Перейти к основному содержанию


10367 просмотров

Госкомпании лишатся приоритета при получении прав недропользования

Недропользователи опасаются, что в будущем права на разведку и добычу будут предоставляться только по тем участкам, которые будут входить в программу управления государственным фондом недр

Государственные компании, занимающиеся разведкой и разработкой твердых полезных ископаемых (ТПИ), не будут иметь приоритета при получении прав недропользования после вступления в силу Кодекса о недрах, сообщил корреспонденту «Къ» в кулуарах VIII горнопромышленного форума «Майнекс–Центральная Азия-2017» в Астане вице-министр по инвестициям и развитию (МИР) Казахстана Тимур Токтабаев.

В то же время законопроект предусматривает наличие программы управления государственным фондом и стратегических участков недр.

«На твердые полезные ископаемые не будет сохранено. На углеводородное сырье предполагают сохранить для «КазМунайГаза». Но мы сейчас тоже в обсуждении с нашим министерством энергетики, с учетом приватизации это будет непоследовательно. То есть компания уже не национальная, в ней будет часть иностранцев сидеть, как они могут без конкурса брать? Нелогично. Поэтому мы все-таки настаиваем на этом, но еще обсуждаем», – сказал, он, отвечая на вопрос «Къ» о том, будут ли такие госкомпании как «Казгеология» или «Тау-Кен Самрук» сохранять приоритетное право на получение прав недропользования.

С пилота на тендер

В своем вступительном слове на «Майнекс – Центральная Азия-2017» вице-министр Тимур Токтабаев рассказал о первых результатах пилотного проекта по внедрению упрощенного способа предоставления права недропользования на участках вблизи города Степногорска.

«На сегодняшний день заключено 17 контрактов и есть первый результат – людям очень нравится такой способ, когда срок заключения контракта составляет всего 25 дней. Уже включены еще два новых участка – это в Восточно-Казахстанской области и в районе железной дороги Аркалык – Шубарколь», – сообщил вице-министр.

По словам Токтабаева, по ВКО в итоге было заключено 22 контракта. Из участков в Восточном Казахстане один стал спорным из-за того, что четыре компании в течение пяти дней подали на него заявку по упрощенному принципу, который схож с правилом австралийского метода «первый обратился – первый получил», поэтому он был отправлен на аукцион. По остальным участкам вопросов не возникло и компании начинают по ним работать в текущий полевой сезон.

Участки вблизи Степногорска были выставлены в 2015 году блоком каждый по примерно два квадратных километра, пояснил в комментарии «Къ» директор департамента недропользования МИР Руслан Баймишев, притом что один контракт не может охватывать более 10 блоков. С начала этого года была начата работа на двух других территориях, всего по трем регионам пилотно в совокупности предоставляется 18 тысяч блоков. По востоку намечается порядка 40 контрактов. Участок, по которому будет проведен аукцион в августе, ранее исследовался «Казцинком», позже корпорация от него отказалась. На площади было обнаружено проявление, которое может оказаться перспективным, однако его запасы не подтверждены. Интерес нескольких игроков обнаружился из-за рекламы геологов, в итоге из-за соревнующихся заявок участок был автоматически выставлен на тендер, отметил Баймишев.

Изъяны изъятий

Между тем в своем докладе генеральный директор золотодобывающей компании «Полиметалл Евразия» Канат Досмукаметов напомнил, что изначально концепция Кодекса о недрах предусматривала, что вся территория страны будет поделена на блоки для разведки, и доступ к ним будет равным и свободным для всех недропользователей без каких-либо изъятий.

«В проекте же Кодекса появился интересный документ под названием «Программа управления государственным фондом недр». Мы боимся, что в будущем права, участки недр для разведки и добычи будут предоставляться только по тем участкам, которые будут входить в эту программу управления государственным фондом недр. Все бы ничего, но только, к сожалению, пока отсутствуют критерии, по которым участки будут включаться в эту программу и более того, отсутствуют критерии, по которым есть возможность изъять эти участки из программы. Я предлагаю над этим все-таки вместе подумать, потому что тогда принцип «первый пришел – первый получил» не будет реализован в полном объеме», – отметил Досмукаметов в выступлении.

Он указал, что концепцией Кодекса был предусмотрен отказ от приоритетного права государства, но в законопроекте появились основания отнесения месторождений ТПИ к стратегическим. К ним относятся уран, золото, медь, фосфориты, сланцы и даже уголь, под такие месторождения нужно будет получать разрешения, отметил Досмукаметов. Кроме того, неясно – как быть с действующими контрактами по разработке месторождений, подпадающих под такого рода критерии, задается вопросом топ-менеджер российской компании.

По словам Досмукаметова, до настоящего момента не определен механизм взимания НДПИ в условиях отмены системы ГКЗ (государственная комиссия по запасам – «Къ»). Как известно, данные госкомиссии используются в Казахстане для расчета налогообложения с объемов добычи. При переходе на систему CRIRSCO (Комитет международных стандартов отчетности о запасах твердых полезных ископаемых) такие данные будут отсутствовать, отмечает топ-менеджер. Производить расчеты на основе ресурсов, которые включают в себя полезные ископаемые, добыча которых нерентабельна на сегодня, в компании не считают справедливым. Поэтому в «Полиметалл-Евразия» выступают либо за расчет НДПИ по экономически рентабельным запасам полезных ископаемых, либо за переход на роялти с продаж.

Компетентные лица на вырост

В комментарии «Къ» вице-министр Токтабаев пояснил, что для подготовки компетентных лиц, которые будут подтверждать запасы согласно международной системе CRIRSCO, будет предоставлен пятилетний период, в течение которого будет оставаться в действии система ГКЗ. Но те предприятия, которые решили пересчитать свои запасы, уже будут пользоваться новыми стандартами, это в первую очередь будет выгодно им, считает Токтабаев. Есть большое количество геологов, которые хотят пройти обучение и сертифицироваться. В этом плане государство им будет помогать с помощью зачета затрат на обучение кадров, которые сейчас предприятия ГМК отчисляют в размере 1% от своих доходов, пояснил вице-министр.

Казахстанская Ассоциация публичной отчетности о результатах геологоразведочных работ, минеральных ресурсах и минеральных запасах (KAZRC) провела первоначальное обучение 44 человек по стандартам CRIRSCO, сообщила глава этой организации Сауле Уразаева в своем выступлении на горнопромышленном форуме. Среди предварительно обученных, по данным директора по развитию бизнеса SRK Consulting Николая Еньшина, есть геологи, поисковики, горные инженеры, металлурги, обогатители и экономисты, но подтверждать запасы по системе CRIRSCO после общего курса они пока не смогут, так как им нужно будет еще набираться опыта и подтверждать свою квалификацию с точки зрения международных стандартов с учетом того, что кандидаты на получение статуса «компетентного лица» достигают компетентности через самореализацию, пояснил эксперт в разговоре с корреспондентом «Къ». Между тем в своем докладе на форуме вице-министр Тимур Токтабаев отметил, что сейчас ГКЗ часто не справляется с объемом отчетов по подсчету и пересчету запасов, что в итоге выливается в очереди недропользователей, которые растягиваются по времени на полгода и более.

Приемка-передача крупняков

В беседе с корреспондентом издания Руслан Баймишев пояснил, что определение стратегических месторождений в законопроекте касается больше не вопросов реализации приоритетного права, а передачи прав недропользования на крупные месторождения, которые уже разрабатываются большими горнодобывающими корпорациями.

В Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) поддерживают разработку программы управления недр, сообщил в ходе форума ее директор Николай Радостовец.

«Чтобы все-таки не получилось, что действующие компании, особенно с прилегающей территорией, могут получить конкурентов, работающих на совершенно других условиях. Мы не хотели бы, чтобы как в Монголии появились масса спекулятивных вещей вокруг выданных лицензий и не пришли в эту сферу крупные серьезные компании. Поэтому мы ставим перед министерством вопрос, чтобы добыча на крупных месторождениях проходила все-таки через аукцион. Второе, чтобы были выставлены требования по каким-то финансовым обязательствам, по обязательствам, которые связаны с профессиональной подготовленностью и историей компании. Мы не хотели бы, чтобы в Казахстане появились десятки местных ТОО, которые получат лицензию и смогут ее удерживать в течение длительного периода времени, потому что финансовые обязательства сейчас в проекте Кодекса прописаны очень слабо», – заявил лоббист.

В АГМП настаивают на разрешении вопросов передачи земельных участков, покрывающих месторождения, и предоставления возможности переработки техногенных минеральных образований (ТМО), накопившихся в советское время, в рамках будущего Кодекса. При этом много вопросов у действующих предприятий возникает по переходному периоду с ГКЗ на CRIRSCO, так как неясно – какие будут условия работы по существующим контрактам и лицензиям, которые будут получены в рамках нового законодательства. В Ассоциации считают, что необходимо предоставить работающим компаниям право перейти с контрактов на лицензию, а также склоняются к поддержке внедрения роялти для компаний, которые будут осуществлять более глубокую переработку сырья.


4808 просмотров

Кайрат Алтынбеков, председатель правления ИО «Баспана»: «Эра дорогой недвижимости уходит»

Kursiv.kz побеседовал с главой «Баспаны» Кайратом Алтынбековым

Фото: Олег Спивак

В июле 2018 года в Казахстане начала работать льготная государственная программа «7-20-25». Для ее реализации Национальный банк создал ипотечную организацию «Баспана». «7-20-25» обрела большую популярность у населения, одновременно с этим вызывая скепсис у критиков. Чтобы оценить перспективу программы глазами самого оператора, «Къ» побеседовал с главой «Баспаны» Кайратом Алтынбековым. 

–  Начнем беседу с критики. Почему государство создало новую компанию, а не направило деньги в Жилстройсбербанк или Казахстанскую ипотечную компанию? 

–  Я больше 20 лет работаю на розничном ипотечном рынке. Понятно, всегда есть вопросы к любой государственной программе, но критики ограничиваются скепсисом, как все плохо. Если бы были замечены реальные ошибки или недоработки, мы бы только обрадовались – это шанс изменить, сделать проект более удобным для людей и финансистов. 

Итак, давайте сразу расставим все по местам. Первое – почему государство создало новую компанию и не провело проект через существующие КИК и Жилстройсбербанк? Мировой опыт свидетельствует, что в большинстве стран, где жилищные займы нашли или находят массовое распространение, используются ипотечные модели Германии или США. Первая модель – это наш Жилстройсбербанк.

Суть немецкой модели – аккумулирование денежных долгосрочных ресурсов для ипотечного кредитования. Строительно-сберегательные кассы имеют возможность выдавать кредиты по ставкам ниже рыночных, поскольку сами привлекают средства по ставкам ниже рыночных. Дело в том, что вкладчиками и заемщиками строительно-сберегательных касс являются одни и те же люди – члены кассы. Низкая доходность депозита – своего рода плата за право получить ипотечный кредит по низкой ставке. Это хорошая система. Когда разразился кризис, многие банки отказались от ипотеки, и только Жилстройсбербанк работал без перебоя, выдавал ссуды под очень низкие проценты.  

КИК создавалась по образцу американских Fannie Mae и Freddie Mac. КИК с 2000 года занималась рефинансированием жилищный займов. После того как компания начала работать, ставки на ипотечные ссуды упали на 7– 12%. КИК прекрасно работала до кризиса 2008 года. После обрушения жилищного рынка государство приняло решение перепрофилировать КИК в компанию, которая предоставляет арендное жилье. Так как структура занимается и строительной, и арендной частью, на текущий момент у нее на балансе есть определенное количество недвижимости, которое представляло дополнительный риск для инвесторов в случае выпуска облигаций. Казахстанская ипотечная компания активно развивается в своем направлении, поэтому и было принято решение не смешивать ипотечные займы, выпуск ценных бумаг со строительством и арендой.

Государство с начала 2000-х годов разными способами решает жилищный вопрос и строго придерживается своей линии, так что создание новой компании – это результат взвешенной и просчитанной работы.

IMG_8525.JPG

– Банкиры критиковали Нацбанк за то, что государство не открыло у них депозиты для выдачи ипотечных займов населению. Ведь в 2008 году именно так поступило правительство, и проект был успешно реализован – тысячи казахстанцев тогда смогли существенно снизить ставки по ипотечным кредитам.

–  Передать средства – это самый простой вариант, но насколько он эффективен?! Всегда возникают вопросы освоения денег, нужно отслеживать графики погашения. Не забудьте про отчеты банков. Создав компанию, мы создали нового инфраструктурного игрока, цель которого не освоение средств, а возрождение рынка ипотеки, путем предоставления банкам долгосрочных инвестиций. Основной проблемой кредитных учреждений было отсутствие длинных денег и законодательства, поэтому Нацбанк, создав «Баспану», решил оба этих вопроса. Согласитесь, сегодня на отечественном фондовом рынке просто нет правильных качественных ипотечных ценных бумаг для инвесторов, так что и игроки рынка только выиграют от нашего проекта. Сейчас мы выпускаем облигации на рыночных условиях. Кредиты выдаем под 7% годовых, а размещаем бумаги под 9%. На первый взгляд это экономически невыгодно, но в дальнейшем ситуация изменится. Согласно прогнозам Нацбанка, рост цен в Казахстане в 2018 году будет находиться внутри целевого коридора 5–7%. В 2019 году годовая инфляция начнет плавное вхождение в новый целевой коридор 4–6%, находясь около его верхней границы. Опираясь на эти цифры, мы будем снижать стоимость выпускаемых облигаций. 

Нам важно создавать прецеденты. Фондовый и финансовый рынки развиваются, и в будущем появятся игроки, которые захотят делать то же самое, поэтому одна из наших задач – создать на фондовом рынке бенчмарк. Наша компания должна первой пройти через законодательные изменения, рейтингование, цены на облигации. Через нас инвесторы должны хорошо изучить новый продукт.

Кроме того, мы пытаемся взаимодействовать с акиматами, чтобы создать муниципальный рынок ценных бумаг. Мы можем им во многом помочь, и если местные исполнительные органы начнут выпускать ЦБ, научатся общаться с инвесторами, через какое-то время им не понадобится поддержка правительства при выполнении жилищных проектов.   

«Баспана» – инфраструктурный игрок, который будет самостоятельно обеспечивать ликвидность и создавать долгосрочные механизмы для всего рынка. Мы предлагаем всем игрокам одинаковые условия: кто лучше работает, тот больше рефинансируется, больше выдает кредитов. В итоге люди получают возможность приобретать квартиры под низкие проценты. 
В будущем, когда мы выстроим всю инфраструктуру, государству не нужно будет думать, где взять деньги, как реализовать социальные жилищные проекты. 

–  Отличаются ли нынешние показатели «Баспаны» от ваших изначальных планов? Сколько выдано кредитов? 

–  По программе «7-20-25» на июль было доступно около 3 тыс. квартир, 2 тыс. человек уже получили одобрение на ипотечные займы. В лучшем случае в этом году мы выдадим 4 тыс. жилищных кредитов. А план на этот год – 100 млрд тенге ипотечных займов. Если считать среднюю стоимость квартиры по 12 млн тенге, то мы должны одобрить заявки 8 тыс. клиентов БВУ. Получается, что порядка 5 тыс. человек, которые бы могли получить кредит, не смогут получить его в этом году. 

–  С чем это связано?

– Строители не возводят жилье экономкласса. Во всем мире принято делить новые жилые здания на четыре большие группы: элит-, бизнес-, комфорт- и экономкласс. Понимаете, доступное жилье состоит из двух компонентов: недорогая ипотека и сама стоимость квадратных метров. Эти две проблемы нужно решать параллельно. У нас сейчас очень удобная ипотечная программа: небольшой первоначальный взнос, низкие проценты, большой срок кредитования – такого вообще не было в Казахстане. Но если стоимость жилья будет высокой, то даже кредиты под 0% будут дорогими для населения.
 
–  Ведете ли вы со строительными компаниями переговоры? 

– Мы со строителями не ведем переговоров. Наша задача – обеспечение ликвидности для банков-партнеров, для того чтобы были деньги на ипотечном рынке. Наша программа ограничивает максимальную стоимость недвижимость в Алматы, Астане, Актау, Атырау, Шымкенте – 25 млн. тенге, в других регионах – 15 млн. тенге. Для чего это было сделано?  Во-первых, чтобы не было роста цен. Второе – это социальная программа. Квартирами должны быть обеспечены в первую очередь нуждающиеся, но застройщики ориентированы на другой класс.  

В принципе, мы не видим ситуаций, когда люди приходят в банки и уходят с разочарованием, так как хотели купить квартиру за 26–30 млн тенге. Средняя стоимость недвижимости по нашей программе 12 млн тенге. Разница между 12 и 25 млн значительная. Даже в крупных городах средняя стоимость жилья 13 млн. По максимальной стоимости берут всего 7% участников нашей программы. Понятно, что есть строительные компании, которые занимают сегменты бизнес- и элиткласса, для них программа «7-20-25» неинтересна. Таким компаниям через средства массовой информации мы предлагаем хотя бы частично поменять политику: если человек заинтересован в бизнесе, он будет готов к трансформациям. Мы предлагаем строить доступное жилье комфорт- и экономкласса. Эра дорогой недвижимости уходит. 

Сейчас за 25 млн тенге можно купить неплохую 2-х или 3-комнатную квартиру. И застройщики должны это понимать. Мы всегда готовы вместе работать, так как основная цель – это дать возможность людям обзавестись собственным домом. 

–  В Казахстане рухнула масса хороших проектов, так как они сталкивались с молчаливым саботажем. Не боитесь, что строительный рынок будет просто игнорировать государственную программу? 

–  Нет никакого страха. У этой программы образовалась сила и волна позитива – людям очень нужно жилье, ни один человек не сможет встать против этого потока.  Да и невозможно это сделать. Не хочет один строитель, придет другой – мы на рынке. 

Представители акиматов нам рассказывали, что к ним приходили строители узнавать о программе, некоторые застройщики уже сегодня начали перестраивать свои приоритеты, но это вопрос времени. Понятно, что есть строительный цикл. Думаю, в следующем году мы увидим хорошие проекты, хорошие предложения.  
Государство держит фокус на жилищном рынке. Ведь от него зависят стразу два важных аспекта – социальный и развитие экономики. Почему? Строительная отрасль на 90% зависит от отечественных материалов, и рост здесь – это рост всей экономики. В стране работает огромное количество предприятий по производству различных строительных материалов, все это рабочие места, в конечном итоге покупательская способность населения. У программы «7-20-25» нет цели поддержать какие-то отдельные строительные компании, любое первичное жилье, стоимость которого не превышает наши границы, может быть приобретено на деньги «Баспаны».  

–  Акиматы заинтересованы в строительстве нового жилья? Есть ли программы местных исполнительных органов?

–  В конце августа мы внесли дополнения в программу. Так, было принято решение, что «Баспана» выделит из капитала 150 млрд тенге акиматам на строительство жилья. Мы уже договорились о реализации этого проекта с местными властями Шымкента и Актобе. Они намерены строить жилые дома по государственной программе при соответствующем финансировании. 

–  У акиматов не совсем прозрачные бюджеты. Не боитесь ли вы коррупции? Как «Баспана» будет отслеживать строительство новых домов? 

–  Схема финансирования прозрачная и безопасная. Мы выкупаем облигации акиматов, соответственно, у них возникают обязательства по погашению через определенный период времени. Здесь нет рисков. Другой вопрос – строительство жилья. Контроль строительства не наш мандат. Поэтому акиматы сами регулируют вопрос возведения жилья, качество домов и сроки сдачи в эксплуатацию. Так как программа «7-20-25» на личном контроле у главы государства, ход ее реализации активно контролируется администрацией президента РК, партией «Нұр Отан», уполномоченными проверяющими органами и общественностью. Я уверен, что местные власти со всей ответственностью отнесутся к строительству многоквартирных домов и не допустят проявление коррупции или халатность.    

IMG_8524.JPG
 
–  Какие еще проекты будут реализованы совместно с местными властями?

–  Мы запустили совместно с акиматами продукты «Жас арман» и «Камкор баспана». Они помогут семьям снизить первоначальный взнос. Он, как известно, составляет 20%, и для того чтобы вдвое уменьшить эту выплату, местные власти намерены выдавать будущим заемщикам беспроцентные и долгосрочные кредиты. Допустим, квартира стоит 10 млн тенге, 1 млн приносит сам человек и еще 1 млн выдает акимат. По нашим расчетам, такой кредит на 15 лет – это 5 тыс. тенге в месяц. Уже есть договоренность с Шымкентом и Актобе. Очень большую заинтересованность проявили Астана, Караганда и Кызылорда. 
 
–  Назовите города – лидеры программы «7-20-25».

–  Это Алматы и Астана. Высокие показатели связаны с тем, что здесь возводится много жилых домов. Кроме того, в двух мегаполисах проживает большое количество людей, заработные платы здесь тоже выше, чем по стране. Кроме того, хорошие показатели у Акмолинской области, но это, конечно, связано со столицей.

Спрос со стороны населения на новые квартиры очень высок, но, повторюсь, во многих регионах цены на недвижимость не соответствуют доходам людей. Например, в некоторых небольших городах 1 кв м стоит 120–130 тыс. тенге, естественно, казахстанцы в очереди за такой недвижимостью не стоят. 

–  Вы можете оценить работу банков на ипотечном рынке?

– Вначале общения с БВУ я был шокирован: складывалось впечатление, что рынок ипотеки просто потерян. В стране очень мало финансистов, которые понимают продукт и готовы с ним работать. Это стало открытием! Лидирующий по выдаче ипотечных кредитов Банк ЦентрКредит сразу был готов к программе. Здесь всегда была заточенность на ипотеку. Другим банкам нужно какое-то время на перестройку. Поверьте, я говорил с топ-менеджерами, которые признавались, что пока в банке нет специалистов по ипотеке, они сейчас только набрали штат, разработали внутренние процессы, документы и процессы. 

–  Компания, которую Вы возглавляете, зависит от дотаций Национального банка? Этот год будет убыточным? 

–  Мы недотационны. Ипотечный кредит обходится людям в 7% годовых. От этого процента отнимаем 4 – это маржа банков, то есть БВУ получают деньги по  3%. При этом мы выпускаем ценные бумаги под 9%. Они нужны для того, чтобы выдавать ипотечные кредиты. За счет чего мы покрываем траты?! – собственный капитал. У нас 200 млрд, которые мы вкладываем в ноты НБ. Со временем стоимость наших облигаций также будет падать, что снизит минус компании. 

Еще один способ избежать убытков – собственные продукты. Например, мы разработали продукт «Баспана Хит». Этот ипотечный кредит позволяет покупать жилье на вторичном рынке. Процентная ставка здесь 10,75%. Почему был выбран вторичный рынок? Мы инфраструктурный игрок и видим, что здесь есть огромный спрос. У «Баспана Хит» не такие привлекательные условия, как в программе «7-20-25»: процентная ставка 10,75%; первоначальный взнос 20%; срок до 15 лет. Однако этот продукт, уступая президентской программе, сегодня все равно не имеет аналогов в коммерческих банках.  

Таким образом, нам удалось создать микс – наша доходность на одних продуктах и операциях растет, на других падает. Думаю, эта стратегия приведет компанию к нулю, но даже если в этом году будет минус, он будет незначительным. 
 
–  Расскажите о стратегии компании. 

–   Мы намерены выдать минимум 1 трлн тенге кредитов по программе «7-20-25», по «Баспана хит» – 300 млрд. Второе – в работе с банками-партнерами мы им помогаем, консультируем, если нужно, станем обучать. 

Сейчас мы работаем над рейтингом компании с одним из агентств «Большой тройки». Международный рейтинг подтвердит нашу прозрачность, а это поможет с успешным выпуском облигаций. Сейчас мы выпускаем необеспеченные бумаги, потом будут обеспеченные, а позже намерены выйти на рынок с ипотечными облигациями. Третий этап развития – секьюритизация кредитов. 

Развитие сразу в четырех направлениях (работа на рынке ипотеки, сотрудничество с банками и акиматами, выпуск ЦБ) через несколько лет даст другой рынок жилья. Я очень надеюсь, что большинство казахстанцев смогут решить проблемы, а банки начнут самостоятельно предлагать удобные и недорогие условия заимствования своим клиентам. 
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как Вы думаете, стоит ли разрешить казахстанцам пользоваться своими пенсионными накоплениями до выхода на пенсию?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

kvn_240x400_kursiv.jpg

Цифра дня

158 200
тенге
составила среднемесячная заработная плата, в январе-сентябре 2018 года по данным Минфина РК

Цитата дня

Именно я дал Украине наступательные вооружения, противотанковые системы (Javelin). Мой предшественник не пошел на такой шаг

Дональд Трамп
президент США

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank