1 просмотр

Компании ищут антидолговые схемы

Как писал ранее «Къ», по мнению исследовательской компании Zertteu DC Group, для государства сегодня ключевым моментом является помощь компаниям в снижении долговой нагрузки (общая задолженность корпоративного сектора РК – 9,8 трлн тенге – «Къ»). Как следствие, определяющим становится вопрос: кому и как помогать? На NBF директор по исследованиям Zertteu DC Group Марат Каирленов озвучил 5 альтернативных групп адресатов госпомощи и 2 схемы возможной реструктуризации долгов таких компаний.

Компании ищут антидолговые схемы

Компании ищут антидолговые схемы
Компании ищут антидолговые схемыКак писал ранее «Къ», по мнению исследовательской компании Zertteu DC Group, для государства сегодня ключевым моментом является помощь компаниям в снижении долговой нагрузки (общая задолженность корпоративного сектора РК – 9,8 трлн тенге – «Къ»). Как следствие, определяющим становится вопрос: кому и как помогать? На NBF директор по исследованиям Zertteu DC Group Марат Каирленов озвучил 5 альтернативных групп адресатов госпомощи и 2 схемы возможной реструктуризации долгов таких компаний.

Первый вариант предполагает помощь тем компаниям, которые кредитовались под залог земли. К плюсам здесь можно отнести значительное снижение цен на землю и то, что земля как залог не требует расходов по ее содержанию или управлению. Минус в том, что такие кредиты сложно будет определить, поскольку они зачастую оформлялись на одну компанию холдинга, а приобретенная земля – на другого субъекта. Кроме того, неплатежи наблюдаются и у субъектов, не приобретавших землю.

Второй вариант – помочь строительным компаниям, ведь именно в этом секторе произошло наибольшее падение. Значительное количество занятых – около 0,5 млн человек, и большой портфель – 1,56 трлн тг. (27% – «Къ») – позволяют ожидать хорошего мультипликативного эффекта. Слабыми сторонами такого выбора является то, что неплатежи есть и у субъектов, не связанных со строительством. Кроме того, порядка 50% отраслевых кредитов классифицируются как безнадежные или сомнительные 5-й категории, а восстановления спроса на жилье можно ожидать лишь в среднесрочной перспективе.

Третий вариант – работа с кредитами обрабатывающей промышленности, что стимулировало бы структурную перестройку экономики и поддержало бы стратегию ФИИР. Однако небольшой удельный вес – порядка 12% – кредитов, приходящихся на обрабатывающую промышленность, не решит экономических проблем в масштабах страны.

Четвертый вариант тесно связан с третьим и усовершенствован тем, что включает помощь системообразующим компаниям (холдингам) несырьевого сектора. Это позволяет ожидать большого мультипликативного эффекта, так как у таких предприятий много подрядчиков, и здесь сосредоточены основные финансовые и профессиональные ресурсы.

Однако серьезной проблемой может стать то, что эти компании имеют инвестиционные проекты в различных отраслях, вследствие чего будет сложно отследить целевое использование выделенных средств.

Пятый вариант предполагает выделение и обслуживание всех кредитов, классифицированных как неработающие. Обслуживание около 1/3 кредитного портфеля снимет напряженность в экономике глобально, при том что администрировать такой вариант достаточно просто. Но этот выбор также неидеален, так как может породить у заемщиков иждивенческие настроения.

Управляющий директор «Казкоммерцбанка» Бейбит Апсембетов заявляет, что наиболее «токсичными», конечно, являются кредиты, выданные на девелопмент и под залог земли. «Решение этой проблемы будет основной темой 2010-2011гг», – уверен он. Главной и наиболее емкой по времени, по его мнению, при этом будет задача разрешения конфликта интересов банков, государства и компаний.

Он предлагает как альтернативу рассматривать опыт Японии и Южной Кореи, которые сталкивались с подобными проблемами. Япония выбрала постепенное восстановление за счет собственных ресурсов, которое заняло свыше 20 лет и дало низкий экономический рост. Южная Корея, привлекая мировые инвестиции, решила проблему за 4-5 лет, но имеет и все вытекающие из этого минусы.

Член координационного совета по разработке ФИИР Аскар Сембин считает, что сегодня, по выходе из «второй волны» кризиса, добывающий сектор чувствует себя уверенно. Основные проблемы сосредоточены в торговле, где занята большая часть населения. И главной из них является чрезмерная закредитованность экономики. «Должен быть баланс развития через кредит и через капитал, поэтому возрастает роль ФПИ», – подчеркивает он. Но для того чтобы привлечь средства ФПИ, компания (проект) должна быть высокодоходной, и это предопределяет низкую эффективность ФПИ для стрессовых казахстанских компаний. Таким компаниям никакая господдержка не поможет, и их банкротство – это лишь вопрос времени, считает Аскар Сембин.

Помимо сложностей с выбором оптимальной группы адресатов, анализ текущих инструментов господдержки предприятий также обозначил ряд проблем. К примеру, рефинансирование кредитов, ввиду ограниченности госсредств, позволяет охватить незначительную часть кредитов, что определяет низкую эффективность данного инструмента.

Внесение в банк обусловленного депозита для кредитования определенной группы заемщиков опять-таки из-за нехватки ресурсов неэффективно для кредитования долгосрочных и новых проектов. Наиболее эффективно такой способ может поддержать кредитование оборотного капитала.

Снизить остроту проблемы для широкого круга заемщиков может субсидирование ставки по текущим кредитам (к примеру, в случае с 4-м траншем – в 12 раз по сравнению с рефинансированием). Для преодоления же формальной невозвратности (то есть без учета роста экономической активности и налоговых отчислений) выделенных средств для государства, предлагается ввести возвратную их основу для крупных и средних компаний (по МСБ требуются большие затраты на администрирование данной меры).

Такой инструмент, как вхождение в капитал предприятия (до 25%), может быть использован для крупных и средних компаний, не опасающихся рейдерства, но он недостаточно эффективен ввиду ограниченности средств у государства. Например, разрешение СПК использовать такую меру не принесло ощутимых результатов, говорит Марат Каирленов.

В Zertteu DC Group разработали два варианта реструктуризации долгов компаний. Первая схема такова: предположим, компания имеет долг в $10 млн., но фактически может обслуживать только $6 млн. Банк-кредитор, учитывая объем продаж своих услуг этому заемщику за последние, например, 3 года, списывает компании долг по кредиту на $2,5 млн. Компания выпускает ценные бумаги (векселя), которые передает банку за оставшийся долг в $1,5 млн. Банк продает полученный вексель на $1,5 млн. ФСА. ФСА, в свою очередь, передает его «Казына Капитал Менеджмент» для обмена на 15-25% акций компании-эмитента.

Во втором случае компании выводят все свои инвестиционные проекты (активы) и взятые под них кредиты на баланс специально созданной компании (SPV или СФК). Компании-учредители SPV в случае реструктуризации их активов и обязательств по данной программе обязуются не сокращать численность работников в течение двух лет и не повышать цены на свою продукцию в течение года. На второй год повышение возможно, но не выше уровня инфляции по стране. Затем банк обменивается с ФСА неторгуемыми расписками на сумму кредитов данной SPV из соотношения 1:1, снижает ставку по данным кредитам до уровня стоимости фондирования (ориентировочно 8%) и замораживает выплаты основного долга. ФСА, в свою очередь, выплачивает банку 5% годовых по данным кредитам, и еще 3% выплачивает SPV.

Другой вариант: 4% годовых выплачивает ФСА, а еще 4% с повышающим коэффициентом, к примеру 1,5, автоматически конвертируются в долю в данных активах. Таким образом, к концу действия программы (ориентировочно пять лет) порядка 20% активов будет принадлежать банку (или учрежденной им специализированной компании). В конце действия программы акционеры SPV (например, 80% компания и 20% банк) выкупают у ФСА данные активы за 110% от номинала. При этом обязательство по выкупу активов у ФСА закрепляется за конечными акционерами – физическими лицами-учредителями SPV.

Для оптимизации работы с внутренними источниками финансирования Zertteu DC Group предлагает разделить Национальный Фонд на стабилизационную часть и фонд будущих поколений, установив лимиты размещения средств из обеих частей Фонда в Казахстане, и создать Управляющий Совет, который утверждал бы финансирование инвестиционных проектов с персональной ответственностью его членов.

По мнению исследователей Zertteu DC Group, необходимо также ввести специализированный норматив, ограничивающий долю активов пенсионных фондов за рубежом - до 5% от активов Фонда на ближайшие 2-3 года. Это позволит вернуть в страну порядка $1,7 млрд. – за 8 мес. текущего года объем вложений в иностранные активы вырос на $840 млн. Также ИК предлагает ввести практику регулярной прямой продажи всем пенсионным фондам (в соответствии с долей рынка) части пакетов акций национальных компаний. При этом нужно отказаться от повышенных пруденциальных нормативов по облигациям казахстанских компаний, в том числе и реструктурированным, в портфелях НПФ.

Успешным шагом в реструктуризации задолженности компаний по облигациям KASЕ может стать, например, введение системы стабилизационных депозитов для экспортеров. То есть, внесение сроком на один год на счет в НБ РК определенной части (например 25% объема экспорта, что в 2009 г. оценочно составит $10-12 млрд). По этим депозитам НБ РК станет выплачивать вознаграждение по формуле годовой LIBOR+1%. В свою очередь, НБ РК под полученные суммы будет выпускать тенге и размещать их в БВУ по системе обусловленных депозитов (под кредитование определенных отраслей/проектов) с минимальной маржой (1-2%). Эта система могла бы обеспечить приемлемые (3-5%) темпы роста экономики РК.

Полезным также может стать введение системы учета депозитов в казахстанских БВУ (т.е. банков, у которых активов размещено в виде кредитов в РК) как казахстанского содержания в закупках недропользователей с уменьшением суммы казахстанского содержания в расчете размеров экспорта для стабилизационного депозита..

Предлагаемые схемы реструктуризации задолженности предприятий перед банками и по облигациям на KASE способны принести долгосрочный положительный эффект для компаний и экономики страны в целом, не требуя затраты больших сумм «живых» денег, но следует учесть, что они предполагают равное распределение убытков между заемщиком, банком и государством, что и вызывает сейчас конфликт интересов у участников рынка.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo