Издательский бизнес на грани выживания

По мнению издателей, сегодня работать не в убыток могут позволить себе лишь предприятия, выпускающие учебную литературу

Издательский бизнес на грани выживания

Издательский бизнес на грани выживания

Издательский бизнес в Казахстане уже несколько лет находится в стагнации. По словам книгоиздателей, этому способствовало несколько факторов – девальвация тенге, удорожание процесса издания, снижение объема государственных заказов и общее падение спроса на книги со стороны потребителей. Кроме того, отрасль не выдерживает конкуренции с цифровыми технологиями.

Издательства vs магазины

По мнению издателей, сегодня работать не в убыток могут позволить себе предприятия, выпускающие учебную литературу. «До 2009 года ситуация была благоприятная, книжные продажи росли», – рассказывает «Къ» директор издательства «Дайк-пресс» Булат Казгулов. После произошел спад, который длится до сих пор. Плюс, после девальвации тенге в 2015 году ослабла господдержка издательств. Ассоциация издателей РК много лет безуспешно пытается добиться отмены НДС для предприятий. Поэтому некоторые компании приостановили производство. Выживают те компании, которые издают школьные и вузовские учебники. А также книжные магазины, реализующие иностранную литературу, в основном, российскую. Книги же, которые пишут наши авторы не очень интересны аудитории. Читающее поколение стареет, а молодежь литература мало интересует».

Продавцы книг, напротив, искренне верят, что казахстанцы книголюбы. А отечественным издателям просто надо быть поактивнее. «По итогам продаж текущего года республиканской сети «МЕЛОМАН MARWIN», потребительский интерес к книжной продукции стабилен», - говорит:«Къ» руководитель департамента книжной торговли компании «Меломан-Marwin» Наталья Жир. Казахстанцы – читающая нация. В 2016 году доля казахстанской литературы составляет 17%. Низкая издательская активность в РК способствует тому, что на полках магазинов большинство ассортимента российского, а не местного производства».

Big Data от Книжной палаты

По данным Книжной палаты РК, которые еще официально не опубликованы на сайте ведомства, в 2016 году в палату поступило 4 691 наименований книг и брошюр, общим тиражом 16 млн 364 тыс. 540 экземпляров. В двух основных показателях книгоиздания прослеживается снижение по сравнению с 2015 годом: количество книг уменьшилось на 817 наименований (на -14 %), тираж сократился на 1 млн 618 тыс. 250 экземпляров (на-10%).

В прошлом году в Книжную палату РК предоставили свою книжную продукцию 373 издательства и издающих организаций республики. Что ниже показателя 2015 года - 394 организаций (- 6%). Большая часть издательского производства по-прежнему сосредоточена в г. Алматы – 222 издательств и издающих организаций (59,5% от общего количества). Количество издательств и издающих организаций по другим регионам следующее: в г. Астане – 40 (10,7 %), в г. Караганда – 19, в других крупных городах Казахстана от 1 до 8. Таким образом, отчетливо прослеживается высокая концентрация издательской активности в гг. Алматы и Астана.

Наибольшее количество книг издано на казахском и русском языках: 2 268 (48,3%) и 1 639 (34,9%) наименований, соответственно. В сравнении с 2015 годом наблюдается определенное уменьшение книг, изданных на казахском языке (на 11,5%), и на русском языке (на 9,1%). Издательство электронных книг в 2016 году выросло до 32, что выше показателя 2015 года на 53%. Как и в 2015 году, по количеству выпущенной книжной продукции в 2016 году лидирует издательства учебной литературы. На первом месте «КaзНУ им. Аль-Фaрaби».

Можно ли прожить на зарплату писателя?

“Я не думаю, – рассказывает «Къ» писатель, главный редактор журнала «Esquire» Юрий Серебрянский. В России все авторы, кого я знаю, а это известные писатели, параллельно работают где-то. Есть, условно говоря, пятерка популярных писателей: Б. Акунин, В. Пелевин, С. Лукьяненко (уроженец РК) и другие, которые могут жить на гонорары. Я также работаю в журнале. В принципе, автор может действовать в одиночку, без издательств. Если позволяет размер кошелька, то хоть в золотом переплете издать свое произведение. Ему нужно только получить в Книжной палате РК международный регистрационный номер – ISBN».

Прежде чем обращаться в издательство, начинающему писателю нужно пробовать себя в журналах и на сайтах. Только так можно обратить внимание издателей на себя. Последняя книга Ю. Серебрянского «Казахстанские сказки» вначале была опубликована в журнале «Дружба народов», и только после к автору с предложением обратилось издательство «Аруна», которое совместно с платформой «BareBirge» запустили краудфандинговый проект, который собрал 559 тыс. тенге. «Писатель, в принципе, не должен контролировать тираж, оформление, цвета обложки книги. Это обязанность издателей, которые работают как бизнес-структура, и интересный автор для них — это еще один источник дохода. Писатель же должен писать следующую книгу», – говорит Юрий Серебрянский.

Kindle решает все

Традиционно подавляющая часть книг, которые печатались отечественными издательствами, был государственный заказ: учебная, юридическая и финансовая литература. Небольшой процент по истории, культуре и о быте казахского народа. И крайне низкий тираж отечественной художественной литературы. Однако в последнее время ситуация на рынке начала меняться в лучшую сторону. Появились интересные аудитории книги казахстанских авторов. Компания «Меломан-Marwin» составила рейтинг современных казахстанских авторов, чьи произведения лидируют по количеству продаж: Е. Турсунов, В. Борейко, Л. Сұлтанқызы, Б Бұқарбай, Ж. Шакаримов, Д. Сатпаев, Р. Темиргалиев. С. Бисекеев, К. Нуров. А также казахских классиков: М. Әуезов, И. Есенберлин, М. Мақатаев, Абай, М. Дулатов, С. Торайғыров, С. Сейфуллин, К. Шакарим.

По словам Натальи Жир, доля в продажах напрямую зависит от издательской и авторской активности. «Здесь рейтинг определяют авторы, а не литературные направления. Наша компания организовывает авторские встречи, автограф сессии, продвижение через офлайн-площадки, готовит специальные ценовые предложени»”, – говорит г-жа Жир.

Еще одной из главных причин падения производства, издатели называют экспансию электронных книг и интернет-магазинов. «Это не только в Казахстане, – сетует Б. Казгулов. Во всем мире идет тотальная цифровизация литературы, которая намного дешевле бумажной версии. Затраты на издание обычных книг по сравнению с той же Россией высокие. При этом тиражи маленькие, максимум 5 тыс. Большие тиражи не факт, что реализуются. А закон типографии гласит, что чем меньше тираж, тем дороже книг».

Читатели знают причину того, что казахстанские издатели отстают от мировых трендов. «Казахстанские издательства до сих пор не могут адаптироваться к цифровым реалиям», - говорит «Къ» популярный книжный блогер Алия Кадырова. Я постоянно мониторю российский и западные издательские рынки. И вижу, что россияне делают бумажные книги так, чтобы в них было больше ценности по сравнению с электронными. Например, красочную обложку, необычные страницы, дополнительные материалы. Или же издают книгу по мотивам популярного сериала. Я знаю наших авторов, которые воспользовались онлайн- издательствами, делающими все бесплатно. Они гораздо выгоднее.

По мнению девушки, большой потенциал у издательств казахскоязычной литературы. По причине отсутствия мощнейшей конкуренции со стороны соседа. Русскоязычным же издательствам надо искать сегменты рынка, в которых мало конкурентов из РФ. «Например, женские романы на тему токал. Или режиссер Е. Турсунов. Несмотря на то, что пишет на русском, но в тексте виден казахстанский контекст», – делится А. Кадырова.

По информации Книжной палаты РК, «В Казахстане продолжает развиваться рынок электронных книг, и растет количество интернет-магазинов, реализующих книжную продукцию». Однако в реальности количество не подтверждает качество. В основном, сайты работают, как рекламные щиты. «Наш ресурс живет за счет заказов от библиотечных организаций», – говорит «Къ» директор интернет магазина «Orman Books» Айгуль Кудайбергенова. Мы их не оцифровываем и электронной подписки нет. Невыгодно. Мои знакомые купили «Kindle» от Amazon и все. А мы высылаем покупателям только бумажные версии книг».

P.S.

Утверждать, что в республике нет современных авторов, которые фиксируют то, что происходит в Казахстане сегодня, не совсем верно. Работают премия «Алтын калам» и «Открытая литературная школа Алматы». Правда, сами авторы предпочитают иностранные конкурсы.

В 2016 году в лонг-лист международного литературного конкурса «Русская премия» включены четверо казахстанских писателя: Заир Асим, Ирина Гумыркина, Александр Серин, Владимир Шапко. Также в прошлом году малоизвестный казахстанец Эльдар Сатаров попал в шорт-лист престижной российской премии «Национальный бестселлер» с романом «Транзит Сайгон-Алматы». Книга казахстанской поэтессы Айгерим Тажи «An Astounded World: Selected Poems» победила по результатам конкурса Национального фонда искусств США. Случай небывалый в истории Казахстана.

«У нас пока мало пишут детективы, нон-фикшн (документальная проза), кулинарные и коучинговые книги», – говорит Ю. Серебрянский. – Но в любом случае лучше всего будут продаваться хорошие книги. Не важно какого жанра».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В правительстве и регионах Казахстана видят разные сценарии развития интернет-торговли

С чем связан выбор различных моделей

Фото: Depositphotos/nmedia

Объемы интернет-торговли и электронных платежей резко выросли в Казахстане. Если в 2019 году безналичные платежи внутри страны составили 2,8 триллиона тенге, то к 1 мая этого года они достигли 7,5 триллионов тенге. То есть лишь первые четыре месяца 2020-го «перевесили» годовой показатель 2019-го в 2,6 раза. Такие данные приводит Нацбанк РК.

Министерство торговли и интеграции сообщает, что за шесть месяцев 2020 года объем электронной торговли составил 435 млрд тенге. Это больше итогового показателя всего 2019 года (422 млрд тенге). По прогнозу министерства, к концу 2020 года размер рынка электронной торговли дорастет до 900 млрд тенге.

Вирус – двигатель торговли

Рост интернет-торговли – следствие тех ограничений, которые были наложены на казахстанский рынок оффлайн-торговли из-за пандемии коронавируса.

По данным Комитета по статистике, общий объем розничной торговли в стране в первом полугодии текущего года сократился на 12,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В то же время доля электронной торговли, на работу которой ограничения повлияли в меньшей степени, в общем объеме резко выросла. За шесть месяцев 2020 года она составила 9,4% всего объема (по итогам 2019 года – 3,7%). С учетом этого правительство изменило целевой показатель развития этого рынка в 2025 году с 10 до 15%.

Наиболее активно растут foodtech и pharmtech. Например, лидер рынка онлайн-заказа и доставки медпрепаратов «Биосфера» обслуживает в 5 раз больше заказов, чем в прошлом году. С начала года востребованность услуги доставки продуктов проекта Arbuz.kz выросла в 7 раз. Arbuz работает на рынке Алматы, и, вероятно, именно проекты мегаполиса вносят самый заметный вклад в увеличение доли онлайн-торговли.

Не хватает маркетплейса

Если смотреть на цифровое развитие торговли в регионах, то успехи там довольно скромные. Так, Карагандинская область занимает третье место среди регионов по объему розничной торговли (9,5% от рынка всей страны). Однако доля онлайн-продаж этого региона в прошлом году составляла лишь 0,8% (8,1 млрд тенге при годовом обороте 1012,5 млрд тенге). До конца года интернет-торговля должна вырасти до 2,4%. Такой прогноз дает управление предпринимательства Карагандинской области.

Почему в регионе такие низкие показатели онлайн-торговли? Одна из причин – отсутствие маркетплейса, где местные предприниматели могли бы представлять свои товары. «Курсив» опросил продавцов карагандинских рынков. 90% из опрошенных предпочитают работать через Instagram. При этом в Караганде есть пример успешного развития интернет-магазина. Это Flip.kz, который открылся в 2007 году и осуществляет поставки по всему Казахстану и миру, пункты выдачи которого находятся в 31 населенном пункте РК.

«Объемы наших продаж по сравнению с первым полугодием прошлого года увеличились на 60%», – говорит директор Flip.kz Александр Соколов, не раскрывая абсолютные данные.

Но этот магазин работает в формате, который невыгоден мелким продавцам. Flip.kz приобретает товары оптом и продает их в розницу по всему Казахстану, используя собственную службу доставки.

«Мы готовы предоставить свою площадку предпринимателям, которые в силу ограничений не могут торговать офлайн, но для этого они должны отвечать ряду условий», – поясняет менеджер по развитию ассортимента Flip.kz Алтын Бесимбаева.

Решение о партнерстве Flip.kz принимает после изучения ассортимента, схемы ценообразования, сертификатов соответствия на продукцию. Также важно, чтобы у компании была точная система учета складских запасов. Сейчас интернет-магазин сотрудничает с 200 крупными компаниями.

В период карантина Flip.kz начал доставку продуктов питания. Соответствующий раздел на сайте появился еще в прошлом году, но был неактивен. До Flip.kz такую услугу в Караганде уже предлагали торговые сети «Космос» и «Аян». Данные о сервисе эти игроки не раскрывают.

Виртуальная полка дороже

Северо-Казахстанская область –один из аутсайдеров показателей розничной торговли. В первом полугодии 2020 года объем розницы зафиксирован на 107,7 млрд тенге. Это 86,2% от первого полугодия 2019 года.

По наблюдениям корреспондента «Курсива» по СКО, проникновение онлайн-торговли и таких услуг, как заказ продуктов на дом, очень слабое. Спрос на эти услуги, по данным игроков рынка, вырос на этапе жесткого карантина, но с послаблением ограничений люди вернулись к формату самостоятельных покупок в магазинах.

И тому есть причины: в Петропавловске цена одного товара, выставленного в онлайн-магазине, часто оказывается выше, чем в торговом зале. Да и присутствие его в приложении или на интернет-странице не гарантирует наличие на складе.

В период карантина борьбу за клиентов в онлайн-пространстве развернули две торговые сети города – «Северный» и «Семейный». Каждая выбрала свою линию продвижения в интернете.

Торговая сеть «Семейный» – это 13 супермаркетов, два гипермаркета и онлайн-магазин, который организует доставку заказов, полученных через собственное приложение или через сайт. Также в активе компании имеются распределительный центр, фабрика-кухня и линейка продуктов под собственной торговой маркой.

Торговая сеть «Северный» – второй по величине игрок регио­нального розничного рынка, опирающийся на три супермаркета. В период карантина «Северный» сделал ставку на сотрудничество с интернет-площадкой TUTA.SHOP, имеющей собственную службу доставки.

Ассортимент и цены на товары в обеих сетях одинаковы, а вот условия доставки разные. Например, курьеры TUTA.SHOP везут продукты «Северного» в самый отдаленный уголок Петропавловска бесплатно при сумме заказа от 2,5 тыс. тенге. Бесплатная доставка курьерами сети «Семейный» доступна при сумме заказа 15 тыс. тенге. При этом ожидание клиента «Северного» может затянуться до глубокой ночи, а курьеры «Семейного» закрывают доставку в течение 2-3 часов. Платная услуга доставки в обеих сетях одинакова – 500 тенге.

На выходе из режима ограничений обе сети отчитались, что доставка помогла удержать розничные продажи на привычном уровне. Директор торговой сети «Семейный» Андрей Исаков сказал, что в период карантина продажи через приложение выросли на 120%. Руководство онлайн-магазина TUTA.SHOP заявило, что число активных пользователей этой площадки в период карантина увеличилось в 1,5 раза.

Но когда ограничения ослабли, стало ясно, что обращения в службы доставки было временной данью обстоятельствам. Сейчас пользование приложением «Семейный», свидетельствует Андрей Исаков, упало до уровня, существовавшего до карантина, аналогичные данные приводит сеть «Северный».

Как выжил «Чунга-Чанга»

Объем розничной торговли Западно-Казахстанской области за шесть месяцев 2020 года зафиксирован на уровне 149 млрд тенге. Это 90,6% от аналогичного периода прошлого года.

Как следует из опроса «Курсива», компании региона, которые сделали ставку на онлайн-торговлю и организацию доставки товаров до покупателя... прогадали.

«Мы давно занимаемся доставкой продуктов и лекарств на дом, принимая заказы по телефону, и можем сравнивать. Это парадокс, но в период карантина заказов у нас стало меньше», – говорит совладелец сети магазинов и аптек «Назэль» Альбек Кусаинов.

Основной площадкой для мелких предпринимателей стал Instagram. Компании с крупными оборотами обратились к теме создания собственных интернет-магазинов. Тему перевода бизнеса в интернет-магазин изучил владелец магазина сувениров и мелкой бытовой техники Азамат Тайкенов. Он столкнулся с дефицитом специалистов в области. В итоге свой выбор Тайкенов сделал в пользу иностранных фрилансеров: разрабатывает техзадание и ищет добросовестного исполнителя на виртуальных биржах труда.

Как ни странно, лучше иных ограничения в торговле пережил супермаркет детских игрушек «Чунга-Чанга». Руководство компании вовремя оформило разрешение на розничную торговлю продуктами питания. Изменение формата позволило продолжить торговлю в период ограничений. «Даже если продукты составляют 5% всего товара, по закону мы считаемся продуктовым супермаркетом», – комментирует директор ТД «Чунга-Чанга» Дархан Сариев.

Способы развития

Для развития рынка электронной торговли в регионах правительство планирует организовать обучающие семинары для местных предпринимателей. Опытом развития бизнеса с ними поделятся лидеры рынка – Аrbuz.kz, Chocofood.kz, другие компании.

Серьезным стимулом для развития обещают стать налоговые послабления для рынка электронной торговли. Министерство торговли и интеграции предлагает освободить от уплаты КПН и ИПН индивидуальных предпринимателей, чьи доходы от электронной торговли составляют не менее 40% совокупного годового дохода.

9-полоса_Доля-электронной-коммерции-в-объеме-розничного-товарооборота_млрд-тенге.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg