Перейти к основному содержанию
2395 просмотров

Непрозрачные компании

Листинг казахстанских компаний за рубежом сократится, уверен управляющий партнер юридической фирмы GRATA Рашид Гайсин. Об этом и о роли юристов при выходе компаний на первичный рынок капитала посредством IPO он рассказал в интервью «Къ».

Непрозрачные компании

Непрозрачные компании
Непрозрачные компании Листинг казахстанских компаний зарубежом сократится, уверен управляющий партнер юридической фирмы GRATA Рашид Гайсин. Об этом и о роли юристов при выходе компаний на первичный рынок капитала посредством IPO он рассказал в интервью «Къ».

- При выходе компании на первичный рынок капитала посредством IPO одним из участников процесса являются юристы. Какая роль им отводится?
- При листинге юристы активно вовлечены в процесс структурирования сделки, подготовки проспекта эмиссии и других документов, активно проводят дью дилидженс (правовой аудит - Прим. ред.).

- Как вы считаете, текущее состояние нормативно-правовой базы Казахстана препятствует или стимулирует привлечение инвестиций посредством IPO?
- На самом деле, когда мне задают вопросы о законодательстве Республики Казахстан и о том, чтобы я предложил в нем изменить, я отвечаю, что основная проблема не в наличии или отсутствии хороших или плохих законов, а в том, насколько они соблюдаются. Главными нарушителями законов являются отечественные компании, которые имеют непрозрачную структуру собственности и финансовых потоков. Этот фактор значительно препятствует привлечению инвестиций посредством IPO.
Что касается законов, они у нас являются самыми передовыми в Центральной Азии, более того, наше законодательство по ценным бумагам шагнуло далеко вперед, гораздо дальше, чем развитие самого фондового рынка.

- Что, на ваш взгляд, необходимо менять в оперативном порядке?
- Вы знаете, я, может, отвечу жестко, но так называемый кризис расставляет все на свои места, совсем недавно мы разговаривали с одним из топ-менеджеров Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР) в Казахстане. Раньше у них была проблема с тем, что казахстанские заемщики очень неохотно пытались финансироваться у них, потому что требования ЕБРР по раскрытию информации очень жесткие. Но в связи с тем, что казахстанские банки не хотят или не могут кредитовать определенные отрасли экономики, у компаний практически выбора не остается. Это рынок, он расставляет все на свои места, он говорит: «Вы хотите профинансироваться путем выхода на биржу, то есть привлечь новых акционеров путем продажи ценных бумаг, тогда раскройте, пожалуйста, информацию о себе». Так как мы живем в рыночных условиях, конкуренция и осведомленность населения ставят высокую планку развития для казахстанских компаний. Либо они должны будут совершенствоваться и предоставлять полную информацию о себе и развиваться, либо они будут вынуждены уйти с рынка, потому что у них не будет достаточно финансирования или их бизнес-партнеры и клиенты начнут отворачиваться от них. Таким образом, выигрывать, привлекать средства будет тот, кто открыт и понятен. Рынок заставит менять структуру организации.

- GRATA имеет практический опыт по выводу предприятий на IPO. Расскажите, с какими основными проблемами вы сталкивались при выводе казахстанских компаний?
- Мы работали по IPO Халык банка, ENRC. Сейчас работаем еще над рядом интересных проектов. Наверное, основная проблема, с которой я и члены нашей команды сталкивались, это то, что менеджмент и акционеры казахстанских компаний не всегда готовы предоставить информацию. Во время юридического аудита раскрывается очень много потенциальных проблем и рисков, которые мы, как юристы, обязаны рассмотреть в рамках проспекта эмиссии. Проспект эмиссии - официальный документ, который готовится компанией-эмитентом и содержит существенную информацию об эмитенте и его ценных бумагах. Одним из основных разделов являются так называемые риски, которые состоят из большого количества подразделов, таких как экологические, технологические, риски законодательства, политические и прочие.
На мой взгляд, информация о потенциальных рисках в проспекте эмиссии является одним из ключевых факторов для принятия решений. Итак, неподготовленность менеджмента и акционеров к раскрытию информации и наличие неразрешаемых проблем являются основными преградами при выводе казахстанских компаний на IPO.
Дело в том, что рынок ценных бумаг за рубежом прошел очень длинный путь, когда компании- инвесторы разорялись вследствие неверно указанной информации. Тот же путь предстоит пройти Казахстану. Это рынок, в котором инвестор всегда стоит перед дилеммой: риск или прибыль.

- В 2006-2007 годы были периоды пика, когда казахстанские компании выходили на мировые рынки капитала посредством IPO. С учетом финансового кризиса, который наблюдается в 2008 году, может ли сохраниться тенденция прошедших лет?
- Я думаю, что увеличение тенденции на этом рынке не ожидается, и листинг компаний из Казахстана за рубежом в этом году сократится. На мой взгляд, осталось всего несколько компаний горнорудного сектора, нефтегазового, также я знаю, что «Самрук», правительство Республики Казахстан очень активно прорабатывают возможность листинга на зарубежных фондовых рынках ряда дочерних компаний «Самрук». Компании, запланировавшие свой выход на рынок IPO и листинг на 2008-2009 годы, на данный момент отложили свои планы на несколько поздний срок. Причиной является то, что цены на акции, кроме акций компаний сырьевого сектора, скорее всего не получат адекватной оценки.

Иногда случается так, что компании посредством IPO закрывают свои долгосрочные задолженности. Однако большинство компаний привлеченные средства направляют на развитие, слияния и поглощения, что доказывает количество сделок, совершенных, например, «Казахмысом» за три года. На мой взгляд, 2008-2009 годы будут годами слияний и поглощений.

7378 просмотров

Почему казахстанские тепличные овощи в несколько раз дороже зарубежных

Что влияет на ценообразование и отчего такая разница, выяснял «Курсив»

Фото: Офелия Жакаева

Тонна местных тепличных помидоров стоит $332, украинских – $120. Цена отечественных тепличных огурцов – $490 за тонну, молдавских – $274.

Как у них

Разброс цен от $100 до $400 происходит по многим причинам. Консультант ЕБРР, старший эксперт из Нидерландов Ян Энтховен, уверен, что увеличить урожайность можно прежде всего за счет инвестирования в технологии и знания.

«В Нидерландах используется высокотехнологичное оборудование: метеостанции, которые обеспечивают обогрев и освещение. Микроклимат в теплицах регулируется компьютером. Там много датчиков и приборов, которые позволяют гидрометеостанции, расположенной снаружи, измерять температуру и влажность, направление ветра, солнечное излучение, радиацию. Все это нужно знать, чтобы было понятно, сколько воды необходимо для ирригации. Скорость ветра важна, чтобы знать, когда открывать окна. Нужен также датчик дождя, чтобы закрыть окна. Есть возможность делать и охлаждение, которое требуется в Саудовской Аравии», – рассказал Ян Энтховен.

Возможно, предполагает эксперт, это понадобится и в Казахстане. «Настройки проводятся агрономом, который знает соответствующие компьютерные программы, умеет с ними обращаться, настраивать нужные режимы. В будущем такие настройки будут проводиться искусственным интеллектом. Человек должен будет делать пять-шесть базовых настроек, а не 20–30, как сейчас. А дальше будет работать искусственный интеллект. То есть теплицу построить легко, а вот обучить специалиста намного труднее», – отметил г-н Энтховен.

Он выступил одним из спикеров IХ Центрально-Азиатского торгового форума в Шымкенте, где казахстанские сельхозпроизводители получили возможность узнать, как повышают эффективность работы теплиц в ведущих странах-экспортерах сельскохозяйственной продукции. Однако далеко не все рекомендации зарубежного гостя применимы к местным реалиям.

Как у нас

Председатель ассоциации теплиц Туркестанской области Мырзахмет Снабаев отметил в комментариях «Курсиву», что нидерландские методы выращивания тепличных овощей не подходят южному региону Казахстана.

«Если в Нидерландах высота теплиц доходит до 11 метров, то у нас они не выше восьми метров. Причина – сильные ветра, которых нет в Нидерландах. Но чем выше теплица, тем она более рентабельна, так как там проще регулировать климатические условия. Далее, у нас очень жарко, а охлаждение воздуха – это дополнительная электроэнергия. На обогрев и освещение 1 га потребление электроэнергии составляет 1 МгВт/час. У нас в области теплицы занимают 1600–1700 га. Потребление электроэнергии в Туркестанской области – 250 МгВт/час. О том, чтобы делать досвет (увеличение светового дня – «Курсив»), как это практикуется в ведущих странах-экспортерах сельхозпродукции, мы даже не мечтаем. Нам приходится только строить теплицы, которые работают на естественном солнце», – подчеркнул г-н Снабаев.

Между тем Ян Энтховен рассказал, что в Нидерландах с каждым годом благодаря теплицам уменьшается объем используемой земли, а урожайность при этом растет.

«Примерно 10 тыс. га используется в тепличном растениеводстве в Нидерландах. У нас всего 17 млн населения. При этом 50% теплиц используется для цветов и декоративных растений, остальные – под овощами. Примерно 1900 га занимают теплицы с томатами, что позволяет производить в год около 935 млн кг. В среднем собираем 49 кг с квадратного метра. Под огурцами 550 га, собираем около 350 млн кг в год, в среднем 65 кг с квадратного метра», – поделился опытом эксперт.

А в южном регионе Казахстана, напротив, наращивают мощность теплиц за счет территорий. Так, по данным Ассоциации теплиц Туркестанской области, в Сарыагашском районе планируется начать строительство теплицы на 500 га.

Сальдо-бульдо

Безусловно, некорректно сравнивать тепличное хозяйство Нидерландов и Казахстана, так как история тепличного разведения сельхозпродукции в Нидерландах насчитывает более 100 лет, тогда как в Казахстане это относительно новое направление в сельскохозяйственной отрасли.

Но для того, чтобы понять, что можно применять, а что не подходит нашим реалиям, необходимо провести анализ. К примеру, в целях экономии в Нидерландах используют для орошения теплиц дождевую и повторную воду. И если с дождевой водой на юге Казахстана априори ничего не получится, то с повторно используемой ситуация неоднозначная.

Предприниматель из Шымкента Ержан Нурбеков рассказал «Курсиву», что использовать повторную воду можно, но для этого необходимо приобрести оборудование, которое стоит от $100 тыс.

«Но даже через несколько лет эти затраты себя не окупят, так как мы покупаем его за валюту, а огурцы и помидоры продаем за тенге. Кроме того, 60–65% всех расходов составляет оплата за газ и электроэнергию. Кокосовая стружка стоит от $3 за кг, минеральная вата – от $1, но с ней сложнее работать, и она дает более низкий урожай. Семена огурцов и томатов – от $80 до $600 за 1 тыс. семян. Я в этом году на 2 га высадил семян на $40 тыс. На 1 га у нас в теплице расходов около 35 млн тенге за сезон. А в год – 50 млн», – рассказал о своих расходах бизнесмен.

Он уверен, тепличникам необходимо субсидирование, отмененное в 2018 году. «Это было существенной помощью от государства – возмещение 30% от всех затрат. Кроме того, газовики продолжают накладывать на нас штрафы. Единственное отличие в том, что раньше заключали договоры с предоплатой определенного количества газа на год, а сейчас – на месяц. В октябре я оплатил 300 кубов газа. Но было тепло, и я выбрал только 80% от заявленного объема. И меня уже оштрафовали. Теперь вот договариваюсь», – говорит Ержан Нурбеков.

По данным ЕБРР, самый крупный производитель томатов в мире – Китай. Здесь производится примерно треть всего объема этой культуры. В среднем собирают по 5,8 кг с кв. м в год. Далее идет Испания, которая производит больше, чем Голландия, но в среднем также собирает 5,8 кг с кв. м (данные по сбору томатов как в теплицах, так и на открытом грунте – «Курсив»). Нидерланды в среднем собирают 5,3 кг с кв. м. В Казахстане эти показатели значительно скромнее – около 3 кг на кв. м.

Однако, как было отмечено экспертом Яном Энтховеном, потенциал в нашей стране очень высокий.

Медвежья услуга?

Еще один показатель успешности любого проекта – подготовка кадров. Ян Энтховен отметил, что это очень важное направление. «Я видел проекты, где вкладывали значительные средства в оборудование, но не в подготовку кадров. И знаете, хорошее оборудование не давало результатов», – подчеркнул эксперт.

В Шымкенте и Туркестанской области с высококвалифицированными специалистами проблем нет. При строительстве теплиц их обучали эксперты из Нидерландов. Но сложности возникли там, где их никто не ждал.

Предприниматели Туркестанской области рассказали «Курсиву», что из-за нехватки рабочих рук не добирают до 20–30% урожая. Председатель ассоциации теплиц региона Мырзахмет Снабаев отметил, что сейчас найти рабочих в теплицы крайне сложно. Если раньше в теплицах работали в основном женщины, то теперь они предпочитают сидеть дома, получая от государства пособия. Таким образом, по утверждению предпринимателей, дефицит рабочей силы в теплицах Туркестанской области сегодня составляет примерно 50%.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance