Перейти к основному содержанию


1420 просмотров

Россия срезала бензиновый паек

Россия намерена с 2012 года сократить нефтеимпорт в Казахстан с 7 до 6 млн тонн. В Казахстане уверены, что это связано с Таможенным союзом. В России же ссылаются на внутренние договоренности с правительством по переходу на качественное топливо. Один из вариантов решения проблемы – толлинг. Не исключено, что совокупность обстоятельств вызовет рост цен на бензин в следующем году.

Россия намерена с 2012 года сократить нефтеимпорт в Казахстан с 7 до 6 млн тонн. В Казахстане уверены, что это связано с Таможенным союзом. В России же ссылаются на внутренние договоренности с правительством по переходу на качественное топливо. Один из вариантов решения проблемы – толлинг. Не исключено, что совокупность обстоятельств вызовет рост цен на бензин в следующем году.

Россия заявила об уменьшении импорта сырой нефти с 7 до 6 млн тонн, начиная с 2012 года. Об этом сообщил в понедельник, на селекторном заседании правительства, министр нефти и газа РК Сауат Мынбаев. «Более того, с учетом нынешнего года Россия лимитирует объемы поставок нефтепродуктов, в том числе, бензина и авиатоплива», – уточнил министр.

По мнению экспертов, поставки урезаются из-за особенностей ТС: «Сокращение поставок нефти связано с потерями бюджета РФ из-за отсутствия пошлин на ту нефть, которая идет к нам на беспошлинной основе. При этом наша нефть при экспорте пошлинами облагается, правда, идут они в наш бюджет, а не в российский. То есть, можно сказать, что Россия нас фактически кормит своей нефтью: в 2010 году было переработано 13,6 млн тонн. Таким образом, российская нефть покрывала приблизительно 50% потребности. Отсюда и цены на топливо удавалось держать», – считает руководитель Ассоциации экономистов Казахстана Рахим Ошакбаев.

Гендиректор консалтинговой компании Almagest Айдархан Кусаинов уверен, что проблема – в разнице цен на бензин: «России в Таможенном союзе невыгодно поставлять нам нефтепродукты по более низкой цене».

Из России, впрочем, проблема видится иначе: «Сокращение экспорта российской нефти и нефтепродуктов в Казахстан можно связать с исполнением соглашения между 11 крупнейшими нефтегазовыми компаниями и госорганами о модернизации нефтеперерабатывающего комплекса России до 2020 года. Договоренности включают в себя обязательства о переходе на производство более качественных нефтепродуктов», – пояснил «Къ» аналитик «Инвесткафе» Виталий Михальчук.

С 2015 года все подписавшие документ компании будут перерабатывать не менее 20% добытой в России нефти и реализовывать произведенные нефтепродукты на внутреннем рынке. Многие компании уже приняли масштабные инвестиционные программы, направленные на модернизацию сегмента нефтепереработки. «Поэтому российские НК заранее перераспределяют часть добытой нефти для внутреннего использования», – подытожил Виталий Михальчук.

Для Казахстана, до сих пор ощущающего последствия «бензинового кризиса», разыгравшегося летом нынешнего года, ситуация осложняется тем, что поставки российской нефти нужны не только Павлодарскому НХЗ, но и Шымкентскому НПЗ (ПКОП). По сведениям директора предприятия Шухрата Данбая, ПКОП испытывает нехватку нефти с кумкольских месторождений. Поэтому он вынужден потреблять около 50% западносибирской нефти. Таким образом, два казахстанских НПЗ стали конкурентами за российскую нефть.

Впрочем, миннефти уже пообещало ПНХЗ обеспечить его сырьем в приоритетном порядке. По словам г-на Данбая, в 2012 году его предприятие подало заявку на 5 млн тонн российской нефти и не будет заниматься переработкой казахстанского сырья. К слову, по плану в нынешнем году ПНХЗ должен переработать 4,6 млн тонн нефти, что на 4,2% меньше, чем в 2010 году.

Продавцы нефтепродуктов комментируют ситуацию осторожно. «Наша компания получает топливо по распределению Министерства нефти и газа и часть объемов закупает в России. Поэтому реализация топлива с АЗС будет зависеть от выделяемых Министерством нефти и газа объемов с отечественных НПЗ, а также от ситуации на рынке ГСМ России», – сообщила «Къ» руководитель отдела рекламы ТОО Helios Анна Шибанова.

«Если мы не сможем, как в этом году, завезти необходимые объемы нефтепродуктов, а своих мощностей не будет хватать, то при нынешнем разрыве цен с Российской Федерацией нам логичнее вывозить свою нефть, перерабатывать и линейку произведенных нефтепродуктов завозить обратно», – рассчитал г-н Мынбаев.

Напомним, ранее министр уже предлагал организовать толлинговые поставки на китайский завод объемом до 1,5 млн тонн сырой нефти. Цель операции – как раз снижение зависимости от России. Однако такая схема может быть и невыгодной – из-за налогов. «Весьма вероятно, что Казахстан решит проблему недостатка нефтепродуктов посредством толлинговых соглашений с российскими НПЗ. В первую очередь, партнерами Казахстана могут стать предприятия крупнейшего в России уфимского нефтеперерабатывающего комплекса, который принадлежит «Башнефти». Предприятия этого комплекса предназначены для переработки тяжелой нефти Башкирии и Татарстана. Кроме того, в отличие от большинства остальных вертикально интегрированных НК, «Башнефть» не может обеспечить свои НПЗ собственной нефтью и вынуждена закупать дополнительные объемы у сторонних поставщиков», – предположил г-н Михальчук.

Продавцы бензина тоже смот-рят в сторону России: «Компания будет изыскивать дополнительные возможности на внутреннем рынке и свободные объемы нефтепродуктов на российском рынке», – сообщила Анна Шибанова.

Показательно также, что представители розничной торговли все еще недовольны своим положением. «Мы готовы сохранять розничные цены на уровне предельно установленных, однако разница между оптовыми и розничными ценами в 13%, определенная Министерством нефти и газа, не отвечает экономическим интересам компании и не позволяет осуществлять эффективную предпринимательскую деятельность. Разница между оптовыми и розничными ценами должна составлять 19% (затраты на транспортировку, хранение, операционные расходы и др.)», – пояснила Анна Шибанова.

«Нефтяная отрасль Казахстана была зарегулирована. Но кроме госрегулирования есть и иные механизмы регулирования цен, применяемые во всем мире, например, превентивные госзакупки. Когда цены низкие, государство создает резерв, а когда наступает пик цен и продаж, то оно продает бензин из этого резерва. Очевидно, что с течением времени казахстанские цены в Таможенном союзе все равно поднимутся до российских», – пояснил Айдархан Кусаинов.

233 просмотра

Рынок печатной периферии находится в депрессии

Рассказываем, почему так происходит

Фото: Shutterstock

Рынок печатных устройств – это небольшая, но важная составляющая часть рынка IT. И было бы удивительно, если бы этот небольшой рынок жил своей отдельной жизнью. Он подвержен общим тенденциям, характерным для большого рынка IT. 

Общий тренд

Казахстанский IT-рынок уже несколько лет не может компенсировать потери, которые стали итогом девальвации 2014-го. Тогда он упал на 8%. В 2015 году, «отработав» негатив по девальвации, рынок упал еще на 30%. В 2016 году по инерции – еще на 8% (все приведенные данные – оценка аналитической компании IDC). В 2017 году наметилось робкое восстановление – по оценкам участников рынка (данные IDC по итогам 2017–2018 годов недоступны), рост составил до 10%. Это означает, что его емкость достигла примерно $1,4 млрд. Опираясь на ту же экспертную оценку, можно утверждать, что темпы роста IT-рынка Казахстана в 2018-м также вряд ли превысили 10%, несмотря на неплохую конъюнктуру. Таким образом, емкость рынка составила примерно $1,6 млрд (в 2013 году, на пике «славы», его емкость составляла около $2,2 млрд). 

Говоря о неплохой конъюнк­туре, следует понимать, что на внутреннем рынке все оказалось не так однозначно – тенге продолжил обесцениваться по отношению к доллару (2018 год начали на отметке 327 тенге за доллар, а закончили на отметке 372). 

Здесь следует пояснить, что структура IT-рынка в Казахстане имеет ощутимый «железный» акцент. То есть на аппаратное обеспечение приходится почти 80%, а на программное обеспечение и IT-услуги – плюс-минус по 10%. Этот дисбаланс является очень болезненной темой. По сути, низкая доля IT-услуг в структуре рынка – это признак его незрелости с точки зрения наличия массы компетенций. Еще один вывод из вышесказанного – высокий уровень импортозависимости (почти 90%). Иными словами, любой валютный шок – это большая проблема для IT-рынка. Понятно, эта стартовая позиция для рынка печатной периферии была изначально невыгодной.

Вывод бумаги

Даже в крайне негативных для отрасли 2014–2015 годах печатная периферия смогла «выделиться». По данным IDC, емкость рынка «печатки» в Казахстане в 2014 году составила $53 млн. В 2015 году рухнула сильнее рынка – до $30 млн, а в 2017-м – до $27 млн. В этой ситуации единственный способ не сорвать большие проекты – уходить в сторону бюджетных конфигураций. Об этом в свое время говорил и региональный директор IDC в Центральной Азии, Монголии и Азербайджане Андрей Беклемишев: с одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой – появился целый ряд проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл.

Иван Гончаров, директор департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, комментируя «принтерные» итоги 2018 года, отмечает рост продаж, а вот с объемом не все так просто – в штучном выражении рынок многофункциональных устройств (МФУ) несколько снизился. В то же время монофункциональные принтеры существенно подросли – на 61%. К этим цифрам следует относиться с осторожностью: несмотря на то что рынок фрагментирован и фактически контролируется несколькими игроками, рост продаж у одного крупного игрока не может быть причиной, чтобы повысить общий градус оптимизма по отношению к печатной периферии. Впрочем, здесь, пожалуй, наиболее интересно даже не это, а наблюдения эксперта в части структуры рынка.

«Из достаточно свежих трендов рынка назвал бы желание крупных игроков на рынке развить аутсорсинг печати. С другой стороны, хотя новые продукты есть на рынке и появляются ресурсы для управления таким бизнесом, сдвиги незначительные. Запущены проекты исключительно только для компаний с иностранным участием. В госсекторе и квазигоссекторе такие проекты не работают ввиду законодательных ограничений (контракты заключаются на период не более чем один год). Здесь же еще одна зона риска – валютные риски», – комментирует он.

Следует отметить еще одну тенденцию – струйная печать имеет серьезные виды на офис: по ряду эксплуатационных параметров она опережает лазерную печать. Исход битвы уже сейчас видится предрешенным: эволюция лазерной печати почти остановилась, чего не скажешь о «струе» – она оказалась не только быстрее и энергоэффективнее, но и экологичнее и дешевле.

Наконец, электронный документооборот. Здесь риски для печатной периферии также очевидны и не нуждаются в дополнительных комментариях. 

Встречный ветер

В противовес оптимизму, который прозвучал от директора департамента дистрибуции компании LLP VS Trade, – новости из России. По итогам II квартала 2019 года на российский рынок было поставлено на 9,3% меньше (к аналогичному периоду прошлого года) устройств печати, включая принтеры, копиры и многофункциональные устройства. В IDC, которая анонсировала эти данные, оценивают рынок печатной периферии России по итогам 2018 года в $190 млн. Причем наиболее тревожная динамика наблюдается именно в потребительском сегменте: принтеры в домашнем интерьере – это уже лишнее.

Не исключено, что эти тренды, как было уже не раз, мигрируют и в Казахстан. Если этого уже не произошло.

Хотя в целом тренды для печатной периферии видятся в негативном ключе, есть сегменты, где спрос, как ожидается, будет расти. Например, это большие, «тяжелые» решения, ориентированные в том числе и на проекты в области аутсорсинга печати. Сюда же можно отнести упомянутое смещение спроса в сторону струйной печати, причем этот тренд замечен уже даже в наиболее консервативном сегменте – корпоративном.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций