, нужна политическая воля высшего руководства. 

Письмо авторитетного нефтяника было отправлено им из-за решетки. 7 декабря 2016 года на НПЗ «Актобе нефтепереработка» прошла спецоперация КНБ. Силовики обвинили руководство предприятия в хищениях и контрабанде нефти, а также в занижении ее таможенной стоимости. Спустя два года, 12 декабря 2018 года, соучредитель ТОО «Актобе нефтепродукт» Алмаз Кужагалиев и гражданин Беларуси Сергей Кунцевич за продажу в Кыргызстан 13 тыс. т сырой нефти под видом нефтепродуктов были приговорены к 19 и 17 годам лишения свободы соответственно.

Пока непонятно, дойдет ли обращение осужденного Кужагалиева до нового президента Республики Казахстан. И будет ли Казахстан бороться за долю мирового рынка судового топлива, воспользовавшись жесткой позицией Международной морской организации.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций