nedvijimost-v-krizis.png

8317 просмотров

Дохийский срыв – ожидания и последствия

Эксперты поделились мнениями о последствиях срыва соглашения нефтедобывающих стран о заморозке уровня добычи нефти

Дохийский срыв – ожидания и последствия

Дохийский срыв – ожидания и последствия

Воскресная встреча нефтедобывающих стран в столице Катара, Дохе, организованная с целью подписания соглашения о заморозке добычи нефти на уровне января 2016 года, не принесла положительного результата, оправдав негативные предположения многих аналитиков, высказанные еще в феврале.

В преддверии заседания, на ожиданиях его положительного исхода, цены на нефть стабилизировались, поднявшись за неделю с $37,69 до $44,69 за баррель. Однако сразу после завершения переговоров, буквально в первые минуты торгов на Лондонской бирже ICE нефть марки Brent обвалилась в цене сразу на 7%, составив $40,22 за баррель.

Саудовская диверсия

Некоторые эксперты считают, что падение может и дальше продолжиться – вплоть до $35 за баррель. Именно столько стоила нефть на момент заключения Россией и тремя странами ОПЕК (Венесуэлой, Катаром и Саудовской Аравией) февральского соглашения. Такого мнения придерживается, например, аналитик Vygon Consulting Мария Белова. По ее словам, возможно, что Саудовская Аравия, из-за невыполнимых требований которой и сорвалось подписание соглашения, либо изначально не планировала его заключать, либо же министр нефти страны Aли ан-Нуайми был «не вполне свободен в принятии решений». При этом, второй вариант кажется более вероятным: как сообщило информационное агентство Bloomberg, ан-Нуайми почти добился заключения соглашения о заморозке, но его старания были сведены на нет вторым наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом бин Салманом Аль Сауд, настоявшем на присоединении к инициативе всех стран ОПЕК, включая не прибывших на встречу Иран и Ливию.

Более того, по информации Financial Times, ссылающейся на осведомленные источники, бин Салман даже звонил делегации королевства в Доху с требованием немедленного ее возвращения в Саудовскую Аравию, которое, впрочем, осталось неудовлетворенным. Министр нефти Венесуэлы Еулохио дель Пино также поделился своим впечатлением, будто у саудовской делегации «вообще не было никаких полномочий».

Необходимо отметить, что сложившаяся ситуация сильно подкосила авторитет ан-Нуайми. По мнению экспертов консалтинговой компании PetroMatrix, министр «покинул Доху в очень слабой позиции, и это вновь поставит вопрос о его отставке». Аналитик компании Оливье Якоб также отметил, что «одним из главных итогов встречи в Дохе является то, что саудовский режим стал совершенно непредсказуемым».

Негативный настрой

Большинство экспертов сходятся во мнении, что по большей части результаты встречи (точнее, их отсутствие) будут иметь негативные последствия. Аналитик ГК FOREX CLUB Валерий Полховский говорит о том, что пока от своих позиций будут избавляться участники рынка, ожидавшие от встречи в Дохе позитивных итогов, цены будут переживать волну снижения. «Мы полагаем, что Brent пока вряд ли сможет закрепиться ниже 35 долларов за баррель на длительный период времени, а просто будет колебаться в более низком диапазоне 35-45 долларов», – считает Полховский.

О негативном влиянии новости для нефтяного рынка и сырьевых валют говорит и Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента Альпари. По ее словам, «рынкам потребуется пара дней для приведения в порядок мыслей и эмоций. К среде-четвергу площадки стабилизируются и начнут формировать новые среднесрочные торговые каналы». А сам директор аналитического департамента Альпари Александр Разуваев уверен, что цены на черное золото вновь вернутся к низким отметкам и неизвестно, как долго будут на них оставаться. Это неизбежно отразится и на курсе валют. «Для обычных граждан новое падение цен на нефть обернется ростом инфляции, а значит, и ростом цен на товары и услуги», – «обнадеживает» Разуваев.

Светлые стороны

Однако, среди аналитиков есть и оптимисты, как, например, Виталий Крюков из Small Letters. Эксперт не ожидает обвала цен на нефть, однако признает, что уровень падения зависит от того, сумеют ли производители убедить рынок, что заморозки все же можно достичь на следующей встрече. До этого момента, по его мнению, цены, скорее всего, будут колебаться в районе $40 за баррель.

Генеральный директор eToro в РФ и СНГ Павел Салас также смог отметить несколько позитивных моментов для рынка в сложившихся обстоятельствах. «В первую очередь, переговорщики сразу обозначили следующую встречу – новый раунд переговоров в формате ОПЕК+ пройдет после июньского саммита картеля. Как известно, рынок живет ожиданиями, так что теперь у черного золота появились новые ожидания и в дальнейшем будут формироваться новые надежды, хотя в последнее время ОПЕК сильно подорвала доверие рынка. Кроме того, до саммита в июне Иран успеет нарастить экспорт нефти и впоследствии принять участие в программе заморозки добычи. К слову, на минувших выходных Тегеран пообещал увеличить объемы экспорта до 2 млн барр./сутки», – говорит эксперт.

К еще одному благоприятному фактору он отнес сокращение добычи нефти на 60% Кувейтом по причине забастовки нефтедобытчиков, выступающих против плана правительства урезать зарплаты и сократить соцпакет. «Это грозит сокращением предложения на мировом рынке до 1,1 млн барр./сутки, что позитивно для выравнивания баланса. Однако в любом случае в обозримом будущем налет негатива на сырьевых площадках все же будет присутствовать, поскольку рынок возлагал немалые надежды на переговоры в Катаре, которые в очередной раз показали, что в приоритете у экспортеров по-прежнему борьба за свою долю рынка. А в этом вопросе принцип «своя рубашка ближе к телу» отнюдь не идет на пользу ценам на черное золото», – резюмировал Салас.

Влияние на Казахстан

Разумеется, очередное снижение цен на нефть неизбежно отразится и на казахстанской экономике. Как сообщил генеральный директор Союза нефтесервисных компаний РК Нурлан Жумагулов, под удар вновь попадут нефтесервисные компании. «По итогам 2015 г. в Казахстане объемы нефтесервисных работ в среднем сократились на 25%. И это при средней цене на нефть $51. А за первый квартал 2016 г. средняя цена не превысила и $40», - сообщил Жумагулов. По его словам, в сложившихся условиях нефтедобывающие компании должны ставить в приоритет повышение эффективности действующих месторождений и подготовку индустрии «к работе в новых условиях, требующих оптимизации и инновационных подходов». Данные направления, по мнению Жумагулова, тем более актуальны для Казахстана, учитывая, что в настоящее время «ряд крупных инвесторов планирует реализацию крупномасштабных проектов, таких как расширение Тенгиза и Карачаганака, где затраты составляют десятки миллиардов долларов».

К слову, падение мировых цен уже повлияло на проект расширения Тенгиза. «Проект будущего расширения ведется уже два года, а финансового решения все еще нет. Вопрос пока висит в воздухе и ожидается, что решение по финансированию будет принято осенью этого года. Пока же решение не принято», - констатировал Жумагулов.

Касательно Кашагана он уточнил, что речь идет о соглашении о разделе продукции и для государства риски минимальные – потери могут понести инвесторы. Однако, по словам Жумагулова, консорциум надеется на рост цены на нефть.


На фото: министр нефти Катара Мухаммед бин Салех аль-Сад

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif