nedvijimost-v-krizis.png

3516 просмотров

Альтернативы привычным путям пока нет

После конфликта между Москвой и Тбилиси Европейский союз вместе с США выказывают еще больший интерес к транспортировке углеводородов в обход России. В то же время Казахстан не так давно опять проявил заинтересованность в альтернативных путях экспорта энергоресурсов. Специалисты же считают, что такое маловероятно в ближайшем будущем, аргументируя свое мнение не только ухудшением отношений между Россией и Западом, но и отсутствием перспективных проектов для перекачки казахстанской нефти.

Альтернативы привычным путям пока нет

Альтернативы привычным путям пока нет
После конфликта между Москвой и Тбилиси Европейский союз вместе с США выказывают еще больший интерес к транспортировке углеводородов в обход России. В то же время Казахстан не так давно опять проявил заинтересованность в альтернативных путях экспорта энергоресурсов. Специалисты же считают, что такое маловероятно в ближайшем будущем, аргументируя свое мнение не только ухудшением отношений между Россией и Западом, но и отсутствием перспективных проектов для перекачки казахстанской нефти.

Геополитический вопрос
На прошлой неделе член Европейской комиссии Андрис Пибалгс, который отвечает за вопросы энергетики, заявил, что с учетом конфликта между Россией и Грузией Европейскому союзу (ЕС) следует уделить еще большее внимание вопросу диверсификации поставок энергоресурсов. Он подчеркнул, что теперь диверсификация источников и маршрутов поставок энергоресурсов стала еще более важной задачей. При этом был затронут вопрос о проекте газопровода «Набукко», т.к. события на Кавказе привели к тому, что политическое желание устранить все препятствия, стоящие перед этим проектом, стало сильнее.

Как отмечает руководитель аналитического отдела журнала KazEnergy Артем Устименко, для руководства ЕС, и Андриса Пиебалгса в частности, подобные заявления не новы. Диверсификация энергопоставок имеет явный геополитический подтекст, иными словами, ослабление влияния России на континентальные энергетические отношения, и давно является одним из ключевых приоритетов для единой Европы. По сути, в этом нет ничего странного: ЕС стремится минимизировать возможность использования Россией энергопоставок в качестве инструмента масштабного политического давления как на Брюссель, так и на страны ЕС в отдельности.

В этом направлении проводится активная многоходовая деятельность, которая, однако, принесла только один реально видимый практический результат - это создание трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и переориентация каспийско-азербайджанского направления на Турцию.

В то же время данные шаги вызвали масштабную ответную реакцию России, которая вовсе не заинтересована в потере своего влияния на систему энергопоставок в Европу. Причем реакция России носила комбинированный политико-экономический характер, ограничивающий свободу маневра для соседних стран, на которые оказывает давление.

Возможности для Казахстана
Стоит отметить, что Казахстан высказал заинтересованность в транспортировке нефти не только по БТД, но и еще по одному «антироссийскому» трубопроводу - Одесса-Броды-Плоцк в случае предоставления Украиной технико-экономического обоснования. Такое заявление сделал казахстанский посол Амангельды Жумабаев на пресс-конференции в прошлый четверг в Киеве.

Как пояснил «Къ» заместитель директора центра актуальных исследований «Альтернатива» Ильяс Карсаков, в настоящее время имеется несколько трубопроводов через территорию России: КТК, Атырау-Самара, Балтийская трубопроводная система (БТС), а также в Китай - «Атасу-Алашанькоу». Казахстан придерживается многовекторной политики, а это предполагает разные рынки сбыта, не зависящие друг от друга.

По его словам, с приходом крупных инвесторов в нефтегазовый сектор львиная доля казахстанской нефти прокачивается через территорию России, которая получает значительную выгоду от этого. Но политика Казахстана учитывает и собственные интересы, поэтому стратегически важно иметь альтернативные маршруты поставки нефти.

При этом, если рассматривать проекты, предусматривающие диверсификацию экспорта углеводородов Казахстаном, то в настоящее время приоритетными остаются рынки Западной Европы и Китая как наиболее платежеспособные и заинтересованные в казахстанских энергоресурсах.

Кроме того, Ильяс Карсаков отмечает, что существует возможность транспортировки нефти через Иран, но в настоящее время большинство компаний, добывающих нефть на Западе Казахстана, являются западноевропейскими либо американскими. А они вынуждены придерживаться санкций в отношении Ирана, введенных странами Запада. Поэтому самый рентабельный и дешевый маршрут казахстанской нефти на мировые рынки сдерживается политической конъюнктурой и в настоящее время малоперспективен. Транскаспийский или трансазиатский трубопроводы через территорию Индии и Пакистана - это пока только проекты.

«Также нет уверенности в безопасности транспортировки казахстанской нефти по БТД, - говорит Ильяс Карсаков. - В настоящее время вполне вероятна возможность террористических актов. И пока грузинская сторона не сможет обеспечить безопасность прокачки, Казахстану придется воздержаться от такой транспортировки».

Артем Устименко отмечает, что, с экспертной точки зрения, БТД изначально представлял собой крайне нестабильный вариант для альтернативного экспорта казахстанской нефти.

Будучи откровенно геополитическим проектом, БТД не мог избежать ответных действий со стороны России при любом стечении обстоятельств. Несмотря на все заверения об устойчивости маршрута, он представляется довольно уязвимым не только в случае сохранения нестабильности в отношениях между Москвой и Тбилиси, но и в случае вполне вероятного возобновления армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха, где он станет одной из главных возможных целей.

Российско-грузинский кризис резко понизил необоснованно разрекламированную значимость для Казахстана БТД и иных маршрутов по территории Закавказья. И в обозримой перспективе вряд ли они смогут получить преимущество перед традиционными направлениями энергетического экспорта. «Теперь нам нужно решать, что делать с уже существующими казахстанскими энергоактивами в Грузии, в частности с портом Батуми, востребованность которых в ближайшем будущем весьма проблематична», - поясняет аналитик. Также он отмечает, что в складывающейся обстановке не нужно «идти на принцип», жертвуя национальными интересами ради стремления диверсифицировать поставки. Такое решение больше отвечало бы стратегическим целям других государств.

Также руководитель Центра международных исследований Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде первого президента РК Аскар Нурша поясняет, что вопрос транспортировки казахстанской нефти по нефтепроводу Одесса-Броды поднимается украинской стороной не первый год. В данном вопросе Казахстан исходит прежде всего из экономических расчетов, принимая во внимание то, насколько может быть выгоден данный маршрут для казахстанских производителей. Таким образом, перспективы участия Казахстана в проекте Одесса-Броды зависят от того, какие конкурентные преимущества украинские партнеры готовы предоставить Казахстану в этом проекте.

Выбор делать не обязательно
Не секрет, что накал борьбы за энергетические ресурсы со временем только возрастает. Как считает Ильяс Карсаков, любое государство, которое обладает этими стратегическими ресурсами, вполне оправданно может использовать это преимущество в своих интересах. Он приводит в пример опыт развитых стран, которые не дают другим государствам покупать ноу-хау, продавая даже не вчерашние, а позавчерашние технологии. Если взять Казахстан, то с 1992 года более 90% инвестиций приходится именно на нефтегазовый сектор. При этом ни одна западная компания не инвестировала деньги в строительство новых НПЗ, а вкладывает только в добычу. Иными словами, конкурент, который будет выпускать продукцию, полученную с использованием современных технологий, на западном рынке не нужен.

«Казахстан, может быть, и может идти параллельным путем, но не должен идти в чьем-то фарватере», - говорит Ильяс Карсаков.

Артем Устименко также полагает, что ухудшение отношений между Россией и Западом вынуждает Казахстан делать стратегический выбор в пользу одного из полюсов притяжения. Тактика балансирования в нынешних условиях может иметь негативные последствия. Тем не менее, это вовсе не означает необходимости определенного свертывания энергетического сотрудничества, в частности с Западом, так как у государства есть свои стратегические цели и курс развития. В какой-то степени может быть затронуто участие республики в трубопроводных проектах в обход России. Но вряд ли западный бизнес потеряет интерес в своем присутствии в Казахстане.

«Я полагаю, что как один из вариантов следует изучить возможность дальнейшего усиления роли государства в экономике, и меньше полагаться на «либеральность» мировых рынков и международных финансовых структур, делая ставку на развитие отечественного производства», - считает Аскар Нурша.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif