Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


7703 просмотра

Под Семеем добыча меди реализована благодаря средствам от IPO

В расширение производства было инвестировано 843 млн тенге, новое оборудование приобретено на сумму 365 млн тенге

Под Семеем добыча меди реализована благодаря средствам от IPO

Под Семеем добыча меди реализована благодаря средствам от IPO

В Восточно-Казахстанской области состоялся официальный запуск обогатительной фабрики на медно-никелевом месторождении Максут после ее расширения. Предприятие уникально тем, что оно построено и оборудовано за счет тысяч акционеров, участников Казахстанской фондовой биржи (KASE).

Строительство второго этапа, завершившегося в июне 2017 года, позволяет увеличить производительность фабрики с 200 до 400 тыс. тонн руды в год. В расширение производства было инвестировано 843 млн тенге, новое оборудование приобретено на сумму 365 млн тенге.

По словам первого вице-президента компании BAST Рустема Оспанова, это рождение нового предприятия в нашей стране: «Еще несколько лет назад этой фабрики не было. Она была возведена в очень короткие сроки посреди степи. Всю инфраструктуру – дорогу, которая подходит к фабрике, линии электропередачи – построены нашим предприятием. Уникальным случаем является то, что это предприятие построено не за счет государственных вливаний. За нами не стоит какой-либо государственный или частный холдинг. Это предприятие построено на деньги сотен или даже тысяч небольших частных инвесторов на Казахстанской фондовой бирже».

Весной 2015 года на KASE было размещено 9,09% акций АО BAST среди неограниченного круга акционеров. Позже, в апреле 2017 года, было проведено SPO на KASE и на Санкт-Петербургской фондовой бирже. В период IPO было подано 579 заявок на общую сумму более 427,1 млн тенге. Спрос превысил предложение на 6%.

Инвестиционно-брокерская компания Freedom finance выступила андеррайтером IPO АО BAST.

Директор департамента корпоративных финансов АО Freedom finance Сакен Усер пояснил на пресс-конференции по поводу запуска фабрики: «Мы, как инвестиционные банкиры, хотим реализовывать изначально задуманную функцию фондового рынка. И попытались на примере компании BAST сконцентрировать максимальное количество денег частных инвесторов в реальном секторе экономики. Мы бы хотели иметь более развитую инфраструктуру рынка капитала для того, чтобы такие сложные проекты как BAST сначала финансировались на менее публичных рынках капитала, таких как private equity, но в текущей действительности мы попытались найти наименее рискованный проект с точки зрения индустрии, операционной команды.

Мы сделали достаточно смелый шаг, когда вывели greenfield, то есть компанию, в которой есть небольшая инфраструктура, есть огромное количество запасов, есть достаточно честная операционная команда, но нет доступа к дешевому финансированию, и даже нет доступа к финансированию в принципе. Мы пошли по тому пути, который нам предоставили сами обстоятельства. По сути, IPO BAST и все, что было потом, – это логическое последовательное действие после того, как в Казахстане прошло Народное IPO. То есть, когда капитал розничных частных инвесторов идет напрямую на фондирование реальных секторов экономики».

Также спикер рассказал о том, как финансировалось предприятие, запущенное практически с нуля. «Если брать за точку отсчета, когда в проект вошел фонд прямых инвестиций RCG Investment Advisor, то это около одного миллиона долларов в рамках того периода, когда компания не была публичной. Вторым этапом финансирования было непосредственно IPO на KASE. Тогда объем размещения составил по тому курсу около двух миллионов долларов. Но при этом капитальные затраты оценивались в иностранной валюте. После этого было вторичное размещение более одного миллиарда тенге, при том, что долларовый актив был около $3 млн. Дополнительно было небольшое размещение на Санкт-Петербургской фондовой бирже. В результате акционерного капитала было проинвестировано около $6,5 млн. Плюс долговой капитал, в том числе кредитная линия в одном из банков второго уровня, которая была получена после IPO – это еще около $4 млн. И ряд краткосрочных финансовых инъекций в пользу BAST. Итого средний объем инвестиций, плюс рекапитализация выручки компании – в районе $11 млн за последние несколько лет.

У компании было месторождение средних размеров, что могло покрывать риски дефицита финансирования. Это не маленькое месторождение, у которого риски более существенные в части рентабельности, и не крупное, где есть риски недостатка финансирования. Это средних размеров месторождение. И нас привлекли объемы капитальных затрат. При этом мы считаем, что месторождение достаточно богатое в части содержания металла в руде. И оно по-своему уникально, потому что на поверхности был достаточно большой слой богатой руды. Вначале на поверхности были ураганные содержания меди. Если среднее содержание 0,4–0,6 %, то на поверхности было содержание ближе к 5–6%. То есть, это самородки. На начальном этапе жизни компании эта руда с ураганным содержанием меди, которая даже не требовала обогащения, позволила компании продержаться на плаву. Нас этот факт тоже привлек. То есть, месторождение само по себе богатое. Таким образом для нас стали решающими такие факторы, как размер актива, богатое месторождение по содержанию руды, и операционная команда – это представители фонда RCG», – сообщил Сакен Усер.

Еще на стадии расширения компания уже реализует конечную продукцию – медный концентрат с содержанием меди от 18 до 23%. В процессе монтажа и никелевый передел (лабораторные исследования показали, что содержание никеля 4–5,5%). На данный момент медный концентрат со станции Жана-Семей доставляется до конечного покупателя – трейдинговых компаний в Узбекистане и Китае. Конечный потребитель в Узбекистане – это Алмалыкский горно-металлургический комбинат.

По словам президента компании BAST Виталия Ипатова, следующий этап – это увеличение мощностей: «После того, как мы увеличим мощность до 1,4 млн (это 15–20 лет), то есть, с увеличением на миллион тонн в год, мы будем рассматривать дальнейшие варианты развития, в том числе и новый передел. Возможно, это будет какой-то базовый металлургический передел. При этом существующей мощности фабрики на 400 тыс. тонн хватит более чем на 50 лет. Согласно нашей блочной модели, предположительно, объем запасов – 25 млн тонн. Также мы имеем потенциал прироста запасов практически в два раза, потому что есть два неразведанных участка месторождения, которые, согласно геофизическим данным, показывают такую же картину, как и на разведанном участке. Это советские данные, и нам надо еще заняться бурением и разведкой – это входит в планы следующего года».

По словам Виталия Ипатова, до выхода на публичный рынок прежнее руководство рудника задумывалось над организацией металлургического передела и даже приобрело плавильную печь. Но дальше дело пока не пошло.

Пока руду добывают карьерным способом, но, как рассказал начальник горного участка АО BAST Ерлан Садвокасов, в дальнейшем, если это будет экономически целесообразно, компания может перейти к подземной выработке.

Важен и вопрос экологии, поскольку при флотации предприятие сбрасывает немалое количество стоков. По словам г-на Ипатова, в процессе обогащения руды не используются опасные реагенты: «В качестве реагентов ничего токсического не используется. Это стандартные ксантогенаты, известь, бутиловый аэрофлот. Тем более, что тут не сернокислотное выщелачивание. Проект прошел госэкспертизу, поэтому по экологическим допускам фабрика безопасна». Стоит отметить, что данный вопрос весьма важен для казахстанских предприятий, если рассматривать его в разрезе Концепции по переходу РК к «зеленой экономике» до 2020 года. Согласно данному документу, Казахстан намерен реализовать ряд направлений, в том числе и эффективное управление экосистемами.

Между тем, по словам представителя Freedom finance, инвестбанкиры не заинтересованы надолго оставаться в медно-никелевом стартапе: «Мы будем находиться в капитале компании до тех пор, пока он не исполнит, на наш взгляд, первые результаты той программы, которую она реализует. Наша цель – оставаться в капитале, пока компания не сможет увеличить свои мощности до миллиона тонн руды в год. После этого мы готовы обсуждать варианты возможного частичного или полного выхода. Либо мы готовы ждать тот период, когда компания станет прибыльной, операционно зрелой и платить дивиденды. Мы готовы ждать, пока компания не реализует все свои планы, которые были озвучены к IPO.

После постройки фабрики и пуско-наладочных работ компания должна показать, что она может работать на ста процентах своих мощностей. Поэтому мы надеемся, что горизонт недолгий, с учетом того, что мы находимся уже два года в капитале. Я надеюсь, что в следующем году компания начнет работу по строительству третьей обогатительной фабрики. И к ее завершению мы будем готовы выработать свою точку зрения по поводу нашего дальнейшего нахождения в капитале. Если будет идти речь о горной металлургии – это долгое присутствие в капитале компании. То есть, в этом случае мы становимся стратегическими инвесторами. Но нам, наверное, было более интересно выйти из капитала до того, как компания перейдет к металлургии, то есть, на ее максимальном текущем потенциале. Тем более, что фабрика-миллионник более интересна для стратегических инвесторов».


649 просмотров

Kraft Heinz начал приходить «в форму»

Сдавший ранее свои позиции гигант пищевой индустрии под управлением нового топ-менедж­мента разрабатывает обновленную стратегию бизнеса

Фото: Richard B. Levine/Zuma Press

Наблюдая за признаками стабилизации ситуации в Kraft Heinz, а также за новым видением, которое демонстрирует обновленный топ-менеджмент компании, инвесторы не скрывают своей радости. Впрочем, учитывая, как долго Kraft Heinz управляли неправильно, до полного восстановления ей очень далеко.

В прошлый четверг компания объявила о том, что органические продажи (то есть без учета колебаний курсов валют и изменений в портфеле) в III квартале 2019 года упали на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По сравнению со снижением продаж на 1,5% в первом полугодии это стало небольшим улучшением ситуации.

Скорректированная прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации (EBITDA), аналитический показатель, которому в компании традиционно отдают предпочтение, снизилась на 7,8% по сравнению с годом ранее. В первом полугодии падение составило 19,3%.

Тогда же, в четверг, акции компании выросли в цене на 13%. Однако они по-прежнему на 33% ниже февральских показателей, когда компания объявила о катастрофических результатах, включая списание убытков по брендам, в том числе Kraft, на сумму $15 млрд. В итоге это привело к тому, что летом были назначены новый генеральный директор компании Мигель Патрисио и финансовый директор Пауло Базилио.

Новое руководство было напрямую назначено владельцами из бразильской инвестиционной компании 3G Capital и, похоже, знает, почему все пошло не так. Свою новую стратегию бизнеса они планируют представить в начале следующего года, однако уже во время конференц-звонка в разговоре с аналитиками в прошлый четверг топ-менеджеры поделились своими предварительными оценками.

WSJ_kraft-heinz-starts_0.png

В частности, Мигель Патрисио заявил о необходимости «ментальных изменений» в компании. Так, он намерен сместить акцент с краткосрочного сокращения расходов и роста за счет приобретений на долгосрочный органический рост.

Однако отказываться от политики экономии средств компания не будет. Более того, Патрисио отстоял принятую в 3G Capital практику «бюджетирования с нуля» как меру, необходимую для высвобождения ресурсов для инвестирования. Он также подчеркнул необходимость очистить портфель Kraft Heinz от убыточных и малорентабельных продуктов.

«Инновации – это та область, которую мы должны развивать, то направление, где нам предстоит огромная работа», – заявил он аналитикам после того, как те попросили его поделиться своими взглядами на необходимость исследований и разработок, которым предшествующий менеджмент большого внимания не уделял.

Тем не менее, по словам Патрисио, расходы на R&D будут главным образом сосредоточены на нескольких ключевых направлениях и не станут широкомасштабными. То есть, по сути, сохранится та же позиция, которой придерживался прежний гендиректор компании Бернардо Хис.

Акцент на экономии средств – это не столько выбор, сколько необходимость. Кредитное плечо компании остается повышенным, а чистый долг за последние четыре квартала превышает скорректированный показатель EBITDA в 4,5 раза. Во время конференц-звонка в прошлый четверг Пауло Базилио особо подчеркнул, что новая стратегия будет включать в себя шаги по уменьшению кредитного плеча и поддержанию кредитного рейтинга компании. Однако комментировать вопрос о том, будут ли уменьшены дивиденды после того, как они уже были сокращены в феврале, он отказался.

Так или иначе, но инвесторам пока лучше воздержаться от каких-либо выводов. Все-таки просто знать направление, куда нужно идти, – это одно. А быть способным добраться туда – это совсем другое.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций