Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


12504 просмотра

Издательский бизнес на грани выживания

По мнению издателей, сегодня работать не в убыток могут позволить себе лишь предприятия, выпускающие учебную литературу

Издательский бизнес на грани выживания

Издательский бизнес на грани выживания

Издательский бизнес в Казахстане уже несколько лет находится в стагнации. По словам книгоиздателей, этому способствовало несколько факторов – девальвация тенге, удорожание процесса издания, снижение объема государственных заказов и общее падение спроса на книги со стороны потребителей. Кроме того, отрасль не выдерживает конкуренции с цифровыми технологиями.

Издательства vs магазины

По мнению издателей, сегодня работать не в убыток могут позволить себе предприятия, выпускающие учебную литературу. «До 2009 года ситуация была благоприятная, книжные продажи росли», – рассказывает «Къ» директор издательства «Дайк-пресс» Булат Казгулов. После произошел спад, который длится до сих пор. Плюс, после девальвации тенге в 2015 году ослабла господдержка издательств. Ассоциация издателей РК много лет безуспешно пытается добиться отмены НДС для предприятий. Поэтому некоторые компании приостановили производство. Выживают те компании, которые издают школьные и вузовские учебники. А также книжные магазины, реализующие иностранную литературу, в основном, российскую. Книги же, которые пишут наши авторы не очень интересны аудитории. Читающее поколение стареет, а молодежь литература мало интересует».

Продавцы книг, напротив, искренне верят, что казахстанцы книголюбы. А отечественным издателям просто надо быть поактивнее. «По итогам продаж текущего года республиканской сети «МЕЛОМАН MARWIN», потребительский интерес к книжной продукции стабилен», - говорит:«Къ» руководитель департамента книжной торговли компании «Меломан-Marwin» Наталья Жир. Казахстанцы – читающая нация. В 2016 году доля казахстанской литературы составляет 17%. Низкая издательская активность в РК способствует тому, что на полках магазинов большинство ассортимента российского, а не местного производства».

Big Data от Книжной палаты

По данным Книжной палаты РК, которые еще официально не опубликованы на сайте ведомства, в 2016 году в палату поступило 4 691 наименований книг и брошюр, общим тиражом 16 млн 364 тыс. 540 экземпляров. В двух основных показателях книгоиздания прослеживается снижение по сравнению с 2015 годом: количество книг уменьшилось на 817 наименований (на -14 %), тираж сократился на 1 млн 618 тыс. 250 экземпляров (на-10%).

В прошлом году в Книжную палату РК предоставили свою книжную продукцию 373 издательства и издающих организаций республики. Что ниже показателя 2015 года - 394 организаций (- 6%). Большая часть издательского производства по-прежнему сосредоточена в г. Алматы – 222 издательств и издающих организаций (59,5% от общего количества). Количество издательств и издающих организаций по другим регионам следующее: в г. Астане – 40 (10,7 %), в г. Караганда – 19, в других крупных городах Казахстана от 1 до 8. Таким образом, отчетливо прослеживается высокая концентрация издательской активности в гг. Алматы и Астана.

Наибольшее количество книг издано на казахском и русском языках: 2 268 (48,3%) и 1 639 (34,9%) наименований, соответственно. В сравнении с 2015 годом наблюдается определенное уменьшение книг, изданных на казахском языке (на 11,5%), и на русском языке (на 9,1%). Издательство электронных книг в 2016 году выросло до 32, что выше показателя 2015 года на 53%. Как и в 2015 году, по количеству выпущенной книжной продукции в 2016 году лидирует издательства учебной литературы. На первом месте «КaзНУ им. Аль-Фaрaби».

Можно ли прожить на зарплату писателя?

“Я не думаю, – рассказывает «Къ» писатель, главный редактор журнала «Esquire» Юрий Серебрянский. В России все авторы, кого я знаю, а это известные писатели, параллельно работают где-то. Есть, условно говоря, пятерка популярных писателей: Б. Акунин, В. Пелевин, С. Лукьяненко (уроженец РК) и другие, которые могут жить на гонорары. Я также работаю в журнале. В принципе, автор может действовать в одиночку, без издательств. Если позволяет размер кошелька, то хоть в золотом переплете издать свое произведение. Ему нужно только получить в Книжной палате РК международный регистрационный номер – ISBN».

Прежде чем обращаться в издательство, начинающему писателю нужно пробовать себя в журналах и на сайтах. Только так можно обратить внимание издателей на себя. Последняя книга Ю. Серебрянского «Казахстанские сказки» вначале была опубликована в журнале «Дружба народов», и только после к автору с предложением обратилось издательство «Аруна», которое совместно с платформой «BareBirge» запустили краудфандинговый проект, который собрал 559 тыс. тенге. «Писатель, в принципе, не должен контролировать тираж, оформление, цвета обложки книги. Это обязанность издателей, которые работают как бизнес-структура, и интересный автор для них — это еще один источник дохода. Писатель же должен писать следующую книгу», – говорит Юрий Серебрянский.

Kindle решает все

Традиционно подавляющая часть книг, которые печатались отечественными издательствами, был государственный заказ: учебная, юридическая и финансовая литература. Небольшой процент по истории, культуре и о быте казахского народа. И крайне низкий тираж отечественной художественной литературы. Однако в последнее время ситуация на рынке начала меняться в лучшую сторону. Появились интересные аудитории книги казахстанских авторов. Компания «Меломан-Marwin» составила рейтинг современных казахстанских авторов, чьи произведения лидируют по количеству продаж: Е. Турсунов, В. Борейко, Л. Сұлтанқызы, Б Бұқарбай, Ж. Шакаримов, Д. Сатпаев, Р. Темиргалиев. С. Бисекеев, К. Нуров. А также казахских классиков: М. Әуезов, И. Есенберлин, М. Мақатаев, Абай, М. Дулатов, С. Торайғыров, С. Сейфуллин, К. Шакарим.

По словам Натальи Жир, доля в продажах напрямую зависит от издательской и авторской активности. «Здесь рейтинг определяют авторы, а не литературные направления. Наша компания организовывает авторские встречи, автограф сессии, продвижение через офлайн-площадки, готовит специальные ценовые предложени»”, – говорит г-жа Жир.

Еще одной из главных причин падения производства, издатели называют экспансию электронных книг и интернет-магазинов. «Это не только в Казахстане, – сетует Б. Казгулов. Во всем мире идет тотальная цифровизация литературы, которая намного дешевле бумажной версии. Затраты на издание обычных книг по сравнению с той же Россией высокие. При этом тиражи маленькие, максимум 5 тыс. Большие тиражи не факт, что реализуются. А закон типографии гласит, что чем меньше тираж, тем дороже книг».

Читатели знают причину того, что казахстанские издатели отстают от мировых трендов. «Казахстанские издательства до сих пор не могут адаптироваться к цифровым реалиям», - говорит «Къ» популярный книжный блогер Алия Кадырова. Я постоянно мониторю российский и западные издательские рынки. И вижу, что россияне делают бумажные книги так, чтобы в них было больше ценности по сравнению с электронными. Например, красочную обложку, необычные страницы, дополнительные материалы. Или же издают книгу по мотивам популярного сериала. Я знаю наших авторов, которые воспользовались онлайн- издательствами, делающими все бесплатно. Они гораздо выгоднее.

По мнению девушки, большой потенциал у издательств казахскоязычной литературы. По причине отсутствия мощнейшей конкуренции со стороны соседа. Русскоязычным же издательствам надо искать сегменты рынка, в которых мало конкурентов из РФ. «Например, женские романы на тему токал. Или режиссер Е. Турсунов. Несмотря на то, что пишет на русском, но в тексте виден казахстанский контекст», – делится А. Кадырова.

По информации Книжной палаты РК, «В Казахстане продолжает развиваться рынок электронных книг, и растет количество интернет-магазинов, реализующих книжную продукцию». Однако в реальности количество не подтверждает качество. В основном, сайты работают, как рекламные щиты. «Наш ресурс живет за счет заказов от библиотечных организаций», – говорит «Къ» директор интернет магазина «Orman Books» Айгуль Кудайбергенова. Мы их не оцифровываем и электронной подписки нет. Невыгодно. Мои знакомые купили «Kindle» от Amazon и все. А мы высылаем покупателям только бумажные версии книг».

P.S.

Утверждать, что в республике нет современных авторов, которые фиксируют то, что происходит в Казахстане сегодня, не совсем верно. Работают премия «Алтын калам» и «Открытая литературная школа Алматы». Правда, сами авторы предпочитают иностранные конкурсы.

В 2016 году в лонг-лист международного литературного конкурса «Русская премия» включены четверо казахстанских писателя: Заир Асим, Ирина Гумыркина, Александр Серин, Владимир Шапко. Также в прошлом году малоизвестный казахстанец Эльдар Сатаров попал в шорт-лист престижной российской премии «Национальный бестселлер» с романом «Транзит Сайгон-Алматы». Книга казахстанской поэтессы Айгерим Тажи «An Astounded World: Selected Poems» победила по результатам конкурса Национального фонда искусств США. Случай небывалый в истории Казахстана.

«У нас пока мало пишут детективы, нон-фикшн (документальная проза), кулинарные и коучинговые книги», – говорит Ю. Серебрянский. – Но в любом случае лучше всего будут продаваться хорошие книги. Не важно какого жанра».


1212 просмотров

Как ответственные потребители создают проблемы мировому ритейлу

С начала года в США на банкротство подали несколько игроков мирового уровня

Фото: Stan Honda/ Agence France-Presse/Getty Images

Тренд на покупку одежды секонд хенд оказывает дополнительное давление на ритейлеров, которые и так в нелегком положении.

Винтаж снова в моде – такой вывод можно сделать из результатов ежегодного исследования консалтинговой компании Accenture, посвященного праздничному шопингу. Почти половина респондентов, участвовавших в опросе, заявили, что подумывают подарить подержанную одежду. Еще больше – 56% – сказали, что будут рады получить такие подарки сами.

Как отмечено в исследовании, покупатели теперь смотрят на углеродный след различных вариантов доставки. Половина участников опроса заявили, что из-за негативного воздействия на экологию экспресс-доставки, которая подразумевает использование самолетов, они постараются выбрать менее вредные для окружающей среды медленную доставку или покупку в магазине.

В исследовании Accenture отмечает тренд, который набирает все большую силу, и называет его «ответственной розничной торговлей». Быстрая мода, или одежда, которую надевают всего несколько раз, у западных потребителей больше не в почете.  

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu333.jpg

Фото: Daniel Acker/Bloomberg News

Fast fashion

В Германии контейнеры для подержанной одежды установлены практически на каждом углу. День за днем эти контейнеры наполняются вещами, которые людям больше не нужны. Только представьте себе масштабы – полный контейнер каждый день.

Данная кампания помогает собирать гуманитарную помощь для стран с развивающейся экономикой, ненужные изделия отправляются в страны Африки и Азии. Но ситуация такова, что на сегодняшний день уже несколько государств Восточной Африки отказались от подобной помощи. Одежды слишком много.

В течение последних 15 лет продажи одежды по всему миру выросли вдвое, тогда как срок ее службы резко сократился до одного года в среднем. В то же время производство одежды наносит огромный ущерб окружающей среде, доля выбросов CO2 от текстильной промышленности превышает в несколько раз показатели авиации и судоходства и составляет более миллиарда тонн. Мировой океан загрязняется микропластиком из текстильных волокон, в производстве используются токсичные химические вещества. По мнению эксперта Greenpeace Кристин Бродде, сегодня текстильная промышленность – главный фактор климатического кризиса. Защитники окружающей среды уверены, что повышение экологичности текстильного производства автоматически увеличит цену изделий, а это, в свою очередь, будет способствовать спаду покупательской истерии. Как минимум семь мировых брендов, среди которых
H & M, Zara и Adidas, уже обязались заменить вредные вещества, применяемые при производстве одежды, нейтральными.

Быстрая мода – fast fashion, в вину которой вменяют сегодняшнюю ситуацию, появилась в конце 80-х годов XX века. Суть этого направления – максимально использовать меняющиеся вкусы потребителей и в короткие сроки производить новый продукт. Бренды, придерживающиеся данной концепции, делают несколько смен коллекций за сезон в своих магазинах, а маркетологи убеждают покупателей в том, что им необходимо вновь обновить гардероб.

Лидеры быстрой моды – такие крупные компании, как H & M, Forever 21, Inditex Group (бренды Zara, Bershka, Stradivarius). Первенство в использовании этого подхода принадлежит Zara. Именно благодаря fast fashion стал успешным владелец бренда Амансио Ортега, входящий в число богатейших людей мира.

10.jpg

Фото: Levine Roberts/Newscom/Zuma Press

Модные протесты и банкротства

Лондонская неделя моды, которая состоялась в сентябре 2019-го, уже вошла в историю как неделя моды и протестов. Среди тех, кто активно протестовал, было движение Extinction Rebellion («Бунт вымирания»), его представители сначала призывали бойкотировать мероприятие, а затем устроили масштабные акции протеста. Участники движения уверены, что производство одежды наносит серьезный вред окружающей среде, а череда модных показов подстегивает гигантов быстрой моды на создание новых коллекций.

Все показы Лондонской недели моды прошли по расписанию, но в том, что вектор потребления меняется, сомнений уже не остается. Ответственное потребление – один из факторов, оказывающих давление на крупнейших fashion-ритейлеров, которые и так теряют позиции из-за меняющихся покупательских привычек. Например, уход клиентов в онлайн привел к тому, что доля импульсных покупок значительно сократилась.

По данным The Wall Street Journal, которые ссылаются на отчет BDO USA LLP, в 2019 году в США значительно ускорились темпы банкротств и закрытий магазинов по сравнению с предыдущим годом. Отчасти в этом виноват крайне слабый предпраздничный сезон покупок и слабый курортный сезон 2018 года, что в совокупности привело к самым низким показателям розничных продаж с декабря 2009 года.

С начала 2019 года более 20 крупных ритейлеров, владеющих более чем 25 магазинами, объявили о банкротстве. По оценкам BDO, в этом году ритейлеры закроют как минимум 7 тыс. магазинов. Чтобы сократить расходы, ритейлеры отказываются от своих флагманских магазинов и берут в аренду торговые точки меньших размеров в популярных локациях.

Процедура банкротства в большинстве случаев коснулась компаний, которые придерживаются традиционной схемы офлайн-продаж в среднем ценовом сегменте. Компании просто не успели адаптироваться под изменяющиеся условия потребления.

Розничные сети, заявившие о банкротстве и сокращениях площадей в последнее время:

Aerosoles – это компания из Нью-Джерси, занимающаяся производством обуви. Процедура банкротства начата еще в 2017 году. До сих пор не ясно, какие именно из 88 магазинов будут закрыты.

American Apparel – американский бренд одежды закрыл все магазины в США в 2017 году после банкротства. Интеллектуальная собственность бренда была приобретена канадской компанией Gildan Activewear за $88 млн.

BCBG – основанный в Лос-Анд­желесе бренд, торгующий вечерними и коктейльными платьями, объявил о банкротстве в 2017 году. Были закрыты 118 магазинов по всей стране.

Michael Kors – ритейлер заявил о существенном падении продаж и необходимости закрыть 125 магазинов в попытке адаптироваться к электронной коммерции.

Topshop – британская компания планирует закрыть все свои магазины в США после того, как ее материнская компания Arcadia Group объявила о банкротстве.

Gymboree – процесс банкротства начат в январе 2019 года. В планах закрыть большую часть из 900 магазинов, работающих под брендами Gymboree, Janie and Jack и Crazy 8.

Forever 21

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu111.jpgФото: Jeenah Moon/Bloomberg News

Самое громкое среди последних банкротств в США – банкротство крупнейшего ритейлера, использующего как раз концепцию fast fashion – Forever 21. Когда-то бренд присутствовал во всех масштабных торговых центрах страны. Но, как и многие, не выдержал конкуренции с электронной коммерцией и изменений привычек покупателей. Во всяком случае, такие причины озвучило руководство компании.

Начав процедуру банкротства, Forever 21 планирует рекапитализировать бизнес и избавиться от большей части убыточных магазинов. Компания прекратит свою деятельность в 40 странах, включая Канаду и Японию. В Соединенных Штатах будет закрыто 178 магазинов, оставшиеся продолжат работу. Также останутся магазины в Латинской Америке.

The Wall Street Journal напоминает, что Forever 21 специализируется на продаже недорогой одежды – средняя цена топа, например, $5, платья – $20. Бренд, предлагающий цены значительно ниже, чем в Topshop, Arcadia Group Ltd. и Zara Inditex SA, всегда пользовался большой популярностью, так как давал возможность выбрать одежду из огромного количества предложений на любой вкус.

Когда после кризиса 2008 года по индустрии прокатилась волна банкротств, Forever 21 только увеличивал свои площади, захватывал все большие помещения, и для того, чтобы в полной мере заполнить их, начал развивать категории мужской одежды, одежды «плюс сайз», белья и аксессуаров. С 2014 по 2018 год количество локаций бренда выросло на 320 точек, включая гигантское двухэтажное помещение площадью более 7 тыс. кв. м в Danbury Fair Mall, в Коннектикуте.

При том колоссальном объеме, на который замахнулась сеть, было очень сложно поддерживать свежим и неповторяющимся дизайн. Одежда становилась скучной. К 2018 году ситуация стала стремительно ухудшаться, и компания объявила о значительном уменьшении трафика. Магазины в Канаде, США и Европе теряли в среднем $10 млн в месяц в течение года. По состоянию на июль 2019 года мировые продажи упали на $1 млрд за 12 месяцев.

Что у нас?

Kak otvetstvennye potrebiteli sozdayut problemy mirovomu ritejlu222.jpg

Фото: John Nguyen/Zuma Press

Грозит ли закрытие магазинов от крупных ритейлеров казахстанскому fashion-рынку? Вряд ли. Большинство из попавших в список банкротов даже не представлены на отечественном рынке. Бренды, пользующиеся наибольшим трафиком в торговых центрах, в свете последних событий приняли активную экологически ответственную позицию и наверняка свои обещания исполнят. Это своего рода гарантия того, что развитие компаний, среди которых Zara, H & M, Adidas, будет продолжаться.

И хотя тренд ответственного потребления в Казахстане пока влияет на ничтожно малое число покупателей – в массе своей отечественные клиенты fashion-ритейла остаются приверженцами быстрой моды – ритейлеры уже используют ответственные практики и на нашем рынке. Бренд H & M, например, практикует в своих магазинах боксы для сбора старой одежды, мотивируя покупателей приносить вещи на переработку и получать за это скидку. Программу по переработке бренд запустил в 2013 году. «Не дайте моде превратиться в мусор. Неважно, насколько изношены или потрепаны вещи. У них все равно есть шанс на новую жизнь», – заявляет H & M на официальном сайте.

Такую же систему планирует внедрить со следующего года группа Inditex.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций