Казахстанский бизнес зовут в "Хоргос"

Накануне предстоящего 16 саммита ШОС в Алматы состоялось очередное заседание экспертного клуба Raimbek

Казахстанский бизнес зовут в "Хоргос"

Казахстанский бизнес зовут в "Хоргос"
1 июля на территории Международного центра приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос» будут сданы в эксплуатацию 10 тыс. кв. метров торговых площадей. Оставшиеся 64 объекта будут введены в эксплуатацию до конца 2017 года.
Накануне предстоящего 16 саммита ШОС, на котором председательствование в этой организации перейдет к Казахстану, в Алматы состоялось очередное заседание экспертного клуба Raimbek. Его участники рассказали представителям СМИ, что Деловой совет (ДС) ШОС, возглавляемый казахстанским бизнесменом Раимбеком Баталовым, в числе предложений которые будут рассматриваться на ДС ШОС в Ташкенте 23-24 июня, затронут и вопросы по развитию приграничной торговли через СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота».
По словам участников экспертного клуба, согласно генеральному плану развития МЦПС «Хоргос», разработанному еще в 2015 году, основной упор данного проекта делается на формат делового сотрудничества, основанного на бизнес-туризме и развлекательном туризме. «Сейчас в мире развивается и новое популярное направление – кулинарный туризм. В связи с чем мы предусмотрели на нашей территории порядка 40 этнокухонь. Это все МСБ. Ведь наша основная задача как МЦПС – это розница и небольшой, мелкий опт. Но сейчас мы находимся на стадии ребрендинга», - отметил президент МЦПС Василий Ни.
Хоргос - это не базар
Еще года два назад, когда для журналисткой братии была организована поездка на Хоргос, с казахстанской стороны на территории МЦПС стояли лишь две юрты. Тогда как со стороны Китая уже тогда возвышался целый мегаполис с торговыми домами, бизнес-центрами и иными инфраструктурными объектами. И вот, наконец, первый шаг сделан. По словам Василия Ни, уже 1 июля планируется сдача двух первых объектов на казахстанской территории. Это два торговых центра, размещенных на территории в 10 тыс. кв. м.
Глава МЦПС уверен, что к 2018 году 56 объектов, задуманных согласно генплану, будут-таки функционировать. «Сегодня по 30 объектам уже заключены инвесторские договора. По остальным объектам либо заключены меморандумы, либо обсуждается вопрос по эскизам, по входу их в проект. Мы планируем, что до конца года все 56 объектов будут иметь свое продвижение: либо в стадии ПСД, либо уже в стадии строительства. До конца года планируется возвести и запустить бизнес-центр с гостиничным комплексом и бутиками. Также будут введены еще 2 торговых центра», - говорит Василий Ни.
Впрочем, радужное будущее, как всегда омрачается ложкой дегтя. На этот раз серьезным препятствием в развитии центра стала недоработанная законодательная база. В результате чего руководство МЦПС вынуждено лишь обещать потенциальным инвесторам золотые горы. «Мы говорим, приходите, вкладывайте, а правила игры, к сожалению, пока до конца не определены», - признался глава центра. Впрочем, он надеется, что уже в сентябре вниманию народных избранников будет представлен новый законопроект для работы «Хоргоса». При благополучном исходе документ должен вступить в силу с начала 2017 года.
Минуточку, за чей счет этот банкет?
Очевидно, что любого инвестора в первую очередь интересуют гарантии за вложенные средства. Прежде всего, это условия по земле и желаемые преференции, которые инвестор хочет получить. Поэтому реализаторы проекта просят правительство дать на восстановление бизнеса немного времени. Речь идет о налоге на землю, налоге на имущество и пр. Конечно, это на первый взгляд, совсем небольшие деньги.
Но зато такой подход позволит им говорить инвестору о том, что государство, таким образом, показывает свою готовность создавать необходимые условия для привлечения инвестиций. По словам Василия Ни, на сегодняшний день от пограничных и таможенных служб уже получено разрешение на возможность работать инвесторам 24 часа в сутки. Также было разрешено пользоваться квотами на привлечение иностранной рабочей силы. Поступательные шаги со стороны государства уже осуществляются.
Из госбюджета на создание инфраструктуры было выделено 46 млрд тенге. Это небольшая часть из тех средств (586 млрд тенге), которые планируется освоить центром. Львиная доля денег – 540 млрд тенге, была привлечена за счет частных инвестиций. В планах г-на Ни привлечь к проекту по развитию зоны еще дополнительно 1,5 млрд долларов. Кроме того, ожидаемый эффект от затраченных усилий – создание порядка 10 тыс. рабочих мест. «Товарооборот к 2020 году может составить 1,8 трлн тенге, из которых около 10% поступит в бюджет в виде социальных налогов, КПН, и пр.», поделился глава МЦПС.
Главное привлечь производственные мощности
В свою очередь, председатель ДС ШОС от РК Раимбек Баталов буквально по полочкам разложил ожидаемые перспективы от развития МЦПС. «Когда в рамках ДС мы встречались с крупными ассоциациями из Китая, которые представляют текстиль, машиностроение, электронику, мебельную промышленность, мы видели очень большую и серьезную заинтересованность в том, чтобы сократить свои логистические издержки. Большинство этих организаций работает на рынок СНГ и Восточной Европы, и они проявляют интерес к тому, чтобы поставить производство ближе. В том числе мы говорили с индийскими компаниями, которые готовы переносить свои производства, если будут созданы для этого условия, с точки зрения, административных барьеров, налоговых преференций, инфраструктуры, причем, не только инженерной, но и бытовой», - рассказал г-н Баталов.
По словам бизнесмена, Казахстан заинтересован в появлении промышленных предприятий по переработке и изготовлению товаров. Для этих целей на территории МЦПС действует сухой порт. Учитывая, созданный транспортный хаб и то, что контейнерные перевозки на сегодняшний день являются самым дешевым видом транспортировки грузов, можно сказать, что вопросы логистики на СЭЗ решены. Для Казахстана в этой связи возникает огромный плюс в виде увеличивающегося транзитного потенциала. Другое не менее важное преимущество, по мнению бизнесмена, заключается в возможностях переработки сырья, которого у нас действительно немало. Наконец, третий очень важный момент – это рабочая сила. Когда мы говорим о строительстве новых предприятий, это значит, что появится немало рабочих мест.
В то же время появление новых предприятий с китайским участием, по сути, вблизи Алматы, вовсе не означает, что местный бизнес останется не у дел. По крайней мере, по словам участников экспертной встречи никто не отменял законы емкости рынка. Уже сегодня на Хоргос отечественный бизнес поставляет широкую линейку продуктовых товаров, которые пользуются спросом у китайской стороны: хлебобулочные изделия, мука, натуральные соки, питьевая вода, местные овощи и фрукты, мед и мясо. «То, что у Казахстана постепенно вырисовывается в Китае бренд натуральных продуктов, это очень важно. Но об этом знает пока лишь население СУАР. Хотя и это тоже немаленький рынок с наслоением более 30 млн человек. Здесь важно, что в рамках этой приграничной зоны уже пошла реализация. Здесь не обязательно, чтобы производство стояло именно на территории МЦПС «Хоргос». Если ворота открылись, сам рынок подскажет, что там необходимо будет возводить», - говорит Раимбек Баталов.
Новая экономическая политика
На днях в ходе совместного заседания палат Парламента РК, отвечая на вопросы депутатов, глава правительства РК Карим Масимов заявил, что в сентябре текущего года на рассмотрение парламента будут вынесены предложения по изменению государственной экономической политики. Но, несмотря на ожидаемые новшества, по словам участников экспертного клуба, развитие приграничной торговой зоны идет в рамках общей стратегии.
«Все мероприятия, которые планируются, идут в унисон тому плану, который в очередной раз будет подписан главами государств. Мы четко попадаем в торгово-экономическое развитие, культурное развитие, туризм и т.д. Поэтому все идет в рамках развития нашей программы «Нурлы жол» и китайской программы «Один поезд – один путь», - отметила заместитель председателя национальной части ДС ШОС Мунавара Палташева.
В свою очередь, Раимбек Баталов заметил, что работа ДС как раз и заключается в том, чтобы реализовывать конкретные проекты. Правда, по его словам, зачастую бизнесу не хватает элементарной информации, но, как говорится, все еще впереди. К тому же явные преимущества работы на приграничной СЭЗ очевидны и теперь важно лишь, чтобы законотворцы не подвели, и чтобы в практическом исполнении тоже не было сбоев.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как Узбекистан готовится стать крупнейшим поставщиком украшений в Центральной Азии

В республике запускается производство с объемом выпуска в шесть тонн в год к 2023 году

Фото: Артур Коновалов

В ноябре 2020 года в Узбекистане на заводе ювелирных изделий Gold Moon Tashkent запланирован старт производства с целевым объемом выпуска украшений в 6 тонн в год к 2023 г. Об этом «Курсиву» сообщил директор предприятия Жасур Рузаев. Стоимость проекта – $21 млн. Предприятие со 100% долей госучастия, со слов его руководителя, станет самым крупным в Центральной Азии по мощности производства. Несмотря на заявленные цели, за шесть месяцев этого года в РУз все местные ювелиры официально выпустили только 35,1 кг продукции. Способен ли Узбекистан совершить такой рывок? Сможет ли страна обеспечить внутренний спрос и достойно представить свою продукцию на международном ювелирном рынке, выяснял «Курсив». 

Без лидера 

Главный экспортный продукт Узбекистана – золото. По итогам шести месяцев его продали за рубеж на $2,1 млрд. Это треть всего экспорта республики, однако ювелирные украшения занимают лишь малую часть в доле проданных за рубеж товаров. За полгода 59 кг изделий продали только в Арабские Эмираты на $2,6 млн. В другие страны поставки не осуществлялись.

Снимок экрана 2020-08-06 в 14.53.40_1.png

На фото директор завода Gold Moon Tashkent Жасур Рузаев

В беседе с «Курсивом» зампредседателя Ассоциации ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат» Нодир Мирахмедов сообщил, что в Ташкенте 60-70% реализуемых украшений привезены из-за границы, остальное выпустили местные ювелиры. В регионах соотношение противоположное: 30-40% – это импорт, а другая часть произведена отечественными ювелирами. В республику завозят изделия из Турции, Индии, России и других стран. Что-то попадает легально, а что-то нет.  

По словам Мирахмедова, потенциал роста для производителей Узбекистана большой, так как, по подсчетам специалистов Ассоциации, годовой объем рынка ювелирных изделий в стране может достигать четырех тонн. Однако сейчас в РУз нет отечественного лидера отрасли. За весь прошлый год, по официальным данным, в республике произвели всего 335,1 кг продукции. 

Законный барьер

Постановлением президента от 2017 года были определены прогнозные параметры производства золотых и серебряных украшений. В 2019 году республика должна была выпустить 1,4 тонны на $34 млн. По словам Нодира Мирахмедова, эти прогнозы не исполнены. Причина – несовершенство законодательства.

фото 1 (1)_0.jpg

На фото Нодир Мирахмедов

Ювелиры в РУз не имели права самостоятельно проставлять пробы на изделиях и продавать свои украшения без посредников, в данном случае магазинов. Отсутствовал доступ к сырью, и они были обязаны учитывать расход драгметаллов на каждом этапе производства и отчитываться за это.

Иностранцы, которые хотели вывезти украшения стоимостью от $5 тыс., сталкивались с бюрократическими барьерами. Для этого, помимо оплаты сбора, надо было заполнять грузовую таможенную декларацию, что занимало от одного до двух дней. По мнению зампредседателя Ассоциации, все это было сдерживающими факторами на пути развития отрасли.   

Поворотный этап  

В мае 2019 года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о реформах в ювелирной промышленности, который, по словам Нодира Мирахмедова, либерализовал всю индустрию и рынок. Производители получили право самостоятельно проставлять пробы на изделиях. Исключены процедуры учета драгметаллов на каждом этапе производства украшений.

Ювелиры теперь могут продавать свою продукцию не через магазины, а самостоятельно. До 1 июля 2022 года местные производители освобождены от НДС и уплаты акциза, и для них открылись новые рынки сырья. Теперь они могут его приобретать в коммерческих банках, на бирже, у старателей и напрямую – у аффинажных компаний. Обязанность заполнять грузовую таможенную декларацию при вывозе украшений от $5 тыс. также исключена. 

Вышли из тени

«Раньше ювелиры занимались производством изделий на «давальческой» основе. Клиент приходил, приносил с собой 10 г золота и просил изготовить серьги или кольцо. Это то, что они могли делать официально. В реальности ювелиры скупали на черном рынке золото ломом, производили из этого украшения и продавали на рынках», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

Вместе с либерализацией законодательства участники отрасли Узбекистана стали выходить из тени. 

По данным «Узбекзаргарсаноат», в 2018 году в Узбекистане было 13 юрлиц и 80 частных предпринимателей, которые имели разрешение на изготовление ювелирных изделий. Сейчас в отрасли работают 34 и 126 официальных производителей соответственно. Оптовой и розничной торговлей в 2018 году занимались 114 организаций, а в этом году их число выросло до 449.  

«Нашим потенциальным рынком, скорее всего, станут Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Россия», – сказал Нодир Мирахмедов.

Объем рынка также известен. По подсчетам специалистов Ассоциации, только в Центральной Азии он составляет около 35 тонн.  

Лом важнее золота 

Основатель ювелирного бренда Holmuradov Design Улугбек Холмурадов согласен с тем, что в Узбекистане стало легче вести бизнес в последние два года.

«Чтобы организовать свой ювелирный магазин, раньше нужно было пройти департамент торговли, получить разрешение на право продажи и ежемесячно за это платить. Сейчас всего этого нет. Как следствие, на рынке стало больше торговых точек, и они пытаются продавать что-то интересное», – сказал предприниматель. 

Покупать драгметаллы на бирже и в банках Улугбек Холмурадов пока не пробовал. Он считает, что по-прежнему самый простой способом приобрести сырье – это скупка у населения. Так делают и большинство других ювелиров. 

По данным «Курсива», сейчас золото 585-й пробы у населения скупают по 290 тыс. сумов ($28) за грамм. На бирже этот металл продают только 999-й пробы, и он обойдется ювелиру в $58. Из этого сырья можно произвести изделие любой пробы. Цена драгметалла может меняться в зависимости от стоимости тройской унции на Лондонской бирже. 

Чужие модели 

Говоря о качестве ювелирных украшений в Узбекистане, Улугбек Холмурадов отметил, что местную продукцию нельзя назвать конкурентоспособной.

«Знаком со многими ювелирами, и в большинстве случаев они не знают, что нового предложить потребителю. У них нет художественного образования, нет философии бренда и продаж. Для успешной конкуренции на этом рынке нужно разбираться в дизайне, понимать, что это такое, продумывать его на несколько лет вперед, но у них этого нет. В итоге они просто копируют чужие модели», – отметил предприниматель. 

Учение – свет 

По данным «Узбекзаргарсаноат», сегодня в РУз около 2 тыс. человек имеют квалификацию ювелиров. Это те, кто закончил колледжи или учились у мастеров. 

«Мы проработали с турецкой стороной вопрос обучения наших молодых специалистов на грантовой основе в высших учебных заведениях Турции. Это четырехгодичная программа. Сейчас рассматривается вопрос приема 3-4 кандидатов. Также в эту страну планируют отправить 20–30 ювелиров для повышения квалификации», – сказал зампредседателя Ассоциации. 

По словам Нодира Мирахмедова, это станет новым этапом развития отрасли, которая долгое время находилась в тени. В результате местные ювелиры не получали необходимых знаний, технологий и оборудования. Ассоциация намерена восполнить этот пробел с помощью образовательных программ и выставок.  

Фотографии предоставлены Ассоциацией ювелирной промышленности «Узбекзаргарсаноат».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg