1422 просмотра
1422 просмотра

Козыри из WikiLeaks

Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) стал объектом в откровениях WikiLeaks: опубликованы ошибки и неверные решения, которые привели к значительным потерям компании. Если информация верна, то она раскрывает много непонятного в конфликте компании с официальной Астаной, и в этом случае доводы правительства весьма весомы.

Козыри из WikiLeaks

Козыри из WikiLeaks
Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) стал объектом в откровениях WikiLeaks: опубликованы ошибки и неверные решения, которые привели к значительным потерям компании. Если информация верна, то она раскрывает много непонятного в конфликте компании с официальной Астаной, и в этом случае доводы правительства весьма весомы.

На этой неделе официальный партнер скандально известного WikiLeaks в Казахстане огласил информацию о претензиях казахстанского государства к консорциуму по разработке месторождения Карачаганак. Согласно сообщению, данная информация содержалась в дипломатической переписке американских дипломатов: в свое время американский посол узнал о подробностях конфликта от тогда еще действующего первого вице-президента
НК «КазМунайГаз» (КМГ) Максата Иденова, который был главным переговорщиком от имени правительства республики с западными инвесторами.
При Иденове KPO направил запрос на компенсацию нескольких сотен миллионов долларов, которые были расходованы в 2003–2008 годах без достаточного обоснования и подтверждающей документации. КМГ поддержало аудит KPMG в отношении заявлений в 2003–2006 годах. Было обнаружено, что КМГ выплатило $697 млн консорциуму в этот период без необходимой документации, а аудит Ernst&Young не смог обосновать расходы KPO на $347 млн в 2007–2008 годах. После предоставления данной информации руководителям KPO, по утверждению Иденова, они предложили выписать чек и компенсировать все позже, но он (Иденов) отказался.

Примечателен также список оглашенных неверных решений, которые привели к значительным расходам. Так, в 2002 году из-за прокачки необработанного конденсата трубопровод «Атырау – Большой Шаган» засорился каустической содой. Ремонт обошелся в $600 млн. Одобренная смета в $467 млн по постройке в 2006 году установки KPO Train 4 по отделению газа от жидкостей затем выросла до $1 млрд.

В кризисном 2009 году KPO потратил $482 млн на зарплаты и представительские расходы и всего $320 млн на нефтегазовые работы. Все это вполне могло вызвать недовольство руководства страны.

Данные документы могут прояснить суть того, что сегодня происходит в достаточно закрытых переговорах между консорциумом и государством. В 2009 году произошел конфликт по поводу вмененных пошлин на вывоз нефти, но в следующем году стороны, сев за стол переговоров, отозвали иски. Многие аналитики считают, что это попытка казахстанского правительства получить 10%-ную долю, а значит и контроль над выполнением проекта.

Уже в августе 2010 года появились слухи о том, что акционеры готовы выделить пакет акций в 10%. Тогда глава Eni SpA Паоло Скарони подтвердил, что компания ведет переговоры с правительством Казахстана о сокращении своей доли в KPO. Главным противником данного решения считается владелец 20% проекта – Chevron.

«Принцип совместного раздела продукции создает конфликт на этапе реализации и выхода проекта на самоокупаемость», – поясняет зам. руководителя аналитического отдела ЗАО «АЛОР-ИНВЕСТ» Дмитрий Лютягин. Для государства как собственника недр целесообразно как можно скорее увидеть окупаемость и тем самым получать большую долю распределяемой прибыли. Для участников или операторов – чем выше затраты они показывают, тем дольше они могут «не делиться результатами с государством».

Противостояние тем временем не дает консорциуму утвердить 3-ю фазу развития проекта, направленную на усиление эксплуатации месторождения. Аналитик полагает, что без должного анализа работы по первым двум стадиям проекта приступать к третьей не совсем логично. Надо сразу оговорить все условия, чтобы во время реализации 3-й стадии не возникало новых обстоятельств, которые приводили бы к таким перекосам, как возмещения на административные расходы и прочие неоперационные траты, и не возникали конфликты интересов, которые сейчас присутствуют.

Министр нефти и газа Сауат Мынбаев уже заявил о том, что двухлетний спор планируется закончить до конца июня. И если опубликованные данные WikiLeaks имеют место в действительности, то у казахстанской стороны есть веские доводы, чтобы получить желаемые 10%.

Так, американский дипломат отмечает в своей депеше, что хотя у Иденова были критики в правительстве и среди международных нефтяных компаний, спорить с его основными бизнес-принципами было тяжело. А также оспорить факт, что такие сложные, затратные и важные проекты, как Карачаганак и Кашаган, могли бы управляться более эффективно, чем сейчас.

Karachaganak Petroleum Operating B.V.Карачаганак с запасами 1,2 млрд тонн нефти и конденсата и более чем 1,35 трлн куб. м газа является одним из крупнейших действующих нефтегазоконденсатных месторождений в мире. На Карачаганаке добывается порядка 49% всего газа и 18% всей нефти в Казахстане.

Операторы проекта КРО – британская BG и итальянская Eni, доля каждой составляет 32,5%. Еще 20% принадлежит американской Chevron, 15% – российскому «Лукойлу».

Консорциум KPO в 2010 году снизил добычу до 133,7 млн барр. н. э. с 139,4 млн барр. н. э. в 2009 году.

КPО осуществляет свою деятельность в соответствии с окончательным соглашением о разделе продукции, подписанным партнерами по консорциуму с правительством Казахстана в ноябре 1997 года. По условиям соглашения, KPO будет управлять Карачаганакским проектом до 2038 года.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер